Читать онлайн Опасный флирт, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный флирт - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный флирт - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный флирт - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Опасный флирт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Когда тетя Ловат вышла, Банни напомнил, что я собиралась поговорить со Сноудом. Он полагал, что от этого человека можно будет узнать важные подробности, и добавил:
– Вот и еще один слуга, от которого можно избавиться.
Банни надеялся, что я обрадуюсь возможности сэкономить немного на оплате прислуги.
– Что вы собираетесь делать с голубями? – спросил он.
– Не представляю. Если бы мистер Пелетье был здесь, он бы взял их. Отец увлекся птицами именно благодаря мистеру Пелетье. Он был бельгиец, и уже давно вернулся на родину. Они там очень серьезно занимаются выращиванием голубей. Может быть, Сноуд освободит меня от птиц.
– Но вы и не собираетесь подарить ему голубей?! Пусть он купит их. Ваш отец заплатил за них солидные деньги. Тех, которых он вырастил раньше, он продал. Не позволяйте Сноуду воспользоваться вашей неопытностью, моя дорогая.
– Что мне прикажете делать с ними? – сокрушалась я, пока мы шли к лестнице, ведущей на голубятню.
Подниматься надо было высоко. Отец застеклил открытую галерею верхнего этажа и превратил ее в голубятню. Она тянулась вдоль южного фасада дома и выходила на Ла-Манш. В ясную погоду с нее можно было рассмотреть берег Франции. Женская часть семейства Хьюмов, стоя на этой галерее, высматривала корабли, на которых плавали их мужья, со времен королевы Елизаветы. Весной застекленные рамы поднимались, оставалось только проволочное заграждение, мешавшее птицам улететь. Перед застекленной частью галереи находилась сторожевая башенка, дверь из которой вела на лестницу.
Башенка не была застеклена. С нее открывался вид на много миль вокруг. Этот день был туманным, как и большая часть остальных в это время года. С океана дул холодный сырой ветер. Он пронизывал насквозь и портил прическу. Голубятня встретила нас воркованием птиц. Одни сидели на жердочках, другие неуклюжей походкой важно расхаживали по полу, вытягивая вперед шеи при каждом движении лапок. Сноуд содержал голубятню в чистоте, но голубиные перья держатся не очень крепко, и одно парило в воздухе, гонимое ветром. Кроме перекладин, на которых сидело около дюжины птиц, на голубятне было небольшое деревце, предмет особой гордости хозяина. Это была маленькая яблонька, росшая о деревянной кадке. Пользоваться растением дозволялось голубю по имени Цезарь и иногда его подруге Клео. На этот раз дерево пустовало. Птицы были самых разнообразных расцветок. Одни серые или коричневатые, другие переливались фантастическими сочетаниями зеленого, розового и золотого. Отец знал родословную каждого из своих более сотни голубей, но должна признаться, что меня птицы утомляли. По мне уж лучше бы папа разводил лошадей или даже попугаев, если уж его так тянуло к птицам.
Голуби производят впечатление глупейших созданий. Я знала, что они моногамны, меня страшно удивляло, что эти бесформенные комочки выбирают себе супруга на всю жизнь, как люди. Мне было известно также, что самыми замечательными экспонатами в коллекции были Цезарь и Клео. Цезарь преуспевал в спортивных состязаниях, Клео была ценной производительницей. Отец обычно не использовал производителей в гонках, хотя Клео в молодости выиграла несколько состязаний. Смуглый молодой человек с засученными рукавами тщательно осматривал мешки с кормом в дальнем углу голубятни. Он повернулся к нам и отрывисто поздоровался. Мне всегда было немного не по себе в присутствии Сноуда. Он вызывал какое-то внутреннее беспокойство. Смущало хотя бы то, что он никогда не одевался, как подобало слуге, а носил поношенный голубой сюртук из тонкого сукна, словно с плеча джентльмена. В более теплые дни на нем была рубашка с засученными рукавами, а иногда и жилет. Ходил он слегка вразвалку, его проницательные черные глаза светились слишком уж большим для слуги умом. Он никогда не оказывал должных знаков почтения ни отцу, ни мне. Чтобы не встретиться с ним, я редко поднималась на голубятню. Папа говорил, что в Англии он был один из лучших знатоков голубей, видимо, поэтому он важничал не в меру.
