Читать онлайн Большой рождественский бал, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большой рождественский бал - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большой рождественский бал - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большой рождественский бал - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Большой рождественский бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Гордон большими шагами вошел в комнату и осмотрелся, чтобы убедиться, что они одни.
— Что ты должна рассказать мне про Льва? — спросил он замогильным голосом.
Кетти оторвала глаза от книги, которую внимательно изучала, и с триумфом произнесла:
— Он вообще не Лев, он Весы. Ты знаешь, что это значит!
Гордон не имел ни малейшего понятия, о чем она говорит, но попытался догадаться самостоятельно. После хмурой паузы он спросил:
— Ты хочешь сказать, что лорд Костейн совсем не лорд Костейн? Так кто же он, черт возьми? А-а-а, Лавл!
— Да нет же, Гордон, он лорд Костейн, но родился в октябре.
— В октябре? Ну и что из того? Я хочу сказать…
Это значит, что он не Лев.
— Так как же его зовут, и потом, как бы его ни звали, какое это имеет значение?
Она объяснила ситуацию, и Гордон быстро понял, что имеется в виду:
— Так значит, миссис Леонард выдает себя за астролога, а сама ничего в этом не понимает. Я не удивлюсь, если Мэй на самом деле Бык, — сказал он подозрительно.
— Да, если собака родилась в мае, как говорит ее хозяйка, то она Телец, и можно сделать вывод, что миссис Леонард тоже. Но вряд ли это имеет большое значение. Возможно, ей кто-то говорил, что она Телец. Я знаю, что я Близнец, хотя вообще никогда не интересовалась астрологией. Такие вещи всякий знает. Она рассказала эту историю только для того, чтобы заставить нас думать, что она глупа.
— Но в одном случае она не лгала — когда говорила про свою нежность к этой проклятой собаке. Та ходит с ней везде, лает на пешеходов и визжит, когда ее куда-нибудь тащат. Миссис Леонард сшила ей меховое пальто и ток — французскую шляпу, — уточнил он, так как эта мысль неожиданно пришла ему в голову.
После недолгого обсуждения невероятной хитрости миссис Леонард Кетти спросила, как развиваются дела с мисс Стэнфилд, и Гордон стоически сообщил, что он отклонил приглашение на завтрашний чай.
— Ну что из этого, просто приглашение. Я стоял рядом с лордом Харкуртом, когда она приглашала его, и попал в поле ее зрения. Мне казалось, ей не понравится, когда я сказал, что буду занят, но, думаю, мои отказ только подстегнул ее интерес. Она пригласила навестить ее на днях. Я сказал, что очень занят. И пояснил, что не могу наносить визит в старом и мятом костюме. Лев хочет, чтобы я надел его для маскировки. Кстати, это хорошая мысль называть Костейна Львом, хотя бы между нами.
— Он не Лев, он Весы.
— Перестань, ты же не можешь называть человека Весы. Это не похоже на имя. Любой, кто услышит, заподозрит, что это шифр. А у меня какой знак? Я родился в конце ноября.
— Стрелец, — сказала Кетти, заглянув в книгу.
— Вот это да. Вряд ли кто-нибудь станет называть меня Стрельцом.
Вскоре они разошлись. Леди Лайман ложилась спать рано, и отчет о вечере пришлось отложить до завтрака. Она была удовлетворена рассказом о выезде и более чем удовлетворена известием, что лорд Костейн придет на чай. Когда она начала разговор о свадьбе в июне, Кетти сообщила ей, что Костейн предполагает вернуться на Пиренеи как можно скорее и перевела разговор на миссис Леонард.
— Тебе известно что-нибудь о ней, мама? — спросила она. — Как ее девичья фамилия?
— Я не знаю.
— Запомни, дорогая, что моя память отстает на много лет. Вполне возможно, что она была еще мисс, когда я знавала ее. Не могу припомнить миссис Леонард.
— Ей около тридцати пяти, поэтому наверняка она еще только дебютировала, когда ты была в Лондоне. — Кетти описала даму, но леди Лайман заявила, что она знала добрую дюжину молодых симпатичных брюнеток.
