Читать онлайн Ночь, которая решила все, автора - Смит Карен Роуз , Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Карен Роуз

Ночь, которая решила все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Лукасу казалось, что он хотел ее всю жизнь. Его руки дрожали от страсти. Он оторвался от нее, чтобы остановить вихрь чувств, который подхватил и завертел его. Он не понимал, что с ним происходит. Ощущения были такими, будто он впервые прикасался к женщине, как будто все, что он знал об удовольствии до этого, было иллюзией. Даже их первая встреча не смогла подготовить его к тем ощущениям, которые он испытывал сейчас. Оливия и их ребенок теперь были центром мироздания. Он целовал ее шею, ему хотелось зарыться ей в волосы. Он целовал и играл с мочкой ее уха.
— Ты не знаешь, какая ты красивая, Оливия! Как же я мечтал, чтобы мы были вместе, как сейчас.
— Это уже не мечта, — прошептала она, задыхаясь, и грудь ее прижалась к его груди.
Он знал, что должен быть нежным. Он читал, что грудь женщины во время беременности становится гиперчувствительной. Но ее сладостный голос, ее запах, ее опьяняющий вкус затуманил его разум, и он полагался только на интуицию. Он притянул ее к себе ближе, еще ближе, свыше всяких пределов, трепеща от желания, которое накопилось в нем за всю его взрослую жизнь.
Оливия ласкала его кончиками пальцев, гладя вверх и вниз по спине. Лукас опять захватил ее рот, отчаянно стремясь обладать ею. Когда ее руки опустились ниже, к его бокам, он почти потерял над собой контроль. Ее нежное и мягкое тело рядом с его, жестким и мускулистым, страстные стоны, которые она издавала от наслаждения, жар, который исходил от них, дали ему понять, что дольше это не может длиться.
Когда он проскользнул в нее, медленно и нежно, она ахнула и сжала его плечи.
— Как ты, Оливия?
— О, Лукас!
Ее возглас наполнил его восторгом. Со следующим толчком она выкрикнула его имя, ее лицо сияло от блаженства. Больше он был не в силах сдерживать себя, они перестали существовать по отдельности, а стали единым существом, одним телом, удовольствие было настолько огромным, что они отдались ему полностью…
Когда Лукас и Оливия вошли в холл «Баррингтона» в понедельник утром, она не могла сдерживать улыбку. Взглянула на мужа и увидела, что он тоже улыбается. У них был короткий медовый месяц, но он был великолепным! Они не выходили из комнаты до самого завтрака, который обещали маме. Затем снова вернулись в свою большую кровать, пока им не пришлось в спешке одеваться, чтобы не опоздать на самолет. Лукас был таким страстным, таким нежным…
Но Оливия не могла избавиться от мысли, было ли Лукасу так же хорошо, как ей? Ее ощущения были подобны землетрясению. А он как ей казалось, стал вести себя как-то настороженно, старался не встречаться с ней глазами, как раньше, старался не показывать, что ее прикосновения волнуют и возбуждают его. Нет, он не утратил к ней желания и целовал ее снова и снова. Но после первого раза она снова почувствовала, как между ними возникла дистанция, которую держал он. Ей не однажды приходилось сдерживать признание:
«Я люблю тебя». Она интуитивно чувствовала он не готов к этому, и уж тем более не стоит ждать этих слов от него.
Что, если он никогда ей этого не скажет? Что, если он никогда не сможет полюбить ее так сильно и страстно, как любит его она? Но это невозможно! Она покажет ему, что такое любовь и как она может изменить жизнь человека.
Они стояли у лифта, когда Синди увидела их и помахала им рукой.
— Когда ты хочешь объявить всем? — спросила Оливия Лукаса. — Мои подруги, должно быть, сейчас в кафетерии, за утренним кофе.
Он без всякого стеснения обнял ее за талию.
— Чем раньше, тем лучше. Когда они вошли в кафетерий, в нем царило оживление, как обычно перед работой. Там были и подруги Оливии, и босс Молли, Джек Кавано, и Стенли. Когда Оливия и Лукас приблизились к ним, все прекратили разговаривать, заметив руку Лукаса на талии Оливии.
Оливия не понимала, почему она нервничает, ведь это же ее друзья!