Как обычно, Сноуд не подошел, а продолжал работу, ожидая, что мы подойдем к нему сами. Мне стало от этого неуютно, но пришлось позвать:
– Сноуд, мне нужно поговорить с вами.
– Сейчас, мисс – бросил он через плечо, продолжая заниматься кормом.
– Я спешу, – настаивала я резко, меня ужасно раздражало, что он называет меня мисс, а не «мэм», что было бы более почтительно по отношению к хозяйке дома. Особенно меня задевало, что он позволяет себе неучтивость в присутствии Банни. Просто невозможный человек. Можно было подумать, что это его собственная голубятня. Наконец, Сноуд подошел своей неторопливой походкой, расправляя на ходу плечи.
– Чем могу служить, мисс Хьюм?
Его речь была без простонародного акцента, хотя непонятно, как он мог научиться правильно говорить. Мне было известно, что до Грейсфилда он служил у герцога Прескотт в Уняжшире, ухаживал за птичником герцогини. Если бы я была герцогом, я бы этого человека не подпустила бы к жене ближе, чем на милю.
– Хочу задать вам несколько вопросов, по поводу папиной последней поездки. С кем он должен был встретиться?
– Он поехал на заседание Общества Голубеводов, – ответил он, а взгляд его дополнил – как вам самой хорошо и известно.
– Нет, тут дело не в Обществе. Он не говорил, случайно, может быть, он собирался встретиться с каким-то человеком?
– С неким мистером Джоунзом, – сказал Сноуд, при этом он не то чтобы ехидно усмехнулся, но чувствовалось, что ему стоило труда сдержать ухмылку.
– В Брайтоне или Лондоне?
– В Лондоне, мисс.
– У вас есть адрес мистера Джоунза?
– К сожалению, нет, мисс.
– Как его зовут?
– Мистер Джордж Джоунз, кажется.
После нескольких десятилетий царствования Короля Джорджа, это имя стало самым популярным в Англии, что касается фамилии Джоунз, она не уступала в популярности имени Джордж.
– На самом деле отец вовсе не был в Лондоне, – сказала я.
– Он ездил в Брайтон. Кому он продавал голубей в Брайтоне?
– Брайтон, вы говорите? – переспросил он, слегка удивившись.
– Откуда у вас эти сведения?
Я так пристально разглядывала его, что ему стало неловко.
– Можете мне поверить. Он ездил в Брайтон. Кому он продавал в Брайтоне?
– Насколько мне известно, никому.
– Вы должны быть в курсе, вам что-то известно. Вы ведь эксперт в этом деле, – я начинала злиться.
– Да, я, в самом деле, знаток. Но я только занимаюсь тренировкой птиц, мисс Хьюм. Продажа их не входит в мои обязанности, – ответил он с вызовом.
– Как жаль, – взглядом я готова была разорвать его на части.
– Я думала, что вы посоветуете, кому я могла бы выгодно продать и коллекцию. Спесь сразу слетела с него.
– Продать их?! – глаза его вспыхнули тысячами молний.
– Как можно их продать?!
– Почему же нельзя? Отец оставил имение мне вместе с голубями. Я собираюсь предать птиц и убрать с галереи эту уродливую проволоку, она портит вид дома.
– Этого нельзя делать! – повторил он громче прежнего.
– Если вы знаете хорошего покупателя, Сноуд, он, может быть, захочет нанять вас, – сказала я, наслаждаясь победой. – Когда голуби будут проданы, ваши услуги не понадобятся.
