Читать онлайн Неблагоразумная леди, автора - Смит Джоан, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неблагоразумная леди - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неблагоразумная леди - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неблагоразумная леди - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Неблагоразумная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Перед поездкой в Файнфйлдз Дэмлер возымел твердое намерение навестить мисс Мэллоу. Он даже придумал, как позабавить ее, пообещав не пить, не играть в азартные игры и так далее. При этом он извлечет соответствующий документ, который положил в карман на данный случай. Сначала нужно было повидать Маррея по делу, потом можно будет задержаться подольше на Гроувенор-Сквер. Выйдя от издателя, Дэмлер обнаружил, что утро незаметно прошло и наступило время ланча. Она сказала, что ей все равно, когда он зайдет. До обеда маркиз решил заехать в клуб с Марреем, не опасаясь не застать Пруденс дома позднее.
Пруденс ждала лорда Дэмлера все утро, Делая вид, что работает, сама же поглядывала на часы каждые десять минут. «Какая же я дура, – думала она. – Он не придет. Ему не впервой нарушать данное слово». Она вспомнила, как он обманул ее, сделав вид, что читал ее книгу, хотя отдал ее Хетти, даже не заглянув в начало. И вчера, говоря, что едет в Фаинфилдз работать над пьесой, он тоже лукавил. Дома в Лондоне ему работалось бы спокойнее. Пруденс почувствовала, что начинает злиться хотя понимала, что это несправедливо. Если знаменитый поэт, холостяк и лорд, хочет вести жизнь такую, как другие пэры, кто она такая чтобы испытывать досаду по этому поводу? Какое право она имеет указывать ему, как нужно себя вести? Но оставаться равнодушной она не могла.
Пруденс позвали к ланчу. Она еще не встала из-за стола, когда ей подали конверт. Сердце бешено забилось, но быстро успокоилось, так как записка оказалась от доктора Ашингтона.
– Который из поклонников пишет тебе это любовное послание? – спросил Кларенс.
– Это не любовное послание, дядя. Это письмо от доктора Ашингтона.
– Хочет прочитать тебе еще одну лекцию?
– Нет. Записка необычная – просит, чтобы я встретилась с ним в книжном магазине. Что бы это могло быть? Пишет «как можно скорее»… он «не станет злоупотреблять моей добротой, но зная, что мне интересна его работа…» Наверное, хочет познакомить меня с каким-нибудь писателем, или что-то в этом роде.
– Лорд Дэмлер должен зайти, – напомнила миссис Мэллоу.
– Нет. Он обещал быть утром. Странно, что он не пришел, но у Ашингтона срочное дело. Думаю, что надо ехать. Может быть, удастся вернуться до прихода Дэмлера.
– Попросим его подождать, – заверил Кларенс, – заодно посмотрит мою студию.
Пруденс быстро собралась, даже не окончив есть, и поехала в магазин Хатчарда – по поводу встречи с известной личностью дядя Кларенс предоставил экипаж. Доктор Ашингтон ждал ее у входа и попросил кучера подождать.
– Мисс Мэллоу, как великодушно с вашей стороны откликнуться на мою просьбу, – Ашингтон взял ее под руку и ввел в книжный салон.
– Какое же дело заставило вызвать меня так срочно, доктор? Не томите душу, я просто сгораю от любопытства.
– Извините, ради Бога, мне не следовало беспокоить вас, но я надеялся, что вы сможете помочь в затруднительной для меня ситуации.
– Буду счастлива, если это в моих силах. – Любопытство Пруденс возрастало с каждой минутой. Что это могло быть?
– Дело в том, что я привел маму, чтобы она выбрала себе книги для чтения, а ей стало плохо. Она редко выезжает из дома, ей такая поездка утомительна.
– О, так ей плохо? Надеюсь, она не упала?
– Нет, не настолько плохо. Просто слабость, полуобморочное состояние. Но беда в том, что у меня встреча, и я никак не могу отвезти ее домой. Обморок задержал нас и расстроил мои планы.
