Читать онлайн Франческа, автора - Смит Джоан, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Франческа - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Франческа - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Франческа - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Франческа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Наступил уик-энд, влекущий за собой и быстрое окончание увеселительного сезона. Франческа часто вспоминала о майоре Стэнби. Он на следующий день должен был уезжать в Испанию. Возможно, никогда не вернется назад живым, бедняга… Интересно, как долго он будет помнить ее?… Но в ее памяти также часто возникали и грубые, резкие очертания лица лорда Дивэйна, как она и не старалась забыть его. Ведь он был из того типа мужчин, которых она презирала. Единственная разница между ним и Дэвидом – Дивэйн и не старается скрывать какие-то стороны своего поведения, как, впрочем, скорее всего поступал и Дэвид, только в кругу своих низкопробных подружек. Интересно, женат ли Дивэйн? Если да, то Франческе было жаль его жену.
В понедельник днем она поехала прогуляться по парку с миссис Дэнвер. Там Франческа встретила друзей и они договорились о планах на вечер. Сначала посмотрят новую комедию на Друри Лейн, а затем заедут на бал к Листерсам. У Франчески в театре была своя ложа и там было оставлено одно свободное место. Поэтому, она пригласила Селби присоединиться к их компании, ведь он был так добр к ней! Правда, она боялась, что на банкете его сочтут за привидение.
Готовясь к вечеру, она думала о том, как произвести на всех благоприятное впечатление и привлечь к себе внимание какого-нибудь нового поклонника. Она надела изумрудно-зеленое платье, подчеркивающее выразительность ее больших, широко поставленных глаз. Насыщенный цвет платья резко контрастировал с кремовостью шеи и рук. Платье плотно облегало фигуру, подчеркивая красоту высокой груди. При каждом движении складки шелка издавали трогательный шелест.
– Если бы Дэвид оставил мне мои драгоценности, уезжая в Испанию… – сказала она миссис Дэнвер, заканчивая свой туалет. – А теперь мне остается везде носить только вот эту поношенную ниточку жемчуга.
Миссис Дэнвер знала, что речь идет о драгоценностях, записанных по наследству. Френ не упоминала о свадебном подарке Дэвида – бриллиантовых серьгах, браслете и броши. Она никогда не носила их и хранила в нижнем ящике. Может быть, поэтому она не вспомнила о них.
Жемчуг красиво поблескивал на ее шее, но это украшение едва ли можно было разглядеть издалека. Франческа взяла керамическую брошь и прицепила ее к ожерелью, словно подвеску.
Миссис Дэнвер покачала головой, осуждая эту затею. Безусловно, это выглядело странно, но могло ввести новую моду. Франческа была способна на фантазии и всякие причуды. Она, например, собственноручно возродила модную прическу времен Французской революции. Эта же самая брошка, висящая сейчас на ожерелье, две недели назад появлялась на перчатках, и эта затея была подхвачена целой дюжиной глупых барышень. Или, например, она начинала вдруг носить кольца поверх перчаток. Миссис Дэнвер искоса посмотрела на коробочку с мушками, стоявшую на туалетном столике, в глубине души надеясь, что ее воспитанница все же не станет носить мушки.
– Драгоценности записаны на наследника, – напомнила миссис Дэнвер. – Они будут принадлежать брату Дэвида, когда он женится.
– Но Хортону всего семнадцать лет, поэтому не думаю, чтобы они понадобились ему раньше, чем лет через десять. Я бы попросила его отца дать мне их поносить, если бы он не был таким тупицей. – В течение этих слов Франческа извлекла из коробочки маленькую черную мушку и примерила ее на внешней стороне левого глаза.
– Френ, пожалуйста, не надо! Ты только делаешь из себя посмешище, – взмолилась миссис Дэнвер. – Это просто дурной тон – привлекать к себе внимание такими трюками.
– Тетушка, ты не видела мой веер?
