Читать онлайн Ночь, которая решила все, автора - Смит Карен Роуз , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Карен Роуз

Ночь, которая решила все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Празднество в честь Дня святого Валентина было в самом разгаре, когда Лукас вошел в кафетерий. Он собирался отправиться на ранчо прямо отсюда. Столы были украшены красными бумажными скатертями, серебряные и красные сердечки свешивались с флюоресцентных ламп, а на столах стояли небольшие жаровни и чаши с пуншем. Пробежав взглядом по комнате, он понял, что ищет Оливию. Ему необходимо было взглянуть на нее, прежде чем он уедет.
Музыка рвалась из колонок, стоящих в углу кафетерия. Столы были сдвинуты в сторону, чтобы освободить место для танцев. Внезапно он заметил Оливию с Молли и… Уиткомбом. И, прежде, чем успел обдумать свои действия, уже направлялся к ней, поняв, что одного взгляда на нее ему будет недостаточно.
На середине комнаты Лукас замедлил шаг. Оливия не хотела, чтобы про них сплетничали, и он должен уважать ее желание, но вести себя так, будто они всего лишь знакомые, было чертовски трудно.
Не успел он дойти до их столика, случайный взгляд Оливии встретился с его долгим и пристальным взглядом. Приблизившись, он весело всем улыбнулся.
— Привет, Лукас, — поприветствовала его Молли, прекрасно понимая, что с ним происходит.
— Привет. Похоже, все решили повеселиться здесь сегодня.
Стенли усмехнулся:
— Все понимают, что приглашение было королевским приказом. Рекс полагает, что служащие время от времени должны проводить время вместе, это, мол, способствует созданию хорошей рабочей обстановки. Последний раз по его приказу жаровни вынимались, кажется, на праздновании Рождества?
Глаза Лукаса и Оливии встретились. Он прокашлялся и обратился к Уиткомбу:
— Я не помню, чтобы вы тогда были здесь.
— Я пробыл всего несколько минут. Моя дочь прилетала из колледжа, и мне нужно было забрать ее из аэропорта.
И что Оливия нашла в этом мужчине, у которого дочь почти ее ровесница? — подумал Лукас.
Удары барабанов и оглушающий ритм, рвущийся из колонок, сменились медленной музыкой.
— Вот теперь можно и потанцевать, — заметил Уиткомб.
Поняв, что сейчас произойдет, Лукас взглянул Оливии прямо в глаза:
— Разрешите вас пригласить? Она зарделась и улыбнулась:
— Конечно.
Лукас помог ей отодвинуть стул, пропустил вперед, и они направились к группе танцующих. Он сжал ее руку и привлек в свои объятия. Почувствовав, что она напряглась, он обронил:
— Оливия, никто не обратит внимание на двух танцующих коллег. Расслабься, наслаждайся музыкой и моментом.
Несколько секунд они танцевали молча, взволнованные близостью друг друга. Запах духов Оливии и соблазнительный изгиб ее губ притягивали Лукаса. Грудь Оливии напротив его груди, рука на его плече, и ее блуждающая улыбка заставляли его гормоны буйствовать, — он глубоко вздохнул.
— Значит, выходные ты проведешь в своей квартире? — пробормотал он.
— Пока мама не уедет.
— Ты говорила, она учительница? Оливия кивнула:
— Начальной школы. Она любит детей, и будет хорошей бабушкой. После того, как отойдет от шока.
— А ты? Отошла от шока?
— Не знаю. Я всегда мечтала о том, что когда-нибудь стану матерью, но не думала, что это произойдет так внезапно.
Как Оливия отнесется к обитателям ранчо? После опыта с Селестой он не спешил посвящать Оливию в свою жизнь. Но он все расскажет ей. Скоро. А в этот уикенд расскажет Мим и Уатту о неожиданном повороте своей жизни.
Танцуя с Оливией, он забыл, что они должны выглядеть просто коллегами. Ее близость держала Лукаса в чувственной власти…
Он прижал ее еще крепче, и она не сопротивлялась. Он чувствовал, как нежна ее кожа, даже не касаясь ее. Близость возбуждала их обоих.
— Лукас… — Ее голос дрожал.
— Что? — прошептал он ей в самое ухо.
— Кто-нибудь может заметить.
— Здесь танцует слишком много людей, чтобы обращать на нас внимание.