— Мы с Лукасом хотим сделать объявление, она начала с улыбкой и взглянула на мужа, он продолжил, голосом достаточно громким, чтобы слышали все:
— Мы с Оливией в эти выходные поженились. Изумленное молчание встретило эти слова, пока, наконец, Синди и Молли не вскочили и не бросились обнимать Оливию.
— Поздравляю!
— Как замечательно!
— И давно вы это спланировали?
— Где вы поженились?
Смеясь, Оливия обняла подруг. Когда поздравления закончились, она увидела, что Стенли стоит с нахмуренным лицом.
Не вдаваясь в подробности, Лукас пояснил:
— Мы летали в Лас-Вегас.
— Свадьба в Лас-Вегасе! — произнесла Рэйчел с завистью. — Как романтично!
— Какая жалость, что ваши друзья и родители не смогли разделить с вами эту радость, — заметил Стенли и тепло обнял Оливию.
— Моя мама присутствовала на свадьбе, — ответила она, — мы не хотели создавать шумиху. Ее босс натянуто протянул руку Лукасу:
— Мои поздравления.
Оливии так хотелось, чтобы Стенли лучше узнал Лукаса, понял, какой он хороший человек!
Посмотрев на часы, Лукас положил ей руку на плечо:
— Мне нужно идти к себе, я жду важный звонок.
Накрыв его руку своей, Оливия сказала:
— Я пойду с тобой.
София погрозила ей пальцем:
— Тебе не удастся уйти от вопросов так легко. Мы хотим знать все подробности.
Щеки Оливии запылали, когда она вспомнила все подробности, о которых вовсе не собиралась рассказывать.
— Давайте встретимся здесь в десять тридцать в маленький перерыв. Пойдет?
— А что, у тебя уже есть планы на ланч? — поддразнила ее Синди.
Не зная, увидит ли она Лукаса в течение рабочего дня, Оливия пошутила:
— Мы не строим планов на такой долгий период. Приняв еще несколько добрых пожеланий, они с Лукасом отправились в лифте на третий этаж. Лукас сжал ее руку:
— Зайди ко мне на минутку.
Ей показалось, что он был смущен тем, что им сказали в кафе. Но ей не представилось возможности спросить его об этом, потому что мгновенно закрыв за ними дверь своего кабинета, он тут же схватил Оливию в объятия. От его поцелуя она снова почувствовала страсть, которая охватила их и этим утром, едва они проснулись.
Он ласкал ее лицо, языком разжимая ей губы, его рука скользнула под жакет, прижимая ее к себе. Как и на праздновании Рождества, прикосновения его рук захватили и унесли ее в царство страсти, которая заставляла забыть и о времени, и о том, где она находится. Сила этой страсти однажды испугала ее, но сейчас она была рада ей, как и ненасытному голоду Лукаса. Она хотела утолить его страсть, доказать свою любовь.
Он прижался лбом к ее лбу:
— Ты хотела, чтобы подруги были на твоей свадьбе?
Было ясно: он интересуется, не жалеет ли она о том, что они поторопились. Она не жалела.
— Мама была со мной. Ты был со мной. Чего еще мне надо? А со своими подругами я могу отметить это здесь, так же, как мы отпразднуем это с Мим и Уаттом;
Лукас позвонил на ранчо, как только они возвратились из Лас-Вегаса. Мим и Уатт поздравили их обоих и стали настаивать на том, чтобы они обязательно приехали во Флагстафф в ближайшие выходные.
Лукас пристально смотрел на Оливию. Притянул ее к себе для еще одного поцелуя. А потом спросил хриплым голосом:
— Встретишься со мной здесь во время ланча? Она засмеялась:
— Лукас Хантер, я знаю, что у тебя на уме. Вовсе не ланч со мной.
— А что на уме у тебя? — спросил он серьезно. Игриво поправив его галстук, она прошептала:
— Убедиться, что жалюзи опущены, а дверь заперта, пока мы едим сандвичи с курицей. От его усмешки у нее захватило дух.
— Я буду ждать тебя.
Покидая его офис, она надеялась, что будет слышать эти слова на протяжении всей своей жизни.
В четверг вечером Лукас, насвистывая, поднимался по ступенькам своего дома. Ему не терпелось поскорее рассказать Оливии о предложении, которое он сегодня получил. Он спешил провести вечер с Оливией, побыть с ней, и в постели тоже. Вчера вечером она ушла с подругами по магазинам, а он занимался ее квартирой. Он договорился, что вещи ее будут вывезены в конце месяца, а мебель отправлена на склад. Сегодня Оливия хотела заехать в магазин за образцами обоев и красок. После возвращения из Лас-Вегаса они решили преобразовать комнату для гостей в детскую. Но теперь, после того, как ему сделали такое предложение, им придется с этим подождать. И если он примет предложение о партнерстве в Нью-Йорке…