Пруденс решила, что ему надо спешить по делам, и пока она обдумывала ситуацию, взгляд ее упал на миссис Ашингтон. Тяжелобольная сидела у книжной полки, просматривая роман. Она была абсолютно спокойна на вид, и не нуждалась в специальном эскорте – вполне могла доехать в сопровождении кучера. Ашингтон волновался зря, но Пруденс охотно согласилась доставить леди домой. Это позволило бы ей спустя три четверти часа вернуться на Гроувенор-Сквер и, возможно, застать Дэмлера там. В данный момент ее волновала только опасность не повидать его перед отъездом.
– Я рассчитывал заехать к вам позже, это сэкономит мне время, – доктор передал ей бумаги. – Это записи с материалом лекции. Она ведь вам понравилась?
– Да, я очень много для себя почерпнула, – ответила Пруденс. Записи, как она поняла, предназначались для ее внимательного прочтения, и она приняла их с тяжелым сердцем.
– Как мило, что вы признаете мой заслуги. Надеюсь, мне удастся пролить свет на проблему. Статья будет напечатана в следующем номере ежемесячника.
– А! Как хорошо.
Почему он не подождал, пока журнал выйдет в свет? Ведь печатный шрифт было легче читать, чем рукопись, где, кстати, многое было перечеркнуто, исправлено и переставлено указателями в виде стрелок. К тому же каждая страница содержала огромное количество сносок, это было видно при первом взгляде.
– И снова мне придется злоупотребить вашей добротой. Не могли бы вы оказать еще одну услугу и исполнить роль моей amanuensis?
– Как вы сказали? – Последнее слово Пруденс было незнакомо.
– Я имею в виду личного секретаря. Их нужно переписать, в них трудно разобраться. Но вы такая умница…
– Вы хотите сказать, что я должна переписать их начисто? – спросила Пруденс срывающимся от гнева голосом. Это было слишком: сначала использовать ее как сиделку для матери, затем как бесплатную переписчицу…
– Да, если будете настолько любезны. В процессе чтения и переписки вы лучше запомните факты. Там много ценного материала, он может вам пригодиться.
– Да, не сомневаюсь. Но боюсь, что взять на себя переписку этих бумаг я не смогу. – Пруденс вернула ему записи. Ашингтон, казалось, не понял.
– О не сегодня, мисс Мэллоу, мне они не понадобятся в ближайшие пару дней. Можете сделать это, когда сочтете нужным, в свободное время. Вам не мешает иногда отвлечься от работы.
С этими словами Ашингтон снова передал бумаги Пруденс. Очень твердо и, не скрывая возмущения, девушка вернула их владельцу.
– Я теперь не занимаюсь перепиской материала, доктор Ашингтон У меня есть другой заработок. – В одном из разговоров Пруденс упомянула, что работала переписчицей. – Могу порекомендовать несколько человек, которые с удовольствием сделают для вас работу по четыре пенса за страницу.
Ашингтон очень обиделся.
– Ну, ну, вот это благодарность, – заявил он сердито.
– В качестве благодарности можете принять услугу по доставке домой вашей матушки – парировала Пруденс. – Вы ведь не просите мистера Хазметта или лорда Дэмлера переписывать для вас лекции, насколько мне известно?
– Но ведь они мужчины.
– Они писатели, такие же, как я. До свидания, доктор Ашингтон.
Пруденс сама взобралась в экипажей карета тронулась.
– Вы так добры, дорогая, – поблагодарила миссис Ашингтон. Она не слышала разговора сына с мисс Мэллоу. – Лоренс очень ценит вашу услугу. Ему нельзя пропустить визит. Видите ли, он договорился с парикмахером. Сегодня у него обед в философском обществе, он должен привести в порядок волосы.
– Так доктор Ашингтон поехал к парикмахеру? – спросила Пруденс. Ей стоило большого труда сохранить спокойствие – в груди бушевал вулкан.
– Да. Он всегда стрижется у Ролланда, с ним так трудно договориться о времени, он очень занят. Но игра стоит свеч, он делает свою работу виртуозно. Если не сегодня, то пришлось бы ждать еще два или три дня. Иначе он ни за что не побеспокоил бы вас, ведь мой сын такой деликатный человек.
