Читать онлайн Большой рождественский бал, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большой рождественский бал - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большой рождественский бал - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большой рождественский бал - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Большой рождественский бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Как только дыхание восстановилось, Гордон встал, победно сияя.
— У миссис Леонард есть любовник-француз, — возвестил он и подождал вопросов, которые заданы не были. Как бы ни было велико удивление Кетти, ошеломляющее заявление брата не произвело ожидаемого впечатления. Брови лорда Костейна могли бы до предела взлететь вверх, но они были сильно изогнуты, и их движение было слишком незначительно, чтобы наградить Гордона за его усилия.
— Вы уверены, что он француз? — спросил Костейн.
— Если он не француз, то я просто теряюсь, потому что они встретились в комнатах над французским галантерейным магазином.
— Откуда ты знаешь? Ты следил за ней в магазине? — спросила Кетти.
— Через двадцать минут после того, как она вошла туда, у меня замерзли пятки, я подошел к окну и заглянул в магазин, сняв эти кошмарные очки. Сквозь стекло я ясно увидел, что ее там нет, поэтому я прошел внутрь, притворившись, что мне нужна шляпка для внучки. Мне пришлось купить тебе шляпку, Кетти.
— А какая она? — спросила Кетти с явным интересом.
— Безобразно старая черная круглая шляпка, самая дешевая вещь в магазине у мадемуазель, которая не считает, что она дешевая. Украшенная черной вуалью, она хорошо подойдет для похорон. Я должен был что-то купить для того, чтобы был повод задержаться, и могу определенно сказать, что миссис Леонард там не было.
— Вы уверены, что она вас не заметила, когда вы следили за ней, Гордон? — спросил Костейн. — Если это ее испугало, она могла войти в переднюю дверь магазина, а выйти через заднюю, чтобы скрыться от вас.
— Я абсолютно в этом уверен. Я следил за ней только несколько кварталов. Она не выходила из дома до двух часов, а потом пошла прямо к Дютро. Она не заметила мой кэб утром, потому что я использовал сотню хитростей, чтобы одурачить ее. Припарковался на углу, где она не могла его увидеть и время от времени объезжал кругом. Около полудня я сменил экипаж. Как она могла почувствовать необходимость избегать меня, если у нее не возникло никаких подозрений?
— Очевидно, она ускользнула от вас, — допустил Костейн, — но это вовсе не означает, что она шпионка. Неверная жена часто прилагает определенные усилия, чтобы сохранить свой секрет. Если легкомысленное поведение — ее постоянная черта, она могла испугаться, что муж следит за ней. Нельзя сказать, чтобы мистер Леонард был одержим подозрительностью, — добавил он задумчиво.
— Может, за ней следила жена ее любовника? — предположила Кетти.
Костейн одобрительно улыбнулся:
— Доверим даме судить об этом. Вы не заметили человека, с которым она встретилась? — спросил он, поворачиваясь к Гордону.
— Нет, но когда время подошло к четырем часам, они все еще не вышли, а мне нужно было встретиться с вами. Тогда я вышел из экипажа и зашел за магазин, увидев заднюю дверь, от дома как раз отъезжал наемный кэб. Мне не хотелось бежать за ними и показать, что я не старик, поэтому я просто посмотрел, как он уезжает, но миссис Леонард была в нем с мужчиной. Я знаю, что это она, хотя мне и не удалось увидеть ее лицо, потому что на ней была красная шляпка с черным бантом. Смею заметить, что она собиралась где-то пересесть в свой экипаж и вернуться домой скромно, как монахиня, с новой шляпкой. Я бросился прямо сюда, чтобы отчитаться перед вами, Лев. Да, этот человек был толстый. — Вы превосходно выполнили задание, Лайман, — сказал Костейн. Но здравый смысл подсказал ему, что если у миссис Леонард есть любовник, то вряд ли ее что-то интересует в делах Генерального штаба. Она была моложавой, привлекательной дамой, замужем за пожилым мужчиной. В супружеской измене в некоторых случаях нет ничего необычного. Теперь они точно выяснили, что леди Леонард выдали замуж против ее воли.
— Я продолжу следить за ней, и посмотрим, может быть, в следующий раз мне удастся разглядеть этого мужчину, — сказал Гордон. — Жалко, что он управлял наемной лошадью, а то бы я мог узнать его лошадей. Я знаю большинство упряжек в городе.
— Лучше измените вашу маскировку на случай, если она видела вас за магазином, когда они уезжали, — отметил Костейн.
