Читать онлайн Змей-искуситель, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Змей-искуситель - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Змей-искуситель - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Змей-искуситель - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Змей-искуситель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Барбара Уолтерс так и не позвонила, морские пехо-тинцы не ринулись топтать клумбы перед моим домом, а родственник-убийца Эдди по имени Николас Якобек даже не подумал о том, чтобы предупредить нас о своем визите. Признаться, мне было бы приятнее знать, в кото-ром часу на моем пороге появится президентский боец. В конце концов, этого требовала элементарная вежли-вость.
Разумеется, телефон разрывался от звонков. Звони-ли из Белого дома по поручению президента страны, звонили члены семьи Джекобе из Чикаго и орда родст-венников первой леди из Мэриленда. Все эти люди про-сили позвать к телефону Эдди, огорчались, когда Дэвис отказывался ее будить, и говорили, что я несу ответст-венность за ее благополучие.
— Во время сбора урожая у меня слишком много дел. И я пока еще ни разу не причинила неудобства ни одной президентской дочери! — наконец рявкнула я и доверила Мэри Мэй впредь самой отвечать на звонки.
Агент секретной службы США Люсиль, которая представилась полностью, как это было принято на Юге, — Люсиль Олсен, одна из двух дочерей семьи Олсен, фермеров из Миннеаполиса, штат Миннесо-та, — охраняла парадную дверь моего дома. Охраняла! Эдди Джекобе требовалось защищать от террористов, преследователей, похитителей и одному богу известно от кого еще. Судя по всему, и от романа со студентом из Гарварда тоже. Я оглядела мой дом с ощущением пол-ной беззащитности, словно земля могла подняться с клумб и, ринувшись в дом, снести входную дверь с мед-ным дверным молотком в виде яблока.
У ворот маялись агенты секретной службы. Логан, огромный, похожий на быка, но мягкий и уступчивый со своими, защищал въезд на мою ферму. Его «стетсон» лежал на крыше патрульной машины, а в руке Логан держал пирог с яблоками. У нас с ним были одинаковые рыжевато-каштановые волосы и зеленые глаза. У него было немного детское выражение лица, но крепкий ха-рактер и острый ум. Высокий симпатичный Макгиллен, как и я.
— Не хотите пирожка, ребята? — приветливо поин-тересовался он у агентов, но они не попались на эту удочку.
Нечего было беспокоиться о том, что Логан не усто-ит под давлением, хотя он оказался весьма уязвимым перед чарами Люсиль. Когда Логан зашел в дом, чтобы представиться, они начали ходить кругами, словно на-стороженные домашние кошки. Он поинтересовался калибром ее оружия и предложил пирог. Люсиль пока-чала головой, но не спускала с него глаз. Логан тоже разглядывал ее. Он понятия не имел, как флиртовать с вооруженными женщинами. Мой брат, одинокий домо-сед, никак не мог оправиться после потери своей юной любимой жены. Она умерла от рака всего через два года после свадьбы. Они познакомились, когда Логан слу-жил в армии в Германии. Теперь он буквально молился на свою пятилетнюю дочку. В этом мы все были похожи.
Девочка была шестой Хаш Макгиллен. Мы звали ее Бэби Хаш.
Бэби Хаш сидела в патрульной машине у ворот и делала вид, что раскрашивает картинки в книжке-раскрас-ке, но на самом деле она не спускала глаз с агентов.
— Доброе утро, Бэби, — поздоровалась я, наклонив-шись к открытому окну и пригладив ее темные волосы.
Она улыбнулась, подняла на меня глаза и позволила поцеловать себя в лоб.
— Привет, тетя Хаш.
— Я собираюсь отвести тебя в дом, чтобы ты попро-бовала новый кекс с яблоками и корицей, который Лори собирается включить в новый каталог. А потом ты по-смотришь фильм о Гарри Поттере или почитаешь книж-ку. Кстати, я заказала для тебя всю серию книг о девоч-ке-детективе. — Бэби Хаш была владелицей розовой де-вичьей спальни в моем доме. Я украсила ее специально для малышки — она жила у меня, когда Логан уезжал из города по делам. — И еще я могу поставить для тебя новую игру в компьютере, если захочешь.
Но это не сработало. Ее личико помрачнело.
— Тетя Хаш, я уже совсем взрослая, а ты со мной как с маленькой. Я должна остаться здесь и посмотреть, что происходит.
— Неужели это так интересно?
— Конечно. Люсиль выглядит как женщина-борец, и я думаю, что она может бросить папу на землю при помощи какого-нибудь приема.
