Читать онлайн Ночь, которая решила все, автора - Смит Карен Роуз , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Карен Роуз

Ночь, которая решила все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Из окна джипа Оливия наблюдала, как меняются цвета пустыни. Они ехали во Флагстафф на машине Лукаса.
Во вторник, после первого дня экзаменов, они опять встретились в отеле. Во время ужина и прогулки обсудили вопросы, которые ей задавали, и ее ответы. А когда вернулись в отель, он поцеловал ее у двери номера, развернулся и ушел, оставив трепетать от желания, которое ночью заполнило все ее сны. В среду, когда она вернулась домой после второго дня экзаменов, ее ждал огромный букет розовых роз и приготовленный им ужин.
Он ухаживал за ней, и это было прекрасно! Но почему он это делал? Из-за ребенка или из-за искреннего чувства к ней?
Отхлебнув несколько глотков содовой, он поставил банку на подставку.
— Если захочешь остановиться и размяться, скажи.
— Спасибо.
Сегодня утром они приехали в «Баррингтон» и уехали вместе. Вроде бы никто не заметил. Дорога делала поворот, и Оливия решила, что сейчас самое время рассказать Лукасу о замечательном событии, которое произошло в конце рабочего дня.
— Мистер Баррингтон звонил мне сегодня. Лукас взглянул на нее:
— Рекс? Чего он хотел?
— Должно быть, решил поближе познакомиться со своими сотрудниками. Напомнил мне, что после того, как я получу уведомление, в «Баррингтоне» для меня освободится место. Стенли подал ему мою характеристику, и мистер Баррингтон сказал, что оба они довольны моей работой. Здорово, правда? — Она ожидала, что Лукас обрадуется. Но вместо этого он нахмурился:
— И что ты ему ответила?
— Я сказала, что буду счастлива стать официальным сотрудником юридического департамента в «Баррингтоне». Если сдам экзамен.
Шуршание шин по дороге подчеркивало напряженное молчание Лукаса. Наконец он спросил:
— А как же наш малыш?
— А что с нашим малышом? — Оливия не заметила резкости в его вопросе.
— Наш ребенок заслуживает мамы, которая будет полностью отдаваться ему, а не работе.
Честно говоря, она еще не задумывалась о том, как будет работать, когда родится ребенок. До сих пор все ее мысли были сосредоточены на учебе, на том, чтобы сдать экзамен и получить хорошую работу.
— Ты хочешь, чтобы я потеряла все годы, что училась и работала?
— Я хочу, чтобы ты поняла: ты собираешься стать матерью, а это значит, что у тебя теперь должны быть совершенно другие приоритеты.
— А почему я не могу быть и матерью, и одновременно работать? — Она чувствовала, что сейчас взорвется…
Лукас покачал головой:
— Не представляю, как это можно совместить. Как ты сможешь дать ребенку все, что ему нужно, если тебя не будет рядом?
— Значит, вся ответственность ложится на меня?
— Нет, конечно, нет. Но первые шесть месяцев ребенка особенно важны. Или ты хочешь, чтобы о малыше заботился чужой человек? И когда ты намерена сказать Рексу, что беременна? Или ты собираешься работать до самых родов и выйти на следующий день после них?
— Не говори ерунды!
— Ты должна прийти к какому-то решению, Оливия. И уже в ближайшее время.
Ярость, с какой он произнес эти слова, заставила Оливию посмотреть на него. За солнечными очками ей не были видны его глаза, но руки с силой сжимали руль. Неужели он из тех мужчин, что всегда настаивают на своем? Неужели он не в состоянии взглянуть на все с ее точки зрения? Узнала ли она его лучше с тех пор, как переехала к нему?
Да, узнала. Но еще не поняла, что им движет, чего он хочет в жизни, кроме того, чтобы быть отцом. Может, эти выходные подскажут ей ответ?