Миссис Дэнвер пошла за веером, и не успела она отвернуться, как Франческа прикрепила мушку на внутренний изгиб груди, намереваясь пересадить ее на лицо позже. Она торопливо набросила длинную мантилью, чтобы спрятать от тети пресловутую штучку.
Миссис Дэнвер насладилась спокойным вечером, зная, что рядом с воспитанницей был мистер Кейн, который мог причинить единственное страдание – скуку. Ничто не могло ей повредить и в театре – а они пробудут там большую часть вечера. Майор Стэнби уехал. Франческе понадобится несколько дней, чтобы найти новое любовное приключение, после чего опять начнется беспокойство. Если бы она только могла полюбить мистера Кейна! Но он, бедняжка, такой зануда и так любит эти утомительные нравоучения. Ему следовало бы стать епископом…
Франческа едва ли помнила о существовании Селби, приложив к глазам театральный бинокль и пристально разглядывая все ложи. Она совсем забыла пересадить куда-нибудь мушку с груди. Она заметила, что некоторые дамы пристально рассматривают ее новую подвеску к ожерелью и невольно улыбнулась, увидев, как мисс Дробишер сняла брошь с перчатки и прицепила ее к своим бриллиантам, где она смотрелась довольно ужасно. Мисс Дробишер была самая обычная овца. Она все еще носила брошь поверх перчатки, когда это уже две недели как вышло из моды. А некоторые из последовательниц леди Кэмден все еще носили кольца поверх перчаток.
Она не заметила лорда Дивэйна, сидящего в глубине ложи на противоположной стороне зала и наводившего на нее свой бинокль. Он же сразу узнал ее черные взъерошенные кудри и вызывающе открытые плечи. Осторожные расспросы в разных кварталах города не принесли ничего нового о миссис Вильсон. Некоторые интересовались, не имеет ли он в виду Гарриет Вильсон? Было ли совпадением, что Бидди использовала это имя, или же это значило, что она собирается стать самой известной куртизанкой этого сезона? Если это была шутка, то ему она показалась блестящей. Сейчас ему импонировала ее беззаботность и особенно мушка на груди. Именно эта мушка говорила о беспечности ее характера. Он смог довольно хорошо рассмотреть ее молодую и упругую грудь. А не означала ли мушка на левой стороне, что она была либералкой?
Интересно – если девчонка умна, смела и достаточно честолюбива, чтобы изобрести свой неповторимый стиль, то маловероятно, что она не узнала его в тот вечер. Скорее всего, она схитрила, чтобы подогреть его пыл и интерес. И черт возьми, ей это удалось! Он повернул бинокль, рассматривая ее друзей. Опять этот неопределенного вида, с печальными глазами джентльмен. Не он ли стоял среди прочих девушек в тот вечер в Пантеоне и не ему ли махала миссис Вильсон? Какие у них отношения? Впрочем это неважно, она наверняка его скоро бросит. Ведь она не откажется от нарядов, от нового дома, от экипажа… Это были естественные желания любой женщины, а богатому графу они не принесут чрезмерного беспокойства.
Он довольно усмехнулся и, приподняв бинокль, стал разглядывать лицо миссис Вильсон, с восторгом обнаружив, что она была более прекрасна, чем он себе представлял. Выражение и цвет ее глаз трудно было различить издалека, но он заметил, что они большие, широко посаженные и темные. Носик прямой, на самом кончике слегка опущен вниз. Сама она назвала себя «пожилой женщиной». Конечно, она не девочка, но едва ли ей было много лет. Двадцать четыре или двадцать пять. В своих похождениях он предпочитал иметь дело даже с более опытными женщинами.
