Читать онлайн Большой рождественский бал, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большой рождественский бал - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большой рождественский бал - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большой рождественский бал - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Большой рождественский бал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Лорд Костейн возвратился в Генеральный штаб, имея достаточно времени, чтобы вернуть записке первоначальный вид. К счастью, ни секретаря Косгрейва, ни младшего помощника на месте не оказалось. Он снова нагрел тонкое лезвие и вернул на место восковую печать, причем так, что даже его натренированный глаз не мог обнаружить никаких погрешностей в ее целости. Ему было неприятно отдавать такое важное сообщение человеку, который провел последние два часа, поглощая вино. Как только в половине шестого вернулся Косгрейв, Костейн сразу же отправился с переводом письма к лорду Кестлри, так как дело было слишком срочным.
Лорд Кестлри, министр иностранных дел, был умным, щеголеватым и даже красивым джентльменом. Он внимательно выслушал Костейна, а потом сказал:
— Родни Рейнольдс? Он надежен как скала, мой мальчик. Здесь нет опасности. Я сам иногда обращаюсь к нему с поручениями.
— Но переводила его племянница, мисс Лайман.
— Мисс Лайман? Ох, дорогой, это было детское безрассудство. Порхающие язычки молодых леди весьма несдержанны. Но, с другой стороны, мисс Лайман больше не бывает в свете. Ее редко видят вне дома. И у нее есть опыт секретных поручений — она годами жила с отцом за границей. Дай ей понять, что секретность должна быть абсолютной.
— Разумеется, я это уже сделал.
— Но имей в виду, что у нее глупый, своевольный молодой братец. Нам бы не хотелось, чтобы он вмешивался в это дело. Ты можешь навестить ее и поговорить с ней, но не привлекая , его внимания. Не мне тебя учить, как убеждать девиц, — сказал он, и глаза его хитро блеснули. — А сейчас я должен показать письмо Ливерпулю. Дрожь берет при мысли, что, если бы не ты, мы могли не увидеть это до утра. С подобными вещами приходится мириться, когда имеешь дело со ставленниками Йорка.
— А нельзя ли обязать мистеров джонсов приносить свои записки прямо вам, сэр, — предложил Костейн.
— Их не следует допускать в здание парламента. Функция Генерального штаба — управлять такого рода поручениями и отсеивать зерна от плевел, мы ведь получаем в основном плевелы, как ты уже понял. Людям с огромным желанием необычного и богатым воображением повсюду мерещатся заговоры французов. Косгрейв скоро уйдет. Когда у нас будет подходящий человек…
Он внезапно переменил тему.
— Ну, ладно, Костейн. Я знал, что мы можем рассчитывать на вас. Продолжайте.
Он опустил записку во внутренний карман и вышел, направляясь к премьер-министру.
Было пять часов. Кетти не терпелось поскорее закрыть контору и сесть за чай. Если мистер Стейнем сейчас не придет, она так и сделает. Ей не терпелось разобраться в лавине новых впечатлений, нахлынувших на нее. Размышления о Большом зимнем бале уступили место мистеру Лавлу и шпионажу. Напоследок вторглись мысли о матери. Как объяснить ей предстоящий визит мистера Лавла? Он сказал, их семьи были знакомы. Единственная Лавл, которую Кетти удалось вспомнить, была модисткой, причем маме не особенно нравились ее шляпки. Дверь из холла приоткрылась, и в щель протиснулась прилизанная голова.
— Чай готов, — сказал Гордон. — Повар испек горячие лепешки. Достали малиновый джем.
— Я жду возвращения клиента, — откликнулась Кетти.
Дверь распахнулась пошире, и в комнату вошел элегантный, стройный юноша девятнадцати лет. Сэр Гордон унаследовал от отца высокий рост, но не мужественность. Он был похож на Кетти — те же каштановые волосы и карие глаза, но нос и челюсть массивнее. Единственный сын и наследник прославленного отца, красивый, не безнадежно глупый и невероятно избалованный матерью, Гордон полагал, что оказал миру честь, снизойдя до того, чтобы украсить его своим присутствием.
Он отправился в университет слепым щенком, а приехал домой уже умудренный опытом, но только мир, существующий в его воображении, не соответствовал реальному. Поначалу Гордон носил платок на шее и длинные волосы, подражая поэтам, но, решив посвятить себя дипломатической службе, завел подобающий галстук, уложил волосы на пробор и стал говорить с ораторскими нотками в голосе, какие, по его воспоминаниям, были в последние годы у отца. Но когда он был голоден, как сейчас, то забывал о напускном величии и вновь становился самим собой.