Чтобы проверить свою способность контролировать себя, он прильнул к ее щеке — и тотчас понял, насколько опасна эта игра. Если его губы приблизятся к ее губам еще хотя бы на дюйм, все, кто находятся в этой комнате узнают, что они не просто коллеги. Отклонившись назад, он внимательно посмотрел на нее. По крайней мере сегодня она не была бледной.
— Голова больше не кружилась?
— Нет.
— Ты хорошо спала прошлой ночью?
— Да, очень хорошо. Вот только… прежде чем заснуть, я думала, насколько безопасны маленькие самолеты.
— Боишься, как бы я не упал с небес?
— Этим не шутят.
Он лучше, чем кто-либо другой знал, каковы бывают капризы судьбы, за секунду меняющие все в твоей жизни. Он стал сиротой в мгновение ока.
— Я делаю все, чтобы быть в безопасности, и на земле, и в небе. Но не могу и не хочу жить в постоянном страхе. Страх сковывает человека, а мне нужна свобода и уверенность, когда я подымаю самолет в небо. — Оливия нахмурилась, и он понял, что она действительно беспокоится за него. — Летать на самолетах безопаснее, чем ездить на машине. Когда-нибудь я возьму тебя с собой.
Внезапно он почувствовал, что Оливия напряглась у него под рукой, и увидел, почему. Стенли стоял у чаши с пуншем, не отрывая от них глаз.
Лукас сжал челюсти.
Танец закончился, и Лукасу пора было уходить. Но желание остаться было настолько велико, что он не мог противостоять ему.
До тех пор, пока Уиткомб не оказался рядом с ними.
— Не возражаете, если я приглашу вашу леди? — спросил он, похлопав Лукаса по плечу.
Возражаю, черт тебя возьми, чуть не сказал Лукас. Но Оливия опасалась сплетен и потом, возможно, она хочет танцевать со Стенли, а не с ним. Лукас взял себя в руки и ответил:
— Мне все равно пора идти. Желаю хорошо провести вечер.
Он услышал, как Оливия мягко произнесла:
«До свидания», передал ее в руки другого мужчины и зашагал прочь, понимая, что ему нужно поскорее убираться отсюда.
И, тем не менее, какой-то дьявол заставил Лукаса задержаться у дверей. Он обернулся, и у него свело живот. Стенли и Оливия разговаривали, танцуя, как показалось Лукасу, слишком близко друг к другу. Со стороны казалось — они так увлечены, что не замечают танцующих вокруг. Коротко и громко выругавшись, так, что если бы не музыка, его услышали бы все, Лукас вышел из кафетерия. Ему как воздух нужно было ранчо с его просторами, чтобы хорошенько все обдумать.
Лукас даже не попрощался с ней, поэтому Оливия, чтобы заглушать обиду, позволила Стенли кружить себя в традиционном вальсе. Невозможно было предугадать, как поведет себя Лукас в следующую минуту. Когда он пригласил ее на танец, по спине ее пробежала дрожь. Объятия Лукаса волновали, возбуждали; сейчас же, в объятиях своего босса, она не чувствовала ни волнения, ни трепета, даже удовольствия от танца с мужчиной, которым… восхищалась? Уважала? Что же на самом деле она чувствовала к Стенли?
— Вы что, с Лукасом вместе?
— Не понимаю, что вы имеете в виду.
— Будьте осторожны, Оливия. Лукас Хантер опасный выбор.
— Что это значит?
— Он продает себя по самым высоким ценам. Вернее сказать, умеет себя продавать. Корпорации рвут его на части, желая нанять для очередной сделки. Но он не желает связывать себя надолго ни с одной компанией. Я даже слышал, что нью-йоркская фирма последние два месяца пытается заполучить его. При этом они постоянно повышают цену.
За неделю, которую прожила в доме Лукаса, Оливия совершенно не думала о том, какова его репутация, его стиль жизни. Всего несколько минут назад он убеждал ее расслабиться, наслаждаться моментом… Но это так трудно! Оливия привыкла планировать свое будущее. Что, если она выйдет замуж за Лукаса, а он будет постоянно переезжать с места на место, как ее отец? Что, если они поженятся ради ребенка, а после его рождения он уйдет?
— Кажется, Лукасу нравится работать в «Баррингтоне», — попыталась она возразить, искренне желая, чтобы это было правдой.