– Но птицы в другом месте будут бесполезны. Спортивных голубей специально тренируют, чтобы они возвращались в свой дом. Эта коллекция чрезвычайно ценная, мисс Хьюм. Ваш отец потратил много лет, чтобы создать эти экспонаты, – теперь тон его изменился, он говорил вполне серьезно.
– Я отлично знаю, что отец отдавал этому делу большую часть жизни и средств. Но у меня другие интересы. Я должна избавиться от птиц и вернуть дому прежний вид, – стояла я на своем.
В глазах Сноуда появилось отчаяние.
– Повремените немного – попросил он – Дайте мне несколько недель, чтобы уладить дела, пристроить птиц.
– Может, вы хотите их купить? – спросила я. Если бы не его наглое поведение, я бы отдала ему голубей даром.
– Да, я куплю их, – ответил он без колебаний.
– Вы же говорите, что вне этой голубятни они ни на что не годятся, – напомнил Банни.
– У нас несколько ценных птиц сидят на яйцах. Новых птенцов можно будет приучить к другой голубятне, – объяснил он. Но мне нужно какое-то время, чтобы найти для них пристанище, мисс Хьюм.
– Вы уверены, Сноуд, что сможете оплатить коллекцию? Ведь вы говорите, что она очень ценная, – спросила я. Этот человек всегда был для меня загадкой. Судя по его словам, у него оказывается больше денег, чем я предполагал. Я вдруг подумала, что папа платил ему слишком много.
Когда Сноуду отвели верхний этаж, мы с тетушкой были недовольны. Хотя там находились только две комнаты, но они были большие и светлые. Папа сказал, что Сноуду нужен кабинет для научной работы. Для меня было новостью, что человек, который чистит голубиный помет, может быть ученым.
– Мне перепадает иногда несколько фунтов во время состязаний, – ответил Сноуд уклончиво. – Если хотите, я могу и Грейсфилд у вас купить. Вы ведь всегда мечтали о Сезоне в Лондоне.
– В самом деле, – я приняла замечание за шутку. Но, чтобы провести Сезон в Лондоне, не обязательно предавать Грейсфилд. Завтра я уезжаю в Брайтон на несколько дней. Вы не могли бы дать мне имена клиентов, с которыми можно было бы предварительно обсудить вопрос?
Его красивое лицо стало непроницаемым.
– Зачем вам это делать, мисс Хьюм? Мы, кажется, договорились, что я покупаю всю коллекцию.
Банни сказал:
– Мистера Хьюма убили.
Я укоризненно посмотрела на кузена.
– Не вижу причин держать это в секрете. Мы занимаемся расследованием. Будем признательны, если захотите нам помочь, Сноуд.
Наблюдая за Сноудом, я инстинктивно почувствовала, что он не удивлен известию об убийстве отца. Он был расстроен, но не удивлен.
– Вы уверены? – спросил он, подняв брови. – Откуда у вас такие сведения, мистер Смайт, если вы, конечно, позволите задать этот вопрос?
– Из пробитой ткани на спине сюртука мистера Хьюма. Сноуд задумался.
– Откуда привезли сюртук? – спросил он.
– Из отеля Ройял Кресент в Брайтоне.
– Мы собираемся выяснить и это тоже – откуда это пулевое отверстие на сюртуке, – сказала я.
Сноуд очень пристально посмотрел мне в глаза. Было что-то гипнотизирующее в его взгляде. Глаза его были настолько черны, что белки казались серыми.
– На вашем месте я был бы крайне осторожен, мисс Хьюм. Возможно, лучше вообще оставить это депо. Я очень уважал вашего отца, но согласитесь, не всякого человека, который отлучается по делу, убивают в отеле.
– Вы хотите сказать, что мой отец был замешан в нечестном занятии?