Дивэйн пришел на спектакль вместе со своей сестрой, ее мужем и всем семейством Морганов. Если он покинет их сразу после спектакля, Мэри не обидится, а лорд Морган будет просто в восторге, если ему позволят сразу поехать домой и лечь спать. Он уже клевал носом. Дивэйн решил, что будет следовать за экипажем миссис Вильсон и проследит, где она живет. Не было смысла расспрашивать Мэри о миссис Вильсон. Леди Морган едва ли даже слышала имя Гарриет Вильсон, самой пресловутой куртизанки со времен Нел Твитес. Мэри знала все светские сплетни, но женщины легкого поведения оставались за пределами ее интересов. И самым страшным обвинением, которое могло сорваться с ее уст, было «такой-то содержит женщину».
Пьеса казалась длинной и скучной. Во время антракта у Моргана была привычка выпить вина, а поскольку в ложу зашли их друзья, Дивэйн был вынужден остаться.
Франческа вышла в фойе выпить стакан вина и немного прогуляться. Она заметила мужские взгляды, бросаемые на ее грудь и вспомнила о мушке. Лидия Форсиз сделала ей по этому поводу комплимент и с ревностью заметила:
– Ты превзошла себя сегодня, Френки! Честно говоря, я не представляю, как тебе приходят в голову такие замечательные идеи. И где, интересно, можно купить такие мушки?
Вопрос говорил о намерении последовать подобной моде, поэтому Франческа решила оставить мушку на груди. Она даже и не думала искать в зале Дивэйна, поскольку совершенно забыла о нем.
Было довольно сложно проследить за экипажем миссис Вильсон в царящей после спектакля суматохе, но опытный кучер Дивэйна был в этом отношении просто волшебником. И когда экипаж леди повернул на Гросвенор Сквер, экипаж лорда был всего на расстоянии трех карет. Дивэйн нахмурился, заметив, что экипаж остановился напротив довольно респектабельного дома сэра Тилса и леди Листер. Естественно, эта крошка не достаточно смела, чтобы придти без приглашения в приличное общество! Видимо, в светское общество вхож сопровождающий ее повсюду шатен. Листерсы не были людьми, которых включают в круг друзей, но их ни в коем случае нельзя было назвать отбросами общества.
Дивэйн видел, как этот ничтожный шатен подал руку миссис Вильсон при выходе из экипажа. Выглядели они довольно респектабельно. К тому времени, как он вошел в зал, миссис Вильсон не только была представлена присутствующим, но уже и присоединилась к танцующим контрданс.
Она услышала, как назвали новое имя: «Лорд Дивэйн!» и закрутила головой по сторонам, высматривая его. Лорд стоял, держась за железные перила, на самом верху невысокой лестницы, гордо обозревая зал, будто весь он принадлежал ему. Вид у него был гордый и высокомерный. Она быстро повернулась к нему спиной. От нервного напряжения пересохло во рту. Нет, он не может узнать ее! Ведь она не снимала маску в Пантеоне. Возможно, он найдет какое-то сходство, но когда услышит, как друзья называют ее Френки или леди Кэмден, поймет, что ошибся. А если он подойдет, она сделает вид, что не замечает его. Впрочем, о чем ей беспокоиться? Ведь это он вел себя возмутительно! И все-таки она чувствовала себя виноватой и возмущенной. И зачем он пришел сюда? Она не припомнит, чтобы он посещал вечера, на которых бывала она. Очевидно, они вращались в разных кругах. Он был один, без леди Дивэйн, если таковая существовала. Внезапно ее поразила ужасная мысль – он мог преследовать ее.
Начавшийся танец в какой-то степени отвлек ее от этих мыслей. Она хотела посмотреть, к кому из танцующих он присоединится, но не смогла найти его взглядом. Возможно, он был в гостиной, где играли в карты. Она бросила взгляд в сторону главного входа. Он вертелся именно там, откровенно и вызывающе разглядывая ее в бинокль. Весь в черном, он был похож на ястреба. Она поспешно отвела взгляд и старалась больше не смотреть в ту сторону. Но это оказалось сделать сложно. Она вновь поймала этот взгляд. Он пристально смотрел на нее, сардонически улыбаясь при этом. Больше она на него не взглянет! Ведь он может принять эти взгляды за одобрение. Даже не глядя, она кожей чувствовала, что черный ястреб за все это время даже не шелохнулся. К концу танца, ее нервы были напряжены, словно струны. Она решилась последний раз мельком взглянуть на него и в то же мгновение облегченно вздохнула. Он ушел.