С кухни доносились аппетитные запахи, но Оливию он обнаружил в комнате для гостей. Она сидела на кровати, скрестив ноги, посреди каталогов и образцов обоев. Она подняла голову и улыбнулась ему, и он понял, как ему нравится возвращаться домой, к ней. В джинсах и футболке, волосами, собранными в конский хвост, она выглядела гораздо моложе своих двадцати шести и была необычайно привлекательна.
Он наклонился к ней, и Оливия ответила ему поцелуем, который напомнил Лукасу их совместное принятие душа сегодня утром и приятное окончание этой процедуры. Через мгновение он с грохотом сбросил на пол каталога и образцы и стал раздевать ее, яростно, быстро. С такой же страстью Оливия взялась за пряжку его ремня. Все было стремительно. Страстно. Вспышка, которая потрясла его и заставила желать большего. Он никак не мог удовлетворить свое желание. С каждым разом оно не ослабевало, а, напротив, возрастало.
Когда он повалился рядом с ней, она привстала на локте и улыбнулась:
— Ты должен помочь мне в выборе. Я взяла не только образцы обоев, но и каталоги с мебелью…
— Возможно, нам не придется переделывать эту комнату в детскую.
— Ты хочешь, чтобы ребенок был с нами? — озадаченно спросила она.
Он сел в кровати, подложив подушку себе под спину.
— Я получил сегодня письмо, а затем телефонный звонок. Одна фирма в Нью-Йорке выразила желание сделать меня своим партнером, как только я закончу работу в «Баррингтоне». Основатель фирмы прилетает, чтобы встретиться со мной на следующей неделе.
Оливия медленно села в кровати рядом с ним:
— Это та фирма, которая и раньше предлагала тебе работу?
— Только Рекс и Уиткомб знали об этом, — сказал Лукас, разозлившись, что его личную жизнь обсуждают посторонние. — И я сомневаюсь, что ты узнала об этом от Рекса.
Она покраснела и убрала волосы со лба:
— Стенли упомянул однажды об этом. Но он сказал, что ты отклонил предложение.
— И часто вы со Стенли обсуждаете мои дела?
— Нет! Просто… он сказал мне, что ты, скорее всего, не останешься в «Баррингтоне» надолго… потому, что у тебя есть другие предложения.
— И он решил, что ты должна знать об этом, потому что…
Она ответила, глядя ему прямо в глаза:
— Потому, что он знает, что для меня значат Финикс и «Баррингтон».
— Так позволь и мне знать об этом, Оливия. Что они для тебя?
Долю секунды Оливия избегала его взгляда, и он понял, что Уиткомб знает о его жене больше, чем он сам. Ему не понравилось это открытие. Раз так, ему тем более следует принять предложение о партнерстве в Нью-Йорке. Он отнимет Оливию у Уиткомба и сделает все, чтобы она забыла чувства, которые, возможно, еще испытывает к нему.
— Мы не часто говорили о моем отце, — произнесла она мягко.
— Какое отношение имеет к этому твой отец?
— Прямое, — вздохнула она.
— Не понимаю. Всякий раз, когда мы поднимали эту тему, ты говорила, что вы редко общаетесь.
— Это правда. Просто говорить о моем отце очень больно.
Он вздохнул с облегчением. Положив руку ей на колено, попросил:
— Расскажи мне.
— Особо нечего рассказывать. К тому времени, когда мне исполнилось восемь, мы уже успели пожить в десяти разных городах. Как только я поступала в школу, мама подавала заявление о работе, но шанса получить ее у нее не было, потому что мы почти сразу же срывались и переезжали в другое место. Я всегда чувствовала себя никому не нужной. Как только я заводила друзей, мне тут же приходилось с ними прощаться. И все начиналось заново. И каждый раз было так трудно начинать все сначала… — ее голос сорвался.
— А почему вы так часто переезжали?