– Да, очень ценю его деликатность, – ответила Пруденс со всей иронией, на которую была способна. Но стрела не попала в цель.
Пруденс сдерживалась, пока не передала старушку в руки мисс Гимбл, для чего пришлось почти нести «больную» леди на руках. Оказавшись снова в экипаже, девушка в бессильной злобе обрушила удары на сиденье. Так вот оно его подлинное отношение! Девчонка на побегушках! Бессловесная дурочка, которую можно поднять из-за стола, оторвать от дела из-за парикмахера! Пока этот идиот стрижется, лорд Дэмлер сидит в ожидании… А чем, собственно, Дэмлер лучше? Тоже относится к ней, как к грязи под ногами. Обещал прийти, а сам ни о чем другом не помышляет, как только скорее встретиться с графиней! Пруденс вошла в дом, порозовевшая от волнения.
Дэмлер уже ждал, он приехал на четверть часа раньше, прямо от ланча в обществе Маррея. Кларенс сообщил о записке и срочном вызове в Хатчард. Он поведал по секрету, что Пруденс предстоит познакомиться с известным человеком, имя которого пока держится в тайне. Но имя Ашингтона прозвучало с полной определенностью и повергло Дэмлера в такое плохое настроение, что он забыл про шутливый документ в кармане. Болтовня Кларенса, ранее казавшаяся занятной, теперь раздражала маркиза. Пятнадцать минут ожидания казались целой вечностью.
Когда Пруденс вошла в гостиную, Дэмлер поднялся ей навстречу и сказал холодно:
– Интервью не заняло много времени. Мы все горим нетерпением узнать, с кем вас познакомил Ашингтон. Странно, что он не привел этого джентльмена сюда.
Пруденс все еще не могла успокоиться, но признаваться в своем позоре не собиралась.
– Оказалось, что причина другая. Его матушка внезапно разболелась, ей стало плохо.
– Хорошо, что он доктор, – сказал Кларенс, – Говорит на шести языках. Он-то не растеряется, быстро сообразит, что делать.
– Да, позвать на помощь леди, которая знает только один язык, – ответил Дэмлер.
– Но почему он вызвал именно тебя? – допытывалась миссис Мэллоу.
– Доктора тоже позовут конечно. Меня попросили отвезти ее домой.
– Почему вас? – спросил Дэмлер. – Я полагаю, что вы поехали домой все вместе, в одной карете. Присутствие женщины в таких случаях не мешает, но я думал, что мисс Гимбл…
– Я передала ее мисс Гимбл, сейчас она оказывает помощь миссис Ашингтон.
– Он никогда не отзывал тебя во время ланча по таким делам, – упорствовала миссис Мэллоу. – Очень странно. Мне кажется, что, с его стороны, это не очень учтиво, Пруденс.
Пруденс была абсолютно согласна с матерью, но не хотела выглядеть перед Дэмлером куском старой дорожки, о которую можно вытирать ноги.
– Кого же, еще ему было звать? – сказала она сердито.
– Кого-нибудь из родственников.
– Ну, а он предпочел меня, – ответила Пруденс и почувствовала, что попала в глупейшее положение, видя, как Дэмлер пристально разглядывает ее со смешанным выражением неодобрения и насмешки.
– Очень странно, очень странно, – заключил Кларенс и стал развивать мысль на свои манер. – Но Пруденс практически член семьи, поэтому он и обратился к ней. Миссис Ашингтон очень расположена к Пру.
Обсуждение события продолжалось еще какое-то время, затем Дэмлер решил положить конец напрасной болтовне.
– Не покажете ли тот отрывок из Руссо, о котором шла речь вчера, мисс Мэллоу? Он у вас в кабинете, наверное. У меня очень мало времени.
Миссис Мэллоу заподозрила, что это только повод, чтобы уединиться. Но так как визиты лорда Дэмлера стали привычным событием в доме, она промолчала. Как мать она находилась в затруднительном положении, не зная, как себя вести со взрослой дочерью, которая стала почти знаменитостью.
Пруденс тотчас вскочила и направилась в кабинет рассуждать о Руссо, которого у нее не было.