Лукас ехал, по-прежнему сжав челюсти и упрямо смотря перед собой. Пейзаж за окном машины менялся. Ряды пальм, раскачивающихся на ветру, сменились еловыми лесами. Дорога была уже чистая, но поля покрыты снегом. Лукас включил магнитофон, и Оливия попыталась расслабиться под музыку. Но ничего не получалось. Ее беспокоила не только их с Лукасом размолвка, но и предстоящий уикенд. Что, если она не понравится этим людям?
Наконец Лукас свернул с шоссе и примерно через , милю повернул на заснеженную дорогу. Вскоре показался дом, — высокий, с плоской крышей, с пристройкой сбоку. Над крыльцом горел яркий фонарь. Бело-черные ставни на окнах по обе стороны крыльца придавали дому уютный и гостеприимный вид.
Она надеялась, что первое впечатление не изменит ей.
Въехав на подъездную дорожку, Лукас глянул на ее кроссовки. Они вышли из машины и по заснеженной дорожке направились к дому. Неожиданно Оливия поскользнулась, и Лукас поймал ее за локоть. Прежде, чем она успела сообразить, что он собирается делать, он подхватил ее на руки.
— Лукас, что все подумают?
— Ты слишком часто заботишься о том, что подумают другие. Лучше будет, если ты упадешь? Она знала, что он беспокоится о ребенке.
— Нет. Но в любом случае ты же не будешь носить меня на руках весь уикенд?
— Думаю, у Мим есть запасная пара старых ботинок, у вас с ней приблизительно один размер. — С этими словами он донес ее до самого дома и опустил, только поднявшись на крыльцо.
Шапка закрывала его глаза, и она не могла понять, какое у него настроение. Ей было очень тяжело оттого, что они поссорились.
Лукас не стал звонить или стучать, просто открыл дверь и вошел. Не успели они зайти внутрь, как она услышала топот несущихся ног и детский голосок:
— Лукас, это ты?
Через несколько секунд они уже стояли в окружении четырех мальчишек, которые внимательно ее разглядывали.
— Это Оливия, — сказал Лукас. И, взъерошивая волосы каждому из мальчиков по очереди, перечислил:
— Это Джерри, Русс, Курт и Тревор.
Подошла женщина, которая обняла Лукаса и протянула руку Оливии:
— Мим Карсон. А это мой муж — Уатт. Мы очень рады, что вы смогли к нам приехать.
Волосы Мим были черными, как агат, с прожилками седины и собраны в хвост. Высокие скулы говорили о том, что ее предками были индейцы, коренные американцы. Она крепко пожала руку Оливии. Ее рука была теплой, а темно-карие глаза светились добротой.
— Приятно познакомиться, — ответила Оливия, и ей действительно было приятно. Уатт взял ее руку и потряс-:
— Лукас, ты не сказал нам, что она настоящая красавица, — его карие глаза блеснули под густыми бровями. Он был высоким, такого же роста, как Лукас, сильным мужчиной с бородой.
Прежде, чем она успела ответить на приветствие, самый маленький из мальчиков, Русс, повис на руке у Лукаса:
— Ты покатаешься с нами завтра? Пожалуйста! Мальчик, который стоял с краю — Тревор, она помнила, — шмыгнул носом:
— Не будь дураком. Уж если он с кем-то и поедет, то с ней.
Воцарилось молчание. Лукас снял шапку и повесил ее на вешалку, затем повернулся к Тревору:
— Я обещал, что возьму вас всех на прогулку, когда приеду в следующий раз, если будет хорошая погода. На завтра обещали ясную погоду, значит, после того, как вы закончите свои домашние дела, мы сможем ехать.
— Но это уже будет полдень, — заныл Тревор.
— Возможно. У тебя что, другие планы? — улыбнулся Лукас.
Джерри, самый старший из мальчиков, сказал:
— Не обращай на него внимания. Он так ведет себя, потому что не смог остаться сегодня подольше со своей мамой. Она нашла работу, и ей нужно было выходить на нее.
— Да что ты знаешь! — огрызнулся Тревор и, развернувшись, направился к лестнице.
— Тревор… — окликнула его Мим.
— Пойду поговорю с ним, — предложил Лукас. Уатт обменялся взглядами со своей женой, и она кивнула.