— У отца никогда не было постоянной работы. Он начинал заниматься продажами для одной компании, затем бросал и начинал где-нибудь в другом месте. Или пытался заняться собственным бизнесом. — Она вздохнула и покачала головой. — Долги росли. Мама бралась за любую работу, которую ей предлагали, но нам едва хватало на то, чтобы свести концы с концами. Мама всегда была в ответе за семью, тогда как отец гонялся за собственными призрачными мечтами. Когда мне исполнилось девять лет, мама уже не могла выносить такую жизнь. Она узнала, что в Тусоне освободилась вакансия учителя, подала заявление, и после того, как дирекция приняла ее, подала на развод.
— А твой отец?
— Он до сих пор кочует с места на место в погоне за выгодной сделкой, которая обеспечила бы его до конца жизни. Последний раз он звонил из Лас-Вегаса! Лукас, я не хочу переезжать. Мне нравится моя работа в «Баррингтоне», у меня здесь может удачно сложиться карьера, у меня хорошие подруги. Я хочу пустить корни здесь — ради себя, и больше всего ради нашего ребенка. Ему не понравился ее решительный тон.
— Оливия, послушай. Я понимаю твои чувства. Но это предложение слишком заманчиво, чтобы от него отказываться. Тебе бы не пришлось больше работать…
— Но я хочу работать. Все эти годы я училась для того, чтобы стать адвокатом, и буду им. У меня никогда не было дома, Лукас. Мне нужен дом, и мой дом будет здесь.
— У нас не может быть дома в Нью-Йорке? Ее глаза расширились.
— В Нью-Йорке? С его бешеной скоростью жизни, с его преступностью? — И, спустив ноги с кровати, Оливия добавила:
— Я даже не хочу спорить с тобой об этом.
— А мое мнение уже не в счет?
— О, Лукас, твое мнение, конечно же, имеет огромное значение. Но скажи, почему ты хочешь уехать, почему финансовая стабильность для тебя важнее друзей? — (Точнее, одного ее конкретного «друга». Друга, который будет вдалеке от них, когда они переедут в Нью-Йорк, что безумно приятно.) — Финансовая обеспеченность — это еще не все, Лукас. И ты лучше других должен знать это. Ты как-то сказал мне, что у тебя нет семьи. Это не правда. Мим и Уатт — твоя семья. Они дали тебе дом, они любили тебя все эти годы, и будут любить до самой смерти. Это важнее любой финансовой обеспеченности.
— Мне не нужно говорить о том, что Мим и Уатт дали мне. Я знаю, чем я им обязан.
Она вопросительно посмотрела на него через плечо:
— Обязан? Ты полагаешь, они так думают? Встав, он начал собирать свою одежду.
— Я не знаю, как они, но я думаю именно так. — И, поскольку она молчала, сообщил:
— Мы сможем поехать на ранчо только в субботу, завтра вечером не получится. Утром мне снова придется лететь в Санта-Фе. Я уже позвонил Мим и сказал, чтобы нас не ждали.
Он уже дошел до двери, когда Оливия спросила:
— Ты все же собираешься рассмотреть это предложение?
— Вне зависимости от того, что ты думаешь, Оливия, я хочу лучшего для нас обоих. После встречи на следующей неделе решу.
— Брак — это тоже партнерство, Лукас, и если ты так не считаешь, то между нами скоро возникнут серьезные разногласия.
Ничего не ответив ей, он пошел в спальню, чтобы переодеться и подумать.
После ужина Лукас сделал то, чего давно уже не делал. Он открыл ноутбук и попытался отгородиться от всего, что его окружало. Прежде всего от молчания Оливии, которым сопровождался ужин. Она выглядела расстроенной. Что ж, он тоже был расстроен. Если он не сможет заставить ее уехать из Финикса, у них может и не быть совместного будущего. Эта мысль была и пугающей, и очевидной. Он все еще был уверен, что ее привязанность к Финиксу объясняется присутствием здесь Уиткомба.
Около полуночи он закончил работать на компьютере и пошел наверх. Оливия лежала в кровати и, опершись на руку, читала.
— Я думал, ты уже спишь, — сказал он угрюмо.
— Я хотела пожелать тебе спокойной ночи. Мне не хотелось засыпать, между нами столько нерешенного.
— Мы ничего не решим, пока ты не передумаешь.
— Или пока не передумаешь ты, — спокойно добавила она.
Когда он лег рядом, Оливия положила книгу на ночной столик и выключила свет. Темнота поглотила отсутствие слов между ними и расстояние между их телами. Со дня их женитьбы они спали в обнимку. Ему так хотелось дотронуться до нее, но… Оливия от него отвернулась. Он заставил себя закрыть глаза и держать руки при себе.