— Все будет изменено, — сказал Гордон выразительно. — В следующий раз я уже не буду стариком. Я могу одеться лакеем, их можно увидеть, где угодно. Они такие же привычные, как пупок.
Кетти сказала:
— Тебе надо было переодеться женщиной, которая может слоняться, где угодно, по таким местам, как галантерейный магазин, не вызывая любопытства.
— Если ты думаешь, что я собираюсь показаться на публике в дамском платье, то позволь сказать, что тебе нужно переключиться на другие мысли! Как бы это тебе понравилось?
— Мне бы это очень понравилось, — засмеялась Кетти. — То, что ты, возможно, имеешь в виду, равносильно тому, как если бы я показалась на публике в брюках. Но я подумала совсем не об этом. Нарядившись дамой, ты бы мог надеть ту круглую шапочку, которую купил. Мне что-то не хочется ее носить. Кстати, где она?
— Почему, она… — Гордон осмотрелся. — Черт, должно быть, я оставил ее в кэбе. Жаль. Он повернулся к Костейну:
— А вы обнаружили что-нибудь интересное? Костейн рассказал о том, как Бьюрек рылся в его столе.
— Я бы ничуть не удивился, если бы миссис Леонард встречалась именно с Бьюреком, который подвернул свой плащ, чтобы казаться толстым.
— А я был бы очень удивлен, — сказал Костейн. — Он не выходил из здания. Косгрейв ушел на собрание или что-то в этом роде, а Бьюрек сидел в его кабинете и разбирал корреспонденцию с двух до четырех, пока я не ушел.
— И кроме того, Бьюрек не француз, — заметила Кетти.
— Может, он просто не признает, что он француз, — сказал Гордон, но, увидев выражение лиц своих собеседников, решил не развивать эту тему.
— Что мы делаем сегодня вечером, Костейн? — справился он.
Светская жизнь зимой очень ограничена. Костейн не мог придумать такого места, куда бы они все могли пойти. Памятуя о планах леди Лайман, он решил из предосторожности не посещать с Кетти танцевальных вечеров слишком прилежно.
— Мы все заслужили отдых, — сказал он, глядя на девушку.
Она сделала над собой усилие, чтобы выслушать это, не падая духом:
— Это даст мне возможность просмотреть свою корреспонденцию.
— Надеюсь, что миссис Леонард не настолько распущенна, чтобы встречаться со своим любовником, когда ее муж дома, — сказал Гордон. — Я пойду сегодня вечером в свой клуб и буду зорко высматривать эти плоские пальцы и косые глаза, пока я их помню. Вы придете завтра в это же время, чтобы выслушать мой отчет, лорд Костейн?
Костейн знал, что ежедневно приходить на чай нежелательно.
— Возможно, я свяжусь с вами письменно, — сказал он.
— А если случится что-нибудь срочное? — спросил Гордон. — Я думаю, вы не хотите, чтобы я прибежал к вам, а увидев, как эта лиса Бьюрек рылся в вашей корреспонденции, не позволите, чтобы я написал.
— Пожалуй, завтра я смогу заглянуть к вам на секунду по дороге домой, — предложил Костейн. — Я зайду сюда, в кабинет, чтобы не беспокоить семью.
Это было высказано вежливо-мягким тоном, но Кетти легко читала его мысли. «Он боится попасть в мышеловку, которая приведет под венец», — подумала девушка.
— Ты можешь встретиться с лордом Костей-ном здесь, Гордон, — сказала она, давая тем самым понять, что у нее не было намерения преследовать его.
Никто не возражал, и Костейн скоро ушел. Гордон злился на Льва за недостаток энтузиазма по отношению к его работе в течение такого трудного дня и замечательному открытию.
— Я не думаю, что Лев оценил то, на что я наткнулся, — ворчал он. — Такого парня, как Костейн, беспокоит только государственная измена, он никогда и бровью не поведет на флирт женщины. Ты же не захочешь иметь дело с подобными ему, Кетти. Ты выбрала очень мудрый способ для встречи с ним завтра после чая. Кетти вздохнула и уставилась в камин:
— Ты прав, Гордон. Я его нисколько не интересую.
— Господи, ты только не сопи и не хандри.
Мы найдем тебе мужа, когда я поеду в Италию. Если я поеду в Италию, — добавил он. — Я подумал, что работа такого рода дает возможность только стаптывать башмаки. Выйдя на миссис Леонард и ее зарубежных друзей, я смогу поговорить с Косгрейвом о постоянной должности.
