Читать онлайн Блейз Уиндхем, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 215)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Блейз Уиндхем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Праздник в честь дня рождения Блейз завершился, и ее сестры отправились домой на следующий день, с тем чтобы вернуться сюда опять за неделю до Рождества вместе со всей семьей. Блисс и Блайт сияли от счастья и, несмотря на холод, гордо гарцевали верхом бок о бок с будущими мужьями. В экипаже забилась в угол Дилайт — еще никогда в жизни она не испытывала такой тоски. Блейз была явно счастлива в браке, близнецы нашли любовь с первого взгляда. Дилайт знала, что отец с радостью согласится на предложение лорда Кингсли и эрла Марвудского. Похоже, весной в Эшби будут праздновать сразу две свадьбы.
Дилайт вздохнула в остром приступе жалости к себе. В следующем июне ей исполнится четырнадцать лет, она уже почти взрослая. Она готова выйти замуж — как и три ее старшие сестры. Почему же этого никто не понимает? Почему Энтони Уиндхем не замечает ее? Дилайт видела, что понравилась матери Энтони. И леди Дороти мечтала женить сына. Почему же эта добрая леди так и не поняла, что Дилайт Морган — идеальная пара для Энтони Уиндхема?
Слеза скользнула по округлой щеке Дилайт, и она порадовалась, что Блисс и Блайт предпочли отправиться в путь верхом. Подумать только, как они стали бы насмехаться, заметив, что их младшая сестра грустит! Только Эдмунд понял истинную глубину чувств, которые Дилайт испытывала к Энтони. Вечером, когда Дилайт изводилась от отчаяния, Эдмунд усадил ее рядом с собой и сказал, что мужчина, который когда-нибудь женится на ней, будет самым счастливым из смертных. А потом Эдмунд добавил, что Тони уедет ко двору после двенадцатой ночи. Дилайт заплакала, уткнувшись в его обтянутое бархатом плечо, и Эдмунд принялся утешать ее, угощая сладостями и уверяя, что Тони ее не стоит. Но Эдмунд ошибался!
Вспоминая об этом, Дилайт плакала все горше, вдруг осознав, что чувствует себя просто ужасно. У нее болела голова, к горлу подступала тошнота, а живот то и дело стискивала судорога. В отчаянии она свернулась в тугой комочек и попыталась заснуть. Но по прибытии домой, в Эшби, она втайне порадовалась тому, что ее плачевному состоянию родители уделили больше внимания, чем новостям близнецов. Мать отослала ее к старой Аде, и та, раздевая Дилайт, обнаружила причину отчаяния девушки.
— Посмотрите, миледи, вы только посмотрите! Разве я не говорила, что Дилайт уже совсем взрослая? Вот вам и доказательство! Я никогда не ошибаюсь! — бормотала довольная старуха. Она взяла запачканные кровью нижние юбки девушки и протянула их служанке. — Отнеси это в прачечную, Маб!
Дилайт чуть не закричала от радости, когда события приняли удачный оборот. Внезапно она почувствовала себя лучше. Теперь никто не посмеет сказать, что она слишком молода для замужества! У нее появился шанс завоевать любовь Энтони Уиндхема, и на Рождество она задумала сделать решительный шаг. Она стояла неподвижно, пока старая Ада мыла ее, а мать объясняла, как следует следить за собой женщине в таком состоянии. Получив ложечку подогретого вина и уютно устроившись в постели, которую согревал обернутый фланелью горячий кирпич, Дилайт погрузилась в приятные мечты .
…Восемнадцатого декабря все семейство Морганов вместе с несколькими слугами явилось в Риверс-Эдж.
— Надеюсь, мы не стесним хозяев, — тревожилась леди Розмари, не имеющая ни малейшего представления о размерах дома, в котором теперь хозяйничала ее старшая дочь. — Слишком уж нас много. Да еще теперь, когда Блисс и Блайт помолвлены, их женихи наверняка будут крутиться рядом.
И мать лорда Кингсли, вдова, тоже приглашена. Надеюсь, ей понравится Блайт.
— Несомненно, — успокаивал жену лорд Роберт, — Блейз не стала бы приглашать нас всех, если бы знала, что в доме не хватит места. Что же касается леди Кингсли, я убежден, ей сразу понравится Блайт.
Но Розмари Морган по-прежнему тревожилась. Однако едва она заметила вдалеке силуэт Риверс-Эджа, ее хорошенькие губки изумленно приоткрылись.
— Да ведь это дворец! — выдохнула она, ибо хотя никогда и не видела дворцов, не сомневалась: они должны выглядеть так же величественно, как этот дом.
— Да нет, просто богатый дом, — отозвался ее муж. В жизни он повидал больше, чем его жена, но, хотя и не подавал виду, сейчас он тоже был потрясен этим великолепным строением, которое стало домом его дочери.
Экипажи, в которых разместились лорд Морган, его семейство и слуги, скатились вниз с холма через деревню и вскоре въехали на просторный двор Риверс-Эджа. Пока Морганы и их челядь выбирались из экипажей, Блейз и Эдмунд радостно приветствовали их, выбежав из дома при первом же стуке колес. С такой же быстротой они потащили гостей в дом, где в комнатах жарко пылали камины.
— Мы пригласили только своих родственников или будущих родственников, — извинился Эдмунд. — Надеюсь, праздник не покажется вам скучным, леди Морган.
— Нет, милорд, больше всего я люблю общество родных, — отозвалась Розмари Морган, быстрым взглядом окидывая шеренгу из двадцати слуг, выстроившихся в большом зале.
Блейз ждала прибытия сестер, прежде чем начать украшать дом, и потому на следующее утро, когда мужчины отправились охотиться на кабана, женщины принялись готовить гирлянды. Вернувшись вечером с пустыми руками, мужчины обнаружили, что женщины провели день не без пользы. Риверс-Эдж был увешан гирляндами вечнозеленых растений — остролиста, самшита и лавра. Комнаты наполнял сладковатый сосновый аромат, повсюду были приготовлены рождественские свечи — подобие вифлеемской звезды. Свечами были уставлены все столы в доме.
Энтони Уиндхем был единодушно избран Лордом Беспорядком, и он тут же предложил игру в жмурки. Даже Блейз присоединилась к игре по совету супруга и вскоре веселилась не меньше самых младших из гостей. Дилайт намеренно попалась Энтони, и на вопрос, какой фант она согласна отдать, смело ответила: «Поцелуй!» Узнав свою жертву по размерам и голосу. Тони вовремя повернул голову, и, к вящему разочарованию Дилайт, она лишь скользнула губами по его щеке, что, разумеется, не входило в ее планы. Но прежде чем она сумела возразить, ей завязали глаза и поручили водить в игре.
