Читать онлайн Опасный флирт, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный флирт - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный флирт - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный флирт - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Опасный флирт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

До конца того дня ничего особенно интересного не произошло. Банни вернулся с пистолетом. Мы распорядились, чтобы ему соорудили походную постель в кабинете папа, он спрятал пистолет под подушкой, чтобы был под рукой в случае ночного вторжения. Затем наведался наверх посмотреть, чем занимается Сноуд и, спустившись, передал мне, что этот молодой человек держится очень бдительно, задает уйму вопросов, но он, Банни, постарался ни на один не дать вразумительного ответа.
Я не поднялась больше на голубятню в тот день, и в восемь тридцать не пришла в кабинет. Мы с Банни занялись изучением прессы, посвященной положению за пределами страны, не столько для шпионской деятельности, сколько из интереса. Мы выяснили, что после поражения в Москве год тому назад, Наполеон отозвал войска с Пиренейского полуострова. Четыре отряда французских войск вели боевые действия против испанского ополчения в Бискайе и Наварре. Веллингтон вывел войска из Португалии. Французы отходили к Эбру.
Предполагалось, что Наполеон пошлет в Испанию еще войска. Банни сделал вывод, что англичане, по всей видимости, атакуют французов до их вступления в Испанию. Оба вместе мы пришли к единодушному заключению, что наши голуби используются для передачи ценной информации о подготовке наступления.
– Герцогу предстоит отогнать французов за Пиренеи и, черт меня побери, если я ему не помогу, – воскликнул Банни возбужденно. Мне пришлось предупредить его взглядом, чтобы не забывал об осторожности.
– Как вы мыслите это сделать? – заинтересованно спросила тетушка, и, к счастью, продолжала, не дожидаясь ответа:
– Чем вызван ваш внезапный интерес к военным событиям?
Я быстро перехватила инициативу, прежде чем Банни не наговорил лишнего.
– Как чем? Естественно делами папа, – сказала я, предпочитая говорить правду там, где это грозило осложнениями.
– Я так и думала, – она удовлетворенно кивнула. – Когда дело касается тех, кого мы любим, все кажется очень значительным.
Немного позднее Банни объявил, что идет на галерею покурить со Сноудом, при этом он многозначительно подмигнул мне, хотя я и не поняла, что он имеет и виду. Когда он снова спустился в гостиную, и нам удалось улучить несколько минут наедине, он признался, что хотел обыскать комнаты Сноуда.
– Держит свои двери на замке, вам не кажется это подозрительным? Как раздобыть ключ?
Мы поискали в кабинете, но не нашли.
– Подождем, пока Сноуд отлучится из дома. Ему придется когда-нибудь отвозить голубей для тренировки.
Однако ночью вряд ли можно было ожидать, что он этим займется. В тот вечер мы рано легли спать и на следующее утро рано встали, чтобы подготовиться к приезду лорда Фарфилда. Весь дом был перевернут с ног на голову, слуги старательно начищали мебель, мели ковры, посыпав их предварительно испитыми чайными листьями, чтобы было меньше пыли. Я приглядывала за работой и отдавала распоряжения – надо было расставить цветы и вазы. Банни достал бутылочку отличного шерри из погребка, и еще кларет, на случай, если гость предпочитает красное вино. Банни еще раз съездил в Хайт и, наконец, ему удалось поговорить с Депью. Я спросила:
– Говорил он что-нибудь о записке, которую я ему послала в Брайтоне? Меня беспокоит, не посылает ли Сноуд донесения с птицами?
– Он не получил вашей записки.
– Но я же послала ее на адрес его гостиницы в Брайтоне. Ее могли перехватить французы. Должна сказать, что за Депью пристально наблюдают.
– Вполне возможно. И за нами тоже. Можно не сомневаться.
Мы обменялись многозначительными взглядами и с опаской огляделись, не подслушивает ли кто-нибудь.
– Боюсь, Банни, что Депью имеет весьма смутное представление о том, как действуют спортивные голуби. Сноуд, наверняка, спокойно шлет свои донесения, пока мы тут прохлаждаемся. Мне нужно встретиться с Депью.
– Он сказал, что сам с нами свяжется. Описал ему эту чертову сосну в парке.
Мы тут же отправились в парк, но ничего не нашли. На случай, если не удастся поговорить с Депью, я оставила в расщелине сосны описание, как работают голуби. Затем мы повернули к дому.
