Читать онлайн Разбуженная тигрица, автора - Смит Фела Доусон, Раздел - Глава ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разбуженная тигрица - Смит Фела Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разбуженная тигрица - Смит Фела Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разбуженная тигрица - Смит Фела Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Фела Доусон

Разбуженная тигрица

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Ариэль мало спала в ту ночь и знала, что и Дилан также не спал. Они отправились на плантацию на рассвете. О Брюсе Харрингтоне они больше не обмолвились ни словом. Когда Ариэль приблизилась к своему дому, все ее прежние переживания растворились под натиском более сильных чувств, внезапно проснувшихся в ней. Она глубоко вдохнула воздух джунглей, чтобы ощутить их запах и очистить легкие от воздуха городского. Воздух джунглей действовал на ее душу, как волшебное целительное лекарство.
Глядя на главную усадьбу, она не могла справиться с нахлынувшими воспоминаниями о своей счастливой юности, однако холодная действительность напомнила ей о ее потерях. Неожиданно пришел ужас, ужас от недавно пережитых мучительных событий.
Ариэль медленно скакала. Пора встретиться со своими призраками.
На протоптанной тропе к маленькому кладбищу она спешилась. Тропа была хорошо знакома ей с детства. Тогда она часто приходила на могилу матери. Даже буйная тропическая растительность не могла скрыть эту тропу от глаз Ариэль. На этот раз посещение кладбища было иным. Ариэль чувствовала себя непослушным ребенком и колебалась. Но она знала, что ни упреков, ни резких слов не будет, как бы ей ни хотелось их услышать.
— С тобой все в порядке, Ариэль?
Ариэль взглянула на Дилана и улыбнулась. Она была рада, что он рядом с ней, и протянула ему руку. Он взял ее в свою. Они вместе прошли последние шаги до старой чугунной калитки. Когда Дилан открывал ее, петли заскрипели.
Ариэль было страшно ступить на кладбище.
— Пора попрощаться.
Голос Дилана успокоил ее и придал мужества. Надгробный камень на могиле отца был достаточно нов, надпись ярко выделялась на отполированном мраморе. Камень на могиле матери показывал, что прошло уже много лет со дня ее смерти.
В голове Ариэль теснились воспоминания, унося ее в прошлое. Она встала на колени и неуверенно прикоснулась к имени отца, выгравированному на камне.
«Это для твоего же блага, Ариэль».
Прошлое закружило ее, вспомнился их последний разговор с отцом.
«Но я хочу остаться с тобой, папа. Пожалуйста, не отсылай меня».
Ясон Локвуд никогда ни в чем не отказывал дочери, особенно когда она так смотрела на него. В тот день это случилось впервые.
«Прости, Ариэль. Я принял решение, и нравится тебе это или нет, ты должна вернуться в Англию вместе с Маргарет».
«Почему? Почему ты это делаешь?»
«Когда-нибудь ты поймешь меня».
«Нет, я никогда тебя не пойму. Ты отбираешь у меня самое дорогое, часть меня самой: Кала Ба, джунгли и себя самого. Как ты только можешь считать, что это для моего блага?»
Слезы затуманили глаза Ариэль, и она больше не видела надписи на памятнике. Но слезы не могли смыть обиду на лице отца, четко отпечатавшемся в памяти. Это был единственный раз, когда они поссорились.
— Я отказалась прощаться с ним. — Ариэль подняла на Дилана полные слез глаза. — Я знала, что вернусь. Ничто не остановило бы меня. Разве он не понимал это?
— Я думаю, что понимал, но хотел, чтобы у тебя был выбор. Потом, если бы ты захотела жить в Индии, у него не было бы сомнений. И у тебя тоже.
— Я не попрощалась с ним, потому что не могла даже представить, что он не будет ожидать меня здесь. — Голос Ариэль понизился до сдавленного шепота. — Я так и не попрощалась с ним.
— Ты не могла знать, что он умрет. — Дилан хотел утешить ее. Ариэль это понимала. Но вместо утешения его слова вызвали страшный гнев.
— Да, я не могла даже представить себе, что его хладнокровно пристрелят.
Дилан смахнул листья с маленькой скамейки у ограды сада, скрытой за буйной растительностью. Он усадил Ариэль и сам сел рядом.
— Франклин знает о Брюсе, Ариэль. Приятели Брюса не пожелали разделить с ним вину за то, что он совершил.
— Он безумен, — тихо прошептала Ариэль. — Нет, он просто хладнокровный убийца. В глазах у нее появилось странное выражение, которое Дилан не смог понять.
Она покачала головой, не соглашаясь с ним. — Нет, — возразила Ариэль. — Человек, который охотится на другого только из удовольствия убивать, сумасшедший. Он преследует меня, словно я дичь.
Дилан притянул ее к себе, и она на миг почувствовала себя в безопасности, под защитой его больших и сильных рук.
— Я люблю тебя, Ариэль, и не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.
Ариэль откинулась и тоскливо взглянула на мужа.
— Он последует за нами сюда, Дилан.
— Да. — Он крепче прижал ее к себе. — Да, я это знаю.
Дождь прекратился так же быстро, как и начался. Влага повисла в воздухе. Его свежий аромат очистился от знойного дневного жара. Дилан глубоко вдохнул, наполняя легкие свежестью.
