Читать онлайн Блейз Уиндхем, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 215)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Блейз Уиндхем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Блейз поспешила вверх по ступеням потайной лестницы, ведущей в ее спальню.
— Нас отпустили? — спросила Геарта, едва ее госпожа шагнула в комнату.
— Да! Моя дорожная одежда готова?
Геарта искоса взглянула на госпожу, и ее взгляд означал: когда это я забывала хоть что-нибудь приготовить? Она помогла Блейз выбраться из роскошного придворного платья и переодеться в простую дорожную одежду из малинового шелка и такой же плащ с гранатовыми застежками.
Пока Блейз завершала туалет, ее горничная закончила укладываться и велела дворцовым лакеям отнести оставшийся багаж в экипаж ее светлости.
— Если ты готова, Геарта, жди меня во дворе. Я не задержусь.
— Хорошо, миледи, — ответила Геарта и покинула покои.
Блейз медленно обошла комнаты, где некогда обитала, как любовница короля. Ей не хватило времени попрощаться с ними перед свадьбой с Энтони Уиндхемом. Часть ее души навсегда останется в Гринвиче — вот здесь, в этих комнатах, где она провела столько часов с королем Англии. Она долго смотрела на Темзу, которая в этом месте была особенно широка, и королевскую пристань на другом берегу. Темза так отличалась от прелестной и пасторальной речушки Уай! Эта великая река вела к самому сердцу Англии, к Лондону, ее воды служили Генриху Тюдору, самому могущественному властителю христианского мира.
С тихим вздохом Блейз отвернулась от окна и сквозь открытую дверь взглянула на широкую постель. Сколько часов она провела здесь, развлекая царственного любовника, насыщая его чудовищные аппетиты? Господи, как боялась она вначале, а затем открыла древнюю истину, известную всем женщинам с начала времен. Она узнала, что каждый мужчина — всего-навсего мужчина, живое существо, которое отчаянно нуждается в любви, нежности и сочувствии. Мужчины могут любить по-разному, но их потребности всегда одинаковы. Постигнув эту истину, она перестала бояться.
— Любуетесь местом своих былых побед, если их и вправду можно назвать победами, леди Уиндхем? — послышался сзади насмешливый голос Анны Болейн.
Медленно повернувшись, Блейз оглядела стоящую перед ней девушку, длинные рукава платья которой искусно скрывали шестой палец на одной из изящных ладоней. Этот палец считали колдовской отметиной, хотя никто не решался высказать такое мнение вслух.
— В любви не бывает побед, мистрис Болейн. Любовники поровну делят их, но вы, конечно, не можете этого знать, дорогая.
— Я никогда не отдамся так легко, как вы, Бесси Блаунт или моя глупая сестра, которая до сих пор плачет по своему царственному любовнику, — выпалила мистрис Болейн.
— Милое дитя… — начала Блейз, но Анна Болейн перебила ее:
— Я не дитя! Мне уже девятнадцать, я всего на два года моложе вас, миледи Уиндхем.
— О любви вы знаете не более чем дитя, мистрис Болейн, — возразила Блейз, — и потому лучше послушайте меня. Не знаю, что случилось с вашей сестрой или леди Тейлбойз, но я поняла одно: я не сдалась даром. Я совсем не отдавалась королю. У Гэла немало хороших свойств, но будьте осторожны с ним: он может стать безжалостным. Буду с вами откровенна, мистрис Болейн. В первый раз король овладел мною силой. Да, мне было незачем защищать драгоценную девственность, поскольку я была вдовой, но не надейтесь, что вы сумеете защититься, если чересчур распалите царственного жеребца.
Желтоватое лицо Анны Болейн побледнело.
— Это ложь! — прошептала она.
— Вздор, — рассмеялась Блейз. — Я говорю правду, и если вы умны, то прислушаетесь к моим словам. А теперь позвольте мне пройти, мистрис Болейн. Меня ждет экипаж, мне предстоит несколько дней пути, прежде чем я встречусь с мужем и детьми.
— Когда я стану королевой, — заявила Анна Болейн, оправившись от потрясения, — вас перестанут принимать при дворе, миледи Уиндхем.
— И тем не менее, мистрис Болейн, позвольте известить вас: я буду приезжать, когда бы милорд король ни вызвал меня сюда. Прежде всего я — подданная короля. Так я сказала мужу и повторяю это вам, — заключила Блейз. Отодвинув в сторону девушку, она вышла в коридор.
Едва она оказалась во дворе, Геарта бросилась к ней со словами:
— А я уж собралась разыскивать вас, миледи! Почему вы задержались? Кони нервничают — словно знают, что мы спешим домой.
— Я всего лишь прощалась, Геарта, — объяснила Блейз, забираясь в экипаж.
Был конец мая. Хрустально ясный день сиял красотой.
Солнце золотило лоснящиеся бока лошадей. Девственную чистоту голубого неба не запятнало ни одно облачко. В экипаже опустили стекла — этой весной прошло достаточно дождей, чтобы не задыхаться от поднятой копытами пыли.
На козлах восседали кучер эрла Лэнгфордского и его помощник, с поразительным искусством правя четверкой лошадей. Экипаж сопровождал десяток вооруженных всадников, чтобы в случае опасности за хозяйку могла постоять дюжина мужчин.
Они обогнули Лондон, выбрав западную дорогу. Лошади двигались мерным шагом, и хотя Блейз сгорала от желания оказаться дома, она настояла, чтобы ее слуги время от времени давали лошадям отдых, ибо заменить уставших животных им было нечем. К середине первого дня пути Блейз наскучило сидеть в тряском экипаже, и она предпочла прокатиться верхом — ее верховая лошадь была привязана сзади к карете. На ночлег путники остановились в «Алой розе», превосходном постоялом дворе, пользующемся доброй славой. Блейз была рада, что ее сопровождает вооруженный отряд, ибо, несмотря на репутацию постоялого двора, приличествующего для знатной леди, слугам графини Лэнгфордской пришлось выпроваживать напившегося посетителя, который, пленившись красотой Блейз, начал ломиться к ней в комнату.
Бедный хозяин постоялого двора был вне себя.