Двадцать первого декабря, в день святого апостола Фомы, гостей поместья развлекали дети из девяти деревень Лэнгфорда, пришедшие петь здравицу в большой зал Риверс-Эджа. Тонкие юные голоса повторяли строки здравицы, обращаясь к хозяину, хозяйке и их гостям. Каждый из певцов был вознагражден серебряным пенни, и лорд Роберт с женой восхитились щедростью зятя.
Двадцать третьего декабря охота джентльменов наконец увенчалась успехом, и громадный кабан с безобразными кривыми клыками был доставлен домой подвешенным на двух шестах. Маленький Гевин Морган, которому вскоре должно было исполниться шесть, гордо ехал впереди охотников, торжествующе трубя в охотничий рожок. Он впервые побывал на охоте со взрослыми, и всю последующую ночь не мог заснуть от возбуждения.
Двадцать четвертого декабря святочное полено было вырублено из ствола поваленного ясеня, доставлено в зал поместья и положено в большом камине. Все домочадцы — от последней судомойки до самого эрла — подталкивали и пропихивали полено в камин, пока оно не улеглось на предназначенное ему место, что всеми было сочтено хорошим признаком.
Долг призывал Блейз, как хозяйку Риверс-Эджа, зажечь святочное полено. По обычаю каждый год полено зажигали от горящей лучины из полена, сожженного в прошлом году.
Весь год лучина покоилась под кроватью хозяйки дома.
Поскольку в прошлом году Эдмунд Уиндхем не праздновал Рождество, пребывая в трауре после смерти жены, то теперь Блейз подали лучину из последнего святочного полена Кэтрин Уиндхем. Глаза супругов встретились, когда Блейз поднесла пылающую лучину к сухому полену, и почему-то ей показалось, что благодаря этому простому поступку она по-настоящему стала женой Эдмунда, графиней Лэнгфорд. Кэтрин Уиндхем, душа которой ныне упокоилась на небесах, осталась только в воспоминаниях.
А потом все долго пели и смеялись. Святочное полено горело ярко-золотым пламенем в огромном камине зала, все пили эль и поднимали тосты за веселое Рождество. С галереи для музыкантов неслись бравурные звуки. К горячей рождественской сладкой каше на молоке с корицей подавались святочные лепешки. Особенно порадовались такому угощению слуги, которым нечасто доводилось лакомиться сахаром.
Незадолго до полуночи гости отправились в церковь святого Михаила и добрались до нее через час, когда на колокольне церкви, как и по всей Англии, колокола вызванивали славу Рождеству. Они восхваляли не только рождение Христа, но и появление христианства, возвещенное этим рождением. Выйдя из экипажей, эрл, его родные и гости ступили в церковь, чтобы выслушать первую из рождественских служб.
Ночь выдалась темной и тихой. Звезды высоко в небе казались такими же блестящими и огромными, как в ту самую ночь, когда родился Спаситель. Из церкви святого Михаила неслись чистые голоса певчих, вознося песнопения к небесам:
— Venite adoremus, Dominum! Приидите, Господу поклонимся!
— Gloria! Gloria in excelsis Deo! Слава! Слава Господу Всевышнему!
Внутри церкви негде было и яблоку упасть — решительно все, от дряхлых стариков до детей, едва научившихся ходить, собрались сюда из окрестных деревень и ферм Майклсчерча и Уэйтона, чтобы выстоять рождественскую службу вместе с эрлом и прекрасной графиней. Блейз не верилось, что она может испытать большее счастье, чем в этот миг, когда она стояла, сжимая руку мужа, окруженная близкими и родными. Еще только одно событие могло превратить ее жизнь в сущий рай — рождение ребенка. «Только бы это случилось в будущем году, — молилась она. — О Господи, дай мне на следующее Рождество стоять в твоей церкви, держа на руках ребенка!»
Вернувшись домой, она позаботилась о том, чтобы поудобнее устроить всех гостей, прежде чем сама отправилась в спальню.
— Я уже отослала Геарту спать, — объяснила она Эдмунду. — И вам придется стать моей горничной, милорд.
— Более приятных занятий просто не бывает, дорогая, — отозвался ее муж, распуская шнуровку на спине Блейз. Расправив осыпанный драгоценными камнями лиф, он просунул ладони под кофточку впереди, подхватив грудь. Дразняще лаская большими пальцами ее соски, Эдмунд усмехался, чувствуя, как нежная плоть затвердевает под его прикосновениями. Груди Блейз налились и затвердели, пока он покрывал поцелуями ее округлое плечо и шею.
В истоме что-то забормотав, Блейз выгнула спину, прижимая ягодицы к чреслам мужа и покачивая бедрами. Почувствовав, как его копье удлинилось и затвердело, Блейз улыбнулась в свою очередь.
— Плутовка! — простонал он сквозь стиснутые зубы, а Блейз продолжала ласки.
Рассмеявшись, она вдруг высвободилась из объятий мужа. Повернувшись к нему лицом, она распустила пояса юбок, позволив им соскользнуть на пол. Переступив через разноцветный ворох ткани, она стащила кофточку через голову, и теперь была обнажена — если не считать бархатных туфелек и черных чулок.
— Подайте мне ночную рубашку, сэр, — шутливо приказала она супругу.
Карие глаза Эдмунда Уиндхема вспыхнули от острого желания, когда он взглянул на свою прекрасную жену. Быстрыми движениями он избавился от одежды и застыл обнаженный, не скрывая своего возбуждения. Поймав Блейз за руку, он повел ее к постели.
— Вы забыли обувь! — запротестовала она.
Эдмунд снял туфли с узких ступней жены, а затем не торопясь стащил с нее чулки с подвязками.
— Не могу больше ждать, — простонал он. — Ты сводишь меня с ума! Такой пытки не выдержит ни один смертный!
— Я готова для вас, мой страстный супруг, — прошептала она, подставляя ему губы.
В его поцелуе стон отчаяния смешался со вздохом облегчения, пока он погружал меч в ее пылающие ножны. Как всегда, Блейз охотно приняла его и была так же рада угодить ему, как и испытать наслаждение.
Блейз ощущала, как он заполняет ее, и почти сразу достигла восхитительного состояния блаженства, которое каждый раз вызывал у нее муж. Разве плохо наслаждаться таким небесным союзом мужчины и женщины? Блейз еще стеснялась спросить об этом у матери, и кроме того, подозревала, что заводить подобные разговоры не подобает. Она не могла дождаться дня, когда Блисс и Блайт выйдут замуж, чтобы поделиться с ними своим восхищением, но надеялась, что и они будут наслаждаться супружеской жизнью не меньше ее самой.