– Депью говорит, что он убежден, что Фарфилд имеет отношение к вражеской разведке, делает это ради денег, что он здесь, имею в виду Депью, то есть Мартин. Имя Депью вообще не должно упоминаться, только мистер Мартин, на случай если кто-нибудь подслушивает.
– Очень интересно, не так ли? – спросила я и оглядела парк, чтобы убедиться, что Депью расставил своих людей, как обещал. Если и так, то я их не заметила, наверное, это были квалифицированные люди. От этой мысли стало легче на сердце. Это было ни с чем несравнимое чувство, оно наполняло душу ликованием, словно ощущение влюбленности. Движения стали легче, одухотвореннее.
– Чертовски интересно, – ответил Банни и по блеску его глаз я поняла, что он чувствует то же самое.
– Герои, в некотором роде.
– Возможно, когда война закончится, вам присвоят титул баронета, Банни. Сэр Горацио Смайт.
– Им придется и вас сделать баронессой, – э-э, баронессой. – А может быть и почетной Дамой Королевства, – размечталась я. – Дама Хедер Хьюм – красиво звучит, не правда ли? – Воображала. Вас тоже окрестят мечом, как рыцаря? – Не знаю. Надеюсь, они не больно ударяют при посвящении. – Нас даже могут пригласить в Королевский Павильон. Тете Ловат это понравится.
Полет нашей фантазии был прерван стуком подков, донесшимся с дороги. Взглянув вниз, мы увидели элегантную черную карету с ромбовидной фигурой на двери. Позади ехала двуколка, за ней следовала отличная лошадь под седлом.
– Фарфилд, – сказал Банни. – Какого черта он тащит целый выезд, словно собирается оставаться здесь не меньше месяца. Посмотрите только, сколько он взял с собой слуг, вам придется всех кормить! Два кучера, лакей, наверняка, едет с ним. Фарфилд известный денди. Трудно поверить, что он еще и шпион. Слишком много внимания уделяет своим нарядам. У него кровь, наверное, тоже другого цвета, – добавил он, но без зависти разглядывая, породистую лошадь, которая резво бежала за каретами, вдыхая раздувающимися ноздрями дорожную пыль.
– Я бы не против погарцевать на ней. – Давайте лучше поспешим, чтобы встретить его.
Мы быстро добежали до дома, нырнули в боковую дверь и побежали к северному фасаду, к «дорожной двери», как мы ее называли. Тамм уже широко распахнул ворота, кортеж Фарфилда торжественно въехал, мелодично позванивая бубенцами упряжек. Конюх в ливрее выпрыгнул из кареты и распахнул дверцу для хозяина. Мысленно я добавила еще одного человека к списку слуг, которых надо будет кормить. Вторая голова, видневшаяся в карете, принадлежала лакею.
Лорд Фарфилд, выйдя из кареты, поднес к глазам монокль и с интересом разглядывал здание. Он был великолепен. Было приятно угодить ему, и росло убеждение, что хлопоты были не напрасны. Он снял напудренный завитой парик. Золотистые волосы сияли в слабых лучах солнца, пробивавшихся сквозь тучи. Широкие плечи, песочного цвета элегантные брюки, хессианские ботинки – все было последним криком моды.
Я заметила, с каким неудовольствием Банни посмотрел на свои сельского покроя бриджи и высокие сапоги. В это время Фарфилд закончил осмотр и направился к дому, непринужденно отдавая через плечо какие-то распоряжения конюху, оставшемуся около упряжки. Тетушка Ловат подбежала ко мне, задыхаясь.
– Вот он, – воскликнула она. – Боже! Сколько карет и слуг.
Но в ее голосе не было отчаяния, ее переполнял восторг, она восхищалась такой щедрой демонстрацией богатства и изобилия. Когда Фарфилд заметил, что у входа собралась целая приемная комиссия, он улыбнулся одной из своих самых обольстительных улыбок. Золотая головка склонилась, и он произнес:
– Мисс Хьюм. Я присела в реверансе. – Мы счастливы видеть вас в Грейсфилде, милорд. Он переступил через порог. – Я не менее счастлив быть здесь, мэм. Очень необычный дом, интереснейшая архитектура. С нетерпением буду ждать возможности ознакомиться с ним подробнее. Тетя Ловат и Банни приблизились поприветствовать гостя, одна – книксеном, другой – пожатием руки. Обменявшись положенными по ритуалу формами вежливости, мы пригласили гостя в салон выпить чашечку чая. Тамму было поручено позаботиться о слугах и чемоданах и предупредить нашего конюха, чтобы он запасся овсом и сеном в достаточном количестве. Мне приходилось постоянно напоминать себе, что человек, которого я угощаю нежнейшей бараньей вырезкой и изысканными пирожками, возможно шпион и враг моего отечества. Глядя на него, казалось невероятным, что он может быть замешан в таком неблаговидном занятии. Синие глаза светились детской чистотой, весь его облик был светел и благороден.