Выходя из лифта в пятницу вечером со стопкой папок в руках, Оливия кинула взгляд налево, в сторону офиса Лукаса. Слезы подступили к ее глазам. Он уехал утром, даже не попрощавшись. Сейчас было пять часов, и она не знала, заедет ли он в «Баррингтон», или поедет сразу домой. Может, стоит послать ему письмо по электронной почте… рассказать, что у нее на сердце, потому что это очень трудно сделать напрямую, — ведь он решительно не желает принимать во внимание ее чувства. После того, как он уехал сегодня утром, она поняла, что противится переезду в Нью-Йорк не столько потому, что не хочет уезжать из Финикса, сколько потому, что боится: этот переезд не будет последним в их жизни. А она не хочет повторять судьбу своей матери.
Лучше она напишет ему письмо в своем офисе и подсунет под дверь его кабинета в надежде, что он, по крайней мере, более откровенно поговорит с ней, прочтя письмо.
Спеша поскорее привести свои чувства и мысли в порядок, она краем глаза увидела оранжевый плакат «Осторожно. Мокрый пол», но ее мозг не зафиксировал опасности, она поскользнулась на своих высоких каблуках и, не сумев сохранить равновесие из-за папок в руках, рухнула на пол. Невыносимая боль пронзила ногу, папки и контракты разлетелись по полу.
Внезапно дверь офиса Стенли открылась. «Неужели я кричала?» — подумала Оливия.
— Оливия! — К ней спешили Стенли и Джун. Она попыталась выпрямить ногу, но тут же почувствовала острую боль в бедре и лодыжке.
— Не пытайтесь двигаться. — Стенли присел на корточки рядом с ней. — Скажите, где у вас болит.
— Я подвернула ногу. Но боюсь, что… Стенли почувствовал, что Оливия не решается сказать что-то, так как Джун стоит рядом с ними.
— Джун, принесите Оливии стакан воды.
— Мне позвонить в «скорую»? — спросила секретарь.
Оливия покачала головой.
Когда Джун ушла в офис, Оливия выпрямила ногу, и на ее глазах выступили слезы, не только из-за боли, но и из-за страха.
— Я беременна, Стенли. И боюсь, что повредила ребенку… — Выражение лица Стенли заставило ее замолчать.
Быстро придя в себя, он спросил:
— А Лукас знает?
Прикрыв рукой живот, как бы защищая его, она кивнула.
— Его не будет в городе сегодня. Вы хотите, чтобы я позвонил ему?
Оперевшись на руки, она встала на колени и, глубоко вдохнув, попыталась подняться, но, как только переместила свой вес на ногу, боль опять пронзила ее, и она пошатнулась. Стенли поймал ее за талию.
— Я отвезу вас в больницу. Поискать Лукаса? Оливия вспомнила прошлую ночь, их ссору и то, что их будущее стало неопределенным, и, после нескольких секунд молчания ответила:
— Он, наверно, уже едет домой. А если нет, я не хочу поднимать панику.
Ее переживаний хватит на двоих.
Поездка от аэропорта до «Баррингтона» показалось Лукасу вечностью. Когда он позвонил Рексу из аэропорта, оказалось, что тот еще в своем офисе. Нужно было срочно обсудить все детали встречи, которую провел Лукас. Отчет он напишет за выходные, пока они будут на ранчо, если Оливия не раздумала ехать с ним во Флагстафф.
Вечером дома они выложат все карты друг перед другом, и он выяснит, насколько важен для нее их брак, а также клятвы, которые они произнесли в спешке.
В ожидании лифта, собираясь подняться к руководству компании, он посмотрел на часы. Нужно все-таки сообщить Оливии, что он приехал.
Двери лифта открылись, и из него вышла Молли. Увидев его, она спросила:
— Как дела у Оливии? — Выражение ее лица было серьезным.
— Что ты имеешь в виду? Она что, плохо себя чувствовала?
— Я думала, она связалась с тобой… — начала Молли.
Его сердце сжалось:
— Что случилось?
— Она упала. Повредила лодыжку. Стенли отвез ее в больницу.
Не дожидаясь дальнейших подробностей, он бросился к машине. Предполагая, что Уиткомб отвез Оливию в ближайшую больницу, Лукас помчался туда, не глядя на спидометр. Если полицейские остановят его за превышение скорости он, так и быть, позволит им сопровождать его!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз



Прикольная....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Бу
4.08.2010, 13.45





ничего)
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз гуля
30.11.2010, 17.15





Здорово..................
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Рина
30.01.2011, 10.50





почитать можно,не особо захватывает!
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
23.09.2011, 16.58





Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Ирина
14.08.2012, 21.14





что-то не очень
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз atevs17
12.03.2013, 15.32





Прочитала и все, можно читать что-то другое. А эту забыть.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз иришка
23.07.2013, 22.45





Нормально!!!! 8/10
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз алекс
2.12.2013, 15.55





Почему этот роман считается любовным? Любви я тут не вижу, даже страсти нет. Так, случайный секс, случайная беременность (хотя герои не подростки, должны были хоть что-то о предохранении слышать), случайная свадьба. Незатейливо все и неинтересно: 4/10.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз язвочка
3.12.2013, 12.52





Ну так....
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз РиФФка
29.12.2013, 17.40





НУ ДО ЧЕГО УПЕРТЫЕ ОБА!!! ЕЛЕ ХВАТИЛО ТЕРПЕНИЯ ДОЧИТАТЬ.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Валентина
22.03.2014, 12.32





ПОЛНАЯ Бредятина
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз Влада
15.04.2014, 22.24





Один раз прочесть, не более.
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
21.07.2015, 22.30





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05





вполне читаемо
Ночь, которая решила все - Смит Карен Роуз ольга п
9.03.2016, 22.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100