Она слабо вскрикнула, достигнув первой вершины, а после этого волны блаженства стали накатывать на нее одна за другой. Она радостно приподнималась навстречу мощному копью, стонала, когда оно погружалось все глубже в нежную плоть. Только бы судьба не лишила ее таких радостей!
Наконец возбуждение эрла перешло все пределы, и он выплеснул сок любви в золотую чашу жены, прежде чем рухнуть ей на грудь.
— Господи, как я люблю тебя, — задыхаясь, прошептал он ей на ухо.
«Наверняка теперь у нас будет ребенок, — сонно думала она, когда муж отстранился и лег рядом с ней. — На следующее Рождество у нас будет сын!»
Рождественский обед подали вечером, и леди Морган вновь была ошеломлена обилием яств. Устрицы и рыба так далеко от моря были роскошью, в которой леди Морган не могла себе отказать. Мужчины охотно поглощали устриц, принесенных в дубовых блюдах, наполненных колотым льдом. Они с треском открывали раковины, проглатывали целиком их холодное содержимое и обменивались с дамами замечаниями по поводу пикантного вкуса этого кушанья.
Внесли огромные блюда тонко нарезанного розового лосося с гарниром из кресс-салата, а за ними — отварного карпа, креветок в белом вине, омаров, щуку, миногу, тушенную в красном вине с кервелем, камбалу в сливочном соусе и марсале. Форель из собственных ручьев эрла была подана с лимоном. Сестры Блейз пришли в восхищение, ибо они еще никогда не видели лимонов, и потом еще долго обсуждали, почему такой красивый на вид плод обладает столь пронзительно-кислым вкусом.
Среди первых перемен блюд оказалась и каша на говяжьем бульоне с черносливом, сахаром, коринкой, изюмом и такими редкими пряностями, как кардамон, имбирь, мускатный орех и сладкое вино. Традиционное рождественское блюдо было встречено взрывом восторга гостей.
Затем следовала свежая оленина — не далее как вчера охотники загнали оленя, — говядина, запеченная на раскаленных камнях, розовая ветчина и полдюжины ножек молодых барашков, зажаренных с чесноком и розмарином.
Лебедь, фазан и павлин были приготовлены в перьях и поданы на сияющих золотых блюдах. За ними последовали каплуны в лимонном соусе, пироги с голубями, жаворонки и кролики, и десяток откормленных гусей и уток с хрустящей золотистой корочкой, политых соусом из чернослива и вишни. На столе красовались блюда салата и горошка, тушенного в белом вине, а также пышные белые булки и свежее масло.
Рождественский пир достиг апогея, когда в зал внесли кабанью голову. По обычаю чести нести блюдо удостаивался самый младший из сыновей дома, но поскольку в Лэнгфорде по-прежнему не было наследников, Эдмунд препоручил эту задачу Гевину Моргану. Юный Гевин, которому недоставало всего трех месяцев до шестилетнего возраста, был слишком мал, чтобы удержать тяжелую кабанью голову, уложенную на блюдо, с яблоком во рту, увенчанную листьями розмарина и лавра. Потому поднос поставили на украшенную тележку, и мальчик гордо вкатил ее в зал под бурные возгласы и хор гостей, приветствующих голову положенным по обычаю песнопением.
— Это лучшее Рождество на моей памяти, — тихо сказала Блейз мужу.
— И для меня оно самое счастливое. Потому, что теперь ты моя жена, — ответил Эдмунд, окидывая ее любящим взглядом.
Слуги убрали тарелки и блюда и заменили их обильным и разнообразным десертом. Здесь были сладкая мальвазия с хрупким сахарным печеньем; засахаренные бутоны роз, фиалок и похожего на сельдерей дягиля; пирожные с сушеными яблоками, вишнями и сливами, покрытые толстым слоем взбитых сливок; пироги, пропитанные сладкими, как мед, винами; нежные рассыпчатые пирожки с начинкой из вишен. Младшим членам семейства особенно пришлись по душе марципаны в виде различных фигурок — цветов, плодов, животных и звезд, посыпанные разноцветной сахарной пудрой.
А потом прибыла труппа актеров, составленная из жителей двух ближайших деревень. Они непрестанно извинялись перед хозяином дома, ибо если бы не обычай, то они не посмели бы явиться. К смущению и стыду актеров, вскоре выяснилось, что они злоупотребили крепким сидром, присланным хозяином имения в деревни. Время пролетело незаметно, и приблизилась полночь — час мессы.
Прежде чем Эдмунд Уиндхем успел утешить актеров, заговорила его жена:
— Добрые люди, вам не о чем жалеть. Вы явились сюда в благословенный день Рождества, чтобы оживить и почтить наш праздник. Начинайте представление, и да благословит вас Бог!
Черные от сажи лица актеров немедленно расплылись в улыбках.
— Да благословит Бог ее светлость и одарит ее сыном к следующему Рождеству! — в один голос закричали они.
Обычай требовал от актеров мазать лица сажей, ибо считалось, что это приносит удачу и самим комедиантам, и хозяевам дома. Даже если кто-то и узнавал актеров, то не подавал и виду.
Комедианты разыграли рождественскую пьесу, в которой участвовали святой Георгий, покровитель Англии, турецкий воин и дракон, которых предстояло победить святому.
Костюмы были незамысловатыми, и потому актерам пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить зрителей поверить в реальность происходящего. Тем не менее труппа оказалась довольно искусной. Когда святой Георгий, победив дракона, был смертельно ранен коварным турком, четвертый персонаж пьесы, лекарь-шарлатан, вышел вперед, чтобы исцелить поверженного героя. Под громкие ободряющие крики зрителей лекарь испробовал сначала одно, а затем другое снадобье, пока не открыл волшебный эликсир, который мгновенно поставил на ноги храброго святого.
Турок выкатил глаза, оскалил зубы и затопал ногой при виде свершившегося чуда. Он начал пугать громко визжащих от страха и удовольствия детей, но вскоре лишился такой власти, ибо исцеленный герой вызвал турка на поединок и победил его под ликующие крики зрителей. Все согласились, что лучшего представления им еще не доводилось видеть. Труппу громко хвалили и многократно благодарили, прежде чем наградить кошельком серебра и отослать на кухню, где были припасены лепешки и эль, На следующий день после Рождества в церкви читали службу по святому Стефану, первому мученику христианства. А потом наступил день подарков. Особую кружку для подаяний в церкви торжественно вскрыл отец Мартин, и собранные деньги были розданы беднякам всей округи. Лучшему из коней эрла пустили кровь — чтобы в следующем году все лошади поместья были здоровы.