— Лукасу нравится эта работа, и пока она ему не наскучила. Но это не значит, что так будет продолжаться вечно. Словом, будьте с ним осторожны. Я слышал, у него кто-то есть во Флагстаффе.
Ее сердце оборвалось, ей очень хотелось верить, что Лукас действительно навещает там друзей.
— Вы верите слухам?
— Нет, конечно. Но обычно в них есть доля истины. Я не хочу, чтобы вы страдали. В Лукасе чувствовалась уверенность собственника, когда он приглашал вас на днях на ланч. Именно поэтому я вас предупреждаю.
— Спасибо, Стенли, но я способна сама о себе позаботиться. Вы должны были уже понять это.
— Я понимаю и другое. Будучи очень привлекательной молодой женщиной, вы с полной отдачей и работаете и готовитесь к экзамену, и то и другое вы делаете замечательно. Только мне кажется, что вы переутомились, вам нужно позаботиться о своем здоровье.
Оливия привыкла видеть в Стенли наставника, искала его совета по любому поводу. Сейчас она поняла, что заботливое отношение к людям было частью его натуры, она же пыталась видеть в этом нечто большее. Он отговаривал ее от сближения с Лукасом не потому, что ревновал, а потому, что действительно беспокоился за нее.
— Спасибо за заботу, Стенли. Вы знаете, как высоко я ценю ваше мнение.
— Но при этом не собираетесь прислушиваться к нему, не так ли? — спросил он, и по лбу его пробежали морщинки. — Ни темп в работе замедлить не намерены, ни быть осторожнее с Лукасом?
— Не беспокойтесь за меня, Стенли. Он покачал головой и вздохнул:
— Вы как моя дочь. Она все делает по-своему.
— Разве это плохо? — спросила Оливия с улыбкой. Он усмехнулся.
— Хорошо, если я одобряю эти действия. — И помолчав, спросил:
— Наша договоренность насчет вечера понедельника остается в силе?
Оливия и забыла, что у них запланировано еще одно, последнее перед экзаменом занятие. Стенли занимался с ней в течение последних нескольких недель, помогая вспомнить то, что она мота забыть с августа. Она была благодарна ему за помощь.
— Да, в понедельник вечером. Чем ближе экзамен, тем больше я нервничаю.
— Мы проверим, насколько вы готовы, — улыбнувшись, сказал он.
Заглянув в его глаза, она увидела в них искреннюю заботу, и поняла, что он — хороший друг. Очевидно, был им всегда. И никем больше.
Оливия подумала о Лукасе и вдруг обрадовалась, что проведет эти выходные с мамой. Может, она поможет ей во всем разобраться.
Лукас спешился со своей пегой лошади и, помогая Тревору вылезти из седла, с наслаждением вдохнул в легкие холодный воздух. Взору открывались вершины, покрытые снегом, сосновые леса, изрешеченные дорожками и тропинками для верховых и пеших прогулок. Вокруг было необыкновенно красиво. Этот дом был его единственным настоящим домом, хотя он и чувствовал себя временным жильцом среди пяти-шести мальчишек, которые постоянно здесь менялись. Лукас был единственным, кто остался здесь навсегда, потому что никто не захотел его усыновить и ему некуда было идти. Только благодаря доброте Мим и Уатта у него была крыша над головой.
Он уехал от них, только когда вырос. И теперь старался заботиться о мальчиках, которые здесь жили. Так он мог хоть частично отблагодарить Мим и Уатта, столько ему давших. Сейчас на ранчо жили четыре мальчика. Тревор находился здесь всего неделю и никак не мог привыкнуть к новой жизни, с трудом ладил со всеми. Лукас очень хорошо понимал его и, чтобы помочь мальчику почувствовать себя здесь как дома, брал его на верховые прогулки.
— Нужно почистить лошадей, — сказал Лукас, когда Тревор направился в дом, находящийся поблизости от загона.
— А ты сам не можешь? Я замерз.
— В конюшне будет теплее, — ответил на это Лукас, передавая вожжи маленькому наезднику. Чувствовать ответственность за других — самый главный урок, которому учили на ранчо.
Тревор скривился, но поводья взял и повел Пулю в конюшню.