Ему хотелось избавиться от преследовавших его дурных мыслей так же легко, как воздух очистил его легкие. Он заглянул через двойные двери в спальню. Масляная лампа тускло освещала комнату. Ариэль сидела у туалетного столика, расчесывая длинные волосы. Желтый свет лампы отсвечивал пламенем на мягких ее прядях.
Его снова поразила красота жены, а также сила чувства, которое он испытывал к ней. В голове его зрела твердая решимость. Он не позволит Брюсу тронуть даже волосок на ее голове. Кровь закипела в жилах. Никогда еще он не испытывал подобного чувства. Оно высасывало воздух из его легких, не давало дышать.
Как он ненавидел Брюса Харрингтона! Как он ненавидел страх, который тот создал в глазах Ариэль, кошмар, в котором бедняжка вынуждена была жить. Единственный выход — это убить его. Убить или быть убитым. Это был выбор Харрингтона, и Дилану придется следовать ему.
— Ты ложишься спать?
От тихого голоса Ариэль он задрожал. Сразу же исчезли все страсти, бушевавшие в нем доселе.
Когда она обвила руками его талию и прижалась к нему, ему показалось, что сейчас он растает под ее любящими прикосновениями. Она прижалась щекой к его широкой спине, ладони ее сомкнулись на его твердом животе.
— Я не смогу заснуть, если тебя не будет рядом. — От этих простых слов у него сжалось сердце. Дилан накрыл ладонями ее нежные руки.
— Ты знаешь, как сильно я люблю тебя, Ариэль?
Он обернулся, чтобы заглянуть в ее прекрасное лицо.
— Теперь знаю, Дилан. Теперь знаю.
Ариэль села, не понимая, что именно разбудило ее. Сначала она слышала только стук собственного сердца, но постепенно стала различать крик тигра.
— Кала Ба!
Волнение охватило Ариэль с такой силой, что у нее закружилась голова. Она тихо выскользнула из постели, не желая нарушать сон Дилана. Она вышла на веранду, даже не надев халат. Она ждала, прислушиваясь и думая, что это ее собственная тоска вызвала его зов. На этот раз крик тигра был громче. Он находился где-то недалеко от дома.
Слезы слепили ее, но ей не надо было смотреть, чтобы найти дорогу. Босая, она побежала через газон. С каждым шагом ее бег становился легче и быстрее, с каждым шагом она приближалась к Кала Ба. Ухоженная трава газона под ее ногами сменилась грубой порослью джунглей. Ощущение это оказалось необыкновенно приятным.
Влажный запах джунглей пьянил, острый аромат земли стоял в ноздрях. Ариэль остановилась. Густые деревья не пропускали свет луны, низко висевшей над лесом, но глаза ее быстро привыкли к полумраку. Ее чувства были обострены, нервы напряжены. Тихие звуки доносились до нее серенадами джунглей, оживляя душу, которая так долго спала.
Кала Ба снова позвал Ариэль. В душе ее нарастало ожидание встречи в ним. Ариэль побежала дальше, в темноту. Теперь среди ее чувств не было страха — она снова была дома.
Брюс Харрингтон помедлил на опушке леса, затем нырнул в его глубину. Его поразило, что Ариэль так глупо вела себя. Он последовал за ней, словно охотник. Создавшаяся ситуация делала преследование еще волнительнее.
Следовать за Ариэль было легко, так как она часто кричала. Он не стал тратить время, чтобы подумать, куда и почему она бежит. Он понимал только, что скоро получит ее. Скоро он отомстит ей. А потом займется Диланом.
Харрингтон довольно улыбался.
— Ариэль!
Дилан позвал жену, думая, что она ушла в соседнюю комнату. Ответа не последовало. Тогда он встал и натянул брюки. Заметив, что двери в сад открыты, он вышел, чтобы поискать ее там.
Неотступный страх терзал его, но он сумел его подавить. Выйдя в сад, он позвал ее и не услышал ответа.
Дилан взглянул на темные очертания деревьев.
От дурного предчувствия к нему вернулись все прежние страхи. Ему не хотелось верить, что Ариэль ушла одна, и так поздно. Но страх оставался.
Дилан услышал крик тигра и остановился. От этого жуткого звука у него поднялись волосы на затылке. Кала Ба снова позвал, и Дилан понял — Ариэль ушла, чтобы найти своего духовного брата. Он бросился в джунгли, насмешливо открывшие ему правду.
Дилан углубился в заросли, но потом остановился. Надо вернуться за оружием! Однако крики Кала Ба быстро удалялись. Если он вернется домой, то потеряет Ариэль, поэтому Дилан пошёл на звук.
Ариэль остановилась перевести дух, понимая, что Кала Ба где-то недалеко. Она подождала, прислушиваясь, и сразу почувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Каждый мускул в теле Ариэль напрягся.
Она почувствовала его запах своим резко обострившимся обонянием. Все ее тело напряглось в предчувствии неминуемого столкновения.
Ариэль почувствовала его движение до того, как увидела руку, выскочившую из окружающей ее темноты. Она увернулась. Его пальцы зацепились за ее локоть и разорвали тонкую ткань ночной рубашки, оцарапав нежную кожу.