И вдруг… она увидела, как раздвигая толпу, он шел прямо к ней. Кровь застыла в жилах. Она повернулась к Селби, желая схватить его за руку, но он оказался несколько в стороне. Вся компания направилась в гостиную, где подавали закуски, а Франческа словно остолбенела. Дивэйн тем временем приближался. Оказавшись рядом, он учтиво поклонился.
– Добрый вечер, миссис Вильсон. Вот мы и встретились вновь.
Эти слова были похожи на вызов, а искорки в его глазах говорили именно о таком настрое. Едва ли имело смысл притворяться, но она все-таки приподняла подбородок и, почти не дыша, сказала голосом, не способным обмануть и ребенка.
– Прошу прощения. Вы говорите со мной, сэр?
Он усмехнулся и посмотрел вокруг – рядом с ними уже никого не было.
– Похоже на то, не правда ли? Конечно, для меня не лестно, что Вы так быстро забыли меня, миссис Вильсон. Буду иметь в виду, что у Вас плохая память. Вы к тому же забыли вернуться из дамской комнаты в тот вечер, когда я ждал Вас.
– Не понимаю, о чем Вы говорите. Никогда в жизни не была в Пантеоне.
Его улыбка перешла в ухмылку.
– Почему Вы тогда решили, что я говорю о Пантеоне? – спросил он. Она с раздражением вздохнула. – Ну, сударыня, после такого промаха уклоняться уже бесполезно. Все прояснилось. Вы есть Вы, а я есть я. Не стоит нагнетать страсти, но, думаю, Вы все же должны мне все объяснить.
– Не понимаю, о чем Вы говорите, – настаивала она, покраснев при этом.
– Позвольте Вам заметить, миссис Вильсон, что Вы жалкая лгунишка и Ваше объяснение никуда не годится. Но если Вы поддержите его вальсом со мной, так и быть, я его принимаю. – В свете канделябров сверкнул изумруд его перстня, когда он протянул ей руку. Он словно заключил ее руку в наручники. Франческа взглянула в его темные глаза, над которыми разлетались брови, придающие ему вид сатира.
«О господи! Да она испугалась меня!». Мгновение Дивэйн пристально смотрел ей в глаза, желая понять, не притворялась ли она. Но в ее напряженном бледном лице не было и тени ложной застенчивости и заигрывания. Его резкие черты моментально смягчились, он улыбнулся, а когда заговорил, голос был мягким. Она уже не слышала в его вкрадчивом голосе затаенной угрозы, в нем появилась теплота и нежность.
– Как Вы понимаете, я не кусаюсь. И меня считают неплохим танцором. Всего один танец, и если Вас не очарует мое танцевальное мастерство, я отпущу Вас – правда, с большим нежеланием.
Он внимательно наблюдал за ней, глядя, как она прикусила нижнюю губку и затем в задумчивости выпрямила ее.
– Ну что же, хорошо, один танец, – сказала она, застенчиво улыбаясь.
– Если только Вас не разочарует работа моих ног, и в этом случае я буду надоедать Вам с просьбой подарить мне еще один вальс. Вы не должны судить обо мне по той перепалке в Пантеоне.
– А почему Вы решили, что это будет непременно вальс?
– Я это устроил.
– Вы же не отходили от той стены. Я видела, как мы рассматривали меня в свой бинокль. Не понимаю, зачем они только нужны мужчинам?…
– Для того, чтобы лучше видеть Вас, дорогая. Я послал в оркестр мальчика, дав ему полкроны. Как видите, я не жалею ни денег, ни усилий, если по-настоящему интересуюсь дамой.