Празднества в Риверс-Эдже продолжались на протяжении всех двенадцати дней Рождества. В сочельник на всех окрестных холмах зажгли костры, а колокола возвестили пришествие нового, 1522 года Господня. Утром после наступления нового года члены семейства обменялись подарками. Эдмунд преподнес Блейз элегантный плащ из коричневого бархата, подбитый кроличьим мехом, с золотой застежкой, в которую был вделан большой золотистый топаз. Блейз изумила мужа, одарив его великолепным мышастым жеребцом — его вырастил один из соседей, и жеребец обещал дать отличное потомство.
— Но как же?.. — начал эрл, а Блейз рассмеялась.
— Доро помогла мне все устроить, — ответила она на невысказанный вопрос.
Другие подарки для родственников и друзей были не менее щедрыми, но всех перещеголяла Блайт Морган, желая угодить своей будущей свекрови. Леди Мэри Кингсли была набожной дамой, которая после давней смерти мужа всецело посвятила себя служению Богу. С позволения. церкви она основала небольшой религиозный орден, Братство святого Фрайдесвайда, названное в честь англосаксонского святого, который в восьмом веке считался покровителем Оксфорда. Будучи настоятельницей небольшого монастыря, леди Мэри присматривала за четырьмя десятками монахинь, попечению которых были поручены бедные и больные округи. Разузнав о благочестии леди Мэри, Блайт потратила несколько недель, вышивая искусный покров на алтарь, который и преподнесла матери Николаса в Новый год.
— Милое дитя! — смиренное лицо леди Мэри засияло от удовольствия. — Никто не сумел бы сделать мне более чудесного подарка! Хотя мой сын слишком медлил в поисках жены, Бог наконец-то услышал мои молитвы и послал нам тебя. Храни тебя Господь, дорогая Блайт! — Разве я не говорил тебе? — прошептал лорд Роберт жене. — Блайт невозможно не полюбить.
Розмари Морган согласно кивнула мужу, но все же добавила:
— С другой стороны, нам повезло, что у лорда Фицхага не оказалось близких родственников, которые могли бы одобрить или осудить его выбор. Похоже, даже любовь не заставит Блисс попридержать язычок. Надеюсь, она не рассорится с женихом прямо на свадьбе.
Роберт Морган усмехнулся. Выводы жены казались ему совершенно справедливыми, но, наблюдая за молодой парой, он пришел к убеждению, что только смерть способна разлучить Оуэна Фицхага с его дочерью. Блисс совершенно вскружила голову эрлу, прекрасно зная о его беспомощности. Этот брак как нельзя лучше устраивал лорда Моргана.
Блисс будет принята при дворе, как только усвоит его неписаные правила, и окажется в своей стихии, как и ее сестра Блайт, которой предстояло провести всю жизнь в трихом; уединенном поместье.
Он перевел взгляд на Блейз и подумал, что еще никогда не видел ее такой счастливой и довольной.
«Очевидно, она влюбилась в мужа», — с облегчением отметил Роберт Морган. Он беспокоился, что глубокая привязанность Эдмунда Уиндхема к первой жене заставит его относиться к Блейз просто как к инструменту для рождения наследника. Этот брак был слишком большой удачей, чтобы отказываться от него, будучи в плачевном финансовом положении, в котором пребывал Морган. Но он не раз испытывал уколы совести, вспоминая, что отдал дочь незнакомому человеку. Однако все приняло такой оборот, на который он не смел и надеяться: Блейз была счастлива, а следующим двум дочерям предстояло выйти замуж весной, после Пасхи, причем их мужьями станут порядочные люди;
Роберт Морган мысленно поблагодарил судьбу и, взяв жену под руку, улыбнулся ей.
Двенадцать рождественских дней завершились двенадцатой ночью в пятый день января. Завершающий праздник состоялся вечером, и все в один голос заявили, что теперь не смогут съесть ни крошки до самого Сретения. Завершающая ночь рождественских торжеств ознаменовалась общим буйным весельем. Последние часы похваляясь своим титулом Лорда Беспорядка, Энтони Уиндхем затеял игру в «жучка». Николасу Кингсли пришлось водить первым. Блайт тщательно завязала ему глаза, и когда его стали расспрашивать, лорд Кингсли поклялся, что ничего не видит. Его закружили на месте, а потом Кингсли протянул руки ладонями вверх и закричал: «Жучок! Жучок!» Сначала он слышал только хихиканье и шепотки, а затем по его ладоням кто-то ударил.
— Угадывай! Угадывай! — приплясывая, кричали играющие.
— Это ты, Оуэн! — выкрикнул лорд Кингсли, — Черт, откуда ты узнал? — проворчал Оуэн Фицхаг, снимая с друга повязку.
— По твоей печатке, дружище, — она оцарапала мне ладонь.
Оуэну завязали глаза, раскрутили его и снова принялись кричать, а кто-то хлопнул его по ладоням.
— Блисс! — выпалил он, ибо руки показались ему нежными и женственными.
— Нет, милорд, это была не я, — рассмеялась Блисс. — Стоит мне хоть раз хлопнуть вас по руке, и вы меня уже ни с кем не спутаете!
— Тогда Блейз!
— Нет, милорд, — послышался голос Блейз, — не я.
— Если ты и в третий раз не угадаешь, придется платить штраф, — крикнул Тони.
Руки были явно женскими. Оуэн принялся вспоминать, кто участвует в игре. Но это могла быть любая из сестер Морган. Исключил бы он разве что Блайт.
— Дилайт! — объявил он. Должно быть, его рук и впрямь коснулась Дилайт.
Играющие взорвались хором отрицательных ответов, и повязку сняли.
— Так кто же это был? — озадаченно произнес Оуэн.
— Мы, милорд Оуэн, — в один голос ответили Ларк и Линнет, торжествующе хихикая. — Мы хлопнули по ладоням вместе.
— Штраф! Штраф! Пусть платит! — закричали остальные.
Энтони Уиндхем согласно кивнул и задумался над наказанием для неудачника. Постепенно дьявольская улыбка исказила его губы, и он провозгласил:
— За его проигрыш я должен поцеловать мистрис Блисс!
— Ну уж нет! — вскипел эрл Марвудский, побагровев от негодования. — Это несправедливо! Меня коснулись сразу двое!
— Плати штраф! Плати штраф! — настаивали игроки.