В тишине эхом прозвучал смех Брюса. Его вторжение разбудило спящих птиц и животных, тут же заверещавших нестройным хором.
— Ариэль, — позвал он.
Она углублялась в лес все дальше и дальше.
— Тебе не надо убегать от меня. Я все равно получу тебя, в конце концов. — Брюс вошел в круг света, пристально вглядываясь в темноту. — Я всегда получаю свою добычу.
Его голос дразнил. Когда Ариэль осмелилась посмотреть на него, он улыбнулся, но в его наглой улыбке не было веселья — одно только безумие. Ариэль закрыла глаза и глубоко вздохнула. Она пыталась думать, но в голове у нее не осталось ни мыслей, ни страха, ни осторожности.
Ариэль вышла. Брюс медленно повернулся к ней лицом.
— Я не такая легкая добыча, как тот человек в парке, — бросила она ему.
Брюс кинулся на нее, но поймал только воздух. Ариэль ускользнула, но ее преследовал его смех. Она услышала, как Брюс продирается через заросли следом за ней.
Она едва ли не ощущала его горячее дыхание на своей шее. Иногда он звал ее, напоминая о своем присутствии, о том, что он собирается с ней сделать, когда поймает.
Рассвет окрасил горизонт, пробуждая джунгли. Завели свою утреннюю песню птицы, заверещали в веселой игре обезьяны. Все эти звуки были знакомы Ариэль, но ее внимание было сосредоточено на звуках, не принадлежащих этому миру. Она остановилась, чтобы определить, где Брюс. Земля под ней начала осыпаться. Дождь размыл почву, и Ариэль заскользила вниз с небольшого холма. Она хваталась за лианы, но те вырывались из земли под ее тяжестью.
Девушка скатилась к подножию холма и резко остановилась, ударившись о дерево. Она попыталась подняться и очутилась лицом к лицу с коброй. Капюшон змеи раздувался, когда та, обороняясь, тянулась вверх. Большие черные глаза ее уставились на Ариэль.
— Ну, ну, — протянул Брюс. Тихая усмешка на его губах говорила об испытываемом им восторге оттого, что Ариэль попала в такое опасное положение. — Что у нас здесь?
Когда он подошел поближе, кобра повернулась к нему, потом снова к ней. Ариэль не двигалась.
— Так, я мог бы застрелить змею. Или, может быть, мне следовало бы позволить ей сделать за меня грязную работу? Никто бы не заподозрил меня, если бы ты умерла от укуса змеи. Но если я позволю кобре убить тебя, я сам лишусь этого удовольствия. И не смогу обладать тобой. Нет, я все равно смог бы взять тебя. Если она укусит тебя, ты не сразу умрешь.
Пока Брюс рассуждал, Ариэль медленно подтягивала под себя ноги, освобождая при этом руки.
— Но тогда, — тянул он, — в тебе не будет огня, о котором я всегда мечтал. Яд действует очень быстро.
По телу Ариэль пробежала дрожь, когда Брюс говорил о том, как будет брать ее, обладать ею. Она стала раскачиваться взад-вперед, медленно и осторожно. Кобра повторяла ее движения.
— Но тогда… — продолжал Брюс.
Ариэль резко схватила кобру за шею, после чего перевернулась, вскочила на ноги и швырнула змею в Брюса. Он отбил ее револьвером и застрелил.
Ариэль снова нырнула в заросли, рассчитывая, что паутина джунглей скроет ее.
Когда эхо от выстрела прокатилось по джунглям, Дилан в ужасе остановился. Кровь отхлынула от головы. Ему стало страшно. Он побежал быстрее, шаги его совпадали с ритмом сердца.
Ноги больше не чувствовали усталости, легкие больше не горели. Дилан думал только об Ариэль.
Когда посветлело, он смог бежать еще быстрее.
Дилан осторожно забирал в сторону, чтобы найти Ариэль прежде, чем ее найдет Харрингтон. Он должен убедиться в ее безопасности, а потом уж разобраться с Брюсом.
Дилан остановился, прислушиваясь. Он отступил под укрытие леса и стал ждать. Через несколько минут он услышал шум — это бежала Ариэль.
Когда она пролетала мимо него, Дилан поймал ее и зажал ей рот рукой. Он почувствовал, как напряжено ее тело.
— Все в порядке, Ариэль, — шепнул ей на ухо Дилан. Ее сопротивление сразу же ослабло, и он отпустил руку. — Шш-шш, — предупредил он, освобождаясь от ее объятий.
— Мы не можем терять время.
Она кивнула и знаком приказала следовать за собой.
Теперь они бежали вместе.
Дилан и Ариэль остановились. До них доносился жуткий звук, словно злой дух настигал и пугал их.
— Он смеется над нами,
Ариэль посмотрела на Дилана странным взглядом.
— Он думает, что победил, — добавил Дилан. Ее взгляд не изменился.
— А он победил?
— У него револьвер. А у нас нет, — честно ответил Дилан.
— Да, у него есть оружие?
Дилан не знал, что думать о ее настроении. Он отвел прядь волос, прилипшую к ее щеке. Лицо Ариэль блестело от пота.