Оливия почувствовала себя неловко, когда Лукас ушел. Оставшиеся мальчики не сводили с нее глаз.
— Ну и встреча получилась, — пробормотал Уатт. — Добро пожаловать, Оливия. Снимайте пальто. У вас, должно быть, руки замерзли. Сейчас разожжем огонь, и вы согреетесь, пока мальчики помогут Мим накрыть стол к ужину.
Мим похлопала ее по плечу:
— Мы действительно рады, что вы приехали. Чувствуйте себя как дома.
Снимая пальто, Оливия подумала: вот так должен выглядеть настоящий дом. Длинная софа, стул с высокой спинкой и кресло-качалка по обе стороны от нее. На грубом деревянном полу тут и там разноцветные плетеные коврики. Камин сложенный из камня, добавлял комнате колоритности.
— Я надеюсь, вы простите Тревору его грубость, сказал Уатт, отодвигая черный защитный экран от камина. — Я не знаю, говорил ли вам Лукас что-нибудь о мальчиках…
Оливия подошла к камину и повесила свой вязаный жакет на спинку кресла-качалки.
— Он рассказал мне об их прошлом.
— А говорил ли он, что между ним и Тревором установилась связь, особое доверие? — (Она покачала головой.) — С Тревором были большие проблемы. Но в прошлый свой приезд Лукас взял его на верховую прогулку, а когда они вернулись, мальчика как будто подменили. С тех пор Тревор уже не такой колючий. — Уатт положил в камин поверх щепок два длинных полена. — Как вы себя чувствуете? Лукас говорил нам, что вас беспокоит тошнота по утрам.
— Теперь уже получше, — пробормотала Оливия, озадаченно думая, что еще Лукас рассказал им.
— Лукас объяснил нам, что произошло, Оливия. И сказал, что вы переехали к нему. Она покраснела от неловкости:
— Мы пытаемся получше узнать друг друга. Лукаво улыбаясь, Уатт вынул спички из коробки:
— Ну, и как успехи?
Оливия поняла, что в этом доме прежде всего ценится честность, поэтому ответила:
— Иногда хорошо, иногда не очень.
— Но ведь есть надежда?
Она вспомнила о поцелуях Лукаса, о его нежной заботе о ней и о своем растущем чувстве к нему и ответила:
— Да, безусловно.
— Только не позволяйте парню давить на себя, он может быть чертовски упрямым. — Уатт помолчал. — Но у него доброе сердце.
— Мне хочется задать вам тысячу вопросов. Но я знаю, что должна узнать о Лукасе от самого Лукаса.
— Вы мудрая женщина. — Уатт зажег щепки под поленьями.
Оливия улыбнулась — она поняла, что Уатт одобряет ее.
— Пойду посмотрю, может, вашей жене нужна помощь.
Уатт поставил каминный экран на место и, сев в кресло-качалку, показал ей на стул:
— Свои обязанности по дому Мим и мальчики довели до автоматизма. Останьтесь и поболтайте со мной немного.
Минут через пятнадцать Мим позвала их.
— Идите на кухню, а я позову Лукаса и Тревора, — сказал Уатт.
Он очень понравился Оливии. Они поговорили о Флагстаффе, о том, что Флагстафф в основном привлекает туристов, которые едут смотреть Гранд-Каньон. Она также узнала, что пристройка сбоку от дома — это офис Уатта: он был не только хозяином ранчо, но и бухгалтером.
Оливия толкнула дверь в кухню. Посредине стоял большой обеденный стол, по периметру — длинный рабочий стол с кухонной утварью. Мебель, пол, занавески — все было выдержано в голубых тонах, что делало кухню приветливой и уютной.
— Добро пожаловать, — сказала Мим с улыбкой, неся к столу огромную чашу с толченой картошкой. — Джерри покажет вам ваше место.
Сидя между пятилетним Руссом и семилетним Куртом, Оливия улыбнулась Лукасу, когда он и Тревор занимали свои места. «Интересно, он такой хмурый из-за меня или из-за разговора с Тревором», — подумала Оливия.
За столом текла неторопливая беседа, когда Мим сняла блюдо с жареной курицей с жаровни и поставила его на середину стола. Возле каждого стояли стаканы с молоком.