— Разве мое мнение никого не интересует? — спросила Блисс, в этот вечер особенно хорошенькая в своем платье цвета зеленого яблока.
— Так что же скажете вы, мистрис Блисс? — осведомился Лорд Беспорядок.
— Скажу, что я охотно уплачу штраф милорда, ибо он часто говаривал, что лучше него никто на свете не умеет целоваться. Как же я проверю, правду ли он говорит, если мне не с чем сравнивать? — Ее сапфировые глаза коварно блеснули.
Прежде чем Оуэн Фицхаг успел возразить, Энтони Уиндхем притянул к себе покорную Блисс Морган и крепко поцеловал ее. Она густо покраснела.
— Вот теперь, — засмеялся Тони, — у вас есть возможность сравнивать, мистрис, но поскольку я джентльмен, я не стану спрашивать, кто из нас умеет лучше угодить вам!
— Разумеется, милорд Оуэн, — без колебаний отозвалась Блисс. — От вашего поцелуя у меня не перехватывает дыхание — так, как бывает, когда меня целует он!
С довольной усмешкой эрл Марвудский обнял за талию свою невесту.
— Если будешь послушным мальчиком. Тони, когда-нибудь я открою тебе свой секрет, — поддразнил он друга.
Игра продолжилась не менее весело, за ней последовали танцы, а затем — снова игры. Праздник начался еще утром, и теперь, перед заходом солнца, эрл и графиня Лэнгфорд вывели гостей из дома в сад, где предстояло спеть здравицу плодовому дереву. Была принесена огромная чаша яблочного сидра, и среди высоких костров, разложенных прислугой эрла, гости подняли тост за деревья, а затем остатки сидра разбрызгали по земле в саду, чтобы на следующий год деревья дали хороший урожай.
Солнце уже садилось, и небо на западе стало блестящим, каким оно бывает только зимой. У горизонта лежала узкая полоса лиловых туч, верхушки которых заливал оранжевый отблеск. Вечерняя звезда появилась в темнеющем небе, и гости вернулись в дом завершать празднества.
В столовую подали простой ужин, а потом устроили танцы под аккомпанемент музыкантов, расположившихся в галерее. Младшие гости играли в прятки и жмурки, а влюбленные пары куда-то исчезли. К великому удовольствию Дилайт, ей удалось дважды протанцевать с Энтони, но к ее последующему разочарованию, оказалось, что он не воспринимает ее всерьез, и бедняжка просто не знала, как быть.
Как же дать ему понять, что она уже взрослая, не переступая при этом границ приличия? Дилайт считала, что Энтони не любит развязных женщин. Неужели он ничего не замечает? Даже Блисс недавно была вынуждена признать, что у Дилайт начала расти грудь. Наконец появилась старая Ада, и малышей увели спать. Вскоре после этого остальные гости начали расходиться по спальням, ибо завтра утром им предстояло покинуть Риверс-Эдж и отправиться по домам, В укромной нише Блисс Морган обидчиво выпятила пухлые от поцелуев губки, глядя на жениха.
— Не понимаю, зачем вам понадобилось возвращаться ко двору, Оуэн, — мило сокрушалась она.
— Энтони нужен опытный спутник, Блисс, чтобы он имел успех при дворе. Чтобы иметь такой успех, надо завоевать благосклонность короля, обратить на себя его внимание, а в этом может помочь только тот, кто близко знаком с королем, — Оуэн рассмеялся. — В сущности, все это гораздо проще, чем кажется.
— По-моему, вы объясняетесь слишком запутанно и неубедительно, — резко отозвалась Блисс. — Зачем вам уезжать именно сейчас? Разве Энтони не может подождать?
Все эти годы он прекрасно обходился без представления ко двору.
— Блисс, наберитесь терпения. Едва начнется пост, все придворные торжества прекратятся до самой Пасхи. Неужели вы хотите, чтобы Тони потерял еще несколько месяцев, пока я ухаживаю за вами? В апреле, после Пасхи, мы поженимся.
Ждать осталось уже совсем недолго, дорогая. Разумеется, если бы вы согласились выйти за меня замуж без пышного торжества, мы могли бы отправиться ко двору вдвоем.
Блисс топнула ножкой.
— Нет, сэр! Вы не лишите меня свадьбы. Как это произошло у Эдмунда и Блейз!
— Но ведь отсутствие пышной свадьбы ни в коей мере не помешало счастью вашей сестры, — сухо заметил Оуэн Фицхаг.
— О, да отправляйтесь вы к вашему драгоценному двору! — не выдержала Блисс. — Но смотрите, помните свои обещания, милорд, ибо как только мы поженимся, я выцарапаю глаза любой женщине, которая только осмелится взглянуть на вас!
Оуэн Фицхаг рассмеялся.
— Дорогая, вы чересчур ревнивы.
— Убирайтесь к дьяволу! — выпалила Блисс.
— Только если вы дадите обещание сопровождать меня. — Оуэн поцеловал ее в кончик носа.
Блисс показала ему язык, а потом снова рассмеялась.
— Мы — два сапога пара, милорд, — с неожиданной откровенностью призналась она.
Он кивнул.
— Вы совершенно правы, моя прекрасная Блисс. Мы очень подходим друг другу — в этом не может быть никаких сомнений. А теперь, моя вспыльчивая невеста, отправляйтесь спать, ибо что касается меня, то я не прочь целовать и обнимать вас всю ночь.
Синие глаза Блисс распахнулись от неподдельного изумления.
— Сэр, неужели даже спор не охладил ваш пыл?
Оуэн Фицхаг крепко обнял девушку и взглянул ей в глаза.
— Вам придется еще многому научиться, Блисс, и я с радостью возьмусь за ваше обучение. Надеюсь, с такой же радостью вы будете усваивать знания. Да, дорогая, наш спор только возбудил меня, а этого со мной еще не случалось.
Поверьте, я сгораю от желания обладать вами, но буду отказывать себе в этом удовольствии, пока вы не станете моей женой.
— Но церемония обручения — почти все равно что свадьба, милорд, — прошептала она, и ее губы соблазнительно округлились.
— Нет, моя пылкая Блисс, никакие уловки вам не помогут. В нашей спальне, дорогая, повелевать буду я!
— Но только до тех пор, пока я не научусь искусству любви! — решительно возразила Блисс. — Тогда, милорд, мы будем на равных, иначе вам не на что рассчитывать.
— Не играйте мной, Блисс, — он склонился над ней, прижав ее к груди.
Быстрым движением Блисс высвободилась из его объятий.
— Доброй ночи, милорд, — сладко пропела она. — Спите спокойно! — и удалилась из ниши, оставив Оуэна в недоумении и с болью в чреслах.