— Я помогу тебе, а потом ты поможешь мне, продолжил Лукас, заводя лошадей в стойла. Обе лошади были смирными, но нужно убедиться, что Тревор не сделает неожиданных резких движений и не спугнет их, что может привести к несчастному случаю.
Гнедая кобыла, любимица на ранчо, негромко заржала, и Лукас ласково потрепал ее. Через несколько недель у нее должен был родиться жеребенок.
— Сегодня ты очень хорошо проехал, — Лукас передал Тревору одну из щеток для чистки лошадей.
— Но у меня не получается ездить быстро, проворчал Тревор.
Лукас пускал лошадей только шагом, чтобы мальчик не вылетел из седла.
— Подожди немного, всему свое время.
— Я недолго здесь пробуду. Я уеду домой, к маме. — Его черные глаза горели дерзостью.
Жил Тревор со своей матерью в грязной комнатенке и был чаще голодным, чем сытым. Его мать была совершенно неграмотной и поэтому на работах долго не задерживалась. Ее включили в программу ликвидации неграмотности, и сейчас она находилась в специальном пансионе. Обучение должно было помочь ей получить какую-нибудь более доходную работу. Когда Мим и Уатт узнали про Тревора, они предложили взять его к себе, пока его мать не разрешит свои проблемы. Каждую пятницу, после школы, Тревор навещал ее, а затем Уатт забирал его на ранчо.
— Тревор, ты здесь вовсе не потому, что сделал что-то плохое, понимаешь?
Мальчик отвел глаза в сторону.
— Тогда почему они не разрешают мне жить с мамой? — Голос его дрогнул, хотя мальчик пытался казаться сильным и независимым. Лукас взял его за плечо и развернул к себе.
— Твоя мама хочет лучшей жизни для вас обоих. Для этого ей нужно еще немного времени.
— Я могу ей помочь!
Глядя на его раскрасневшиеся щеки, прядь волос, упавшую на лоб, и грустные глаза, Лукасу захотелось крепко обнять его. Но Тревор держал дистанцию, как физически, так и эмоционально. Присев на корточки, так, чтобы их глаза оказались на одном уровне, Лукас сжал плечо мальчика.
— Я знаю, видеться со своей мамой только по пятницам очень трудно. Я знаю, ты хочешь остаться с ней в городе и не приезжать сюда. Но надо дать ей немного времени. И ей нужно знать, что у тебя все хорошо и что ты пока что справляешься без нее.
— Мне не нравится жить здесь. Курт разбрасывает свои вещи на моей кровати. Джерри указывает мне, что делать, только потому, что он старше. А Русс совсем еще ребенок и вечно просит меня завязать ему ботинки.
— Ему только пять, и он хочет брать с тебя пример. Он тоже скучает по своей маме.
Отец Русса, буйный пьяница, лечится от алкоголизма, но пока что безрезультатно. Отец Джерри отбыл в неизвестном направлении, оставив сына на попечение дяди, который посчитал, что не в состоянии заботиться о племяннике. Джерри дольше всех жил на ранчо, около трех лет. Мать Курта находилась на реабилитации от наркотической зависимости.
— Да что ты знаешь об этом? — взорвался Тревор, разозлившись, что не может противостоять логике Лукаса.
Обычно Лукас никому не рассказывал о себе, но этот мальчик должен убедиться, что он, Лукас, знает, о чем говорит:
— Я появился здесь, когда был таким, как Русс, потому что у меня не было отца, а моя мама погибла в катастрофе. Мим и Уатт взяли меня, точно так же, как они взяли тебя, Русса, Джерри или Курта. Я знаю, каково это, лежать всю ночь с открытыми глазами и думать, что ждет тебя завтра. Я хочу сказать тебе только одно: здесь ты в безопасности, пока твоя мама не сможет снова быть с тобой, заботиться о тебе. И если ты сдружишься с мальчиками, тебе, возможно, еще понравится жить здесь. На глаза Тревора навернулись слезы.
— Я хочу домой.
— Знаю. И ты вернешься домой, только через какое-то время.
Подбородок мальчика задрожал, и он вывернулся из рук Лукаса.
Лукас поднялся, дал ему несколько секунд, чтобы прийти в себя, а затем протянул мальчику щетку для чистки лошадей. Тревор должен работать наравне с другими, чтобы разобраться, что к чему, чтобы понять — его помощь нужна здесь. Тогда, быть может, он смирится с тем, что ранчо, хотя бы на короткое время, станет его домом.