— Миледи, не знаю, как извиниться перед вами, — бормотал он. — У меня приличный постоялый двор. Этот человек здесь чужой, а чужаки способны на все, пусть даже на них хорошее платье, а карманы полны золота. Прошу простить меня за этот досадный случай.
Блейз успокоила его, более забавляясь, чем досадуя. Ей было приятно осознавать, что она воспламенила чувства незнакомца, не удостоив его ни словом, ни взглядом.
Но Геарта негодовала за них обеих.
— Приличный постоялый двор! Ну это еще как посмотреть! — бушевала она. — Этот мерзавец успел надраться, прежде чем прибыл сюда, а нашего хозяина прельстил блеск золота, и он не стал выгонять этого негодяя, который посмел оскорбить вас!
К полудню на следующий день одна из упряжных лошадей потеряла подкову, и кавалькада была вынуждена двигаться медленнее вплоть до следующей кузницы. Геарта извелась от раздражения. Путникам повезло: в маленькой деревушке, где они остановились, имелся опрятный постоялый двор — правда, здесь редко бывали знатные посетители, разве что в подобных случаях. Постоялый двор носил название «Три утки»— и в самом деле, три утки плескались в пруду за двором.
Хозяин постоялого двора поспешил навстречу Блейз, вытирая руки о передник и кланяясь.
— Добро пожаловать, миледи. Дом у нас Простой, и предложить вам отдельную комнату я не могу — увы, у меня ее нет. Других постояльцев у меня тоже нет, а мужчины работают в поле, так что весь мой дом к услугам вашей светлости.
Блейз улыбнулась, и хозяин мгновенно превратился в ее раба.
— У вас есть хороший сидр? — спросила она. — Я привыкла ко вкусу сидра. Мои слуги тоже не прочь утолить жажду — солнце сегодня так и печет, — она повернулась к горничной. — А ты что будешь пить, Геарта?
— Темный эль, — последовал ответ. — Жажда прямо-таки измучила меня, миледи. В экипаже так душно.
— Бедная Геарта, — посочувствовала ей Блейз, когда хозяин двора поспешил за напитками. — Зная, как ты не любишь ездить верхом, я не захватила для тебя лошадь.
— Вот и хорошо, — пробормотала Геарта. — В поездках так или иначе приходится терпеть неудобства. Лучше бы я вообще осталась дома, миледи.
— Вот вернемся домой и больше никуда не поедем, — с улыбкой пообещала Блейз. — Я решила подарить Ниссе и Филиппу братьев и сестер.
— Давно пора, — высказалась Геарта.
Упряжную лошадь перековали, и путники двинулись дальше. Блейз с удовольствием ехала верхом под теплым солнцем, оглядывая живописную местность. Зелень вокруг казалась особенно яркой, и хотя сады уже отцвели, в полях алели маки, пестрели маргаритки и лиловый утесник, соцветия которого напоминали вереск. На краю буковой рощи Блейз заметила кустик розовых наперстянок с пятнистыми сердцевинами, а среди камней чуть поодаль мелькнула ярко-желтая дикая роза. Ягнята уже подросли, там и сям среди стад играли молодые телята, а по лугам носились жеребята, радуясь жизни.
Домой. Она едет домой, в Риверс-Эдж. Домой, к Энтони. К человеку, которого она любит. Надо поскорее добраться до дома и признаться ему в любви. Как она могла быть так глупа? Так слепа и упряма? Она родила ему сына, но ни разу не призналась, что любит его. Она даже не подозревала об этом, пока король не заставил ее сказать правду. Или все-таки подозревала? Неужели в глубине души она всегда знала об этом, но была слишком упряма и своевольна, чтобы признаться даже самой себе? Блейз никогда не считала себя решительной особой, но за последние годы она многое узнала о себе, и эта мысль явно была еще одним откровением.
Из-за истории с подковой они задержались в пути и достигли «Герольда», постоялого двора, где им предстояло провести ночь, только в темноте. Блейз спешилась и подошла к экипажу, когда один из слуг открывал дверцу перед Геартой. Служанка не вышла, и он заглянул в экипаж, но тут же в страхе отпрянул.
— Что случилось? — спросила Блейз. — Где Геарта?
Слуга молча указал на экипаж. Заглянув внутрь, Блейз увидела, что ее горничная съежилась на полу. Она была жива, Блейз слышала ее прерывистое дыхание.
— Вытащите ее отсюда, — приказала Блейз своим слугам. — Она больна.
— Нет, миледи, я ни за что не прикоснусь к ней! У нее потница
type="note" l:href="#FbAutId_3">3
! — И слуга торопливо отошел к остальным.
— Потница! — по спине Блейз пробежал холодок. — Откуда ты знаешь? Ты ведь не лекарь!
— Всякий знает, как выглядит потница, миледи. Она как раз начиналась в Гринвиче, когда мы уезжали. Половина слуг на кухне захворали. Я надеялся, мы успели уехать вовремя. — И слуга перекрестился.
В этот момент из дома вышел хозяин постоялого двора, но, заметив замешательство путников, застыл на месте.
— Что случилось?
— Я — графиня Лэнгфорд, — объяснила Блейз. — Вы знали о моем прибытии. Моя горничная больна, надо внести ее в дом.
— Больна? — Хозяин неловко переступил с ноги на ногу. — Чем она больна, миледи? У меня приличное заведение, я должен быть осторожен.
— Она заразилась потницей! — выпалил перепуганный слуга.
Блейз метнула в его сторону яростный взгляд.
— Потницей? — Хозяин постоялого двора попятился. — Прошу меня простить, графиня, но я не могу впустить вас.
Может, все вы больны! Вы заразите всех домашних! Нет, лучше уж уезжайте!
Капитан стражи быстро метнулся вперед, схватил хозяина постоялого двора за жилистую шею и приподнял его над землей.
— Мы не войдем в твой дом, трус, но позаботься, чтобы ее светлость и ее слуги как следует перекусили, чтобы лошади были накормлены и напоены. Только тогда мы уедем.
Ты все понял, негодяй?
— Мне нужны таз, чистые тряпки и холодная вода, — добавила Блейз, оправившись от первого потрясения.
— Ты слышал, что сказала ее светлость? — процедил капитан стражи и отпустил хозяина. Тот закивал головой и вбежал в дом. Подойдя к экипажу, капитан взял на руки бесчувственную горничную и уложил ее на сиденье.
— Не приближайтесь к ней, миледи. Потница заразна.