С подавленным проклятием он вышел из укромного уголка вслед за Блисс. Он мог бы сейчас же поймать ее и поцелуями довести до изнеможения. Что за чушь она несла о равенстве в спальне? Мужчина — повелитель в своем доме. Наверняка Блисс это известно. Оглядевшись, он обнаружил, что Блисс нигде нет. Внезапно улыбка осветила его мужественное лицо. Маленькая плутовка! Она болтала этот вздор, только чтобы еще сильнее возбудить в нем желание. О черт, она играла им, как рыбкой на крючке, — разумеется, только ради того, чтобы распалить его! Однако он подозревал, что жить с Блисс будет не скучно даже после свадьбы. Задумчиво потирая свое ноющее копье, он заторопился к себе в спальню, в одинокую постель, ибо им с Тони предстояло отправиться в дальнюю дорогу с самого утра.
…Утром Блейз провожала гостей. Леди Мэри Кингсли запротестовала, когда эрл предложил ей удобный экипаж.
— Это ни к чему, милорд. Монастырь находится всего в пяти милях по другую сторону реки. День приятный, мороза не предвидится. Я с удовольствием пройдусь пешком.
— Будь сейчас май, леди Кингсли, я не стал бы настаивать, но на дворе январь. И хотя день выдался тихим, я чувствую, что приближается буря. Поезжайте в экипаже, порадуйте меня.
Леди Мэри перестала спорить и вскоре уехала. Прибыл экипаж из Риверсайда и отвез домой чету Уиндхемов. Все праздники лорду Ричарду нездоровилось, и он подолгу не выходил из комнаты. Теперь камердинеру пришлось помогать скорчившемуся от боли джентльмену забраться в экипаж, а леди Дороти хлопотала рядом.
— И зачем только Тони покидает отца в таком состоянии? — спросила Блейз у мужа.
— Он все равно ничем не поможет отцу. Ричард будет только рад, если Тони женится, и потому он не протестовал против решения сына отправиться ко двору вместе с Оуэном.
Если мужу моей сестры суждено умереть, то присутствие рядом сына уже ничего не изменит, — философски заключил Эдмунд.
Дилайт Морган с печалью наблюдала, как Энтони Уиндхем уезжает вместе с Оуэном Фицхагом. Они сопровождали родителей Тони домой, а оттуда должны были отправиться ко двору. Эрл Марвудский крепко поцеловал на прощание Блисс, обнял ее, а на малышку Дилайт вообще никто не обратил внимания. Девушка изо всех сил скрывала слезы. Она так старалась привлечь внимание Энтони, а он попросту не замечал ее.
Лорд Кингсли намеревался вернуться в Эшби вместе с Морганами и погостить у них. Кроме матери, у него никого не было, а маленькое поместье не требовало особых забот.
Блайт буквально сияла от счастья, ибо она была влюблена в этого доброго и внимательного молодого человека. Они стали друг для друга целым миром, ибо Николас Кингсли до сих пор не мог поверить в свою удачу — в то, что его невестой стала такая изумительная красавица.
Блейз без особого огорчения наблюдала, как экипажи, принадлежащие ее мужу, удаляются от дома к переправе через реку. Она радовалась визиту родных, но теперь вновь мечтала остаться наедине с Эдмундом. Казалось, они не были вдвоем уже целый месяц. Блейз с нетерпением ждала долгого зимнего уединения и, прижимаясь к мужу, радостно махала рукой вслед уезжающим родителям и сестрам.
Словно прочитав ее мысли, он спросил:
— Значит, тебе тоже не терпится снова остаться со мной, дорогая?
Она засмеялась.
— Конечно! Как бы ужасно это ни звучало, но, несмотря на всю любовь к ним, сейчас я рада видеть, как они уезжают.
— А что, если нам отправиться сегодня на верховую прогулку? Для января довольно тепло. Кто знает, может, нам до самой весны не придется наслаждаться ясными деньками.
— Да, дорогой, я согласна, — кивнула Блейз.
Через, час они переоделись и шагом двинулись по зимней дороге. В воздухе уже пахло весной, ветер утих, солнце согревало спины. Только кое-где полупрозрачные облака нарушали ровную синеву неба. Деревья, лишенные листьев, стояли тихие и нагие, но, присмотревшись, можно было разглядеть на ветках крупные почки, свидетельства ранней весны. Два серых кролика мирно пощипывали зелень, чудом сохранившуюся с лета, а на опушке леса промелькнула стайка косуль. Эдмунд и Блейз долго молчали, впитывая в себя тихую красоту утра. Высоко на дереве тревожно зацокала белка, и, запрокинув голову, Блейз увидела в небе сокола, парящего кругами в поисках добычи.
За несколько месяцев, проведенных в Риверс-Эдже, она полюбила эти прекрасные земли. Она испытывала странную гордость, зная, что сын, которого она когда-нибудь родит, унаследует титул Эдмунда, его поместье и все обычаи, соблюдаемые здесь. То, что Эдмунд выбрал в жены именно ее, до сих пор поражало Блейз, и она улыбалась, вспоминая, что еще год назад не знала даже его имени. Тогда она была всего лишь старшей дочерью обедневшего баронета — бесприданницей безо всяких надежд на будущее.
Какие перемены случаются иногда за двенадцать месяцев!
— Чему ты улыбаешься? — спросил Эдмунд.
— Я думаю о том, как я счастлива, — честно призналась она. — Я вспоминала, как еще в прошлом году, в январе, будущее казалось мне таким неопределенным. А теперь мне все ясно — я ваша жена, я буду матерью наших детей, и мы проживем вместе до самой старости!
— Да, дорогая, — вздохнул муж, — ты еще слишком молода, чтобы знать: уверенным нельзя быть ни в чем. Времена меняются, как и люди.
— Нет, — упрямо и убежденно возразила Блейз, — мы никогда не изменимся!
— Мы постареем. Возраст многое меняет.
— Но наша любовь останется прежней, Эдмунд! Если наша любовь друг к другу не изменится, тогда годы не имеют значения: у нас все будет хорошо. Нет, с нами ничего не случится.
Ее рассуждения показались Эдмунду любопытными.
— Будем уповать на Господа, — тихо произнес он и повернул коня к дому.
В конце января начались холода. В феврале зима и вовсе ожесточилась, напоминая, что еще не разделалась с этой землей. Часто шел снег, в саду выросли глубокие сугробы.
Река покрылась прочной ледяной коркой, и старый Румфорд, перевозчик, вынужден был праздно сидеть дома вместе с сыновьями. К удовольствию Блейз, однажды морозным солнечным днем они с мужем проехали несколько миль прямо по реке. Блейз и не подозревала, что такое возможно, а Эдмунд забавлялся ее восторгом, действовавшим на него, как струя свежего воздуха. В который раз со времени прибытия в Риверс-Эдж Блейз заставляла его почувствовать себя двадцатилетним мальчишкой. Но когда Блейз в упоении ускакала прямо на середину реки, Эдмунд испытал страх, ибо понял, что не переживет ее гибели.
