Читать онлайн Большой рождественский бал, автора - Смит Джоан, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большой рождественский бал - Смит Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большой рождественский бал - Смит Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большой рождественский бал - Смит Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Джоан

Большой рождественский бал

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 19

В доме на Хаф Мун-стрит в эту ночь царило необычайное смятение.
Прибывали загадочные экипажи без гербов и опознавательных знаков, и в дом входили джентльмены с низко надвинутыми на глаза шляпами, скрывающими лица. В конце концов из дома были вынесены два тяжелых предмета, накрытые покрывалами.
Первым прибыл Кестлри. Когда он ознакомился с основными фактами — Костейн не счел нужным информировать своего начальника, что Лайманы были где-то, кроме комнаты напротив холла, — то послал за бутылкой портвейна, чтобы разработать версию, которая сведет к минимуму спекуляции и скандал. Не кто иной, как Костейн, предложил идею, что Леонард начал трагическую семейную ссору, закончившуюся убийством и самоубийством.
— Именно так и сделаем, — сказал Кестлри с утомленной улыбкой. — Елена Леонард была вполне способна довести мужчину до убийства. Косгрейв, разумеется, не подозревал, чем она занималась, но это конец его карьеры. Он никогда не мог пройти мимо хорошенькой женщины. Когда я спросил его, была ли она его любовницей, он, конечно же, отрицал это. Мы не можем иметь подобных ухажеров на командных постах. Я предложу тихую отставку, чтобы сохранить его лицо. В прошлом он неплохо справлялся со службой. Не надо публично унижать парня, но я устрою ему звон колоколов за закрытой дверью. — Он бросил лукавый взгляд на Костейна. — И у меня сразу возникла проблема поиска замены Косгрейву.
— Я полагаю, что вы можете использовать прегрешения Косгрейва как дубину, чтобы сбить Йорка и его ставленников с верхушки и назначить своего человека, — сказал Костейн.
— В этом мы сходимся. Я бы предпочел более молодого джентльмена. Нет хуже дурака, чем старый дурак, который все сказал и сделал.
Костейн проигнорировал этот лукавый взгляд:
— Так как передача наследства Леонарда представлена, как следствие простого убийства, нам следовало бы известить Боу-стрит, — сказал он.
— Да, ради Бога. Мы позволим Таунсенду распорядиться перевозкой тел обычным путем. Я намекну, что он должен лично позаботиться о всех формальностях. — Кестлри повернулся и попросил прислать к нему старшего офицера с Боу-стрит.
Затем они обсудили способы перемещения других членов бригады, после чего приехал Таунсенд и имел с Кестлри короткую беседу. Таунсенд организовал и вывоз тел.
После того как он уехал, Костейн сказал:
— Еще замешаны мадемуазель Дютро, галантерейщица с улицы Бонд, и, возможно, модистка, мадам Маршан. Может быть, вам захочется последить за из магазинами в течение нескольких дней. Я думаю, что они только посредники.
— Я вижу, ты был очень занят! — сказал Кестлри одобрительно.
— У меня были помощники. Молодой Лайман здорово поработал за меня ногами. Отличный малый и не такой опрометчивый, как я боялся. Кстати, он интересовался местом в Генеральном штабе.
— Я поговорю с ним. Нам нужны молодые люди. — Кестлри отставил свой бокал и поднялся. — Я думаю, что на сегодняшний вечер все. Прекрасная работа, Костейн. Вы возвращаетесь на бал?
— Я еще побуду здесь, чтобы осмотреть дом. Бьюрек говорит, что в кабинете Леонарда есть кое-какие документы.
Кестлри повернулся к Бьюреку:
— Вы решили забрать их сегодня вечером обратно в Генеральный штаб? Такие вещи никогда не следует отправлять посылкой! — Он покачал головой.
Бьюрек ушел собирать документы, а Кестлри сказал Костейну:
— Загляни в мой кабинет завтра утром, мы обсудим смещение Косгрейва. Тебе нужна работа? Я знаю, что ты планировал вернуться в Испанию. Каждый с хорошим глазом и твердой рукой должен взяться за оружие.
— Есть нечто большее, чем это, милорд.
— Разумеется есть. Я не хочу принизить заслуги наших доблестных солдат. Но моя точка зрения, что ты был бы намного полезнее здесь. Подумай об этом, мой мальчик. — Он похлопал Костейна по плечу и вышел.
Бьюрек выскочил из кабинета и бросился за Кестлри, чтобы приукрасить свое собственное участие в вечере и намекнуть на увеличение жалованья. Как только он ушел, Костейн вошел в комнату на другой стороне холла. Кетти сидела при свете мерцающего канделябра, положив голову Гордона себе на колени. Она выглядела усталой и испуганной. Ему захотелось взять ее на руки. Он присел сбоку и просто погладил ее по плечу.