Уатт разговаривал с Лукасом о ценах на фураж, когда Русс потянулся за своим молоком и нечаянно опрокинул стакан Оливии. Молоко разлилось по столу и потекло на джинсы Оливии. Вскочив с места, Русс испуганно смотрел на нее широко раскрытыми зелеными глазами.
— Извините. Простите меня. Я не хотел. Не сердитесь на меня. — Оливия услышала даже страх в его голосе и поняла, что этого мальчика раньше жестоко наказывали за малейшие проступки.
За столом все притихли.
— Я и не сержусь, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно мягче. — Помоги-ка мне собрать молоко салфеткой.
Долю секунды Русс смотрел на нее раскрыв рот, затем схватил салфетку. Мим принесла полотенца. Через минуту и стол и пол были чистыми.
— У вас джинсы мокрые, — заметил Джерри. Русс снова с испугом посмотрел на нее:
— Простите меня.
Оливия присела на корточки, чтобы их глаза были на одном уровне:
— Все в порядке. Русс. Джинсы отлично отстирываются, и чем больше их стираешь, тем мягче они становятся. Садись-ка и заканчивай свой ужин, пока он не остыл. Я пойду переоденусь и через пару минут вернусь.
Русс улыбнулся ей и скользнул на свое место.
Лукас встал:
— Пойду принесу твою сумку из машины.
— Оливия, ваша комната наверху, вторая справа. И принесите мокрые джинсы, я брошу их в стиральную машину, — предложила Мим.
Лукас вышел на улицу, а Оливия поднялась на второй этаж. Ей очень понравились разрисованные балясины и деревянные украшения лестницы. Дверь в ее комнату была открыта, там стояла кованая кровать, накрытая лоскутным одеялом. Через некоторое время появился Лукас с ее дорожной сумкой в руке. Он поставил ее на кровать.
— Ты взяла с собой еще одни джинсы?
— Я в отличие от тебя не путешествую налегке, поддела она его. Он не взял с собой даже туалетные принадлежности.
— У меня здесь есть все, так удобнее. — Он повернулся, чтобы уйти, но остановился в дверях. — Спасибо, что не рассердилась на Русса.
Она внимательно посмотрела Лукасу в глаза.
— Он испугался, что я ударю его, да?
— Русс не привык к доброму отношению. Его отец и бил и орал на него, и он до сих пор ожидает этого, особенно от незнакомых людей.
— Ну, уж от меня он не дождется ни того, ни другого. Тебе-то об этом известно.
— Иногда не знаешь, как человек поведет себя, пока не увидишь его в конкретной ситуации, — уклончиво ответил Лукас.
— Ты привез меня сюда, чтобы познакомить со своей жизнью или проверить, пройду ли я что-то вроде теста?
— И то, и другое, — он ответил после недолгого молчания.
— Понятно. — Она обиделась.
— Оливия…
— Все нормально, Лукас. Просто теперь я буду следить за каждым своим шагом.
Когда он вышел, ей захотелось разбить что-то или… разрыдаться. Опять эти гормоны.
После десерта Оливия настояла на том, чтобы Мим разрешила ей помочь на кухне. Тогда мальчики смогут провести больше времени с Лукасом. Убирая со стола, она задумалась, искренне ли предложила помощь или хочет заработать себе побольше очков? Черт бы побрал Лукаса. Из-за него она начала анализировать свои поступки.
Мим осторожно расспрашивала Оливию о ее прошлом, и Оливия тоже задавала вопросы. Она узнала, что ранчо принадлежало семье Уатта уже несколько поколений, и что Мим не могла иметь детей, поэтому они брали чужих ребятишек, которые на время нуждались в убежище и чьи-то заботе.
Сцена, которую она увидела в гостиной, когда закончила помогать Мим и вышла из кухни, заставила ее остановиться в дверях. Лукас, Тревор, Курт и Джерри играли в домино, растянувшись на полу перед камином. Русс сидел у Уатта на коленях и слушал сказку. В камине потрескивал огонь.
Всю жизнь Оливия мечтала о сестре или о брате, о большой семье. И сейчас, наблюдая за мальчиками, Лукасом и Уаттом, поняла, что между ними существует тесная связь, какая существует в большой семье, между родственниками. Закончив читать, Уатт сказал Руссу:
— Тебе и Курту пора спать. Тут Русс увидел Оливию, соскочил с коленей Уатта и подбежал к ней:
— Хочешь посмотреть мои грузовики?
— Че ей смотреть на твои грузовики, у тебя их всего два, — тряхнул головой Тревор. — Ведешь себя как маленький.
Оливия поняла, что дети хотели внимания к себе, которого им так не хватало.
— Русс, наверно, больше всех игрушек любит свои грузовики. А разве у тебя нет чего-нибудь такого, что ты бережешь больше всего на свете? спросила она Тревора.
— У меня есть стеклянные шарики, — тихо ответил Тревор.
— А кошачий глаз есть?
— Есть несколько. — Он был явно удивлен ее осведомленностью.
Русс потянул ее за руку:
— Ты пойдешь со мной?
— Ну конечно пойду, — улыбнулась она ему. Поднимаясь с Руссом по ступенькам, она чувствовала, как Лукас пристально смотрит ей вслед.
Когда все мальчики были в постели, Мим приготовила себе и Оливии по чашке чая, Лукас с Уаттом предпочли кофе. Постепенно разговор затих, и Мим обменялась взглядом с Уаттом. Они встали.
— Возьми подушки и одеяло в прачечной, — обратилась Мим к Лукасу. Уатт обнял жену за плечи.
— Дорогая, он сможет сам о себе позаботиться. Доброй вам ночи. Увидимся утром.
— Ты собираешься спать здесь? — спросила Оливия, сидя на противоположном краю софы.
Ругая себя за то, что вел себя с Оливией грубо, Лукас понимал, что их разделяют не только подушки, лежащие между ними на диване.
— Софа раздвигается.
Их глаза встретились. После долгого молчания она прокашлялась.
— Я тоже, пожалуй, пойду спать.
Прежде, чем она стала еще дальше от него, а Лукасу казалось, что с наступлением ночи дистанция между ними резко возрастала, он сознался:
— Я волновался, как пройдут эти выходные, Оливия. Я не знал, как ты примешь все это.
— Ты имеешь в виду мальчиков?
— И Мим, и Уатта. И простую сельскую жизнь.
— То, что у меня нет ботинок, не означает, что мне не нравится жизнь на ранчо.
— Ты еще почти ничего не видела.
— Надеюсь, завтра ты мне покажешь? Взгляд ее таз явно был бесхитростным, и он понял, что ей действительно здесь нравится.
— С этого завтра и начнем.
Она улыбнулась, и ее голос стал мягче:
— Хорошо.
Раздосадованный тем, что ему приходится постоянно бороться со своим желанием, он потихоньку придвинулся к ней, так что их колени соприкоснулись.
— Я знаю, ты сама должна решить, работать ли тебе во время беременности или нет. И что будет потом. И как растить нашего ребенка. Но ты должна меня тоже понять; иногда мне кажется, что я стою на улице и наблюдаю за всем со стороны, и единственное, что я могу, это высказать свое мнение.
Она положила руку ему на колено.
— Мне важно твое мнение. Но ты тоже должен понять: я становлюсь мамой впервые, мне нужно время, чтобы взвесить все, прежде чем принимать решения.
— Я пытаюсь дать тебе время.
— Я знаю, — ответила она мягко.
Казалось, мир замер, когда он наклонил голову, и она прильнула к нему. Их губы встретились. Он испытывал голод по ней, по ее прикосновениям, по ее губам с самого Рождества. Оливия обвила его руками, крепко прижимая к себе. Он чувствовал ее грудь, но ему хотелось видеть эту грудь, прикасаться к ней, целовать ее. Ее дыхание стало его дыханием, он отклонился назад, потянув ее за собой, так что она легла на него. Оливия тихонько постанывала, все сильнее сжимала его плечи, его чувственность была на пределе от прикосновения кончиков ее пальцев к его шее, от цветочного запаха, который всегда исходил от ее волос. Ее стройные ноги переплелись с его ногами, он ощущал на себе ее дивную сладкую тяжесть.