Дом.
Лукасу очень хотелось создать семью с Оливией. Он еще не сказал Мим и Уатту, что скоро станет отцом. Он надеялся, что вечером, когда мальчики уснут, для этого найдется несколько спокойных минут.
Оливия задумчиво ковыряла ложкой в вазочке с клубничным мороженым. Они с мамой решили пройтись по магазинам и по пути заглянули в кафе, поесть мороженого, как в старые времена.
— Ты хочешь о чем-то сказать, не так ли? — спросила мать.
Несмотря на то, что Розмари Макговерн было уже за пятьдесят, она оставалась красивой женщиной.
— О чем сказать? — Оливия поняла, что произнести «я беременна» будет много труднее, чем она ожидала.
— Почему ты съела лишь кусочек тоста за завтраком. Почему ты заказала лимонад, а не кока-колу. Почему я обнаружила новые витамины в твоем шкафчике. Если бы я не знала тебя так хорошо, то подумала бы…
— Я беременна. — Опередила ее Оливия. Мать дважды моргнула, но спросила вполне спокойно:
— Это тот мужчина, который взял трубку, когда я звонила?
— Его зовут Лукас Хантер. Он тоже работает в «Баррингтоне».
После короткой паузы мать вопросительно посмотрела на дочь:
— А как же Стенли Уиткомб? Мне казалось, ты положила на него глаз.
— Мама…
— Ну что «мама»? Ты достаточно часто упоминала его.
— Я думала, что из Стенли получится прекрасный муж, потому и была увлечена им. — Оливия никогда не врала матери и не собиралась делать это сейчас.
— Была? Что же произошло?
— Произошел Лукас. На праздновании Рождества. Я до сих пор не понимаю, как я… как я… позволила этому произойти.
— Какой он? — мягко спросила ее мать. Теплые чувства наполнили сердце Оливии.
— Он высокий, симпатичный и такой… — в конце концов, она должна признать это, — сексуальный. Мать улыбнулась:
— А еще?
Оливия съела немного мороженого.
— Он может быть упрямым и решительным и в то же время нежным.
— И что он думает о твоей беременности?
— Он хочет, чтобы я вышла за него замуж, он хочет стать отцом. Но, мамочка, он не такой надежный и стабильный, как Стенли. Ему, может быть, даже не захочется оставаться в Финиксе. У него собственный самолет, он может улететь по делам или по собственной прихоти куда угодно и, боюсь, может оказаться таким же, как папа, хотя и не решаюсь себе в этом признаться.
— Очень важно знать, о чем мечтает мужчина, дорогая. Мечты твоего отца были и до сих пор остаются призрачными.
— Я даже не знаю, о чем он мечтает, — призналась Оливия и, отрешенно мешая ложечкой мороженое, добавила:
— Я переехала к Лукасу, чтобы узнать его лучше. Никаких обязательств, никаких уз. Пока. Я живу у него всего лишь неделю. Он очень сложный.
— Ты тоже не простая, — мать взяла руку Оливии. — Дорогая, скучный мужчина не является залогом счастья в будущем, а страсть может создать прочный союз. Только твое сердце знает верный ответ на этот вопрос. Не нужно принимать решение сломя голову, только потому, что ты беременна.
— Я знаю. Я и не буду. Просто все произошло так быстро.
— Дай страстям в твоей душе улечься. И знай: если я буду нужна, я всегда приду тебе на помощь.
Оливия понимала, какое это счастье, когда мать готова прийти на помощь в любой ситуации. Пока отец ее гонялся за призрачными мечтами, мама делала все возможное, чтобы реалистичные мечты Оливии претворились в жизнь.
Лукас вошел в свой дом, думая только об Оливии. Он не увидел ее машины на привычном месте. А войдя в гостиную, почти осязаемо ощутил ее отсутствие. Он возвратился раньше обычного. Такое рвение было ему несвойственно.
Он попытался читать воскресные газеты, но мысленно возвращался к разговору с Мим и Уаттом. Они загорелись желанием познакомиться с Оливией, но отнеслись с пониманием к тому, что он не хотел торопиться с этим, памятуя об истории с Селестой. Что, если Оливии все это будет не нужно? Вот когда они с Оливией станут ближе друг другу…