– Какой интересный дом, – несколько раз повторил он. – Похож на сказочный замок. Здесь водятся призраки?
– Нет, призраков у нас не было и нет, даже секретного хода нет, – призналась я.
– Но, несомненно, дом обладает богатой историей, по меньшей мере. Так удобно расположен для контрабанды спиртных напитков. Жаль, что у моего отца нет дома у моря. Все наши имения прочно окружены сушей. Замок в Хемпшире, охотничьи угодья в Коттсуолдз и поместье, которое дядя Юстас оставил нам в Шотландии, – все это скучнейшие кучи камня. А Лондонский дом – просто бесплатный отель для родственников.
– Жаль, – посочувствовал Банни без тени сарказма.
– Но обратите внимание, у нас в замке есть потайная пещера, – произнес Фарфилд с детской запальчивостью. – Там на стене я нацарапал послание, чтобы подурачить Элджернона – это мой младший брат. Он служит капитаном в Королевской Гвардии, – добавил он с гордостью.
Предположить, что лорд, имеющий брата в разведвойсках, мог быть иностранным шпионом, было просто неразумно. Сноуд, наверное, хочет устранить его, как он убрал с дороги папу.
– Какое послание? – спросил Банни.
– Я написал «Прощай жестокий мир. Я не виноват в преступлениях, которые мне приписывает коварный маркиз Олбермарль». Это титул отца, вернее, один из титулов. Он им пользуется чаще других.
– Какое преступление? – опять спросил Банни.
Фарфилд заморгал обескураженный.
– Никакого, это просто шутка, – объяснил он.
Банни произнес:
– А-а, – и натянуто улыбнулся.
Тетя Ловат сказала:
– К сожалению, мы не сможем предложить вам большой развлекательной программы, лорд Фарфилд, вы ведь знаете, у нас траур.
– Если бы не траур, меня бы здесь не было.
Он нахмурился, недовольный этой двусмысленной фразой, и добавил:
– Я хочу сказать, что голуби не подлежали бы продаже, если бы мистер Хьюм был жив.
Наступило молчание. Затем с поклоном в мою сторону Фарфилд продолжал:
– Буду развлекаться голубями, мне этого достаточно.
Его вопрошающий взгляд, в котором сквозило восхищение, казалось включал и меня в его представлении о развлечении, связанном с голубями. Когда чаепитие окончилось, я предложила Фарфилду подняться на голубятню. Он с радостью согласился. От нетерпения он вскочил с места. Я тоже встала, чтобы проводить его.
– Не стоит беспокоиться, мисс Хьюм, – сказал он. – Какой-нибудь слуга…
Он обвел взглядом салон, но слуг не было. У нас их было не так много, чтобы использовать во время чаепития.
– Сюда, пожалуйста, – сказала я, он пошел за мной.
– Может быть, мне пойти с вами? – предложил Банни. Я предполагала раньше, что он должен пойти, но попросить его об услуге значило бы выразить недоверие Фарфилду. поэтому я промолчала.
– Я позабочусь о безопасности мисс Хьюм во время подъема по лестнице, – заверил лорд Фарфилд и взял меня за локоть. Я дала ему понять, что нужно повернуть направо.
– Меня всегда интриговали эти старинные дома, – сказал он, когда мы поднимались по лестнице. Это был не явный комплимент, но я признательно улыбнулась и продолжала подниматься.
– Не кажется ли вам, что подъем очень высокий? – спросил он, когда мы дошли до четвертого этажа.
– Это здесь, милорд.
Он уже с трудом дышал. Я решила рассказать ему о выдающихся событиях, связанных с домом.
– В этой комнате останавливался Чарльз Фокс, – слазала я.
– На этаже, предназначенном для слуг!?
– В наших местах был матч по боксу. Он приехал неожиданно, все комнаты уже были заняты. Он сказал, что его устроят два стула у камина.
– Кто участвовал в матче? – спросил он.