— С вами все в порядке? — спросил он. Она доверчиво улыбнулась:
— Спасибо, что прикрыли нас от этого, Костейн. Я полагаю, нам пришлось бы предстать перед судом и нажить массу других неприятностей, если бы Кестлри узнал, что мы были здесь. Он ушел?
— Только что, но Таунсенд еще вернется.
— Гордон сейчас придет в себя, но он очень смущен. Мне бы хотелось забрать его домой. Ему следовало бы лечь спать.
— Я попрошу своего конюха помочь усадить его в экипаж.
Пока они беседовали, снова появилась собака, нюхающая пол и тихонько поскуливающая. Гордон открыл глаза.
— О, Господи, только не эта проклятая дворняжка! — сказал он снова смежил веки.
— Должно быть, Май чувствует, что с ее хозяйкой случилось несчастье, — сказала Кетти, грустно глядя на собаку. — Бедное маленькое создание. Кто за ней присмотрит?
Собака подошла и села рядом с ней, уставившись снизу вверх влажными коричневыми глазами. Кетти взяла ее на руки и рассмотрела. Мы не можем оставить ее здесь одну.
— Она не одна, — сказал Костейн. — В доме есть слуги.
— Мне хотелось бы взять ее домой, но у мамы будет обморок.
— Я возьму ее, — сказал Костейн и сунул собаку за пазуху, где она благодарно затявкала. В экипаже она мирно устроилась у него в ногах. По дороге домой Гордон пришел в себя и упросил Костейна зайти, чтобы тот послушал его историю и рассказал, что случилось, пока он был без сознания. Джону Груму было поручено присматривать за собакой. Кетти предложила кофе и сэндвичи, и они набросились на еду, пока Костейн разъяснял ночное происшествие.
Это зрелище и предстало глазам леди Лайман, когда она вернулась с бала.
Когда она вошла, все трое выглядели, как провинившиеся грешники. Что здесь произошло?
— Я была уверена, Кетти, что ты уже в постели, — воскликнула леди Лайман. — Разве у тебя не было приступа мигрени на балу?
— Мне уже лучше, мама.
— Мы решили, что все случилось от голода, поэтому решили сделать сэндвичи и кофе, — сказал Гордон. — Не обращай на нас внимания, мама. Ты выглядишь очень утомленной.
— Я не привыкла к таким долгим балам. Ты и сам выглядишь утомленным, Гордон. Не засиживайся допоздна.
Гордон удивился, почему Костейн, проводив леди Лайман наверх, остался для разговора на целых пять минут. Со своей стороны, леди Лайман едва могла поверить в свое счастье. Приглашение в Норсландское аббатство со всей семьей на Рождество! Это означало не меньше, чем официальная помолвка. Нетактично с его стороны оставаться у них так поздно — уже половина третьего! Опять же странно, что Кетти здесь, если она уехала с бала, пожаловавшись на головную боль. Леди Лайман была совершенно уверена, что Гордон напился. Он выглядел неестественно бледным. Повязка на руке Костейна подтверждает, что он был в какой-то ссоре. Возможно, Костейн поссорился с Бьюреком из-за того, чтобы отвезти Кетти домой. Такой вспыльчивый муж мог бы прибрать Кетти к рукам, но он собирается вернуться в Испанию, так что все в порядке.
В гостиной Гордон сказал своей сестре:
— Костейн развлекает маму какой-то историей, чтобы завоевать ее расположение. — А когда Костейн вернулся в гостиную, он спросил:
— Вы рассказали Кестлри о моем участии во всем этом деле?
— Я не мог и подумать, что вы захотите, чтобы он узнал, как вас одурачил Леонард, — объяснил Костейн. — А если честно, он знал о вашем участии. Именно вы вывели нас на Дютро и Маршан. В течение нескольких дней мы возьмем и их, и соучастников.
— А как насчет Косгрейва? Он определенно ухаживал за миссис Леонард.
— Да, это так, но это единственное, что он делал. Разумеется, он будет смещен, но без предъявления обвинений. Елена использовала свое влияние на Косгрейва, чтобы получить для мужа пост в Генеральном штабе, — вы можете себе представить, для каких целей. Мы никогда не узнаем, как было на самом деле, но, мне кажется, она угрожала Харольду, что оставит его, если он не обеспечит ей жизнь, полную роскоши. А поскольку он не мог сделать это честно, то, несомненно, она предложила ему, как сделать это нечестно.