– Как хорошо, что дядя не знает о вашей десятитысячной коллекции книг. Равно как и о том, что у меня нет Руссо.
– Разве у вас его нет, мисс Мэллоу? Я дал бы вам свой экземпляр. Но он, конечно, на французском.
– Еще бы. Вы, полиглоты, не опуститесь до того, чтобы, читать иностранцев в серых английских переводах. Ваша французская книга мне ни к чему. Скажите лучше, почему вы решили убежать из гостиной?
– Чтобы побыть с вами перед отъездом.
Пруденс не сочла нужным доказывать очевидное – что в гостиной ее можно было рассмотреть не хуже, чем в кабинете.
– Почему Кларенс утверждает, что к вам относятся как к члену семьи в доме Ашингтонов? Доктор собирается удочерить вас? – спросил Дэмлер язвительно.
– Вы отлично знаете, что этого он не собирается делать.
– Значит, собирается жениться? Я угадал?
– Да, дядя именно это имел в виду. Но если он думает, что я могу хоть на минуту… – Она осеклась. О, Боже, еще секунда, и позор сегодняшней встречи вылился бы наружу.
– Моя дорогая девочка, что с вами происходит? Какая муха вас укусила? Меня снедает любопытство, что же именно произошло во время неотложного свидания? Очень неразумно было бы вызвать вас только для того, чтобы отвезти старушку домой, но, с другой стороны, в экстренной ситуации недолго потерять голову.
– Ситуация не была экстренной, и он не терял головы ни одного волоска не лишился.
– Что же тогда?
– Вы были совершенно правы! Не хотела рассказывать, но не могу носить в себе ни минуты дольше.
– Но вы ничего еще не сказали. Можете поплакать, вот вам мое плечо, если вас это успокоит. Если он обидел вас, с удовольствием вызову его не дуэль.
– Да, обидел, но не в такой мере, чтобы вызывать его на дуэль. Он был уверен, что оказывает мне большую честь, делая меня своей «amanuensis», как он выразился. Надеюсь, что вам известно значение этого слова.
– Разумеется, – заверил Дэмлер и, видя, что обида не относится к разряду серьезных и фактически он предсказывал такой поворот событий, разразился недобрым смехом. – Так я правильно понял, что вы с доктором в некотором роде поссорились. Что-то не вижу бумаг для переписки.
– Можете не сомневаться, что я не собираюсь ими заниматься. С удовольствием бы разбросала их по всей Бонд-стрит, поделом бы ему было. Его тяжеловесную лекцию даже ветер не развеял бы на все четыре стороны, она скорее вросла бы в булыжную мостовую под тяжестью фактов и цифр.
Лицо Дэмлера осветилось победоносной улыбкой.
– Так лекция тоже не удалась?
– Это был просто кошмар. Так хотелось выпить чашечку кофе, я просто засыпала. Или стакан неразбавленного снотворного, чтобы заснуть и не слышать.
– Значит, болезнь матери только предлог?
– У нее немного кружилась голова, но доктор договорился с парикмахером и, естественно, не мог отменить встречу.
Дэмлер сел в кресло и подпер кулаками подбородок.
– У него разве осталось что-то на голове? Или вы придумали на ходу?
– К сожалению, узнала об этом только в карете по пути к его дому. Мать проговорилась – У него не хватило нахальства сказать мне об этом.
Пруденс нервно ходила по кабинету.
– Во всем виноват я. Это ведь я навязал его вам. Но мне казалось, что он может принести вам пользу.
– Откуда вам было знать, что он собой представляет? С мужчинами он ведет себя корректно.
– Сядьте, – сказал Дэмлер, когда Пруденс в очередной раз прошла мимо его кресла. Он поймал ее за руку. – Мы и так уделили доктору слишком много времени. Мне уже нужно уходить.
Пруденс села на стул рядом с его креслом тяжело дыша. Она еще переживала обиду и не могла думать ни о чем другом.
– Мои книги – ничто, видите ли. Разбирать его каракули – разве не приятное развлечение в моей унылой жизни?