— Я пойду. Ты останься здесь, и спрячься среди деревьев.
— Нет.
— Ариэль… — Дилан набрал в легкие побольше воздуха, словно готовясь для спора. — Я не позволю тебе идти со мной.
— Ты не позволишь мне?
В глубине ее глаз зажегся огонь, и он понял, что выбрал неверный подход.
— Пожалуйста, Ариэль, у нас нет времени для споров.
— Нет. Поэтому пойдем.
По вздернутому подбородку и по тому, как Ариэль сложила на груди руки, Дилан понял, что ее не удастся отговорить. Он быстро подумал о том, чтобы заставить ее остаться силой, но не стал этого делать.
— Ты не имеешь права удерживать меня, Дилан. Это мой дом. — Ариэль широким жестом повела рукой вокруг себя. — Я больше не побегу. Я не буду прятаться.
Дилан растерялся.
— Чего ты этим добьешься? — И снова ее лицо приняло странное выражение. Дилан подумал даже, что она улыбается.
— Теперь я поведу его. Так надо.
— Будь я проклят, — прошептал в благоговейном страхе Дилан. Тигр проснулся. Он протянул ей руку. — Пошли.
Пуля сбила Дилана без предупреждения, отбросив его назад и с силой ударив о землю. Ариэль исчезла в темноте зарослей.
Брюс осторожно вышел на опушку и подошел к лежавшему Дилану. Он осмотрелся, понимая, что Ариэль наблюдает за ними.
— Ариэль, моя любовь, — позвал он, притворно изображая любовь. — Выходи, выходи, где бы ты ни была.
Нарочито медленно он поднял ногу в тяжелом сапоге и подержал ее над Диланом, потом медленно опустил ее прямо на раненое плечо Дилана. Когда Брюс вжал каблук в рану, Дилан вскрикнул от боли.
Брюс остановился, его улыбка стал еще шире.
— Не играй с огнем, Ариэль. Мы же знаем, что ты выйдешь. Зачем заставлять его мучиться?
Ариэль хорошо понимала, что он играет в кошки-мышки. Но Брюс не понимал, что она-то не играла. Она была настроена очень серьезно.
Сейчас верх взял он. Пока это вполне устраивало ее.
Ариэль вышла из скрывавшей ее тени.
— Ты ловкая девочка. — Брюс пробежал пальцами по грязному пятну на щеке Ариэль. Когда девушка отпрянула, он нахмурился и больно схватил ее за подбородок
— Тебе следует быть милой со мной, Ариэль. Может быть, если ты ублажишь меня, я позволю Дилану умереть быстро, не так мучительно, как я планировал.
— Как это великодушно с твоей стороны, — съязвила Ариэль.
Челюсть Брюса дрогнула, когда он в раздражении скрипнул зубами. Игра шла не так, как он задумал. Он хотел, чтобы Ариэль боялась, съеживалась от страха перед ним и молила о пощаде. Да, он хотел слышать, как она умоляет о милосердии. Он хотел видеть в ее глазах слезы, а не ненависть.
— У тебя поубавится дерзости после того, что я с тобой сделаю, любимая. Это я тебе обещаю.
Тонкая безупречная бровь ее насмешливо поднялась. Казалось, что его слова совсем не действуют на нее.
Кровь закипела в жилах Брюса, заливая его жаром от головы до кончиков пальцев. Он поднял руку, чтобы ударить Ариэль, но девушка не дрогнула, даже тогда, когда он с силой хлопнул ее ладонью по лицу. Она спокойно смотрела на него.
Ариэль улыбнулась.
С гортанным возгласом Брюс резко притянул ей к себе, наматывая ее длинные волосы на свой кулак. Она продолжала вызывающе смотреть на него. Это привело его в неистовство.
— Сука! Я вытравлю этот взгляд из твоих глаз.
Он грубо прижался губами к ее рту, причиняя ей боль. Его свободная рука больно щипала и тискала ей грудь. Ее ночная рубашка, уже разорвавшаяся от бега по лесу, была с легкостью сорвана им.
Ариэль стояла деревянной куклой, не проявляя никаких чувств, никакой реакции, пока Брюс терзал ее. Он еще сильнее ухватил ее за волосы и повалил на землю. Она отвернулась и встретила взгляд Дилана. Никогда еще она не видела такого бешенства в его глазах.
Ариэль на секунду закрыла глаза, а когда вновь открыла, на нее смотрел Брюс. Она отвернулась, но он дернул ее голову и заставил смотреть в свои полные ярости глаза.
— Ты холодная сука!
— Чего ты хочешь? Хочешь, чтобы я извивалась под тобой?
Ариэль сделала несколько движений. Это сразу подействовала на Брюса.
— Хочешь, чтобы я так целовала тебя? — Она поцеловала его подбородок, потом провела нежными своими губами по его губам. — Может быть, ты хочешь, чтобы я зашептала слова любви тебе на ухо?
Глаза Брюса закрылись, дыхание стало прерывистым. Она чувствовала, как он дрожит от ее прикосновений. Она придвинулась поближе к его уху.
— Я скорее умру, чем доставлю тебе хоть каплю наслаждения.
Ариэль укусила его за мочку и тут же почувствовала вкус крови.