Она взглянула на него украдкой и заметила, что Дивэйн косится на ее мушку. Как жаль, что она не убрала ее! Ей самой это вдруг показалось самой настоящей дешевкой. Дивэйн, однако, не был столь непреклонным, как она опасалась, и она решила, что простейший способ выйти из этой ситуации – подарить ему танец и превратить в шутку все произошедшее тем вечером.
– Целые полкроны! Боже мой, это так безрассудно с Вашей стороны, лорд Дивэйн.
– О, Вы мне стоили намного дороже, а мы еще даже и не танцевали вальс. Признаюсь, что пытался разузнать, где могу найти Вас.
– Очень лестно. Вы заставляете меня чувствовать себя предательницей.
– Вы слишком строги к себе. Я бы назвал Вас дезертиром.
– А леди Дивэйн известно, как расточительно Вы ведете себя с другими дамами? – В ее словах почувствовался легкий холодок, как это всегда бывало при напоминании о Дэвиде.
– Несомненно, она хмурится, глядя на меня сверху. Франческа взглянула на верхнюю площадку, где собирались вновь прибывшие.
– Нет, выше, – сказал он. – Я имел в виду, может быть, это не самое удобное время говорить об этом, но моей мамы уже нет в живых. Но Вы, по-видимому, спрашивали – женат ли я? Я не женат.
То, что он был холост, слегка растопило лед в ее душе. Заиграла музыка, он подхватил ее в объятия, начиная танец. В столь приличном месте он держался с ней очень почтительно, на расстоянии целого дюйма. Он не хвастал по поводу своего умения танцевать. Двигался он очень легко и грациозно, умудряясь при этом болтать.
– Вы давно уже в Лондоне, миссис Вильсон?
– Уже три года, но это только мой второй сезон. В прошлом году я носила траур по мужу. Он был убит на Пиренейском полуострове.
Дивэйн расценил это как доверие к нему. Странно, что она не носила кольца, но она могла быть замужем за офицером. Молодые джентльмены, собирающиеся покинуть страну, часто женились бездумно, а их женам, носящим тонкий покров респектабельности позволялось делать i обществе что угодно. И, будучи такими хорошенькими, как миссис Вильсон, они могли войти во вкус. Для них желательно было выйти удачно второй раз замуж, чтобы улучшить социальное положение. То, что миссис Вильсон поинтересовалась, холостяк ли он, наводило на мысль об этом, а ее пребывание в Пантеоне говорило о том, что, с другой стороны, она не связывала себя серьезными любовными связями, если вообще интересовалась этим.
– Странно, что мы с Вами раньше не встречались, – сказал он.
– Наверное, мы посещали разные вечера. Тем не менее я слышала о Вас.
– Надеюсь, ничего плохого?
– В основном, все из области политики. Вы, я слышала, либерал?
– Так и есть, а Ваша мушка говорит мне о том, что у нас есть нечто общее.
Она почувствовала себя неловко при упоминании о мушке и постаралась переменить тему.
– Да нет, это просто такая мода. Дэвид, мой муж, и его семья принадлежит к партии Тори. А мой отец вовсе не интересуется политикой. Он фермер. – Поскольку лорд Дивэйн вел себя, как настоящий джентльмен, она решила, что должна пояснить, почему в тот вечер назвалась Бидди Вильсон.
Он наклонил голову и вновь посмотрел на нее с обезоруживающей улыбкой.
– И каков же я зануда, что обсуждаю политические дела с дамой да еще во время вальса.
– Думаю, Вы лицемерите, извиняясь передо мной. Ведь я первая начала говорить на эту тему.
– Я слышал о лицемерных комплиментах, но никогда не слышал о лицемерных извинениях. Вы думали, что я браню Вас, скрываясь при этом за извинениями. Нет слов, виноват.
– Вы уже дважды сказали мне то, о чем я думала. Вы что, читаете мысли, лорд Дивэйн?