— Значит, я уже давно заразилась, капитан, — ответила Блейз. — Кто еще был ближе к Геарте, чем я? Я буду ухаживать за ней, но как же теперь мы доберемся домой? Никто не позволит нам переночевать, а лошади быстро выдохнутся без отдыха.
— Не бойтесь, я найду нам ночлег, миледи, — последовал твердый ответ. — Утром я отправлю двоих людей в Риверс-Эдж за помощью. Им понадобится день, чтобы добраться туда, и еще день, чтобы привести подмогу, но так будет лучше.
— Отправьте этого олуха с длинным языком, — велела Блейз, — а когда мы будем дома, отошлите его работать в поле.
Капитан кивнул.
— Да, миледи, он повел себя хуже некуда, и я согласен с вами. Мне не нужны дурни.
— Найдите нам ночлег, — попросила Блейз, — а потом вместе с остальными уходите подальше от нас с Геартой. Не хочу, чтобы вы заразились.
— Незачем опасаться на мой счет, миледи. Я переболел потницей в четырнадцать лет. А стоит раз переболеть ею, и она уже не возвращается. Если выздоровеешь, — заключил он. — Среди остальных тоже есть те, кто перенес эту хворь.
Мы поможем вам ухаживать за больной.
— Нет, капитан, — возразила Блейз, — не ваше дело ухаживать за женщиной, и потом, как хозяйка Геарты, я отвечаю за нее. Господь и Богоматерь защитят меня, и я ничего не боюсь.
Капитан восхищенно взглянул на нее и кивнул, покоряясь желанию хозяйки. Его семья жила в Лэнгфорде с тех пор, как поместье было пожаловано Уиндхемам. Капитан гордился, что такая женщина стала его графиней, и еще больше гордился, что ее сыновья, не уступающие ей в силе, унаследуют земли Лэнгфорда.
Слуги принесли им еду — каплунов только что с вертела, говядину, ветчину и баранину, а также хлеб, сыр и вино с элем. Здесь была даже корзинка ранней земляники для Блейз — знак примирения от перепуганного хозяина постоялого двора, который сожалел, что ему пришлось отказать такой знатной гостье.
После ужина капитан сказал Блейз:
— Хозяин до смерти напуган, но он признался, что в полумиле отсюда, у дороги, есть старый сарай, в котором он хранит сено. Он предложил нам поселиться там, пока Геарта не оправится. Я отдал ему часть денег, предназначенных для уплаты за ночлег, и он согласился готовить нам еду. По-моему, у нас нет выбора, так что прошу простить за столь жалкое жилье, миледи.
Блейз слабо рассмеялась.
— У нас будет крыша над головой, капитан, — я благодарна уже за это. Я видела этот сарай и прежде. Есть ли поблизости вода?
— Неподалеку от сарая сохранился колодец, и хозяин клянется, что воду оттуда можно пить.
— Тогда в путь, капитан. Надо устроить Геарту поудобнее как можно скорее.
Сарай был небольшим, но еще крепким. Геарту вынесли из экипажа двое слуг, которые благополучно перенесли потницу еще в детстве. Из двенадцати сопровождающих Блейз пятеро не переболели этой хворью, и Блейз приказала им вернуться в Риверс-Эдж, пока они еще не заразились. Такого подарка, как потница, она не хотела привозить из двора, особенно туда, где жили ее дети.
Оба они были слишком малы, и Блейз содрогалась при мысли, что ее сын заразится тяжкой хворью, а тем более ее единственная память об Эдмунде — Нисса.
— Пришли ко мне человека, который завтра повезет домой весть, — велела Блейз, прежде чем войти в сарай, и, дождавшись появления слуги, объяснила:
— Ты должен сказать эрлу, чтобы детей сразу же перевезли в Риверсайд вместе с леди Дороти. Ты все понял?
— Да, миледи! — отозвался слуга.
Только тогда Блейз немного успокоилась: несмотря на то, что она никогда не сталкивалась с этой болезнью, она немало слышала о ней. Редко в какой из деревень Англии крестьяне не страдали этим странным недугом — впервые он появился во времена правления отца Гэла, покойного короля. Благодаря своему уединенному расположению Эшби избежал повального мора, но Морганы слышали о болезни, подобно всем англичанам.
Блейз вошла в сарай, где бедную Геарту уже положили на кучу ароматного сена, поверх которого был расстелен плащ. Блейз сняла свой плащ и попросила слуг принести ей ведро холодной воды.
— Одной вам не раздеть ее, — заметил капитан, вставая рядом на колени.
Вдвоем они с трудом сняли с Геарты лиф, тяжелые верхние и пышные нижние юбки. Блейз сдернула с ног служанки башмаки, оставив ее в чулках и кофточке.
— Снимите с нее чепец и распустите волосы, чтобы в них не накапливался пот, миледи. Помню, моя мать говорила: нельзя, чтобы пот накапливался на теле. Она добавляла, что чем больше потеешь, тем лучше, — с потом выходит вся болезнь.
— Спасибо, — кивнула Блейз и послушалась его совета.
— Мы по очереди будем присматривать за ней, миледи, — решил капитан. — Пока идите и отдохните — за день вы слишком устали.
— Нет, — отказалась Блейз. — Я посижу с ней, пока не захочу спать. Геарта — моя подруга, капитан. Я не могу бросить ее, она бы меня не оставила.
Капитан кивнул и отправился в другой конец сарая, где мужчины расседлывали коней и готовились ко сну, завернувшись в плащи. Пятеро, которые не переболели потницей, улеглись снаружи — в том числе и помощник конюха.
Блейз сидела, терпеливо обмывая лицо горничной прохладной водой. Бедняжка Геарта буквально горела, и, несмотря на все старания Блейз, жар не утихал. Но Блейз не прекращала работы, окуная чистую тряпку в воду, пока та не замутилась от пота, сбегавшего струйками по телу Геарты, пропитывающего кофточку и плащ. Спустя несколько часов Геарта начала трястись, и Блейз накрыла ее своим плащом, но так и не сумела остановить дрожь. Так продолжалось всю ночь, пока наконец Блейз не увидела свет, проникающий сквозь щелястые стены сарая, и не поняла, что пришло утро. Геарта была еще жива, но ей становилось все хуже.
— Почему же вы не разбудили меня, миледи? — упрекнул капитан, подходя к ней. — Если с вами что-нибудь случится, эрл спустит с меня шкуру.
Блейз улыбнулась ему.
— Я не устала.
— И все-таки вам пора отдохнуть. Уже светает, посыльные готовы в путь.