Брюс дернулся назад, закричал и снова ударил ее; на этот раз она почувствовала вкус уже своей крови. Внезапно ей стало легко. Дилан стащил с нее Брюса и отбросил в сторону. Потом он схватил ее за руку и поднял на ноги. Брюс потянулся за револьвером, и Ариэль толкнула Дилана вперед, заставляя его бежать.
Вслед им неслись презрительные насмешки Харрингтона:
— Вы не убежите от меня. Я всегда настигаю животных, которых преследую.
Когда они продирались сквозь заросли, Дилан, морщась от боли, стащил с себя рубашку и протянул ее Ариэль.
Она натянула ее; багровое пятно на ткани холодило кожу, напоминая Ариэль о ране Дилана. Ей хотелось обработать ему рану, но времени на это сейчас не было.
Они шли и шли, заставляя себя идти все быстрее и все дальше. Вскоре они подошли к озерцу и встали да колени, чтобы напиться.
Ариэль умыла холодной водой лицо и вытерлась рукавом рубашки. Она посмотрела на Дилана, чье лицо осунулось от боли.
— Ты сможешь идти?
Дилан успокаивающе улыбнулся.
— Ничего. — Он нежно коснулся ее разбитой губы, которая уже успела опухнуть. — Как ты?
Она улыбнулась ему в ответ, стараясь, чтобы губа не закровила.
— Нам лучше двинуться дальше.
— Не стоит.
Ариэль медленно повернулась и сразу же натолкнулась на дуло револьвера Харрингтона. Она с трудом проглотила слюну, в горле у нее сразу пересохло.
Брюс поцокал языком, словно сварливая базарная торговка.
— Ц-ц, ц-ц, Ариэль, моя любовь. Я действительно ждал от тебя большего.
Она понимала, что он хочет. Он хочет, чтобы она испугалась, отчаялась, ужаснулась. Но она решила не доставлять ему ни единого мгновения подобного удовольствия.
Брюс сдвинул дуло ей под подбородок. Жестокость в его глазах подчеркивала всю опасность происходящего. Он нажал сильнее, и холодная сталь вдавилась в нежную шею Ариэль. Направив затем дуло вверх, он заставил девушку встать.
Посмотрев на Дилана, он вновь заулыбался.
— Ты что-то ужасно притих, старина. Нечего сказать?
Ариэль видела, как сжались челюсти Дилана, гнев в его глазах по силе не уступал ярости Брюса. Но она видела и то, что он потерял много крови. Его бледность тревожила ее, так же как и пот, выступивший у него на лице.
Она не знала, что делать, и потому помолилась про себя.
— Я приложил ужасно много усилий, чтобы получить эту женщину. Ты знал об этом?
— Мне говорили.
— Ну… — Брюс вытащил пистолет, чтобы удерживать на расстоянии Дилана. Он нервно поигрывал с курком, то, отводя его назад, то отпуская. С каждым разом движения его становились все лихорадочнее.
— Ты лучше всех должен был понять, почему мне пришлось сделать то, что я сделал. Ты был там той ночью, когда мы в первый раз увидели ее, выходившую из джунглей, под дождем.
Ариэль посмотрела на него с явным удивлением.
— Ты не знала, что я был там?
Ответ отчетливо прочитывался в ее взгляде.
— Ты видела только его. — Брюс показал кивком головы в сторону Дилана. — Ты видела только его!
Ариэль едва дышала: большой палец Харрингтона все быстрее и быстрее двигал курок. Каждый раз, когда тот отпускался, она подскакивала, в то время как Брюс продолжал махать пистолетом, направленным в сторону Дилана.
— Неважно, главное, что я видел тебя. Он провел тыльной стороной ладони по губам и, не выпуская пистолета, потер небритый подбородок.
— Что ты думал, Кристиансон? Что ты думал, когда она появилась, как ангел из тумана, ее движения были так похожи на движения тигра, который шел рядом с ней.
Брюс обернулся к Дилану, ожидая ответа.
— Что же ты думал? — крикнул он снова.
— Я не знал, настоящая она или это всего лишь игра моего воображения.
Брюс засмеялся дурным странным смехом, от «второго дуло затряслось у подбородка Ариэль.
— Как мило. — Он передразнивал их обоих. — Хочешь знать, что я тогда подумал?
Ариэль закрыла глаза.
Он ткнул ее дулом в подбородок, заставляя открыть глаза.
— Я тут же понял, что овладею тобой. И ничто, ничто не остановит меня.
Взгляд Брюса, обращенный на Дилана, стал серьезным.
— Каково любить ее?
Дилан двинулся вперед, но остановился, когда Брюс снова отвел курок.
— Я задал тебе вопрос! — Его голос перешел на визг. Ариэль видела, что Дилан хочет ответить, и, вмешавшись, ответила сама.
— Ты никогда этого не узнаешь, Брюс. Ты не знаешь, как любить.
Его палец плотнее охватил курок, зубы его заскрипели от ярости.
— У меня было много женщин, Ариэль, и я знаю, как доставить женщине удовольствие.
— У тебя были женщины, — ясно проговорила Ариэль, не обращая внимания на боль, вызываемую давлением стального дула, — но ты не представляешь себе, что, значит, удовлетворить женщину.