— А как я тогда найду себе мужа? — спросила Кетти. — Мне бы хотелось — ох, как бы мне хотелось, чтобы мы больше выезжали. Вчера на вечере у леди Мартин было так хорошо. Это напомнило мне прошлое, когда папа был жив, Гордон чувствовал себя дезертиром, отказываясь от итальянского плана. Он проклинал Кетти, сидящую дома с мамой и Родни и их старыми друзьями, и все больше рискующую остаться старой девой. Он действительно должен постараться и раздобыть ей жениха, или все кончится тем, что она окажется приживалкой в его доме, когда он и мисс Стэнфилд поженятся.
— Вот что я тебе скажу, — решил он. — Я не поеду в клуб сегодня вечером. Мы с тобой выйдем в город.
— Ты приглашаешь меня на какой-нибудь вечер? — спросила Кетти с надеждой, потому что Гордон жил более активной жизнью, чем она.
— До конца зимы не будет никаких вечеров, на которые стоило бы пойти, но театры открыты. Мы с тобой пойдем на спектакль. Нашего налетчика можно поискать там с тем же успехом, как и в моем клубе. Мы возьмем театральные бинокли и исследуем каждый глаз и каждую руку в зале.
— Прелестно! Пойдем посмотрим, что играют в театрах.
Поскольку время близилось к обеду, Гордон надел вечерний костюм, а Кетти пошла в свою комнату, чтобы тоже переодеться. Так как завывал очень холодный ветер, она выбрала платье с длинными рукавами из легкого шелка и элегантную, но теплую шаль из мохера. Приятное возбуждение трепетало в ее груди. Очень мило со стороны Гордона оказать ей такую услугу. У нее не было реальных опасений, что стремление брата поступить в Генеральный штаб продержится долго. Ему скоро надоест торчать на холоде; и он оценит более благотворный итальянский климат.
Самым большим разочарованием было вполне определенное намерение Костейна не связываться с ней. Да, он вежлив, но по обязанности. Если она время от времени и вызывала проблеск интереса в его глазах или он говорил вещи, которые звучали достаточно лично, то это просто свойство его характера. Как отметил Гордон, Костейн привык к весьма снисходительной морали своего класса. Дамы, если только они не были древними старухами, отчаянно флиртовали. Он не знал иного способа общаться с ними, но был осторожен, не давая флирту выйти из-под контроля.
Если бы ее светская жизнь не прервалась со смертью отца, Кетти сумела бы общаться на таком уровне. Она бы улыбалась и возвращала его остроумные реплики с легкомысленной беззаботностью, но в данный момент она не имела такой сноровки, общаясь в собственной флегматичной манере. И другого способа общения не знала.
— Думаю, что у лорда Костейна есть какое-то срочное дело на службе, — решила леди Лайман, когда узнала о том, что сегодня он отклонил приглашение. — Кетти, двадцатого числа я устраиваю у нас небольшой прием. Нам надо срочно подписать карточки.
— Мама, Гордон попросил меня пойти с ним в театр сегодня вечером, — сказала Кетти.
— Что играют, Гордон? Шекспира?
— Шекспира? — Гордон усмехнулся. — Ничего подобного. Кто захочет слушать эту античную болтовню. Все эти «извольте» и «оставьте». В меня довольно достаточно напихали этого в школе, спасибо.
— Достаточно это достаточно, — поправил его Родни.
— Что?
— Довольно — это достаточно, не надо ничего прибавлять к «довольно». — Гордон только покачал головой. Старика иногда заносило слишком глубоко.
— Что значит «довольно»? — спросил Родни.
— Это значит «довольно».
— Это значит «достаточно», поэтому не нужно говорить «довольно достаточно». Получается бессмысленная тавтология. Если ты тешишь себя надеждой стать дипломатом, то должен научиться правильно говорить по-английски.
— Тогда зачем я учу итальянский? — Гордон повернулся к матери:
— Мы идем смотреть молодежный фарс в «Роял Кобург».
— Дорогой, ты считаешь разумным брать Кетти на левый берег Темзы?
— Да брось, мама, мы же не собираемся там жить. Весь город говорит о новом фарсе в «Кобурге». Не удивительно, что у Кетти нет достойного поклонника, ведь ты держишь ее в вате, как елочную игрушку.
— Твоя сестра, Гордон, как я понимаю, имеет замечательного кандидата в женихи. Ему может оказаться неприятно, что она бегает по городу, как взбалмошная девчонка.
— Если Кетти взбалмошная девчонка, то я обезьяна. Костейн не такой напыщенный индюк, как ты пытаешься изобразить, мама. Он понимает, что к чему.