— Пусть перекусят на дорогу, — забеспокоилась Блейз.
— Прошлой ночью у нас осталась еда — мы отдадим ее посыльным. С ними ничего не случится. Я присмотрю за вами и Геартой, но вы должны отдохнуть, — капитан укрыл ее плащом и указал на дальний пустынный угол сарая.
Блейз не стала спорить, ибо вдруг поняла, что смертельно устала. Как хорошо, что капитан заметил это. Блейз с удовольствием вытянулась на сене, закутавшись в плащ, и немедленно заснула. Она не знала, сколько проспала, но ее разбудил слуга, принесший хлеб, сыр и куриную ножку.
Очевидно, капитан не забывал заботиться об остальных.
Блейз медленно жевала, ожидая, пока прояснятся мысли.
Покончив с едой, она выскользнула из сарая и нашла укромное место, чтобы облегчиться. Близился вечер, и день был таким же ясным, как два предыдущих.
Вернувшись в сарай, она обнаружила, что капитан еще сидит рядом с Геартой.
— Как она? — спросила Блейз, вглядываясь в измученное лицо горничной.
— Еще жива. Она — крепкая женщина, миледи. По-моему, она выживет, если уж продержалась так долго. Это добрый знак.
— Вам надо перекусить, — заметила Блейз; — Я присмотрю за ней.
Капитан ушел, а Блейз присела рядом с Геартой. Она лежала спокойнее, чем прошлой ночью, и Блейз не знала, радоваться этому или пугаться. Несмотря на то, что лицо служанки покрывал пот, он был не таким обильным, как ночью, и дрожь прекратилась.
Милая Геарта! Она была для Блейз не только горничной, но и подругой и наперсницей — с тех пор, как Блейз появилась в Риверс-Эдже. Со своей материнской мудростью Геарта умела решить любое затруднение. Она не могла умереть! Просто не могла! Блейз вспомнила об Эдмунде и поклялась сберечь Геарту, живое свидетельство ее прошлого.
«Милосердный Боже, — молча молилась она, — Тебе ни к чему моя Геарта, а мне без нее не обойтись». Будет ли услышана эта молитва? Блейз этого не знала. «Пресвятая Богородица, сохрани мою Геарту». Она окунула тряпку в ведро с холодной водой, выжала ее и положила на лоб горничной. Геарта лежала неподвижная и бледная, ее дыхание стало затрудненным и хриплым. Вскоре она вновь начала дрожать, и только двое мужчин могли удерживать ее на месте, чтобы она не поранилась в припадке. Блейз кусала губы до тех пор, пока они не начали кровоточить. Чем бы она ни пыталась помочь Геарте, та не приходила в себя, и приступы обильного пота чередовались у нее с приступами дрожи.
Все, что оставалось Блейз, — сидеть рядом с горничной, время от времени поить ее и обтирать влажной тканью.
Наступила ночь. Капитан отправил одного из своих людей сменить Блейз и вывел ее из сарая в теплые сумерки, напитанные ароматом медуницы. Почти сразу Блейз воспрянула духом — вечер был так чудесен. Ради такого вечера стоило жить. Он обещал еще более прекрасное завтра. Наверняка ее молитвы будут услышаны!
С постоялого двора вернулись слуги с едой и флягой эля. Капитан устроил свою хозяйку на трехногом табурете, обнаруженном в сарае, и подал оловянную тарелку с куском пирога с крольчатиной — еще горячим, только что из печи, с хрустящей коричневой корочкой, теплым домашним хлебом, ломтиком острого твердого сыра и вложил в другую руку оловянный кубок пряного темного эля.
— Справитесь с этим — получите еще, — с улыбкой пообещал капитан.
Блейз поблагодарила его и принялась за еду, в одну минуту проглотив пирог, — она вдруг обнаружила, что проголодалась. Хлеб она съела, положив на него сыр. Закончив, она подобрала с тарелки последние крошки, но все еще была голодна и подошла туда, где сидели капитан и остальные слуги. Ей дали ветчины, еще хлеба и сыра, и, наконец насытившись, Блейз сонно зевнула и попросила капитана:
— Я посплю до полуночи, а потом разбудите меня — я посижу с Геартой. Только не забудьте, капитан.
— Я непременно разбужу вас, миледи.
Блейз вернулась в сарай, завернулась в плащ капитана и быстро заснула. Проснулась она внезапно, ощутив на плече руку капитана.
— Как она?
— По-старому, миледи, — ответил капитан, — но с каждым часом шансов на то, что она выживет, прибавляется.
Завтра здесь будут эрл и его люди. А что касается мистрис Геарты, она либо выживет, либо умрет — потница редко длится больше двух дней.
Ночь тянулась с мучительной медлительностью. Единственными признаками жизни в сарае были храп спящих мужчин и шорох крыс в соломе. Время от времени Блейз осторожно снимала нагар со свечки — ее единственного источника света, — боясь, что искра попадет в сено, которым был набит сарай. Геарта то и дело стонала, однако страшная дрожь прекратилась. Жар по-прежнему не утихал, но пот, который прежде лился с нее ручьем, сменился влажной испариной.
Ближе к рассвету Блейз с трудом удавалось держать глаза открытыми. Набитый желудок не способствовал бодрствованию. Несколько раз ее голова клонилась на грудь, дважды она плескала себе на лицо воду из ведра, чтобы взбодриться. Наконец, не в силах удержаться, она задремала и проснулась внезапно от гробовой тишины в сарае, где вдруг стихли все звуки. Перепугавшись, она протянула руку и коснулась лба Геарты — она слышала, что горничная еще дышит, но ее дыхание было очень слабым.
— Миледи?
Голос Геарты! Слабый, едва уловимый, но тем не менее голос Геарты! К тому же впервые за несколько дней она открыла глаза и смотрела прямо на Блейз.
— О Геарта, ты жива! — радостно воскликнула Блейз. — Ты жива, ты выжила!
Геарта с трудом улыбнулась хозяйке, а затем, закрыв глаза, погрузилась в почти здоровый сон.
— Она выжила, — заявил капитан, присев рядом с Блейз. — Теперь ей нужен только отдых, но потница, хвала Богу, оставила ее в покос!
Блейз расплакалась от счастья, а капитан поднялся и стал смущенно переминаться с ноги на ногу. Инстинкт повелевал ему утешить женщину, но рассудок запрещал это — ведь Блейз была его госпожой. К радости капитана, она вскоре успокоилась.