Мне показалось, что более глубокого интереса к знаменитому Фоксу у лорда Фарфилда не было. Видимо, этот молодой человек относился к той категории, которые поражали воображение при поверхностном знакомстве, но теряли обаяние при более длительном общении. Мне он уже казался недостаточно глубоким.
– Одного из них звали Тин Ман.
– Клянусь Богом, я хотел бы посмотреть матч.
Наконец, мы дошли до голубятни. Фарфилд пыхтел, как заведенный мотор, меня это удивило. Мне казалось, что такой безупречно сложенный человек должен быть в лучшей форме. Когда мы вошли, Сноуд сидел на одном из плетенных стульев и курил. Он поспешил нам навстречу. Его работодатель, то есть я, такой чести не удостаивалась.
– Лорд Фарфилд, это…
Сноуд сжал руку Фарфилда в крепком рукопожатии.
– Сноуд. Я ухаживаю за голубями.
– Это лорд Фарфилд, – представила я гостя с неудовольствием. Мне претило его стремление лебезить перед знатью.
– Мне кажется, я вас знаю, – сказал Фарфилд, рассматривая Сноуда с интересом.
– Думаю, мы встречались в Брэнксэм Холл три года тому назад, Ваша Светлость. Очень мило, что вы запомнили.
– Конечно! Брэнксэм Холл. У герцога были состязания лошадей в упряжках.
– И вы победили. Вы прекрасно правите лошадьми, ваша Светлость. Я помогал с упряжками и с лошадьми тоже.
Этот день в памяти Сноуда, видно, запечатлелся глубже, чем у Фарфилда, последний не мог припомнить детали, как ни старался.
– Вы правили Билдебабом, карета с арабской позолотой, – напомнил Сноуд.
– Мне хотелось бы, Сноуд, чтобы вы показали лорду Фарфилду голубей, – прервала я их воспоминания.
Он вежливо поклонился.
– С большим удовольствием, ваша Светлость.
Он взял Фарфилда за руку и повел вдоль рядов гнезд. Я не пошла за ними, потому что хотела посмотреть, что Сноуд читал с таким интересом. Представьте мое удивление, когда я увидела томик стихотворений Байрона. Однако вскоре я обнаружила нечто более подозрительное. Из книги торчал уголок листа бумаги и рядом лежало перо. Нужно было посмотреть, что он написал. Убедившись, что Сноуд не смотрит в мою сторону, я взяла книгу. В это время он повернулся и – как мне показалось, угрожающе посмотрел на меня. Я положила книгу на место. Не было сомнений, что он писал донесение. К счастью, Фарфилд отвлек Сноуда вопросом, и мне удалось незаметно вытащить листок. Пройдя в другой угол голубятни, я прочитала то, что на листе было написано. Меня ожидало новое потрясение. Это было любовное стихотворение, посвященное леди. Оно называлось «Голубка». Я прочла:
У моей голубки серые очи,
У моей голубки нежная поступь,
К ней я привязан невидимой нитью,
Нитью любви, и нитью, в ясный день,
И при свете луны.
Я не могу признаться ей в своей любви,
Я слишком горд, я одинок,
Любовь мне не сулит ни радости, ни счастья.
От удивления я оцепенела. Возможно ли, что это закодированное сообщение? Или это то, чем кажется – выражение любви к сероглазой даме. В любом случае нужно было положить лист на место, прежде чем Сноуд обнаружит, что я его прочитала. Мне удалось это сделать, пока мужчины рассматривали одно из гнезд в дальнем углу. Затем я подошла к ним.
– Что делают самцы, пока самки сидят на яйцах? – спрашивал Фарфилд.
– Они держатся поблизости, – ответил Сноуд.
Я вспомнила, как он объяснял мне, что днем яйца высиживают самцы. Почему он не сказал это Фарфилду? И что еще более странно, почему Фарфилд не знает этого, если он выдает себя за любителя голубей? Несколько позже Фарфилд выразил удивление, что во многих гнездах лежало по два яйца. Два блестящих белых яйца были нормой. Он выдал свое глубокое невежество, и непосвященность его была большая, чем я предполагала.
– Мисс Хьюм уже давно этому не удивляется, для нее это привычное дело, – сказал Сноуд.
– Не осмеливаюсь вас задерживать, мэм, если вас ждут дела, мы справимся сами.
Мне не хотелось разрешать ему так бесцеремонно избавляться от меня, и я сказала:
– Лорда Фарфилда особенно интересуют Цезарь и Клео. Где они? В последнее время я не вижу ни одного, ни другого.