— Если бы ты узнала ее девичью фамилию, не сомневаюсь, что я могла бы помочь тебе. Кроме того, я справлюсь о миссис Леонард у своих подруг. Если она существует, кто-нибудь ее знает. А теперь, моя дорогая, поговорим о тебе и о Костейне. Так как он собирается вернуться в Испанию, нам надо подумать о зимней свадьбе. Было бы чудесно, если к моменту его отъезда ты бы уже ждала ребенка. Для родов, Кетти, тебе придется вернуться домой. Это объясняет его интерес к тебе. Поначалу мне это казалось странным, но он спешит, бедный мальчик. Я надеюсь, что из Испании он вернется невредимым. Если вдруг что-то случится, у него должен остаться сын. Дочка тебя не устроит. Она не унаследует Парджетер. Ты же не хочешь застрять в доме Довера.
— Я не думаю, что он собирается жениться до отъезда, мама, — сказала Кетти.
— Отлично сказано, дорогая. Девушка никогда не думает, что за ней ухаживают, до тех пор, пока ей не сделают предложение. Как ты думаешь, устроим большую свадьбу или поскромнее?
— Давай вообще не будем строить никаких планов, мама.
Леди Лайман согласно покивала:
— Хорошо, тихое венчание. Возможно, это лучше, если принять во внимание время года. Не очень приятно заставлять гостей ехать по обледеневшим дорогам. Я все-таки надеюсь, что герцог и герцогиня приедут!
— Никаких планов, мама. Я обещала дяде Родни сделать чистовик пятой главы. — С этими словами Кетти покинула кабинет.
Дядя Родни еще не выбрался из постели, когда Гордон попросил позволения занять контору для того, чтобы превратиться в старика с седой бородой, в очках, в черном выцветшем от старости пальто и с его собственной терновой прогулочной тростью.
— Я бы не узнала тебя за миллион лет, — сказала Кетти, когда он вышел, постукивая по полу тросточкой и как бы нащупывая препятствия на дороге. — А ты видишь что-нибудь через эти очки — они делают твои глаза огромными.
— Мне нужно их поднимать, чтобы посмотреть, — ответил он. — Я пытался надеть старое папино пенсне, но оно постоянно падает, и со стеком в другой руке это очень неудобно. Как мне хотелось бы навестить Чарли Эдисона в таком виде.
— Ты придешь домой к четырем, чтобы встретиться с лордом Костейном?
— Конечно приду. Он же придет встретиться со мной, и настоятельно просил меня быть здесь.
Кетти восприняла его слова с добрым юмором. Конечно, она не думала, что лорд Костейн придет ухаживать за ней. Она принялась за скучную повинность и стала переписывать чистовик перевода статьи Шиллера для своего дяди. Работа шла тяжело, а для нее фактически бездумно. Единственным звуком в кабинете был скрип ее пера и низкое ровное завывание ветра на улице. Время от времени ветер находил где-нибудь пригоршню листьев, не прикрытых снегом, и швырял их прямо в окно, заставляя ее вздрагивать.
Она писала все утро, не отрываясь, и была рада, когда к обеду ее отвлек посетитель. Мистер Холмс был постоянным клиентом, он переводил с французского на английский книгу стихов «Les Jarains» Жака Делиля. Его собственный французский был отрывочным. Ему нужен был точный дословный перевод, который он переложил бы на язык поэзии.
В четверть четвертого ее снова оторвал стук в дверь. Когда она открыла ее, в дом порывом ветра был внесен лорд Костейн. Его нос покраснел, щеки порозовели, а темные глаза блестели юношеским задором и здоровьем.
— Что за день! Можно подумать, что мы в Канаде. Мне жалко бедного Гордона на его посту. — Он вытер ноги о коврик и прошел в теплый уютный кабинет. Яркий огонь трещал в камине. Кучи книг лежали на столе и на полках.
— Я надеялся, что вы будете здесь. Мы должны поговорить наедине до того, как присоединимся к вашей матушке. Как славно вы выглядите за работой, мисс Лайман, среди всех этих бумаг и перьев, разбросанных вокруг.
Она приложила палец к губам:
— Дядя Родни в кабинете, я закрою дверь. Пока она это делала, лорд Костейн снял шубу.
— Кто там? Это ко мне? — спросил Родни.
— Нет, дядя. Это мой друг. Я прикрою твою дверь, чтобы мы тебе не мешали.
— Когда мы будем пить чай?
— Очень скоро, — сказала она, плотно закрывая дверь.
Когда Кетти вернулась, Костейн держал в руках книгу французских стихов, оставленную поэтом.