— Со мной все хорошо, капитан, — сказала она, — но если бы кто-нибудь мог посидеть с Геартой, я вышла бы подышать свежим воздухом, — не дожидаясь ответа, она поднялась и вышла навстречу разгорающемуся дню.
Рассвет только начинался, и небо на востоке приобрело оранжево-алый оттенок, который сменился кораллово-розовой полосой, а затем — густо-лиловой. Она переходила в лавандовую и окаймлялась золотой лентой, протянувшейся вдоль всего горизонта. Блейз с восторгом смотрела на небо, возвещающее появление огненного светила. Внезапно сквозь пение птиц она расслышала топот копыт по дороге, с запада. Приближалась многочисленная кавалькада. Ее сердце заколотилось от радости, когда вдалеке показались слуги из Риверс-Эджа и ее муж.
— Капитан! — позвала Блейз. — Капитан, эрл едет!
Всадники остановились у сарая, и, спрыгнув с коня, Энтони подхватил Блейз на руки.
— Слава Богу, ты здорова! — выдохнул он. — Слава Богу! — И под одобрительные крики слуг он поцеловал жену, а затем спросил:
— А как Геарта?
— Перелом болезни только что миновал, — объяснила Блейз. — Капитан сказал, что она выживет. Сейчас она спит.
— Отлично! Надо поскорее доставить вас обеих домой, мой ангел.
— А дети? Ты отослал их в Риверсайд, как я просила?
Опасность пока близка, Тони. Не знаю, не заразился ли еще кто-нибудь из нас в Гринвиче.
— Дети отправились с моей матерью в Риверсайд в тот же час, как мы получили твою весть, Блейз. Их жизнью я дорожу не меньше, чем ты.
— Тони, мне надо так много рассказать тебе, — начала она. — Когда я была в Гринвиче…
Но Тони прервал ее:
— Об этом мы поговорим, когда будем дома, мадам. Геарте необходимо более удобное место, чтобы набраться сил, а вам, полагаю, не терпится принять ванну. Далеко ли отсюда постоялый двор, о котором мне говорили посыльные?
— Вниз по дороге, за поворотом, — ответила Блейз.
— Сейчас я отправлю туда нескольких человек, чтобы купить еще две четверки лошадей. С ними мы доберемся до Риверс-Эджа к полуночи. Посмотри, сможет ли Геарта вынести дорогу, мой ангел.
Он был искренне рад видеть ее, даже благодарен, но внезапно стал довольно резок. Блейз отвернулась от мужа, и войдя в сарай, осторожно разбудила горничную.
— Ты должна одеться, Геарта, — прибыл эрл, чтобы отвезти нас домой, — мягко произнесла она, и горничная кивнула. Вместе они сумели привести в порядок ее одежду.
— Спасибо, миледи, — более сильным голосом произнесла Геарта.
Лошадей, приведенных из «Герольда»и из дома, привязали к экипажу и впрягли в него, готовясь к отъезду. Капитан перенес Геарту в экипаж и уложил на сиденье. Она была слаба, но сумела выпить вино с яйцом, приготовленное Блейз. Вместе с лошадьми слуги привезли из постоялого двора припасы и рассчитались с хозяином. Все с аппетитом закусили, но Блейз, помня о переедании прошлым вечером и не забывая о том, что ей придется трястись в экипаже, отказалась от еды, не желая раздражать желудок. Кому-то надо было сидеть с Геартой, и Блейз не могла просить об этом слуг, поскольку они и так достаточно помогли ей за последние два дня.
Она обреченно забралась в коляску, приготовившись терпеть долгие мили пути к Риверс-Эджу. Кучер уселся на козлы, и экипаж тронулся с места. Энтони так и не заговорил с ней. Блейз надо было столько сказать ему, а он не дал ей ни малейшего шанса. Внезапно ей пришло в голову: прося мужа о помощи, она подвергала его опасности. Блейз понятия не имела, болел ли Энтони потницей.
Что, если она заразила его и теперь он умрет? Беспокойство терзало ее, пока коляска колыхалась на ухабах дороги. Если бы только Энтони объявил привал, и она смогла расспросить его! Блейз неловко поерзала на сиденье. Несмотря на открытые окна, в экипаже было душно. Струйки пота сползали по ее спине. Напротив на сиденье мирно похрапывала Геарта. Блейз распустила шнуровку лифа — здесь ее никто не видел, а перед привалом она успела бы привести себя в порядок.
Следовавший во главе кавалькады Энтони молча благодарил Бога за то, что Блейз жива. Когда прибыли посыльные, он пришел в ужас. Все, что ему хотелось теперь, — благополучно доставить Блейз домой. Он покачивался в седле, погруженный в свои мысли, пока капитан не подъехал и не крикнул, пересиливая грохот копыт:
— Милорд, пора остановиться! Лошадям нужен отдых, иначе они долго не протянут!
Эрл подал кавалькаде знак остановиться, прислушавшись к совету капитана. Мужчины спешивались, разминали ноги, а Энтони направился к экипажу, проведать жену и Геарту. Геарта еще дремала, но Блейз, уже успевшая зашнуровать лиф, была беспокойна.
— Этот экипаж невыносим, — пожаловалась она. — Я умираю от духоты. Геарта сможет побыть одна несколько часов. Я хочу ехать верхом. Тони!
— А ты не устала? — встревожился он, отмечая, как покраснели щеки Блейз.
— Нет.
— Я велю оседлать твою лошадь, — решил он. — Хочешь вина? — И он вытащил кожаную фляжку, которую носил за поясом.
Блейз жадно отпила несколько глотков.
— Как мне хочется пить! — воскликнула она, возвращая мужу фляжку. — Ты был прав: мне не терпится помыться в прохладной ванне — сегодня слишком уж жарко для мая.
Они отдыхали почти час, пустив коней пастись на лугу у дороги. Геарта проснулась, выпила немного вина и съела смоченный в нем кусочек хлеба, прежде чем вновь задремать. Капитан велел одному из младших слуг сесть в экипаж и присматривать за выздоравливающей горничной.
— Нельзя оставлять ее одну, миледи, — объяснил он, и Блейз согласилась.
Кавалькада снова двинулась в путь, и сначала ветер освежил Блейз, но к вечеру, когда солнце уже снижалось над холмами, ей снова стало жарко. Более того — жар усиливался с каждой минутой, а по спине побежали струйки пота.
— Энтони! — Она едва услышала собственный голос сквозь топот копыт. — Энтони! — У нее закружилась голова, она чуть не выпустила поводья и обмякла, прижавшись к лошадиной шее. Один из слуг, ехавших позади нее, бросился вперед, доложить эрлу.