В последний день февраля Ричард Уиндхем тихо скончался во сне. Несмотря на то, что леди Дороти уже давно предчувствовала смерть мужа, она глубоко скорбела по нему, но в письме, отправленном сыну, велела ему не пренебрегать шансом заслужить расположение короля и запретила возвращаться домой. Незачем, утверждала она, суетиться вокруг нее, словно она — хрупкий и капризный цветок. Зная, что мать должна пережить горе в одиночестве и смириться с потерей, Тони отослал домой слугу с сообщением, что выполнит ее наставление.
С приходом марта начались дожди, ветры и слякоть. Все с нетерпением ожидали Пасхи и окончания поста. Блейз стал просто ненавистен запах отварной рыбы, и только мысль о, приближении свадеб сестер утешала ее.
Блисс и Блайт решили праздновать свадьбу в один день, таким образом избавив отца от лишних расходов. Поскольку отец Иоанн не нашел в канонах никаких запретов на сей счет, он согласился. Эдмунд предложил близнецам отпраздновать свадьбу в Риверс-Эдже, но Блейз не поддержала его.
— Это очень любезное предложение, милорд, — сказала она, — но вы должны понять: отцу и так пришлось поступиться своей гордостью ради детей, когда он позволил мне выйти замуж без приличного приданого, а затем — вновь смириться, когда вы назначили приданое моим сестрам.
Слуги в Эшби тоже хотят побывать на свадьбах. Мой отец не может второй раз лишить их этого удовольствия. Даже моя милая тщеславная Блисс согласится со мной, Эдмунд.
Он понял, что Блейз права, и лишь подивился, откуда такая мудрость у совсем молодой и неопытной женщины.
В апреле дожди шли непрерывно, дороги развезло, и хотя почву уже пробивали молодые ростки, а на холмах распускались цветы, Блейз пребывала в отчаянии. Свадьба сестер была назначена на последнее число апреля. Что, если к этому времени дожди не прекратятся? День, когда супруги выехали из Риверс-Эджа в Эшби, был довольно ясным. Вода в реке Уай поднялась от талых снегов и дождей. Румфорду и его старшему сыну пришлось изрядно поработать веслами, чтобы лодку не подхватило течением и не унесло.
Побледнев, Блейз нервно прижалась к мужу, пока лодка подскакивала на волнах. Она оставалась бледной и когда они направились дальше верхом, и Эдмунд встревожился» но Блейз слабо рассмеялась.
— Меня просто растрясло в лодке» сэр. А тряска в седле не поправила положения. Но к тому времени, как мы прибудем в Эшби, со мной все будет в порядке, — пообещала она.
Эшби! Впервые за семь месяцев Блейз вновь увидела родной дом, и ее глаза наполнились слезами. Никогда еще он не казался ей таким прекрасным, и как бы она ни любила Риверс-Эдж, Эшби навсегда занял почетное место в ее сердце. К удовольствию Блейз, солнце начало проглядывать сквозь завесу туч — впервые за неделю. Это было доброе предзнаменование для свадеб, назначенных на завтра. Блейз с нетерпением ждала встречи с семьей.
— Вот ты и снова разрумянилась, — заметил эрл.
— Это от возбуждения, — ответила ему Блейз. — Я так рада за Блисс и Блайт! Так хочу, чтобы они были счастливы — как мы с вами, дорогой. Если бы не вы, им никогда не удалось бы найти мужей. Вы самый замечательный человек на свете, Эдмунд Уиндхем!
— Мадам, вы совсем вскружите мне голову, — усмехнулся он, пока они подъезжали к дому.
Все семейство Морганов высыпало из дома, чтобы поприветствовать Блейз и ее супруга. Свиту быстро устроили в людской, а эрла и графиню проводили в зал. Хотя Блейз отказалась от еды, она с жадностью выпила маленький золотой кубок красного вина.
Розмари Морган подметила это зорким материнским взглядом и отвела старшую дочь в сторонку.
— У тебя все в порядке? — без обиняков начала она. — Когда у тебя в последний раз были недомогания? Ты чувствуешь что-нибудь странное? Живот тебя не беспокоит?
— В конце февраля, мама. — Рядом с матерью Блейз вновь почувствовала себя маленькой девочкой, которая провинилась, но не понимала в чем.
— Значит, ты ждешь ребенка, — деловито заключила леди Розмари. — А что в остальном?
— Желудок беспокоит меня чаще, чем обычно, — призналась Блейз. — К концу поста я смотреть не могла на рыбу. Но никаких странных ощущений я не испытываю.
— Для этого еще слишком рано, но ты и в самом деле беременна, — повторила женщина и улыбнулась дочери. — В таких делах, уж поверь мне, я знаю толк — как когда-нибудь узнаешь и ты. Ты уже сказала мужу?
Блейз покачала головой.
— Я не была уверена, и стоило бы мне только заикнуться об этом, Эдмунд не разрешил бы мне приехать сюда. Он еще помнит бедную леди Кэтрин и ее тошноту. Но я ни в чем не похожа на его первую жену, мама. Я сильна и смогу подарить милорду крепких сыновей. Но пропустить свадьбу близнецов я не согласилась бы ни за что на свете!
Леди Розмари нахмурилась.
— Блейз, — произнесла она, — ты — жена Уиндхема, и должна прежде всего заботиться о своей семье, а не о Морганах. Для тебя мы теперь стоим на втором месте, а на первом должен быть человек, имя которого носишь ты и будут носить его дети. Если своей бездумностью ты навредишь ребенку, то никогда себе этого не простишь. — Однако взглянув на встревоженное лицо дочери, она поспешила ее успокоить:
— Надеюсь, с тобой ничего такого не случится, — слишком уж ты похожа на меня. Ты будешь без труда вынашивать детей.
— Когда, по-твоему, должен родиться ребенок?
— Все зависит от того, когда он был зачат, но, судя по всему, ближе к концу года. Бывали случаи, когда я точно знала, когда мы с твоим отцом зачали ребенка, но разбираться в этом я начала далеко не сразу. Это чутье, которое приходит с опытом.
— Ребенок… — тихо прошептала Блейз, и вдруг на глаза у нее навернулись слезы. — О мама, как я счастлива!
Розмари Морган обняла ее.
— Так и есть, Блейз, ибо иметь возможность являть миру новую жизнь — величайший из даров. Помни об этом в будущем, когда вздумаешь позволить своим желаниям пересилить здравый смысл. А теперь давай вернемся к остальным, иначе нас хватятся и, конечно же, что-нибудь заподозрят, — с улыбкой добавила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. эшби-холл, июль 1521 года