Ариэль осмелилась посмотреть на Дилана, молясь, чтобы тот не вмешивался. «Еще не время, — мысленно кричала она ему. — Еще не время!»
Она услышала, как Брюс глубоко вдохнул. Руки у него тряслись.
— Итак, — прохрипел он, его голос стал тихим и каким-то мертвым, — я не представляю, что, значит, удовлетворить женщину?
Казалось, он раздумывает над чем-то.
— Но я уверен, что ты знаешь, как удовлетворить мужчину, после твоей недавней практики. Скажи мне, Дилан, она хороша в качестве шлюхи?
Он осторожно провел дулом вдоль ее горла, потом по плечу. Кончиком дула, он распахнул ей рубашку, холодный металл обвел округлость ее груди и остановился на розовом соске.
Брюс начал играть соском, надевая на него дуло.
Под ложечкой у Ариэль возникло тошнотворное ощущение.
— Что, — медленно и лениво протянул он, — если ты покажешь мне, как ублажала Дилана, а, Ариэль?
Девушка не двигалась. В душе у нее зашевелился новый страх. Дуло опустилось вниз по животу. Каждый дюйм ее тела дрожал под холодной сталью.
Дыхание Брюса стало прерывистым, глаза остекленели от похоти. Он провел дулом по внутренней стороне ее бедра, медленно поднимаясь к лону, которого он так жаждал.
Колени Ариэль ослабли, и она опустилась на них, борясь с подкатившей к горлу тошнотой.
Брюс отшвырнул пистолет и намотал на руку большую прядь ее каштановых волос. Потом он отбросил ружье и быстро заменил его ножом. Он повернул Ариэль так, чтобы ее видел Дилан, и остановил его на полушаге, приставив к горлу Ариэль острое лезвие.
— Не пытайся, Дилан. Иначе я убью ее. Я разрежу ее хорошенькое маленькое горлышко. — Ариэль хотелось, чтобы он сделал это. Казалось, Брюс удовлетворился тем, что Дилан будет хорошо себя вести.
— Ариэль, дорогая, поскольку ты уже стоишь на своих хорошеньких маленьких коленях, то можешь начать свой урок на тему, как доставить удовольствие мужчине.
Под кончиком ножа засочилась кровь. Теплой струйкой она потекла в ложбинку между грудями. Пот жег Ариэль глаза, и она моргала, чтобы стряхнуть его с ресниц. Брюс еще сильнее натянул ее волосы.
— Доставь мне удовольствие, любовь моя, или я заставлю Дилана пострадать.
Дилан не расслышал, что говорил Брюс. Брюс понизил голос, так что его слышала только Ариэль. Дилан понимал, что теряет силы с каждой каплей крови, сочащейся из раны. Голова его кружилась, движения были вялыми и затрудненными, даже мысли были замедленными.
Ему хотелось убить Брюса Харрингтона голыми руками, если нужно. Никогда еще он не чувствовал себя так близко к совершению убийства. Но как бы тяжело ему ни было, он не двигался. Лезвие ножа у горла Ариэль удерживало его.
Отчаяние перешло в мучительную боль, когда Брюс притянул к себе поближе Ариэль. Его намерения были очевидны.
Дилан чуть не умер, когда она потянулась, чтобы расстегнуть брюки Брюса.
— Нет, — закричал он, выразив в одном слове всю свою боль.
Взгляд Брюса вновь остановил его. Ариэль вскрикнула, когда кончик ножа царапнул ее в очередной раз и по шее ее поползла еще одна струйка крови.
— Давай, Дилан. Останови меня. — Дилан не двигался. Страх за Ариэль приковал его к месту.
— Нет? — издевался Брюс. — На чем мы остановились, Ариэль? О да. Ты собиралась продемонстрировать мне свои таланты.
И снова Ариэль начала возиться с его пуговицами. Ее дрожащие пальцы двигались неловко и медленно. Нетерпение Брюса нарастало.
— Господи, женщина, мужчина может потерять к тебе всякий интерес, пока ты начнешь!
Он откинул голову и, держась настороже, расстегнул штаны. Выпуклость внутри них притянула ее испуганный взгляд. Брюс только смеялся.
— Ты выглядишь испуганной, точно девственница в брачную ночь. Но мы оба знаем, что ты не девственница. Я считаю, что ты продалась Дилану за его защиту. Поэтому сделать это снова должно быть для тебя обычным делом.
Неожиданно джунгли пронзил сердитый крик тигра, его близость лишала присутствия духа. Брюс посмотрел куда-то в сторону, и в ту же секунду Ариэль изо всех сил ударила кулаком в его незащищенный пах и резко отстранилась от лезвия ножа, кончик которого только задел ее кожу.
Дилан оказался рядом, прежде чем Брюс понял, что произошло. Он поднял ее на ноги, потом двинулся к Брюсу как раз в тот момент, когда тот потянулся за ружьем. Ариэль видела, как рука Брюса схватилась за приклад и размахнулась, чтобы ударить Дилана в челюсть. Но Дилан отшатнулся назад.
Их снова оглушил рев тигра. Ариэль уцепилась за Дилана, пытаясь оттащить его в сторону.
— У него ружье, Дилан. — Она с трудом волокла его за собой.