— Французские стихи, — сказал он, подняв в изумлении свои изящные брови. — Это как-то удивляет меня. Я не считал вас романтической дамой.
— Мы не можем все быть романтическими. Я перевожу их для клиента, — сказала она, подавляя в себе боль обиды.
— Не скрывает ли это очаровательное платье синий чулок, мисс Лайман? — легко спросил он.
— Конечно нет. В такую промозглую погоду, как сейчас, обычно надевают шерстяные чулки, а они не бывают таких ярких цветов, как шелковые.
— Вы поняли меня слишком буквально.
— Я поняла, что вы имеете в виду. Я не синий чулок. Я даю только грубый дословный перевод, а моему клиенту придется отполировать подстрочник в смесь, достойную изучения.
— Можно? — спросил он, взяв из ее рук перевод и просматривая его. Он читал медленно, время от времени кивая в знак одобрения. — Я обязательно внимательно прочитаю его полностью, когда вы закончите; если еще буду здесь. Вы использовали несколько весьма элегантных оборотов.
— Нет, это месье Делиль их использовал. Я только переводила, — возразила она, но его похвала вызвала прилив приятного волнения.
Кетти взяла книгу по астрологии и открыла ее, чтобы показать Костейну.
— Давайте сядем к огню и устроимся поудобней, — предложила она. Взяв книгу, он проводил ее к дивану.
— Когда ваш день рождения? — спросила она.
— Тринадцатого октября. Вы уже опоздали купить мне подарок в этом году. Но в следующем, если мы останемся друзьями, вы можете выслать мне безделушку на Пиренеи, к примеру глыбу льда. Там это будет кстати. Но я вижу, что моя болтовня вызывает ваше нетерпение. Это дает мне право попытаться выпросить у вас подарок.
Так я все-таки Лев?
— Вовсе нет. Вы Весы, сэр. А миссис Леонард — хитрая кокетка, — заявила она.
— Давайте смягчим наш гнев здравым смыслом. Возможно, она просто леди с той опасной чертой, о которой предупреждает нас папа римский, — недоучившаяся. Ваша матушка смогла что-нибудь рассказать о ней?
— Еще нет. Она поспрашивает среди своих подруг. Есть что-нибудь новое в штабе?
— Мистер Леонард опять на работе. Я узнал, что его жену зовут Елена, и сказал ему, что встречался с ней вчера вечером. После небольших осторожных расспросов я узнал, что они женаты всего пять лет. Оба до этого состояли в браке. Мистер Леонард ею так гордится, как будто она королева. Он просто потряс своей пустой седой головой и сказал, что не знает, чего она в нем нашла. Я тоже не знаю.
— Мама просила меня разузнать, если возможно, ее девичью фамилию.
— Я попробую, посмотрим, что получится.
— Если вы достаточно близко знакомы с мистером Леонардом, то можете спросить его о происхождении ее драгоценностей.
— Нет, но он упомянул, что у ее первого мужа были более глубокие карманы, чем у него. Возможно, это от него остались алмазные броши и жемчужные ожерелья.
— А он не называл имени ее первого мужа?
— Я очень осторожно прощупывал дорогу на территорию. Нельзя сыпать вопросами слишком быстро, не опасаясь подозрений.
Кетти кивнула и после небольшой паузы спросила:
— Как вел себя мистер Бьюрек?
Он бросил на нее понимающий взгляд:
— Удивительно, что вы так долго не справлялись о нем. Я застал его в своем кабинете, куда он вошел под предлогом поисков копии письма Косгрейву из Адмиралтейства. Он, естественно, понимает, как мне неприятно заниматься таким делом. И вы, конечно, понимаете, что он ищет что-то еще.
Кетти немного подумала, а потом сказала:
— Так как он думает, что у вас нет доступа к секретной информации, возможно, он искал любовное письмо к миссис Леонард или от нее, — предположила она с невинным взглядом. — Если он ее воздыхатель и источник ее доходов, он может ревновать к вам.
— Как я понимаю, мы теперь называем вещи своими именами. Могло быть и так. Но у меня другая мысль. Сегодня я получил из Испании письмо от своего фронтового друга, в котором он спрашивает меня о здоровье. Бьюрек мог случайно увидеть пакет или узнать от мальчика-рассыльного, что я его получил. Мне обычно не приходит на службу личная корреспонденция, но я писал ему какое-то время назад о предложении Кестлри и о том, что я собираюсь принять его.