— Перестань, уже пять часов. Сколько ты собираешься ждать? Лайманам не пристало брать работу у простых людей.
— Это зов сердца, — ответила Кетти с извиняющейся улыбкой. Гордон страдал от неразделенной любви к мисс Элизабет Стэнфилд и мог счесть приемлемым это объяснение.
— Влюбленный мог бы быть поэнергичнее. Да черт с ним, слышишь? Лепешки остынут.
— Иди. Их прервал стук в дверь.
— А, вот и он. — Кетти отворила дверь и увидела бобровую шапку и шарф, намотанный так, что лица вошедшего было почти не видно. Кетти разглядела только пару прищуренных глаз, но она с первого взгляда поняла, что этот человек не мистер Стейнем. Посетитель через ее голову осмотрел кабинет, где находился Гордон, и прежде чем она успела вымолвить хоть слово, грубо оттолкнул ее в сторону и вошел. Пока она закрывала дверь, по ее спине пробежал холодок. Это был еще не страх; Кетти слишком рассердилась, чтобы испугаться. Но когда она обернулась и увидела черное дуло пистолета, нацеленного на нее, страх начал расти и захлестнул ее. Она с безмолвным ужасом смотрела на своего брата, который уставился на пистолет так, как если бы это было воплощение сатаны.
— Отдай письмо, которое Костейн оставил тебе, — грубо сказал мужчина. Кетти почувствовала, что он специально изменил голос и старался говорить хрипло и грозно, чтобы запугать ее.
— Я не знаю, о чем вы говорите, — ответила она дрожащим шепотом.
— Человек, который только что вышел, — сообщение из Германии, — нетерпеливо сказал незнакомец, поводя пистолетом.
Кетти почувствовала, что близка к обмороку. Она предвидела возможные последствия своего поступка, но не думала, что они будут столь опасны и последуют так стремительно. И ни разу в ее фантазиях не фигурировало оружие. Потом она вспомнила мистера Лавла, которого этот человек почему-то назвал Костейном. Итак, у нее появился шанс помочь ему. Налетчик скользнул взглядом по письму на ее столе, и она внезапно приняла решение.
Кетти взяла любовное письмо мистера Стейнема и свой перевод. Мужчина выхватил их у нее из рук и пробежал глазами сначала оригинал, потом перевод.
— Но ведь это любовное письмо, — воскликнул он.
— Именно его и оставил Костейн, — сказала она, невинно раскрыв глаза. — Вы же видите — оригинал на немецком.
Гордон слушал, и его первое оцепенение спало, мозг начал работать. Даже при самом беглом размышлении было совершенно ясно, что мужчина с оружием не обманутый муж, как он сначала подумал, иначе его бы не удивило любовное письмо. Их незваный гость скорее всего был шпионом.
— Должно быть, оно зашифровано, — сказал он не подумав и тут же пожалел о своих словах.
Налетчик с интересом посмотрел на него и, кажется, принял идею. Он сунул письмо в карман, продолжая держать молодых людей под прицелом.
— Быстро ложитесь на пол, — скомандовал он.
— Ни за что, — вскинулся Гордон.
— Делай, как он говорит, Горд и, — сказала Кетти и села на пол.
— Ложитесь лицом вниз, плечом к плечу, — продолжал командовать мужчина.
Они выполнили и это приказание.
— Ты, — сказал он Гордону, — сними свой галстук и свяжи ваши локти.
Гордон сел, не спуская глаз с пистолета, снял галстук и сделал, как было приказано, но узел завязал свободно.
— Ложись обратно, — сказал мужчина. Когда они распластались на полу, он на секунду отложил оружие в сторону, но в пределах досягаемости.
— Не пытайтесь сделать что-нибудь, — предупредил он с угрозой в голосе, потом снял перчатки и крепко затянул узел. У Гордона не было ни времени, ни, возможно, мужества, чтобы что-то предпринять. Мужчина взял пистолет и вышел за дверь.
Как только он удалился, брат и сестра сели и начали бороться с тугим узлом.
— Ей-Богу, шпион! — прохрипел Гордон, обрадованный тем, что внезапная опасность миновала. — Я не должен был заикаться о шифре, этот разряженный ханжа понятия о нем не имеет. — Так как узел не поддавался, он достал перочинный нож и разрезал галстук.
Едва они освободились, то сразу бросились к двери, но, конечно же, мужчина уже давно ушел.
— Он оставил следы. Я пойду за ним, — сказал Гордон и выскочил из дома в вечерние сумерки, пока Кетти сидела, задыхаясь и пытаясь понять, что же ей теперь делать. Скоро она решила, что прежде всего надо поставить в известность мистера Лавла.