Гордон кивнул:
— Если бы я мельком увидел его обрубленные пальцы раньше, я бы решил эту проблему за минуту. Я думаю, вы были не правы, Костейн, удерживая меня вдали от конторы. Сразу, как только он протянул мне шерри, я понял, что это наш налетчик. О чем я сразу не подумал, так это о том, что он меня так хорошо запомнит.
— Миссис Леонард заметила, что вы следили за их домом, — сказал Костейн. — В следующий раз следует быть более осторожным.
— Этого больше не повторится. Я удивляюсь, с чего это она заспешила домой до того, как бал кончился.
— Ей принесли записку, в которой Леонард сообщал, что вы у него в доме без сознания, и спрашивал, что дальше делать. Мне кажется, она видела Бьюрека, Кетти и меня самого, ускользающих с бала, и решила, что ей лучше поехать домой и взять все в свои руки.
— Как же произошло, что вы никогда не подозревали Леонарда, Костейн? — спросила Кетти.
— Я думал, что он слишком застенчив, чтобы энергично взяться за такую дерзкую работу. Я уверен, что он ненавидел себя за это. Он был образцом добросовестности на работе, требуя от всех неукоснительного соблюдения правил. И все ради того, чтобы обнаружить в конце, что жена презирает его. — Он покачал головой и тихонько цокнул языком. — К счастью, он так и не узнал, что за ней ухаживает Косгрейв.
— Кстати, о моей работе в Генеральном штабе, Костейн, — сказал Гордон. — Вы в прошлый раз что-то упоминали. С уходом Леонарда потребуется замена. Что вы скажете, если я заручусь поддержкой Косгрейва? Надо узнать, знает ли его мама, и она замолвит за меня словечко.
Костейн скромно прочистил горло:
— Дело в том, что Кестлри предложил мне взять на себя обязанности Косгрейва.
Кетти не обратила внимания на восторженные восклицания Гордона. Она с улыбкой смотрела на Костейна.
— Тогда вы не вернетесь в Испанию? — спросила она.
— Он почти убежден, что я нужнее здесь.
— Только почти? — спросил Гордон в замешательстве. — Ну что же, можно славно повеселиться, Костейн. Вы, я и Бьюрек — что за компания!
— Дело нуждается в серьезном рассмотрении. Есть несколько пунктов, в которые нужно внести ясность прежде всего.
— От чего это зависит? — сразу же спросил Гордон.
Темные глаза Костейна повернулись к Кетти.
— От дамы, — сказал он. Юношеское лицо Гордона озарилось усмешкой:
— Вы неблагоразумны, прокладывая ваш курс в зависимости от прихотей леди. Смею сказать, мисс Стэнфилд так и не заметила моего исчезновения.
— С другой стороны, на балу ее очень плотно опекали кавалеры. Вы должны извиниться перед ней, когда встретите ее на Рождество в Норсланде.
— Что? Что за чертовщину вы сейчас сказали? Я не буду… Я говорю, вы приглашаете меня в Норсланд?
. — Ваша, матушка была так любезна, что приняла мое приглашение от имени нашей семьи. — Он посмотрел на Кетти, наблюдая, как румянец выступил на ее щеках и смущенная улыбка осветила глаза.
— Вы говорите, и мисс Стэнфилд поедет? — сказал Гордон.
Костейн бросил нетерпеливый взгляд на эту помеху в лице мальчишки.
— Скажите, я могу надеяться на несколько моментов уединения с вашей сестрой? — спросил он со значительным взглядом.
— Великий Боже! Не хотите ли вы сказать, что Кетти — это та леди, о которой вы говорили?
— Гордон, а не хотите ли вы сейчас написать мисс Стэнфилд прекрасную записку с извинениями, — предложил Костейн.
— Ей-Богу, это будет первая вещь, которую я сделаю завтра утром.
— Никогда не оставляйте на завтра то, что можно сделать сегодня, — торопил Костейн.
— Уже завтра. Я имею в виду, что уже больше двух. Записку вряд ли доставят в три часа утра.
— Вы пока напишите ее.
— Да, но…
Костейн поднялся и взял Гордона за плечо, чтобы вывести его из комнаты.
— Спокойной ночи, Гордон. Не забывайте, кто сейчас занимается наймом сотрудников в Генеральном штабе.
— Она не сказала «да», Костейн, — на этой заключительной реплике Гордон был окончательно выдворен из комнаты.
Костейн вернулся и присел рядом с Кетти на диван:
— Между собаками, братьями и мамами трудно найти моменты уединения.
— Вы будете ухаживать за собачкой? — спросила Кетти, хотя ее совсем не беспокоила эта проблема.