ЧАСТЬ I. Эшби-Холл, лето 1521 года

Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ II. Риверс-Эдж, осень 1521 года — январь 1525 года

Глава 3Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ III. ВЫБОР КОРОЛЯ. Двенадцатая ночь 1525 года — осень 1525 года

Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ IV. Риверс-Эдж, осень 1525 года — май 1527 года

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог. гринвич, 19 мая 1536 годаПримечание автора

Ваши комментарии
к роману Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис



Безумно люблю этот роман. Перечитываю не первый раз. Твердая десятка.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья
20.05.2012, 18.59





Прочитала быстро и легко,хотя переживала вместе с героиней все её горе и всю радость. Все очень хорошо донесли читателю! Я довольна,что прочла и советую другим! 10 из 10
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисАня
1.10.2012, 9.07





Очень интересный роман, читайте обязательно. Жаль короля.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисирина
26.02.2013, 16.50





Читала этот роман довольно давно, но до сих пор его хорошо помню.Очень интересный.Читайте,не пожалеете.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕвгеша
26.03.2013, 18.29





Читала этот роман довольно давно, но до сих пор его хорошо помню.Очень интересный.Читайте,не пожалеете.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕвгеша
26.03.2013, 18.34





хорошая книга))
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисвера
19.04.2013, 21.00





Изюмительно. Очень интересно!!! :-)
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисМариЯ
1.05.2013, 15.02





Очень хороший роман. Читайте. Начало немного затянуто но сюжет отличный и четко вырисованы образы и картины.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
7.05.2013, 21.41





Удивлена, потому что абсолютно не похож на первый роман этого автора, который недавно прочитала. Это действительно любовный роман. Много событий. Интересно было читать.) rnИнтересно, что гг-я жалеет короля, а в фильме Тюдоры его показывали как капризного распутника.))) В принципе так оно и было. Так спокойно расправлялся с женщинами, которые ему наскучили.)) rnНо рассказ не про него. В общем, стоит прочесть. Думаю, не разочаруетесь.)
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисKatrin
11.05.2013, 10.12





Не понравился..еле-еле прочитала до конца
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисYulia
21.05.2013, 16.56





Очень интересная книга. Читается легко и немного переживаний за Блейз. Хотелось бы фильм посмотреть снятый именно по этой книге.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЛель
9.07.2013, 21.25





Есть продолжение этой истории, о дочери Блейз, читайте " Вспомни меня любовь" , очень интерестно.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
30.08.2013, 1.30





Есть продолжение этой истории, о дочери Блейз, читайте " Вспомни меня любовь" , очень интерестно.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
30.08.2013, 1.30





мне понравилось! великолепно!Но я не понимаю слова Ирины" жаль короля", что его жалеть? он был мерзавцем,тварью,скотиной....что касается Блейз,то она немного развратна и беспордонна. В романе слишком много эротических сцен. Такое чувство,что это не роман,а секс-поле.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснонна
12.11.2013, 18.55





Я думала что разрыдаюсь на 8 главе. Дальше еще не дочитала. Даже не знаю как она (ГГ) дальше сможет влюбится!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисDasha
23.11.2013, 0.51





Какой то не приятный камень на душе, после этого романа(((
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисDasha
23.11.2013, 16.42





Этот роман неплох, прочитать можно! ставлю 6
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисАнюта
11.12.2013, 11.25





Почему-то не захватило. Есть ощущение отчета по прошедшим событиям. Исключение немного в восьмой главе, но это не сила описания автором, а ужас самих событий, что в любом случае не проходит мимо женщины читающей об этом. Наверно, не самый лучший роман Бертрис - у нее есть намного более живые вещи. Даже подумала, что это не доработанная заготовка на большой роман - есть много зацепок на развитие сюжете, усиление акцентов, но все это так и остается недосказанным и недосвязаным. Что касается Генриха - не все мужики сразу становятся козлами. Он не должен быть стать королем - он был шалопаем, повесой, младшим братом. Им не занимался особо никто - и сериал Тюдоры - не есть истина в последней инстанции. Детство и отрочество - все мимо прошло. Там более ясно с дочерьми Генриха, нежели им самим. В этом романе он еще молод. Рядом те, кто сделал его великим королем и кого он еще не успел предать. ГГне повезло быть с ним только пару глав. Можно было развить все много сильнее, но автор написал то, что написал. Читаем и делаем свои выводы.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисKotyana
20.01.2014, 18.12





еще раз с удовольствием перечитала.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснонна
9.03.2014, 16.02





Хороший роман. Перечитала бы заново. Интересный сюжет.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисСвета
14.05.2014, 9.14





Интересный роман. Но жаль героиню.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснезнакомка
17.05.2014, 23.11





Прочитала практически на одном дыхании. Очень жизненно передан смысл. как будто это я была....переживала, чувствовала все, как героиня. Более того ИСТОРИЧЕСКИЙ роман - это еще и история Англии. Советую прочитать. 10 из 10!!!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисТатьяна
7.08.2014, 14.52





история это хорошо но зачем из главной героини делать шлю...это минус на мой взгляд для книги а вот главный герой мне понравился
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисанастасия
21.09.2014, 15.15





Классная книга, обожаю Блейз!!!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНика
4.12.2014, 22.31





Меня всегда возмущает,когда говорят,что у этого автора есть романы лучше...,НО ПОЧЕМУ ЖЕ ВЫ НЕ НАЗЫВАЕТЕ ИХ.Мы бы почитали.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья 66
27.01.2015, 9.21





А роман мне очень понравился так же,как и вся серия Скай О'Малли.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья 66
27.01.2015, 9.33





Мой самый любимый роман,спасибо автору!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисмаргарита
22.06.2015, 13.24





Мой самый любимый роман,спасибо автору!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисмаргарита
22.06.2015, 13.24





что-то у берты весь мир бардак, все бабы шлюхи, в каждой книге Гг становится шлюхой, но причина всегда уважительная!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриселка
22.06.2015, 17.34





что-то у берты весь мир бардак, все бабы шлюхи, в каждой книге Гг становится шлюхой, но причина всегда уважительная!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриселка
22.06.2015, 17.34





Хороший роман. Но очень жаль первого мужа героини. Ну почему она не жила долго и счастливо именно с ним
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис1696
22.06.2015, 18.00





Через чур много событий для одного романа, больше грузит чем расслабляет.Но дочитав до конца, когда ГГ уже уехала от короля и поняла,что любит мужа-зачем нужно было, чтобы все еще и переболели смертельной болезнью??? Неужели нельзя было сделать концовку более приятной?
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисюлик
24.11.2015, 15.15





Самая интересная книга на мой взгляд это "ворон",ещё серия книг " Лара"
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНастасья
6.02.2016, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог. эшби-холл, июль 1521 года

ЧАСТЬ I. Эшби-Холл, лето 1521 года

Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ II. Риверс-Эдж, осень 1521 года — январь 1525 года

Глава 3Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ III. ВЫБОР КОРОЛЯ. Двенадцатая ночь 1525 года — осень 1525 года

Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ IV. Риверс-Эдж, осень 1525 года — май 1527 года

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог. гринвич, 19 мая 1536 годаПримечание автора

Rambler's Top100