— И вы думаете, что Бьюрек по ошибке принял его за деловое письмо? Оно было в вашем кабинете?
— Нет, я положил его в карман, чтобы вечером написать ответ. Я вообще не связывал письмо с его визитом. Если ему известно о нем, значит, он очень хорошо осведомлен обо всем, что происходит в штабе. Такая посвященность в чужую работу необычна. Особенно для Генерального штаба, — добавил он, устало взглянув на нее.
— Вы выглядите утомленным, лорд Костейн.
Возможно, вы перетрудились. Вам нужно выпить чая.
У камина было так уютно и так приятно сидеть рядом с Кетти, что Костейну очень не хотелось уходить:
— Нельзя ли распорядиться принести поднос сюда.
Он увидел, что ее глаза испуганно расширились.
— Я поступил неосмотрительно? Я не хотел вас обидеть, но ведь ваш дядя находится за соседней дверью.
— Просто… Просто мама все приготовила в другой комнате, — сказала она, чувствуя себя полной дурой. Ее мать придавала этому вечеру большое значение. Сама же Кетти с удовольствием бы осталась именно там, где они сидели.
— Я позову дядю, и мы пойдем все вместе. Костейн посмотрел на свою шляпу и пальто и оставил их лежать там, где они и были. Это навело Кетти на мысль, что ему хотелось бы вернуться сюда перед уходом, но в ее скромную головку никак не могло прийти, что он уйдет, когда они собирались остаться наедине.
Она постучалась в дверь Родни, и на ее стук вышел дядя.
— А, лорд Костейн, снова пришли навестить нашу Кетти, да? — Он больше ничего не сказал, но лукавое покачивание его головы означало общее понимание и одобрение.
— Я надеюсь, повар испек горячие лепешки, — сказал он. — Нет ничего лучше горячих лепешек в такой день.
Он напрасно ждал горячих лепешек. Чтобы не отвлекать внимание гостя от красоты Кетти, леди Лайман ограничилась обычным ланчем из холодного мяса, сыра и хлеба. К тому же стол был накрыт не перед теплым камином, а в продуваемой сквозняком столовой, хотя серванты в доме ломились от запасов еды и питья. Темные панели, которыми была обита комната, гасили последние лучи солнца в окнах, а лампы были размещены слишком высоко на стенах, так, что едва освещали обеденный стол. Это было похоже на трапезу в пещере. Разговор, состоящий в основном из зондирующих вопросов леди Лайман и неопределенных ответов Костейна, не клеился.
Беседу оживляли лишь две темы — время от времени леди Лайман раздраженно цокала языком и удивлялась, куда это Гордон ушел в такой скверный, холодный день, а Родни через равные промежутки времени жаловался на отсутствие горячих лепешек.
Так как в комнате было слишком прохладно, они забрали чашки в гостиную, чтобы закончить чаепитие там. Как только приличия позволили, Костейн поднялся, чтобы уйти.
— Кетти, почему бы тебе не проводить лорда Костейна, — предложила леди Лайман, подняв брови. Кетти прошла вместе с ним из гостиной в кабинет.
— Я должна извиниться за мамино любопытство, — сказала она, стараясь говорить спокойно.
— Я уже привык к бурному любопытству мам, — ответил он. — Но у нас с ней есть одна общая забота. Где черти носят Гордона? Он обещал встретиться со мной здесь в четыре часа.
Не успел Костейн надеть пальто, как дверь распахнулась и в кабинет ввалился пожилой джентльмен с седой бородой и в очках. Очки были покрыты инеем, что совсем не улучшало его зрение, и он споткнулся о край ковра.
— Это вы, Лев, — спросил он и стащил очки.
— Где вас носило, — спросил Костейн.
— Вам лучше сесть, потому что моя новость свалит с ног вас обоих, — начал Гордон. Скинув верхнюю одежду, он тяжело плюхнулся на диван у огня, чтобы отдышаться, прежде чем раскрыл свой бумажник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большой рождественский бал - Смит Джоан



Роман в целом понравился, хотя в начале и несколько нудноват. Его можно счатать не любовным, а детективным романом
Большой рождественский бал - Смит ДжоанТатьяна
21.04.2012, 13.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100