— Индюк? — воскликнула леди Лайман, и ее лицо покраснело. — Ты назвал сына герцога Халфорда индюком?
Родни нахмурился и сказал:
— Учись подбирать выражения, мой мальчик. Именно речь отличает человека от животных. В министерстве иностранных дел…
— Я уже не настолько уверен, что в конце концов стану дипломатом.
— Ты окажешь своей стране огромную услугу, отказавшись от дипломатического поприща, — сказал Родни с ужасным сарказмом.
Трапеза продолжалась в несколько напряженной атмосфере. Перед тем, как отправиться в театр, Кетти сказала:
— Кстати, мама, я немного разузнала о миссис Леонард. Ее зовут Елена, и она уже была замужем.
— Как давно? Как звали ее первого мужа?
— Я не знаю.
— Елена, — сказала леди Лайман, хмуря брови. — Имя звучит, как колокол. Может, я и вспомню, дай срок. Напомни мне утром, дорогая. Я не знаю, почему это происходит, но днем у меня ухудшается память. Однако для прошлого это лучше, чем для настоящего, поэтому есть надежда.
— Спроси у Родни, — предложил Гордон. — Он еще не совсем выжил из ума.
— Памяти, дорогой, — поправила леди Лайман. — Молодежь в наши дни и в самом деле имеет бедный словарный запас.
Она закрыла дверь за своими отпрысками и вернулась в гостиную, чтобы подготовиться к; вечерним картам в тесном кругу подруг, в основном вдов дипломатов, как и она сама. Именно миссис Лидбетер вспомнила Елену Джонсон.
— Она дебютировала в свете в тот же самый год, что и моя дочь Анна. У нее не было приличного состояния, — я думаю, у нее за душой было примерно две тысячи. Имея меньше десяти тысяч, она не должна была выезжать, если только она не из знатной семьи. А Елена была определенно не знатной, но очень хорошенькой и расчетливой. Она женила на себе члена парламента Фотерингтона. Я, кажется, припоминаю, что был какой-то скандал, связанный с его смертью. Он, если мне не изменяет память, совершил самоубийство.
— Какого типа скандал? — справилась леди Лайман.
— Я не знакома с деталями, потому что, кажется, все произошло за границей. Но, я думаю, дело было связано с карточными долгами. Это случилось примерно в 1802 году. Его послали во Францию — что же там было?
Леди Лайман порылась в своей слабеющей памяти и кое-что вспомнила:
— Возможно, подписание мира в Амьене, — предположила она. — Мы были единственной страной, воюющей тогда с Францией. Бони пытался склонить русского императора сформировать лигу вооруженного нейтралитета с Пруссией и некоторыми другими странами, но затем император, по-моему Павел I, был убит до того, как что-то решил. Нельсон добился хорошего успеха в Копенгагене, и мы все решили, что война будет продолжена, но Британия устала от нее, и тогда в Амьене был подписан мир, — она с надеждой посмотрела на миссис Лидбетер.
— Фотеринттон должен был участвовать в этом, — сказала дама, кивая. — Несколько членов парламента поехали помочь с протокольными обязанностями. Возможно, он продавал врагу секреты, чтобы рассчитаться с долгами. Он не вернулся в Лондон — впоследствии мы слышали, что бедняга выстрелил себе в рот, чтобы избежать позора при расследовании.
Коллективное оцепенение охватило стол, когда дамы представили описанную картину.
— Елена тогда как сквозь землю провалилась. Я не слышала ее имени до сегодняшнего вечера.
— Ведь она сейчас снова замужем, не так ли, — спросила одна из дам.
— Вернулась, и замужем за мистером Леонардом из Генерального штаба, — сказала леди Лайман.
— Я не знаю никаких грехов за этой леди, кроме того, что она расчетливая, — сказала миссис Лидбетер прощающе. — Я хочу сказать, что это не ее вина, если Фотерингтон сбился с пути. Бедная девочка, осталась без пенса в кармане. Я помню, все ее жалели. Она была очень популярна… Это моя взятка, — сказала она и сгребла карты. — Ваш ход, леди Лайман.
Игра продолжилась, а беседа перекинулась на лорда Байрона и леди Керолайн Лэмб.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большой рождественский бал - Смит Джоан



Роман в целом понравился, хотя в начале и несколько нудноват. Его можно счатать не любовным, а детективным романом
Большой рождественский бал - Смит ДжоанТатьяна
21.04.2012, 13.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100