– Я только сказал, что ему следовало заниматься своим делом. Это не значит, что я обвиняю его в неблаговидных поступках. Просто могу предположить, что поездки вашего отца были связаны не только с голубями, если не понимаете меня правильно.
Что-то в его голосе, жестах наводило на мысль о том, что он имел ввиду любовные интересы отца. У Сноуда всегда был такой вид, словно он только этим и озабочен. Это усиливало ощущение напряженности. Он явно смотрел на тебя, как на женщину.
– Вы намекаете, что здесь не обошлось без женщины? Я тоже так думаю.
– Мистер Хьюм никогда не говорил на эту тему, но всегда брал с собой черный костюм и бальные туфли, когда отправлялся в Лондон.
– Но его убили в Брайтоне, – сказала я.
– Это вы говорите. Если бы я убил любовника жены, я бы постарался замести следы. Один из способов – перевезти тело в другое место.
Как просто он сказал это. «Если бы я убил любовника жены». Убийство для этого человека – ничто. Равно как и извести чужую жену. Я заметила, что он забавляется в душе шокирующим впечатлением, которое на меня производили его слова.
– Думаю, что если бы убила бы, то позаботились хотя бы, чтобы чемодан с личными вещами покойного был доставлен вместе с телом, – съязвила я.
– Именно так и бы и поступил. Кто-то дал осечку там. И вы едете в Брайтон?
– Да. Завтра утром.
– Вам понадобится провожатый.
Мне вдруг пришла в голову абсурдная мысль, что Сноуд собирается предложить и провожатые себя.
– С дамами еду я, – сказал Банни.
Легкая усмешка пробежала по лицу Сноуда.
– Превосходно, мистер Смайт. Раз вы с ними, они в полной безопасности.
В тоне Сноуда звучало прямое оскорбление, но простодушный Смайт удовлетворенно улыбался.
– Кто-то же должен обращаться в полицию и вести переговоры с полицейскими, – заметил он.
– Будьте осторожны, мисс Хьюм. Не забывайте, что я вам сказал.
Это он произнес серьезно, без тени улыбки или лукавства.
– Вам известно имя дамы, Сноуд.?
– Не могу даже утверждать, что замешана дама, мэм. Я теперь прошу извинить меня – голубей время кормить.
Он отвесил грациозный поклон и вернулся к своим пакетам, не дожидаясь разрешения. Не желая получать дальнейшие проявления непочтительного к себе отношения в присутствии Банни, я не стала возражать. В глубине души я спрашивала себя, уж не побочный ли он отпрыск Его Светлости герцога Прескотта. В его манере держать себя была надменность и высокомерие аристократа. Герцог не стал бы терпеть его в доме, если бы Сноуд не имел над ним какой-то тайной власти. Стоило Сноуду кончить разговор, как голубятня зашевелилась. Розовогрудая голубка слетела с перекладины и устроилась у него на плече.
– Ну, ну, Тесс, – проворковал он ей, поглаживая ее крылышки.
Было так странно наблюдать грубоватого Сноуда в этой роли.
– Ничего мы не добились, – проворчала я разочарованно, и мы начали спускаться.
– Сноуду нельзя доверять, Банни.
– Скользкий, – заметил Банни. – Выглядит как иностранец. Темные волосы, черные глаза. Похож на цыгана.
– Да, очень себе на уме и хитрый. Если бы он не находился неотлучно в доме во время отъезда папы, я бы легко поверила, что он приложил руку и убийству. Не может быть, что ему ничего не известно о папиных партнерах. Они были очень близки, как ниточка с иголочкой, друг без друга не обходились.
– Он назвал Джорджа Джоунза.
– Никакого Джорджа Джоунза не существует, Банни.
– Не существует? Как так? – Банни не понимал.
– Дело и том, что только в Лондоне не меньше сотни Джорджей Джоунзов, если не значительно больше. Он специально придумал это имя, зная, что мы не сможем найти такого человека. Хитрая бестия!