– Что вы сейчас пишете? – спросил он, чтобы переменить тему. – Вижу, что новый роман захватил вас целиком. Тема, конечно, очень широкая, в словах не выразишь, но сюжет, герои – что и кто они?
Пруденс попыталась успокоиться.
– Молодая девушка, которая думает, что влюблена в вертопраха только потому, что природа наделила его красивыми зубами и копной густых волос, и еще потому, что все вокруг от него без ума. Но – со временем, конечно, – она начинает понимать, что все время любила менее красивого, но более достойного юношу. Хочу сделать вид, если критики поинтересуются, что темой на этот раз я избрала вечную, но не стареющую проблему реального и показного достоинства человека. Вам не кажется, что она хорошо звучит? В нее я постараюсь вложить весь свой опыт.
– Очень неопределенная тема. А ваша героиня – она-то не дала провести себя красивым зубам и копне волос. Предпочла все же кривые зубы и редкий пушок на голове?
– В вашем представлении это звучит как непростительная глупость. Герой совсем не такой уродливый. Зубы его я подробно не описываю – пусть читатель судит сам, каждый в силу своего воображения. Волосы у него черные и не редкие, обычные. Надеюсь, что к десятой главе читателю он понравится, а героине придется напрячь воображение, чтобы видеть во втором красоту первого. Если прибавить на эту чашу весов добродетели второго героя, то она перетянет. Одной внешности недостаточно.
Дэмлер внимательно слушал, согласно кивая головой.
– Скажите, Пру, когда вы пишете, вам не кажется, что вы начинаете переносить на героев черты знакомых вам людей? Эти ровные зубы и красивые волосы вы с кого-то списали?
– Нет, нет. Черты характера может быть, но не внешность.
– Понятно. У меня все иначе. Странно как работает наше воображение, не находите?
– Знаете, что я думаю? – спросила вдруг Пруденс.
– Что?
– Что он выдумал болезнь матери, чтобы не привозить рукопись ко мне домой.
– Не удивлюсь, если так, – согласился Дамлер, довольный, что может свободно говорите нелестные вещи об Ашингтоне, хотя и ценой интересующей его темы.
Поскольку Пруденс была не в настроении Дэмлер, вспомнив наконец о лежащем в его кармане шутливом документе, решил, что сейчас не время для шуток. Все шло не так, как он рассчитывал. Но маркиз был счастлив, что Ашингтон низко пал в глазах Пруденс.
– Пока вы будете открывать своей героине глаза на прелести гнилых зубов и редких волос, я попытаюсь уговорить Шиллу вернуться к принцу или Могулу. Интересно, что она скажет о вашей леди.
– Спросим у нее, когда «Патиенс» выйдет в свет. Это заглавие романа и ее имя. Вы сказали, что Шилла интересуется моими книгами?
– «Патиенс»? Уж не предстоит ли нам прочитать, что ей очень подходит ее имя? «Терпеливая» – так надо его понимать.
– Возможно, почему бы нет? Я всю жизнь выслушивала такие заключения. Но это не значит, что в ней я изображаю себя.
– Ни в коем случае. Себя вы изобразите в мужском облике – таков ведь ваш метод? Я послежу за героинями. Если прочитаю о молодом джентльмене, которого преследует женщина-критик, сразу догадаюсь, кто это.
– Об этом вам не придется читать! Я намереваюсь выбросить этого человека из головы. О таких людях чем раньше забываешь, тем лучше.
– А я намереваюсь всерьез заняться пьесой и закончить работу за неделю, если смогу.
Дэмлер снова подумал о бумаге в кармане и решал, стоит ли ее предъявить.
– Мне нужны деньги для подопечных матерей-одиночек. Вчера вечером я вообще не выходил из дома. Написал вчерне второй акт.
Пруденс заметила, что он дважды упомянул невинный характер своих ночных бдений, и решила подколоть его.
– Я тоже не предавалась запретным радостям прошлой ночью, но не требую за это благодарности.
– Какая бессердечность! Когда встретили меня на улице с девицей, подняли такую бурю! А теперь, когда я исправился, не хотите и доброго слова сказать?