Он взглянул ей прямо в глаза и заискивающе улыбнулся.
– Я называю это интерпретацией женского языка. Для многих мужчин этот язык совершенно незнаком. Я же им несколько владею. Например, если дама говорит «Я смешно выгляжу», это означает «Я приложила к своему туалету немало усилий и хочу, чтобы мне сделали комплимент». А если она, к примеру, горестно восклицает «Как рано ты пришел!» – значит «Я опоздала».
– А если это сказано не горестно?
– Ну, тогда это значит, что дама рада Вас видеть.
– Говорят, что в переводе всегда что-то теряется, – сказала она, посмеиваясь.
– Вы должны поступать так почаще, миссис Вильсон. Я имею в виду – улыбаться. У Вас восхитительная улыбка. «Ты не похожа на женщину, предназначенную только для удовольствия», – отметил он про себя. Да, очень приятная улыбка.
– А вот Вам еще кое-что, требующее перевода. Я не та, за кого Вы меня принимаете.
– Не миссис, или не Вильсон?
– Ни то и ни другое, – задумчиво проговорила она. Вальс подходил к концу. – И я оставляю Вас с этой головоломкой, чтобы Вам было что интерпретировать.
Дивэйн поклонился, все еще держа ее за руку.
– Не беспокойтесь, я не собираюсь забывать Вас, Бидди. Она улыбнулась и сделала реверанс.
– Спасибо за приятный танец, лорд Дивэйн.
– Вам действительно было приятно танцевать со мной?
– Вы можете также перевести на свой язык и это, – подразнила она его и, освободив руку, повернулась, собираясь уходить.
Дивэйн последовал за ней с танцевальной площадки.
– Я расцениваю это как то, что мое танцевальное мастерство очаровало Вас. А наша сделка состояла в том, что, если это случится, Вы подарите мне еще один танец.
– Я не это имела в виду. Вам еще следует подучиться переводу с женского языка. Извините, – слегка махнув кончиками пальцев, она поспешно ушла.
Леди Листер была несомненно польщена тем, что известный лорд Дивэйн почтил своим присутствием ее бал. Сразу же после ухода Франчески она метнулась к нему, подхватив под руку, повела по залу.
– Я вижу, Вы познакомились с леди Кэмден? – сказала она. – Очаровательная девушка!
Дивэйн был моментально шокирован: «Леди Кэмден?!»
– Да, вдова лорда Кэмдена, сына старого Мондли. Ее муж был убит на Пиренейском полуострове. Он был не совсем военным человеком. Его послали туда с каким-то правительственным поручением, там и настигла его руля. Франческа тяжело перенесла это, но в этом году она удивительным образом ожила.
Возможно ли, чтобы леди Листер ошибалась?
– Мне показалось, она упомянула имя Вильсон…
– Вильсон она была до замужества. Вильсон из Суррея, дочь сэра Грегори. А ее мама принадлежит к семейству Беофорт. Дэвид был замечательный партией для нее. Она такая хорошенькая. Идемте, я должна познакомить Вас с супругами Ландрис.
Она повела его дальше и, пока он кланялся, улыбался и болтал о чем-то с гостями понял, что Бидди была леди и действительно вдова. Единственного он не мог понять – что делала респектабельная, благородная молодая вдова в Пантеоне? В девчонке несомненно была какая-то чертова жилка, иначе такой кутила и развратник, каким был молодой барон Кэмден, никогда не обратил бы на нее внимания. И то, что она носила мушку в таком месте, было тоже легкомысленно. Леди в ее положении следует вести себя более осмотрительно. Что же, он должен изменить тактику и вести себя утонченнее, нежели предполагал ранее, и более осторожно. Она должна будет присоединиться к его компании, или ему придется присоединяться к ней. Обычно протекцию подобным его любовным связям составляли вечера в больших, знаменитых домах, хозяйки которых с пониманием относились к такого рода приключениям. В ближайшее время он уже приглашен на два или три таких вечера.