Энтони обернулся на отчаянный крик слуги и увидел, что Блейз с трудом удерживается в седле. Осадив коня, он подхватил болтающиеся поводья лошади Блейз, спешился и успел поймать ее за секунду до того, как Блейз свалилась на землю.
— Блейз! Блейз! — растерянно звал он. — Что с тобой, мой ангел?
— Жарко, — пробормотала Блейз, не открывая глаз. — Мне так жарко. Тони.
— О Господи… — прошептал Тони, — у нее потница!
— Давайте я отнесу ее в экипаж, милорд. Не хватало еще, чтобы и вы заразились! — предложил капитан.
— Нет, я не заражусь, — возразил его хозяин. — Я перенес потницу в юности. — Он отнес Блейз в экипаж и положил на сиденье.
Путешествие продолжалось, но на этот раз с лихорадочной поспешностью. Геарта понемногу поправлялась, а Блейз только начинала бороться с болезнью. Требовалось как можно скорее доставить ее домой. Капитан отправил вперед двух посыльных, чтобы предупредить слуг.
Взошла луна и ярко осветила дорогу. Постепенно местность вокруг становилась все более знакомой, и наконец впереди появились владения Лэнгфорда. Кавалькада галопом пронеслась через спящие деревни, торопясь доставить свой драгоценный груз домой и избрав более короткую дорогу вдоль реки. Воды Уая, посеребренные лунным светом, создавали иллюзию покоя. Наконец впереди показался дом с освещенными окнами — в Риверс-Эдже с тревогой ожидали прибытия хозяев.
Слуги высыпали из дома, едва они подъехали к крыльцу. Дверцы экипажа распахнули прежде, чем Энтони успел спешиться, бережные руки подхватили графиню и вынесли ее наружу, а затем помогли слабой Геарте.
Блейз унесли в ее спальню и уложили в заранее приготовленную постель. Рой служанок суетился вокруг, раздевая Блейз и переодевая в сухую рубашку.
— Девушки будут сидеть у постели ее светлости всю ночь, милорд, — объявила мистрис Эллис, экономка.
— Нет, — покачал головой Тони, — я сам буду ухаживать за ней. — Он сбросил дорожный плащ и камзол. — Принесите мне все, что понадобится, скажите, что я должен делать, и пусть поблизости остаются только те, кто уже перенес болезнь.
— Милорд, не мужское это дело — ухаживать за больной женщиной, — упрекнула мистрис Эллис.
Энтони вскинул голову, и его глаза наполнились такой болью и страхом, что экономка попятилась.
— Она — моя жена, — просто ответил он и пододвинул кресло поближе к постели. «Какая она маленькая», — думал он, глядя на Блейз. Когда ее тело начинало содрогаться, он испытывал острую боль. Он вспоминал, как в юности переболел потницей вместе с Эдмундом — оба они почти не страдали, болезнь не продлилась и двух дней, но множество людей тогда умерло.
Блейз не может умереть. Этого не будет! Он должен так много сказать ей. Им предстоит еще столько сделать вдвоем. Она — его жизнь. Она — сердце Лэнгфорда. Бог не отнимет ее у детей, у мужа, у слуг. Энтони осторожно вытирал пот с лица Блейз и вновь клал влажную ткань ей на лоб.
Жарко… жарко… почему так жарко? Блейз недоумевала. Еще никогда лето в Эшби не бывало таким жарким. Мама!
Где же ее мама? А Блисс? И Блайт? Где мама? Должно быть, кормит малыша — в доме всегда есть малыш. Этого назвали Дилайт. Отец Иоанн разгневался, когда мама объявила ему, как будут звать девочку. А мама рассмеялась, объяснив, что ребенка надо окрестить как Мэри-Дилайт — точно так же, как ее другие дочери были крещены Мэри-Блейз, Мэри-Блисс и Мэри-Блайт. Мама считает, что Мэри — лучшее из имен святых.
Жарко… снова жарко… Выйдут ли они замуж? Ведь у них нет приданого. Папа и мама тревожатся. Старший сын сквайра пытался поцеловать ее в саду, но она оттолкнула его. Он не посмел пожаловаться. Блисс считает, что она, Блейз, поступила глупо — сын сквайра взял бы ее в жены и без приданого. Но она скорее останется старой девой, чем выйдет замуж за этого самодовольного олуха. Пусть Блисс забирает себе этого скользкого лягушонка, а ей предназначен более высокий удел.
Она выходит замуж! О, как ей страшно… но никто не должен заметить ее страха. Графине не подобает выдавать свои чувства. Надо найти сестрам мужей, помочь им всем.
О, как он красив! Если бы только ее муж был таким же привлекательным! Прошу тебя. Благословенная Дева, пусть мой муж будет добрее Энтони Уиндхема!
Эдмунд! Эдмунд! Боже мой, как я люблю тебя! У нас есть дочь, а я хотела, чтобы в Лэнгфорде появился наследник. Нисса? Ты хочешь назвать ее Ниссой? Чудесное имя, милорд! Эдмунд, я люблю тебя. О Эдмунд, не уходи! Не умирай! Только не ты! Ненавижу тебя, Энтони! Ты убил моего Эдмунда!
Господи, как мне страшно! Как страшно! Почему все кланяются и лебезят передо мной — только потому, что король пожелал лечь со мной в постель? Я хочу домой, в Риверс-Эдж, но уехать не могу. Напрасно я сбежала из дома.
Нельзя плакать — он оскорбится. Прошу, не надо принуждать меня! Мне не нужен любовник! Почему я испытываю наслаждение, ведь я не хочу его? Ничего не понимаю…
Бедный Гэл… непросто быть королем. За власть, как и за все остальное, надо платить. Все о чем-нибудь мечтают, вот и Гэл хочет сына, но королева не может его родить. Он говорит, что его брак незаконный. Не знаю, правда ли это…
Бедный Гэл, бедный… Что будет со мной, когда я ему наскучу? Этого я не хочу. Не желаю! Бедный Гэл — у него остался только Уилл, шут, и я его понимаю…
Жарко… жарко… почему мне так жарко? Хочу открыть глаза, но не могу. Помоги мне, Тони!
Он беспомощно наблюдал всю ночь, как ее тело покрывается потом. Она горела в лихорадке, а ему оставалось только класть мокрый компресс на лоб и убирать его, заставлять ее выпивать глоток вина или холодной воды. Она непрестанно стонала, беспокойно ворочалась на постели, а он ничего не мог поделать.