– Никакой бури и не думала поднимать. Не делайте из меня блюстителя вашей нравственности.
– Но я надеялся, что будете довольны. Никто больше, ни одна душа в мире не проявляет интереса к моему образу жизни. Им это абсолютно безразлично.
– Какой лжец! Ваша мама проплакала два часа, когда вы впервые напились.
– Но ее уже десять лет как нет в живых. Я начал пить рано. А отец умер пятнадцать лет тому назад. Бедный сирота. Неужели вы не погладите меня по головке и не дадите своего благословения? Или нужно растянуться на полу без чувств, чтобы вызвать хоть малое сочувствие?
– В этом нет необходимости. Ладно уж. Хороший мальчик. – Пруденс погладила его волосы и почувствовала искреннее сострадание несмотря на то, что он бессовестно выклянчил ее сочувствие. – Если справитесь с Шиллой куплю засахаренных слив, а может быть и мороженое.
– Как вам удается выносить мои фокусы? – спросил Дэмлер. – У вас ангельское терпение. Хетти умрет со смеху, если узнает, что я назвался сиротой. Она сотни раз уговаривала меня переехать к ней.
«Но была счастлива, что он этого не сделал», – подумала Пруденс.
– В Ней не чувствуется тепла материнства, не так ли?
– Боже упаси. Но в вас оно есть. Как вы думаете, не согласился бы Кларенс усыновить меня? Я буду вам хорошим братом.
Пруденс почувствовала, как ее горло сжалось в спазме отчаяния. Сначала друг, потом неугомонная старая дева, а теперь сестра!
– Полагаю, что в этом плане вас больше всего привлекает мой кабинет, – засмеялась она, скрывая разочарование.
– Нет. Мне придется выстроить другой, более просторный. Ведь я оставлю наследство в десять тысяч томов.
– И оттоманку. На Гроувенор-сквер языческим реликвиям не место.
– Почему же? Они сюда отлично впишутся.
Однако мне лучше уйти, пока Кларенс не приложил глаз к замочной скважине, чтобы проверить, не удалось ля мне надеть на ваш пальчик обручальное кольцо.
Он встал и направился к двери. – Помните, что мы договорились всю неделю работать в поте лица. До встречи. – он помахал рукой и, печально улыбнувшись, вышел.
Пруденс осталась одна, размышляя над словами Дэмлера, его судьбой. Она не знала, что он настолько одинок. Только Хетти, единственная родственница, хороший компаньон в веселье, но она совершенно неспособна защитить в трудную минуту. Даже напротив, может подбить на любую авантюру. Возможно, поэтому он не хочет ехать домой в Лонгборн-эбби, пустой дом, где нет никого, кроме прислуги. Неприятно. Уж не потому ли его тянет в их дом? Здесь он чувствует тепло, почти семейный уют. Странно, что он проявляет расположение к Кларенсу. То, что он видит в ней сестру, удивляло ее меньше. Общее занятие литературой породило их дружбу, которая перерастает в родственную привязанность. Это объясняет вспышку негодования по поводу статьи Ашингтона о ее творчестве. Теперь она позволила себе согласиться, что критика оскорбительна для нее. Этим объясняется желание Дэмлера выдать ее за Севилью. О, да, все встало на свои места. Кроме одного – как быть с ее несестринским чувством к самовлюбленному братцу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неблагоразумная леди - Смит Джоан



Прелестно
Неблагоразумная леди - Смит ДжоанПрелесть
4.11.2013, 10.07





необычнс для любовного женского романа.не навязчиво,но увлекательно
Неблагоразумная леди - Смит Джоанчитательница
3.12.2013, 12.23





Вообще не понравился!
Неблагоразумная леди - Смит ДжоанОльга
15.05.2014, 5.06





Захватывающе. Хотелось дочитать до конца. Местами чего-то не хватало, как-будто что то не досказано. Но хорошо читается и остается приятное чувство после прочтения. Роман пропитан чистотой, хотя главный герой представляется в начале повесой.
Неблагоразумная леди - Смит ДжоанРузанна
13.01.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100