— Это также зависит от ответа леди, — сказал он, беря ее руку и поглаживая ее. — Я не занимаюсь взяточничеством, знаете ли. Очень плохая черта.
— Я думаю, что вы очень хороший.
— Хороший? Хороший! Боже мой, чем я заслужил такую вялую фразу?
— И смелый, — добавила она. Его рука обхватила ее плечи и притянула Кетти ближе:
— Это уже лучше. Умоляю, продолжайте.
— Ладно, вы барон.
— Так быстро иссякли, не так ли? Произнести титул мужчины — значит признать, что он не лучше, чем репка. Основная его часть зарыта в землю. Еще я заслуживаю доверия.
— Вам не следовало приносить то письмо ко мне для перевода.
— Давайте назовем это «независимый». Еще честный. — Он щелкнул по кудряшке, которая одиноко свисала на ее висок.
— Вы наврали об этом письме и убийстве-самоубийстве.
Он слегка потянул ее за кудряшку.
— Назовем это «изобретательный». То, что я нарушил свидание с Бьюреком, реабилитировать труднее.
— Пользуетесь удобным случаем? — предположила она, подсказывая.
— Чутко реагирующий на все ухаживания. Мое фактическое кумовство ради Гордона я назову преданностью семье. И от имени семьи… — он обнял ее.
Ее глаза стали широкими и яркими от предвкушения:
— Да, Костейн, — выдохнула она.
— Мне льстит ваше рвение, но я еще не спросил вас!
— В таком случае мы не можем приписывать вам чрезмерную поспешность.
Счастливая улыбка озарила его лицо. Когда он заговорил, его подшучивающий тон изменился и стал даже застенчивым.
— И отсутствие достаточной смелости в таких деликатных делах, как это, но, несмотря на мои недостатки, я очень люблю вас. Я буду вам хорошим мужем, Кетти, если вы выберете меня. Вы согласны?
Она мгновение смотрела на этого значительного, ослепительного лорда, не смея поверить, что он смог полюбить ее, но его сияющие глаза подтвердили недавнее признание.
— Да, согласна, — сказала она просто и была безжалостно притянута его руками для поцелуя, от которого у нее закружилась голова. Его руки гладили ее спину и двигались вниз, чтобы охватить корсаж, прижимая ее к груди, а его губы страстно отвердели.
Она поняла, что жизнь безвозвратно изменилась. Не будет больше переписывания черновиков в кабинете, ожидания случайного стука в дверь. Не будет больше чужой любви в готических романах и переводов чужих любовных писем. Не будет скучного Рождества с выслушиванием маминых воспоминаний о давно прошедших хороших временах. Теперь это был ее поворот к жизни. Большой рождественский бал в конце концов исполнил все волшебным образом, хотя Костейн и не сопровождал ее.
Она неохотно откинулась назад и посмотрела на него, бессмысленно улыбаясь:
— Подумать только, если бы вы не пришли ко мне с этим письмом, или если бы дядя Родни был на месте, или если бы не пришел мистер Леонард, заставив меня побежать к вам…
— Но я пришел, и дяди Родни не было, и мистер Леонард появился. Должно быть, это судьба.
В холле послышался звук шагов.
— Однако это не шаги судьбы. Больше похоже на Гордона. Вошел Гордон.
— Я вот что хочу сказать, Костейн, вы не посмотрите мою записку мисс Стэнфилд? Может быть, нам лучше пойти в кабинет? А ты, Кетти, сходи и расскажи маме новости. Она не сможет им поверить. Ох, мои поздравления, Костейн, и все такое прочее. По ее глупому виду я понял, что она согласилась. Теперь насчет письма, как вы думаете, «Моя дорогая мисс Стэнфилд», или просто «Дорогая мисс Стэнфилд», или…
Подвижные брови Костейна в раздражении поднялись, потом опустились на место.
— Я навещу вас завтра, Кетти. Моя преданность семье сейчас накладывает на меня другие обязанности. До завтра.
Он проводил ее до ступенек, коснулся легким поцелуем щеки и смотрел, как она поднимается, без конца останавливаясь, чтобы оглянуться.
Гордон взял его под локоть и увлек в кабинет:
— Вы знаете мисс Стэнфилд лучше, чем я. Как вы думаете, я должен извиниться или немножко подразнить ее за то, что она осталась с Эдисоном?
Последний раз оглянувшись через плечо, Костейн вздохнул и переключил свое внимание на записку в его руке.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Большой рождественский бал - Смит Джоан



Роман в целом понравился, хотя в начале и несколько нудноват. Его можно счатать не любовным, а детективным романом
Большой рождественский бал - Смит ДжоанТатьяна
21.04.2012, 13.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100