– Ха-ха! Вы, наверное, правы. Какой стервец!
– Вот именно. Надо поискать в папиных бумагах. Возможно, у него есть список компаньонов. Давайте зайдем и кабинет. Банни взглянул на часы.
– Мне пора двигаться к дому. К обеду ждем викария, слава Богу. В его присутствии сестрицы не будут ругаться, подождут, когда он уйдет, потом вцепятся друг другу в горло. Бет и Мэри обе к нему неравнодушны.
– Вы приедете завтра к отъезду?
– Буду здесь в восемь тридцать. Мы поедем в вашем экипаже. У вашего отца мировые лошади. Приближалось время обеда, пришлось отложить осмотр кабинета. После обеда миссис Ловат пошла к себе собираться в дорогу, а я отправилась в кабинет отца, хотя теперь он становился моим кабинетом. Мне приходилось оформлять много бумаг, улаживая детали по завещанию. Скоро мне предстояло вместо отца обсуждать дела с управляющим имения, изучить вспашку полей и проведение севооборотов, а также разбираться со счетами арендаторов. Мне такая перспектива вовсе не улыбалась, я понимала теперь, почему леди с богатым приданым спешат обзавестись мужем.
Папа держал деловые книги по поместью в небольшой конторке в углу. Бумаги, связанные с голубятней, занимали почетное место в огромном дубовом письменном столе в середине комнаты. Гроссбух лежал там же на столе, открытый на последней из заполненных страниц. Колонки цифр аккуратно тянулись вдоль листов, но в них было мало толку – просто перечисление случек птиц, предполагаемые срока появления птенцов. Многие слова я не понимала. Мне даже не совсем понятно было слово, стоявшее в названии Общества – Колумбида. Отец объяснял, что это означало «голубь», фактически – название семейства, к которому относились голуби, «семейство голубиных». После этого разговора я совсем разлюбила наших питомцев, оказалось, что это обычный вид хищных птиц, обитающий в скалистых местах и хорошо поддающихся тренировке. Никакой романтики. В записях я вычитала, что папа скрестил тип под названием Треронина с другим, носящим имя Дукула Энса.
Примерно через пятнадцать-девятнадцать дней после случки появились птенцы. Обычно высиживались два яйца. Но одно часто пропадало, выживал только один птенец. В другой тетради содержались данные о рационе – семена, злаки, зелень, добавлялся также песок.
Он аккуратно записывал эксперименты с питанием и отмечал, на каких рационах птицы лучше росли и какие показатели скорости давали при этом.
В этих записях было все и даже больше того, что должен был знать любитель, кроме фамилий тех, кому голуби продавались. Это казалось странным. Должна же была существовать тетрадь с этими данными. Ни в одном из ящиков ее не оказалось, хотя я пересмотрела все очень тщательно. В глубине нижнего ящика лежал пистолет, отец всегда держал его там. Если бы он прихватил его с собой, он, возможно, был бы жив сейчас. Очевидно, у него не было оснований опасаться за свою безопасность. После получасового осмотра кабинета, я поняла, что не найду того, что мне нужно. Не успела я начать гасить лампу, как открылась дверь и появился Сноуд. Увидев меня, он вздрогнул от неожиданности.
– Что вы здесь делаете? – властно спросил он.
– Это я должна задать вам подобный вопрос, Сноуд. Джентльмен обычно стучит перед тем, как зайти в комнату, принадлежащую даме.
Замечание прозвучало глупо, Сноуд не был джентльменом.
– Запомню ваш совет на будущее, мисс. $Но открытая дверь – приглашение войти.
– Как вы сказали?
– Дверь была приоткрыта, мисс.
Он закрыл дверь и направился ко мне. Не знаю почему, меня вдруг охватил панический страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный флирт - Смит Джоан



Потрясающая писательница!!!
Опасный флирт - Смит ДжоанГость
23.01.2014, 6.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100