Он гладил ее спину, опускаясь все ниже, пока его руки не добрались до ягодиц. Он прижался к ней в возбуждении, и она начала двигать бедрами в такт ему; он не знал, понимает ли она, что делает с ним.
Он стал целовать ее лицо, шею, плечи. Когда она прошептала его имя, он еще раз сделал толчок бедрами, ища удовольствия и одновременно желая дать его. Хриплым голосом он произнес:
— Оливия, ты не представляешь, как я хотел этого. Как сильно я тебя хочу.
Внезапно она замерла, и он понял, что разрушил колдовство. Теперь она перестанет действовать импульсивно, а это значит…
— Лукас, мы не можем… Мальчики, Мим, Уатт… Она попыталась встать, но он удержал ее, прижимая к себе.
— Поцелуй меня на прощание, Оливия. Пожелай мне спокойной ночи. Покажи, что хочешь меня. — Когда она заколебалась, он пробормотал:
— Ладно, не надо. — Мужская гордость заставила его высвободиться из-под нее. Сев на краешек софы, он немигающим взглядом уставился прямо перед собой.
— Лукас, ты меня не понял…
— Я прекрасно понял тебя, — оборвал он ее. Все ясно: она не испытывает влечения к нему, даже когда они оказываются рядом.
Выражение лица Лукаса, его застывшая поза говорили Оливии, что лучше сейчас его не трогать, даже не говорить с ним.
— Я ухожу спать, — сказала она. Он продолжал смотреть перед собой. — Извини меня. — Тебе не за что извиняться, — отрезал он. — Я думал, мы хотим друг друга, но, очевидно, я один испытываю влечение.
— Это не правда. Просто ты забыл, что я беременна и что значит эта беременность для меня, для моей жизни. Мне трудно во всем разобраться.
— Что ж, когда разберешься, не забудь сообщить мне.
— Уатт сказал, что ты можешь быть упрямым, но забыл добавить, что к тому же ты можешь быть несносным!
Она направилась к лестнице и внезапно осознала, что Лукас, сам того не желая, открыл ей свои чувства, пусть это было лишь физическое влечение. Они действительно начинают узнавать друг друга.
Знает Лукас Хантер об этом или нет, но он сбросил маску равнодушия и безразличия. И это давало ей надежду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз



Прикольная....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Бу
4.08.2010, 13.45





ничего)
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз гуля
30.11.2010, 17.15





Здорово..................
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Рина
30.01.2011, 10.50





почитать можно,не особо захватывает!
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
23.09.2011, 16.58





Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
14.08.2012, 21.14





что-то не очень
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз atevs17
12.03.2013, 15.32





Прочитала и все, можно читать что-то другое. А эту забыть.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз иришка
23.07.2013, 22.45





Нормально!!!! 8/10
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз алекс
2.12.2013, 15.55





Почему этот роман считается любовным? Любви я тут не вижу, даже страсти нет. Так, случайный секс, случайная беременность (хотя герои не подростки, должны были хоть что-то о предохранении слышать), случайная свадьба. Незатейливо все и неинтересно: 4/10.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз язвочка
3.12.2013, 12.52





Ну так....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз РиФФка
29.12.2013, 17.40





НУ ДО ЧЕГО УПЕРТЫЕ ОБА!!! ЕЛЕ ХВАТИЛО ТЕРПЕНИЯ ДОЧИТАТЬ.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Валентина
22.03.2014, 12.32





ПОЛНАЯ Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Влада
15.04.2014, 22.24





Один раз прочесть, не более.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
21.07.2015, 22.30





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100