Покинув Дивэйна, Франческа поспешила в гостиную, где подавали закуски. Там она нашла Селби.
– Что еще говорил тебе Дивэйн? – обеспокоенно спросил он.
– Он узнал тебя?
– Да, но я сумела отделаться от него. Не думаю, что стоит опасаться каких-либо неприятностей с его стороны. Он показался довольно приятным при близком знакомстве.
Мистер Кейн предположил, что Дивэйн узнал ее настоящее имя и извинился за свое поведение в Пантеоне. Он видел, как тот пригласил ее на следующий танец и благополучно проводил после этого. Дивэйн не спускал с нее глаз, но так и не подошел больше. Было очень важно, чтобы никто из светской публики сейчас не заподозрил возникших между ними отношений. Репутация дамы должна оставаться незапятнанной, особенно в амурных делах.
Но тем не менее, увидев ее выходящей из танцевальной гостиной. Дивэйн отправился следом и встал на ее пути уже у выхода.
– Надеюсь, Вы еще не уходите, леди Кэмден?
– А, так Вы уже все разузнали? – сказала она, засмеявшись.
– Не понимаю, зачем Вам понадобилось скрывать такое респектабельное имя?
– Ну, просто потому, что я тогда попала в скандальную ситуацию.
– Ну, хорошо. Тогда возникает вопрос – что Вы там делали? Что, просто устроили себе бурный веселенький вечер?
Она устало вздохнула.
– Ну, иногда все эти сухие светские развлечения так надоедают…
Он кивнул в знак согласия.
– В этот уик-энд я приглашен на неофициальный вечер в дом герцога Тавистока в его поместье в Кенте. Может, Вы присоединитесь ко мне?
Она выглядела встревоженной, даже пожалуй, испуганной.
– О, нет! Я ведь даже не знаю его.
– Но Вы знаете меня.
Дивэйн, казалось, раздваивался на двух совершенно разных людей. Один из них был высокомерным хищником, познакомившимся с ней в Пантеоне, а другой – вежливый лорд, с которым она встретилась этим вечером. Мужчина, разговаривавший с ней сейчас, был высокомерным хищником. Его взгляд так и соскальзывал на ее грудь. А, эта проклятая мушка! Она приподняла руку, чтобы немного прикрыть лиф платья.
– Я, к сожалению, занята в этот уик-энд.
– Тогда, может, в следующий уик-энд, в доме леди Джерси?
Она не сочла нужным даже притвориться вежливой.
– Нет! – твердо сказала, она. – Нет, благодарю Вас, – несколько изменив тон, повторила Франческа, увидев его сердитый взгляд. – Я… Я не люблю посещать такие вечера.
– Какие же развлечения Вы предпочитаете, леди Кэмден? Я мог бы предложить Вам и другие загородные прогулки.
– Не стоит, – сердито сказала она и стала подниматься по лестнице.
Дивэйн проводил ее взглядом, оставаясь на месте. Вид у него был задумчивый и хмурый. Возможно, он ошибся в отношении леди Кэмден, и ее не так-то легко соблазнить. Видимо, так. А он не любил навязываться там, где не был желаем.
Но когда он в тот вечер вернулся домой, ему вновь припомнились ее сердитые ответы на все его предложения. И если она не была заинтересована в любовном приключении, но возможность заполучить чрезвычайно подходящего лорда в качестве мужа наверняка должна была ее заинтересовать. Его попытки завязать с ней дружбу были честными и благопристойными. У нее не было оснований думать иначе. Пантеон, допустим, был оплошностью, но она здесь была так же виновата, как и он. А этим вечером он вел себя прилично. Почему же тогда она пренебрегла его вниманием? Этого, черт возьми, было достаточно, чтобы заставить мужчину задуматься – не теряет ли он свою хватку?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Франческа - Смит Джоан



Скучноооо не читать!
Франческа - Смит ДжоанНадежда
15.01.2013, 8.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100