– Клео сидит на дереве и ждет Цезаря, он должен скоро вернуться, – ответил он.
На дереве действительно сидела птица, может быть и в самом деле Клео. Она была почти целиком белого цвета с легким рыжеватым оттенком на грудке. Ее бабушка по материнской линии происходила из Америки и относилась к породе пассажирских голубей. Пелетье приобрел эту пару из-за их большого размера. У основания клюва у Клео висел основательных размеров мускулистый зоб, что тоже была весьма ценной особенностью. Он был темнее, чем можно было ожидать, Почти черный. То, что она по-хозяйски расположилась на дереве, подтверждало, что это подруга Цезаря. Другая птица не осмелилась бы на подобную дерзость – у Цезаря был крутой нрав. Однако на днях Сноуд говорил, что Клео высиживает птенцов, и что Цезарь ее не оставляет надолго.
– А где же Цезарь? – спросила я.
– Ему надоело здесь толкаться, он полетел на разминку, – ответил Сноуд.
– Пока вы не ушли, мэм, мне хотелось бы кое-что обсудить с вами, Видите ли, поскольку вашего отца нет здесь, мне не мешало бы иметь помощника, одному трудно за всем усмотреть. Птиц нужно тренировать, для этого их нужно регулярно отвозить за многие километры. Кто-то должен оставаться в это время на голубятне, или оставаться буду я, но тогда другой человек должен их обучать.
– Я был бы счастлив оказать помощь, – обрадовался я Фарфилд.
– Но вы же через несколько дней уедете, милорд, – возразил Сноуд.
– Если вы отберете птиц, я распоряжусь, чтобы лакей их отвез, – предложила я. – Вам только надо будет определить место, куда их отвезти.
– Было бы лучше, если бы у меня был постоянный подручный, один постоянный человек, которого я смог бы обучить основам дела.
Мне было неудобно проявлять излишнюю скупость в присутствии Фарфилда, пришлось, хоть и с неохотой, дать ему разрешение взять в помощники парнишку из дворовой прислуги и пользоваться коляской. Весь этот разговор меня страшно утомил, но интерес к голубям лорда Фарфилда казался неиссякаемым. Прошел почти час, наконец, я заметила в парке Банни и ушла с галереи. Когда я добралась до парка, Банни возвращался со стороны расщепленной сосны. Я бросилась ему навстречу.
– Записка от Депью – э-э, Мартина, – сообщил он взволнованно. Он придет сегодня в парк, вечером, в одиннадцать, сюда к сосне.
– Отлично! У меня для него много новостей. Во-первых, я хочу его уверить, что Фарфилд – не тот, за кого себя выдает. Во-вторых, у меня есть подозрение, что Сноуд сочиняет зашифрованные послания.
– Они у вас есть?
– Я видела одно мельком. Он шифрует сообщение в виде любовного стихотворения, которое, думаю, мне удалось запомнить – оно короткое. Мы прошли в кабинет, и я записала несколько строчек, они четко вырисовывались в памяти.
– Похоже на лирическое послание, – заметил Банни.
– Чертовски красиво написано.
– Не будьте дураком, Банни. Это информация, предназначенная французам. Что бы она значила? Он упоминает лунный свет, это может означать время нападения, или передислокацию войск, или еще что-нибудь в этом роде.
– А что, по-вашему, может значить признание в одиночестве, гордости?
– Похоже на Наполеона.
– Он далеко не одинок, всегда окружен свитой. Скорее похоже на Бога.
– Мы предложили мистеру Мартину расшифровать это, – сказала я и спрятала листок в карман.
– Мне бы хотелось пойти с вами.
– Ваша задача не менее важна, Банни. Вы среди нас единственный член семьи мужского пола, поэтому вам придется взять на себя Фарфилда. Чтобы он не вздумал пойти за мной и все испортить. Мы с вами одна команда.
– Разрази меня гром! Как приятно сознавать, что наконец-то делаешь настоящее дело. Иногда мне страшно хочется, чтобы об этом все знали.
– Вы с ума сошли! Ни словом, ни взглядом нельзя выдать себя!
– Нем, как могила. На этой патетической ноте мы расстались. Я просмотрела дневную почту. На наши объявления в Брайтонских газетах не пришло ни одного ответа. Да я их и не ждала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный флирт - Смит Джоан



Потрясающая писательница!!!
Опасный флирт - Смит ДжоанГость
23.01.2014, 6.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100