Когда открылась дверь, он сделал глубокий вдох и небрежно отложил газету.
— О, ты уже вернулся, — произнесла Оливия, увидев его.
Он надеялся на более эмоциональное приветствие. Неужели их разговор со Стенли перерос во что-либо большее?
В джинсах и футболке, с волосами, собранными в конский хвост, она выглядела как подросток.
— Мама уехала? — поинтересовался он.
Оливия опустила сумку рядом с софой.
— Мы прошлись по магазинам, а затем она отправилась домой. Мама настояла на том, чтобы купить что-нибудь для ребенка.
— Как она отреагировала на известие?
— Моя мама, Лукас, исключительная женщина. Она была удивлена, но… поддержала меня, как всегда. Лишь предостерегла от скоропалительного решения.
— Относительно меня?
— Относительно всего. Как прошел твой уикенд?
— Нормально.
— Нормально. И это все?
— Приятно отвлечься от дел. Флагстафф сильно отличается от Финикса, там даже снег еще не растаял.
— Ты катался на лыжах?
В получасе езды от ранчо была горнолыжная база и хороший сервис по обслуживанию туристов. Но ранчо влекло его больше, чем лыжные спуски.
— В этот раз нет. — Потянувшись к софе, он подхватил сумку. — Можно посмотреть?
— Конечно.
Желтые рубашечка, штанишки и крошечные ботиночки выглядели словно кукольная одежка.
— Какие малюсенькие! Она засмеялась:
— Они рассчитаны на трехмесячного ребенка. Мама сказала, что одежду нужно покупать на вырост.
— На вырост? О боже…
— Не верится, правда? — Она положила руку на живот, и в ее глазах появилось мечтательное выражение. — Я еще не чувствовала, как он шевелится и, наверно, еще пару месяцев не почувствую, но каждый миг осознаю, что внутри меня новая жизнь. Мне даже кажется, что я ощущаю биение крошечного сердечка.
Лукас встал. Его сердце было переполнено эмоциями.
— Ты ведь действительно хочешь этого ребенка?
— Хочу ли я его? Больше всего на свете! — воскликнула она с жаром. Он заглянул ей в глаза:
— Прошла неделя. Что ты решила насчет нас? Несколько секунд она колебалась:
— Я по-прежнему считаю, что нам еще нужно пройти долгий путь.
В его груди все сжалось. Он понимал, что она может уйти из его жизни в любую минуту и забрать их ребенка с собой. Возможно, прямо к Стенли Уиткомбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз



Прикольная....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Бу
4.08.2010, 13.45





ничего)
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз гуля
30.11.2010, 17.15





Здорово..................
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Рина
30.01.2011, 10.50





почитать можно,не особо захватывает!
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
23.09.2011, 16.58





Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
14.08.2012, 21.14





что-то не очень
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз atevs17
12.03.2013, 15.32





Прочитала и все, можно читать что-то другое. А эту забыть.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз иришка
23.07.2013, 22.45





Нормально!!!! 8/10
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз алекс
2.12.2013, 15.55





Почему этот роман считается любовным? Любви я тут не вижу, даже страсти нет. Так, случайный секс, случайная беременность (хотя герои не подростки, должны были хоть что-то о предохранении слышать), случайная свадьба. Незатейливо все и неинтересно: 4/10.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз язвочка
3.12.2013, 12.52





Ну так....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз РиФФка
29.12.2013, 17.40





НУ ДО ЧЕГО УПЕРТЫЕ ОБА!!! ЕЛЕ ХВАТИЛО ТЕРПЕНИЯ ДОЧИТАТЬ.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Валентина
22.03.2014, 12.32





ПОЛНАЯ Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Влада
15.04.2014, 22.24





Один раз прочесть, не более.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
21.07.2015, 22.30





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100