Брюс схватил ружье и прицелился.
— Пожалуйста, Дилан, — в ужасе закричала Ариэль.
Дилан бросился на Брюса. Ноги его оторвались от земли, когда он мощным броском метнул свое мускулистое тело через то небольшое расстояние, которое разделяло их. Ружье выстрелило, и появившаяся кровь подтвердила опасения Ариэль.
— Беги, Ариэль!
Она видела, как Дилан сбил Брюса с ног и рухнул на землю. Но с земли поднялся только Харрингтон. Взгляд Ариэль встретил его холодный серый взгляд. По коже у нее побежали мурашки, когда она увидела, что Брюс снова улыбается. Он нагнулся к земле и поднял нож.
— Он мертв, дорогая.
— Нет! — крикнула Ариэль, падая на колени, не воспринимая его жуткие слова. — Нет!
— Теперь твоя очередь.
Нарочито медленно Брюс двинулся к ней. Ариэль попыталась встать, но не смогла: трясущиеся ноги не держали ее. Она поползла в кусты. Брюс был всего в нескольких шагах от нее.
— Тебе негде спрятаться, Ариэль. Я легко смогу найти тебя. Даже слишком легко, честно говоря. Я надеялся на лучшую забаву. Все-таки ты девушка из джунглей или что-то вроде этого. Так ведь говорили, да? Все эти сплетни с их секретами.
Ариэль чувствовала его близость.
— Просто слишком легко, — повторил он, будучи уже совсем рядом.
Она отползла, но он схватил ее за ногу и медленно подтащил к себе. Ариэль извернулась и лягнула его свободной ногой в грудь. От неожиданности Брюс замер, чтобы перевести дух, что дало Ариэль необходимые мгновения. Она нащупала камень и швырнула его в голову Брюса.
Тот тяжело рухнул на землю, корчась от боли.
— Ох, — промычал он, а потом усмехнулся. — Хорошая девочка. — Его смешок перешел в громкий хохот. — Хорошая девочка, — повторил Брюс, глядя, как Ариэль исчезает среди густых деревьев.
Он потрогал рану на лбу, потом взглянул на окровавленные пальцы.
— Сука, — пробормотал он, вытирая пальцы. Брюс встал и огляделся.
— Беги, малютка. Беги ради жизни. — Ариэль остановилась, его слова вывели ее из себя. Она прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться. В ней бурлила ярость, возрождающая все первобытные инстинкты. Жар заструился по ее холодным венам, и мысли отошли на задний план, когда сердце забилось в новом ритме, подчиняя все ее существо силе и спокойствию этого ритма.
Ариэль глубоко вдохнула и открыла глаза. Она была готова. Брюс был уже совсем близко и не делал попыток скрываться. Ариэль легко влезла на ближайшее дерево.
Появился Брюс. Он шагнул под дерево. Девушка затаила дыхание.
— Ариэль, — крикнул он, — твои следы кончаются здесь.
Описав небольшой круг, он заглянул в темные кусты.
— Не здесь, — продолжал повторять он. — Не здесь!
Ее раздражало то, что Брюс так явно наслаждается происходящим.
— Так, ты не выкопала нору и не залезла в нее. Так что… — Он поднял голову вверх, в потемневших глазах его застыла жестокость. — Ты, должно быть, наверху.
Не успев даже подумать, Ариэль упала на него с высоты. Ее яростный крик эхом прокатился по темным джунглям, когда она, обхватив ногами его талию, вцепилась ногтями в его лицо. Брюс упал на колени и заставил ее откинуть голову, приставив нож к горлу.
Ариэль отпустила его.
Брюс толкнул ее навзничь, придавив весом своего тела. Ее ноги все, еще были обвиты вокруг его талии. Он отпустил ее волосы, чтобы было удобнее действовать. Медленно, наслаждаясь ее безвыходным положением, он провел рукой по ее ноге и бедру.
— Я хотел просто убить тебя и покончить с этим. Но так как ты столь любезна и столь заманчиво раскрываешь свои ножки, я решил, что убийство подождет.
Его рука нащупала ее грудь, и ему понравилась ее упругость.
Он наклонил голову и, откусив пуговицы на ее рубашке, выплюнул их. Перед ним обнажилось красивое тело.
— Как могу я противиться такой красоте? — Его язык коснулся ее соска, и Ариэль задрожала.
— Я бы хотел думать, милая Ариэль, что это дрожь восторга.
— Или, — прошептала Ариэль, — отвращения.
Как ты думаешь?
Она почувствовала, как Брюс напрягся, и ощутила удовлетворение.
— Я покажу тебе, что такое настоящий мужчина.
Брюс расстегнул штаны, освобождая заключенную в них плоть.
— Пришло время расплаты, сука! — Ариэль почувствовала на себе его тяжесть и прошептала ему в ухо:
— Ты не мужчина, Харрингтон. То, что болтается у тебя между ногами, просто недоразумение.
— Заткнись, — завопил Брюс так громко, что она вздрогнула. — Заткни свой мерзкий рот.
Он ударил ее, потом грубо поцеловал. Откинувшись назад, он слизнул кровь с ее губ. Его бедра надвигались на нее, он навис над ней всем своим телом. Ариэль закрыла глаза.