Утром две служанки вошли в комнату и принесли с собой свежее белье и распоряжение от мистрис Эллис: его светлости следует перекусить, пока служанки перестилают постель графини. Энтони с трудом поднялся и, обеспокоенно взглянув на жену, покинул спальню. Но отсутствовал он недолго — только проведал Геарту и убедился, что она уже поправляется. Горничная расплакалась, узнав, что ее госпожа терпит муки.
— Напрасно она ухаживала за мной, милорд! Если бы я только могла запретить ей! О, если она умрет, я никогда себе этого не прощу!
— Она могла заразиться еще при дворе и не обязательно от тебя, Геарта. Не вини себя. Блейз не умрет. Этого не будет. Мы все нуждаемся в ее помощи. А теперь скорее поправляйся и помоги мне выходить мою жену.
— Вы сами ухаживаете за ней, милорд? — Горничная была так же потрясена, как мистрис Эллис вчера ночью.
Энтони улыбнулся.
— Я должен быть с ней, — ответил он и ушел, пообещав напоследок сообщать горничной, как идут дела у ее госпожи. В кухне он прихватил тарелку холодного мяса, хлеба и сыра, а затем вернулся в спальню Блейз, где служанки уже перестелили постель и переодели свою госпожу. С поклоном они удалились, оставив Энтони наедине с женой.
Он медленно жевал — скорее по привычке, чем из чувства голода. Он не ощущал вкуса еды. Только крепкое вино заставило его очнуться. Блейз лежала так неподвижно, ткань на ее лбу высохла от жара. Ей не становилось легче. «Господи, помоги ей, — взмолился Энтони, — помоги!» Не прошло и нескольких минут, как у Блейз началась дрожь.
Жарко… о, как жарко! Теперь она жена Энтони. Не Эдмунда, а Энтони. Энтони солгал королю, чтобы жениться на ней. Ему не следовало лгать Гэлу, но эта ложь была удобна для самого короля. Гэл даже не заподозрил его в обмане. Энтони солгал потому, что любил меня. Он и теперь меня любит! И я люблю его! Да иначе и быть не может — он так добр ко мне, он заботится о Ниссе. Дилайт любит Энтони… бедняжка… Жаль причинять ей боль. Я не люблю тебя, Тони, — нет, нет! О да! Так нельзя! Надо быть верной памяти Эдмунда! Я не скажу, и никто никогда не узнает.
Нет, Бог все знает. Что же мне делать? Королева не станет меня слушать! Бедный Гэл! Мистрис Болейн — злобное существо. Она будет женой короля. Бедный Гэл!
Проходили часы, а Блейз лежала без чувств в кровати, то сгорая от жара, то дрожа так, что Энтони замирал от ужаса. Наступила ночь, и эрл отошел от ложа жены. чтобы проведать Геарту и сказать, что ничто не переменилось.
Вернувшись в спальню, он обнаружил на столе еду и равнодушно, без аппетита перекусил, оставив почти половину на тарелке.
Надо намочить тряпку в воде. Выжать ее. Убрать со лба сухую и заменить се мокрой. Выпей, мой ангел. Поднести кубок к ее губам и осторожно влить в них немного вина.
Пей, Блейз, тебе нужно пить. У него слипались глаза, но он не мог уйти, пока опасность не миновала. Он с трудом прогонял сон, его голова клонилась на грудь, и Энтони резко просыпался. Наконец он задремал.
Жарко… жарко… будет ли ей когда-нибудь прохладно?
У нас родился сын. О, как он красив! Я буду звать его Филиппом. Не Эдмундом — Эдмунд мертв. Не Энтони — Энтони у меня уже есть. И не Генри — слишком уж много вокруг Генри, не хочу, чтобы о его отцовстве спорили те, кто не умеет считать на пальцах. Филипп, я люблю тебя.
Как ты похож на своего отца! Я люблю и твоего отца, сынок, но разве я могу сказать ему об этом? Нам придется расстаться, сынок, — меня зовет король. Я — подданная короля. Бедный Гэл, как он страдает! Ему нужен сын, такой, как мой Филипп. Как он страдает от любви к мистрис Болейн! Он любит ее, я знаю, но она не признается в своих чувствах. Кажется, и она его любит — она так ревнует. Бедный Гэл, он этого не знает.
Жарко… Жарко… Но не так жарко, как прежде. Прежде жар был нестерпимым, а теперь слегка утих. Король не знает, что он любим. Энтони не знает, что я его люблю. Надо сказать ему об этом, но сначала — доставить Геарту домой.
Она так больна, моя добрая Геарта! Надо непременно сказать Энтони, что я люблю его! Я должна это сделать! Что если я умру и он об этом никогда не узнает? Нет, надо сказать! Энтони! Энтони!
— Энтони! — еле слышно прозвучал в комнате ее шепот. — Энтони!
Блейз открыла глаза и увидела, что Энтони сидит рядом. Его лицо заросло густой щетиной, рубашка была расстегнута у ворота. Он выглядел встрепанным и измученным.
— Энтони! — в третий раз позвала она.
Он услышал ее голос сквозь сон и внезапно проснулся.
— Блейз! — Энтони сорвал с ее лба тряпку и приложил к нему руку. Лоб был холодным! Лихорадка отступила, Блейз перенесла болезнь. — О мой ангел, ты будешь жить!
Слава Богу, ты выжила!
— Энтони, я люблю тебя, — прошептала она. — Я люблю тебя!
Он ощутил, как слезы наворачиваются ему на глаза, и смутился, смахнув их ладонью.
— Тебе не следовало говорить об этом, мой ангел, — мягко упрекнул он.
— Не правда! Я люблю тебя! Я поняла это, только когда король об этом спросил. О Энтони, как глупа я была! Разве женщина в здравом рассудке способна ценить покойного мужа выше, чем живого? — Она взяла его за руку. — Я люблю вас, лорд Уиндхем, — произнесла она.
Поднеся ее руку к губам, Энтони страстно поцеловал ее.
— И я люблю тебя, Блейз Уиндхем. Я полюбил тебя с первой минуты, как только увидел. Как я проклинал судьбу, разлучившую нас! А теперь ты моя. Я буду любить тебя всю жизнь и еще дольше! — воскликнул он.
Высвободив руку, Блейз осторожно коснулась его щеки.
— Ни одной женщине, — окрепшим голосом произнесла она, — не доставалось такого блаженства, как мне, Энтони. Меня любили трое мужчин, и я отдавала им любовь, но еще никогда, мой дорогой, мне не доводилось испытать такую любовь, какую ты даришь мне. За тебя я буду благодарить Господа до конца своих дней.
— А я прослежу за этим, мадам, — нежно поддразнил ее Тони, — ибо намерен всегда быть рядом с вами.
— Всегда, — согласилась она. Всегда! Разве ради этого не стоит жить?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. эшби-холл, июль 1521 года