Через минуту Гордон вернулся, его голова и плечи были запорошены снегом.
— Я потерял его на углу. Там миллион свежих следов. Можно подумать, что прошла армия. Им там и не пахнет.
— Скорее всего его ждал экипаж, — сказала Кетти.
— Будь я проклят! Мне представился шанс хоть немного отличиться, а я не только упустил этого болтуна, но и сказал ему о шифре.
Кетти выдержала бой со своей совестью и решила, что поделиться секретом мистера Лавла с братом будет меньшим из двух зол, потому что Лавла необходимо поставить в известность, а она и помыслить не могла о том, чтобы одной пойти в Уайтхолл и там отыскать его. Она расскажет Гордону самую малость, только чтобы заставить его помогать.
— Горди, это не то письмо, за которым он приходил, — сказала она.
— Эй! Что за чертовщину ты бормочешь? Оно же было на немецком.
— Это любовное письмо мистера Стейнема. Мужчина с пистолетом приходил за другим письмом.
— Что ты несешь? Какое письмо?
— Его забрал с собой человек, который просил меня перевести его. Должно быть, налетчик выследил мистера Лавла, ведь он ворвался спустя всего лишь пять минут после того, как мистер Лавл ушел.
— Умоляю тебя, кто такой мистер Лавл? Пока Кетти вкратце описывала визит, Гордон слушал и восхищался.
— Ты хоть понимаешь, что я мог пропустить это! — воскликнул он, когда она закончила. — Пока я убивал время на не правильные глаголы, нам нанес визит шпион. Благодарение Богу за это любовное письмо! В конце концов мне вовсе не следует считать себя предателем. Но ты отдаешь себе отчет, что сидишь здесь и рассказываешь мне, как переводила государственные секреты! Я не верю ни единому слову. Ты опять начиталась миссис Рэдклиф.
Он взглянул на диван у камина, где лежал раскрытый роман.
— Ты должен помочь мне, Горди, — Кетти произнесла это с таким спокойствием, что Гордон поверил ей. Кроме того, у нее никогда не было достаточно воображения, чтобы придумать подобную историю.
— Я должна сообщить мистеру Лавлу об этом человеке. Лавл понятия не имеет, что за ним следили. Его могут убить.
— Где же найти этого Лавла? — спросил Гордон.
— В Уайтхолле. Он работает в Генеральном штабе.
— Тогда он точно шпион! Здесь близко, надо просто завернуть за угол. Я буду там через две секунды.
— Да, мы должны идти. Мне кажется, я лучше разглядела этого мужчину. Он сутулился, но, я думаю, он высокий. Он был так закутан, что я ничего не увидела на его лице, кроме глаз. Они у него близко посажены и косят.
— Ничего подобного, это был низкорослый парень, и глаза у него на самом деле вовсе не так уж близко посажены. Они действительно косят, поэтому создается такое впечатление. Это я особо отметил. Кроме того, когда он связывал нас, я посмотрел на его руки. Я бы узнал эти безобразные пальцы где угодно.
— У него было кольцо?
— Нет, но у него такие же короткие плоские пальцы, как у нашего кузена Мариона, как будто их прищемило дверью.
— Ox! — Этот возглас прозвучал совсем не как ключ к разгадке тайны незнакомца. — Может быть, мистер Лавл его узнает. Собирайся скорей, нам надо спешить.
— Только не думай, что я позволю даме сопровождать меня, когда я иду с ответственным поручением! — воскликнул Гордон, возвращаясь к отцовской манере.
Позволить ей! Ведь именно она переводила письмо. Но эмоции были не в ее характере, и Кетти спокойно сказала:
— Ты не узнаешь мистера Лавла.
— В Уайтхолле меня быстро отведут к нему.
— Есть небольшие сомнения, что Лавл — настоящее имя. Человек с пистолетом называл его Костейном. Я должна пойти, чтобы узнать его, потому, что письмо имеет огромное стратегическое значение.
— В самом деле? — воскликнул Гордон. — А что в нем?
— Я обещала мистеру Лавлу, что ни одна душа не узнает.
— Проклятье, но мне-то ты можешь сказать. Я ведь не «одна душа», а твой брат.
— Я не могу сказать даже тебе, Гордон, но это дело такой жизненной важности, что может изменить ход войны.
Гордон нахмурился и хмыкнул, но на самом деле он настолько мало интересовался подробностями войны, что это его чрезвычайно мало затронуло.
— Пошли, в конце концов, если ты настаиваешь, можешь следовать по пятам.
— Да, но что мы скажем маме?
— Мы скажем ей, что работаем на короля и страну, и она едва ли скажет «нет».