— Смотри на меня, Ариэль. Но она не открывала глаз.
Его рука жестоко схватила ее за подбородок, причиняя боль.
— Открой глаза. Я хочу видеть твои глаза. Открой их!
Ариэль медленно открыла глаза.
— Хорошо. — Он чуть ли не мурлыкал. — Я хочу видеть выражение твоих глаз, когда возьму тебя и буду наслаждаться твоим телом.
Его рука провела по шее, груди, по изгибу талии и бедер.
— Ты самая прекрасная женщина из всех, кого я видел. Ужасно трудно будет убивать тебя, но я должен буду тебя убить.
Он наклонился и пососал ее сосок, тяжело, прерывисто дыша. Ариэль почувствовала, как поднимается в ней тошнота.
— Смотри на меня, — пропел он, — я хочу видеть, что ты думаешь, когда я буду пробовать сладость твоих ног.
Но тут Брюса вторично подняли с нее и отбросили в сторону. Над ней стоял Дилан, растерзанный и окровавленный, но живой.
Брюс вскочил на ноги, сделал шаг вперед, но вдруг резко остановился.
— Кала Ба, — прошептала Ариэль. В нескольких шагах от них припал к земле готовящийся к прыжку тигр. Прогремел его зычный рык.
Огромный бенгалец и Брюс прыгнули одновременно. Блеснул нож человека, обнажились клыки зверя.
— Нет. — Ариэль хотела вмешаться, но Дилан остановил ее.
Человек и зверь покатились по земле дергающейся массой меха и плоти. Прошел всего миг, и Брюс перестал двигаться. Нож выпал из его руки. Кала Ба в последний раз рванул зубами свою добычу. Его мощные челюсти разорвали горло жертвы.
Снова раздался тигриный рык, на этот раз победный. Потом наступила тишина.
Кала Ба стоял над безжизненным телом. Кровь Брюса запачкала его мех. Ариэль шагнула вперед, привлекая к себе взгляд золотых тигриных глаз.
— Кала Ба, — позвала она срывающимся от волнения голосом.
— Он может не узнать тебя, Ариэль. — Предупреждение Дилана не было услышано. Она отказывалась верить этому, не желая даже рассматривать подобную возможность.
— Как мог он забыть меня? Мы едины по духу.
— Прошло много времени, — возразил Дилан.
Ариэль сделала еще один шаг. — Пожалуйста, Ариэль. Она не слышала.
— Кала Ба, я вернулась домой. Тигр зарычал и махнул лапой. Ариэль заплакала, слезы мешали рассмотреть ей , образ того, кто так много значил в ее жизни.
— О Кала Ба, друг мой, я не хотела покидать тебя. Я любила тебя.
— Ариэль, пожалуйста, уйдем. — Дилан протянул к ней руки, умоляя.
Рыдая, Ариэль коснулась, руки Дилана, но помедлила, когда Кала Ба отошел от трупа. Он шел к ней, и она повернулась, чтобы подождать его. Кала Ба встал на задние лапы, рыча и помахивая передними. Потом он приложил мощную лапу к щеке Ариэль. Ее слезы бежали по его меху, она накрыла своей рукой его лапу.
— Ты не забыл меня, мой друг.
Кала Ба отвернулся и исчез в густой зелени.
— Кала Ба, — позвала Ариэль и пошла за ним следом. Дилан остановил ее.
— Нет, Ариэль. Пусть идет. Он больше не твой. — Дилан вытер ее слезы. — Так же как ты больше не его.
Как раз в этот момент появился Кала Ба и рядом с ним шла тигрица. Он вышел вперед, но самка осторожничала и держалась в тени деревьев.
— У него теперь есть пара, — прошептала Ариэль.
— Так же, как и у тебя, — тихо произнес Дилан. — Теперь у вас обоих есть с кем разделить душу. Ты больше не одинока, Ариэль. Так же, как и Кала Ба.
Со сладостной печалью Ариэль смотрела, как ее друг возвращается к своей тигрице. Две кошки вошли в лес, но прежде чем уйти. Кала Ба в последний раз обернулся и прорычал тихое последнее «прости».
Ариэль все поняла.
— Прощай, мой друг. Ты навсегда останешься в моей памяти.
Дилан взял ее за руку.
— Пошли домой.
— Мы сможем немного побыть здесь, прежде чем вернемся в Англию?
— Я считаю, что наш дом здесь, Ариэль. — Широкая улыбка осветила ее лицо.
— Я тебе давно говорила, что люблю тебя?
— Как насчет… — Он попытался улыбнуться, но поморщился от боли. — Как насчет того, чтобы ты проводила меня домой?
— Если ты выживешь, — улыбнулась Ариэль.
— Не волнуйся, любимая. Я не позволю этим царапинам задержать меня.
— Обещаешь?
— Обещаю.
Дилан протянул ей руку, и они вместе пошли. Ариэль была дома. Ее старая любовь хранилась у нее в сердце, а новая любовь шла рядом.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Разбуженная тигрица - Смит Фела Доусон



роман неплох но нужен эпилог
Разбуженная тигрица - Смит Фела Доусонбогдана
11.04.2014, 18.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100