ЧАСТЬ I. Эшби-Холл, лето 1521 года

Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ II. Риверс-Эдж, осень 1521 года — январь 1525 года

Глава 3Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ III. ВЫБОР КОРОЛЯ. Двенадцатая ночь 1525 года — осень 1525 года

Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ IV. Риверс-Эдж, осень 1525 года — май 1527 года

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог. гринвич, 19 мая 1536 годаПримечание автора

Ваши комментарии
к роману Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис



Безумно люблю этот роман. Перечитываю не первый раз. Твердая десятка.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья
20.05.2012, 18.59





Прочитала быстро и легко,хотя переживала вместе с героиней все её горе и всю радость. Все очень хорошо донесли читателю! Я довольна,что прочла и советую другим! 10 из 10
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисАня
1.10.2012, 9.07





Очень интересный роман, читайте обязательно. Жаль короля.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисирина
26.02.2013, 16.50





Читала этот роман довольно давно, но до сих пор его хорошо помню.Очень интересный.Читайте,не пожалеете.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕвгеша
26.03.2013, 18.29





Читала этот роман довольно давно, но до сих пор его хорошо помню.Очень интересный.Читайте,не пожалеете.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕвгеша
26.03.2013, 18.34





хорошая книга))
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисвера
19.04.2013, 21.00





Изюмительно. Очень интересно!!! :-)
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисМариЯ
1.05.2013, 15.02





Очень хороший роман. Читайте. Начало немного затянуто но сюжет отличный и четко вырисованы образы и картины.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
7.05.2013, 21.41





Удивлена, потому что абсолютно не похож на первый роман этого автора, который недавно прочитала. Это действительно любовный роман. Много событий. Интересно было читать.) rnИнтересно, что гг-я жалеет короля, а в фильме Тюдоры его показывали как капризного распутника.))) В принципе так оно и было. Так спокойно расправлялся с женщинами, которые ему наскучили.)) rnНо рассказ не про него. В общем, стоит прочесть. Думаю, не разочаруетесь.)
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисKatrin
11.05.2013, 10.12





Не понравился..еле-еле прочитала до конца
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисYulia
21.05.2013, 16.56





Очень интересная книга. Читается легко и немного переживаний за Блейз. Хотелось бы фильм посмотреть снятый именно по этой книге.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЛель
9.07.2013, 21.25





Есть продолжение этой истории, о дочери Блейз, читайте " Вспомни меня любовь" , очень интерестно.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
30.08.2013, 1.30





Есть продолжение этой истории, о дочери Блейз, читайте " Вспомни меня любовь" , очень интерестно.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисЕлена
30.08.2013, 1.30





мне понравилось! великолепно!Но я не понимаю слова Ирины" жаль короля", что его жалеть? он был мерзавцем,тварью,скотиной....что касается Блейз,то она немного развратна и беспордонна. В романе слишком много эротических сцен. Такое чувство,что это не роман,а секс-поле.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснонна
12.11.2013, 18.55





Я думала что разрыдаюсь на 8 главе. Дальше еще не дочитала. Даже не знаю как она (ГГ) дальше сможет влюбится!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисDasha
23.11.2013, 0.51





Какой то не приятный камень на душе, после этого романа(((
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисDasha
23.11.2013, 16.42





Этот роман неплох, прочитать можно! ставлю 6
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисАнюта
11.12.2013, 11.25





Почему-то не захватило. Есть ощущение отчета по прошедшим событиям. Исключение немного в восьмой главе, но это не сила описания автором, а ужас самих событий, что в любом случае не проходит мимо женщины читающей об этом. Наверно, не самый лучший роман Бертрис - у нее есть намного более живые вещи. Даже подумала, что это не доработанная заготовка на большой роман - есть много зацепок на развитие сюжете, усиление акцентов, но все это так и остается недосказанным и недосвязаным. Что касается Генриха - не все мужики сразу становятся козлами. Он не должен быть стать королем - он был шалопаем, повесой, младшим братом. Им не занимался особо никто - и сериал Тюдоры - не есть истина в последней инстанции. Детство и отрочество - все мимо прошло. Там более ясно с дочерьми Генриха, нежели им самим. В этом романе он еще молод. Рядом те, кто сделал его великим королем и кого он еще не успел предать. ГГне повезло быть с ним только пару глав. Можно было развить все много сильнее, но автор написал то, что написал. Читаем и делаем свои выводы.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисKotyana
20.01.2014, 18.12





еще раз с удовольствием перечитала.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснонна
9.03.2014, 16.02





Хороший роман. Перечитала бы заново. Интересный сюжет.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисСвета
14.05.2014, 9.14





Интересный роман. Но жаль героиню.
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриснезнакомка
17.05.2014, 23.11





Прочитала практически на одном дыхании. Очень жизненно передан смысл. как будто это я была....переживала, чувствовала все, как героиня. Более того ИСТОРИЧЕСКИЙ роман - это еще и история Англии. Советую прочитать. 10 из 10!!!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисТатьяна
7.08.2014, 14.52





история это хорошо но зачем из главной героини делать шлю...это минус на мой взгляд для книги а вот главный герой мне понравился
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисанастасия
21.09.2014, 15.15





Классная книга, обожаю Блейз!!!
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНика
4.12.2014, 22.31





Меня всегда возмущает,когда говорят,что у этого автора есть романы лучше...,НО ПОЧЕМУ ЖЕ ВЫ НЕ НАЗЫВАЕТЕ ИХ.Мы бы почитали.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья 66
27.01.2015, 9.21





А роман мне очень понравился так же,как и вся серия Скай О'Малли.
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНаталья 66
27.01.2015, 9.33





Мой самый любимый роман,спасибо автору!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисмаргарита
22.06.2015, 13.24





Мой самый любимый роман,спасибо автору!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисмаргарита
22.06.2015, 13.24





что-то у берты весь мир бардак, все бабы шлюхи, в каждой книге Гг становится шлюхой, но причина всегда уважительная!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриселка
22.06.2015, 17.34





что-то у берты весь мир бардак, все бабы шлюхи, в каждой книге Гг становится шлюхой, но причина всегда уважительная!
Блейз Уиндхем - Смолл Бертриселка
22.06.2015, 17.34





Хороший роман. Но очень жаль первого мужа героини. Ну почему она не жила долго и счастливо именно с ним
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрис1696
22.06.2015, 18.00





Через чур много событий для одного романа, больше грузит чем расслабляет.Но дочитав до конца, когда ГГ уже уехала от короля и поняла,что любит мужа-зачем нужно было, чтобы все еще и переболели смертельной болезнью??? Неужели нельзя было сделать концовку более приятной?
Блейз Уиндхем - Смолл Бертрисюлик
24.11.2015, 15.15





Самая интересная книга на мой взгляд это "ворон",ещё серия книг " Лара"
Блейз Уиндхем - Смолл БертрисНастасья
6.02.2016, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог. эшби-холл, июль 1521 года

ЧАСТЬ I. Эшби-Холл, лето 1521 года

Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ II. Риверс-Эдж, осень 1521 года — январь 1525 года

Глава 3Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ III. ВЫБОР КОРОЛЯ. Двенадцатая ночь 1525 года — осень 1525 года

Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ IV. Риверс-Эдж, осень 1525 года — май 1527 года

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог. гринвич, 19 мая 1536 годаПримечание автора

Rambler's Top100