— Она скажет «нет» мне, — возразила Кетти с неопровержимой логикой. — Кроме того, я не предполагала рассказывать кому-либо о письме. Я рассказала тебе только потому, что мне нужна твоя помощь. Ты скажешь маме, что я жду мистера Стейнема и принесешь мне чай сюда, в кабинет, потом возьмешь мою шляпку и мантилью и спустишься ко мне.
— Я скажу ей, что составлю тебе компанию. У нее есть Родни, чтобы услаждать ее уши, поэтому она вряд ли обратит на наше отсутствие особое внимание, — произнес Гордон и вышел.
Кетти подскочила и закрыла дверь, затем задернула синие бархатные шторы, чтобы укрыться от посторонних глаз. Она чувствовала волнение при мысли о том, что кто-то может заглядывать в окна. Так как у нее не осталось ни оригинала, ни перевода письма, она надеялась, что мистер Стейнем уже не придет. Она написала по памяти довольно приблизительный перевод. Мистер Стейнем сможет в ее отсутствие просмотреть его бесплатно.
Гордон вскоре появился с чайным подносом, он также нес ее шляпку и мантилью. Кетти оделась, и они вышли, оставив мистеру Стейнему записку, приколотую к двери булавкой.
— Благодаря этой истории я мог бы очень быстро стать лордом, — сказал Гордон, пока они шагали сквозь снег, не дожидаясь экипажа, так как расстояние было небольшим.
— Смею заметить, мисс Стэнфилд вряд ли свяжет свою жизнь с простым баронетом.
Гордон надел калоши, чтобы ноги оставались сухими, но не прошли они и ста ярдов, как вода просочилась в туфли Кетти, и у нее замерзли ступни. Ветер разметал ее волосы и шляпку и задувал под мантилью. Она ощутила легкий дискомфорт, но в следующую минуту представила мистера Лавла и решила пройти огонь и воду ради его расположения.
Желтый кирпич Уайтхолла в сумерках выглядел грязноватым, но множество светящихся окон поселили в них надежду, что мистер Лавл все еще там. Скоро над ними нависла башня Генерального штаба с часами. Они вошли беспрепятственно, хотя несколько пар бровей и приподнялись при виде молодой леди, вторгшейся в эту обитель мужественности.
— Я ищу мистера Лавла, — с деловым видом обратился Гордон к часовому. Гвардеец пробежал пальцем по списку.
— Здесь нет мистера Лавла, сэр. Может быть, вам нужно в Адмиралтейство?
— А нет ли здесь мистера Костейна? — спросила Кетти.
— Вы имеете в виду лорда Костейна, нового сотрудника лорда Косгрейва? Он здесь. Не так давно проскочил мимо меня, но скоро вернется. Второй этаж, третья дверь налево.
— Это, должно быть, он, — сказал Гордон. — Благодарю вас. — Как только они отошли за пределы слышимости, он добавил:
— Выскочил и скоро вернется — точно наш человек.
Кетти обратила внимание на другой момент:
— Гвардеец назвал его «лорд Костейн».
— Неважно. Это должен быть он.
— О, да. Я в этом уверена.
Они поднялись на второй этаж, повернули налево и отсчитали три двери. Третья дверь была приоткрыта, и из-под нее выбивалась полоска света. По мере того как они подходили ближе, их шаги все замедлялись. Кетти нервничала, но была сильно заинтригована.
Гордон обернулся к ней и сказал:
— А что, если это не он?
— Что ты имеешь в виду?
— А вдруг парень, который принес нам письмо, был иностранным агентом, выдававшим себя за Костейна, и ты отдала ему перевод секретной информации? Ты собираешься добровольно признаться в этом и отправиться в Тауэр
type="note" l:href="#note_2">[2]
.
— Это должен быть он, — сказала она скорее с надеждой, чем уверенно.
— Предоставь это мне. Если это не он, мы скажем, что нас не правильно направили, а искали мы мистера Костейна. Мы помчимся домой и спросим мнение дяди Родни. Он-то знает, что делать. Отведет нас к какому-нибудь вельможе, который не отправит нас в Тауэр, когда мы признаемся в том, что сделали. Большое безрассудство с твоей стороны, моя дорогая. Тебе надо было обратиться ко мне раньше.
Сердце Кетти подкатилось к горлу, когда Гордон слегка постучал в дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большой рождественский бал - Смит Джоан



Роман в целом понравился, хотя в начале и несколько нудноват. Его можно счатать не любовным, а детективным романом
Большой рождественский бал - Смит ДжоанТатьяна
21.04.2012, 13.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100