— Дорогая, я подозреваю, что Люсиль справится даже с огромной гориллой, если понадобится.
Бэби Хаш вздохнула.
— Она наверняка сумеет побороть папочку. Когда они встретились, он только и мог, что смотреть на нее, открыв рот. — На личике Бэби Хаш появилось мечта-тельное выражение. — Как ты думаешь, у нее есть ма-ленькая девочка, с которой я могла бы поиграть? — Бэби так не хватало друзей и сестер.
— Не думаю, что она замужем и у нее есть дети, дорогая.
— Гм! — прокомментировал Логан.
Я отошла подальше от машины, так чтобы Бэби меня не слышала, и поинтересовалась:
— Как дела?
— Работники уже собрались и ждут тебя у ворот. Что будем делать, сестричка?
Я протянула ему коробку с пирогами.
— Впусти их во двор и накорми. Скажи им, что я встречусь с ними у главного амбара — у меня есть для них сообщение. Правду я им, разумеется, не скажу. Не сейчас. Сегодня мы откроем ферму как всегда, словно ничего не произошло.
— Есть одна проблема. — Логан кивком указал на агентов, стоически топтавшихся на другой стороне до-роги. — Эти ребята сказали мне, что мы не можем от-крыть ворота. Они просто-напросто не позволят нам это сделать.
У меня кровь застыла в жилах.
— Ты шутишь?
— Приказ Люсиль.
Логан поставил поднос с пирогами на столб ворот. Агенты потянули носами воздух, пропитанный запахом только что испеченных пирогов, но не двинулись с места.
— Крутые ребята, — сухо прокомментировал мой брат. — Сестричка, они пока ведут себя прилично. Но скоро они нас сметут. — Логан замялся и мрачно по-смотрел на меня. — Впрочем, меня не это беспокоит. Мне не нравится, что посторонние начнут совать нос в наши дела.
— Если мы не откроем ворота сегодня, завтра весь округ будет знать, что у нас что-то случилось. Будет много разговоров и вопросов.
В этом-то все и дело! Мне казалось, что сердце бьется у меня в горле. Наконец я решилась.
— Вернусь через десять минут, — пообещала я. — И приведу Люсиль.
— Откройте ворота! — приказала я.
— Нет, миссис Тэкери, я не могу.
Люсиль встала между нами и воротами и отказыва-лась сдвинуться с места. Логан держал в руке ключ от замка.
— Да ладно, Люси, — сказал он, улыбнувшись.
Его голос прозвучал так мягко, что заставил бы рас-таять даже айсберг. Утреннее солнце играло на крыше его машины. Бэби Хаш во все глаза смотрела на нас. Агенты двинулись было в нашу сторону, но мы с Логаном мрачно посмотрели на них, и они остановились. Тогда Логан снова нежно взглянул на Люсиль.
— Агент Олсен, вы представляете собой чертовски привлекательную баррикаду, но все-таки отойдите в сторону.
Люсиль проигнорировала его слова и повернулась ко мне.
— Неужели вы не понимаете, что нельзя допустить толпу народа туда, где находится член президентской семьи? Толпа непредсказуема, она не поддается кон-тролю. Я не могу позволить открыть ворота, пока не по-говорю с моим начальством и родителями Эдди. Я уже сообщила им о сложившейся ситуации. Нам необходи-мо дождаться, пока они свяжутся с нами.
— Эдди спит глубоким сном в моем доме, это абсо-лютно безопасно. Никто, кроме нас, не знает, что она там. И никто посторонний об этом не узнает.
— Эта проблема будет скоро решена. Отложите от-крытие хотя бы до второй половины дня.
— Это невозможно.
— Тогда я не сойду с места.
Логан вздохнул.
— Я не уверен, что имею полномочия арестовать вас, агент Олсен, но я надеюсь, что вы не подадите жалобу, если я начну вас щекотать.
— Если вы это сделаете, то ваш значок окажется со-всем не на подобающем месте, шериф!
На Логана эти слова определенно произвели впечат-ление. Я хотела было вмешаться, но в этот момент за-звонил сотовый телефон у меня на поясе. Я поднесла его к уху.
— «Ферма Хаш».
— Звонок из Белого дома, — сообщил женский го-лос. — С вами будет говорить первая леди. Пожалуйста, подождите.
Я прижала телефон покрепче к уху, не успев поду-мать, кто, зачем, почему. Никаких нервов. Торнадо на-стиг нас.
— Твое желание исполнилось, Люсиль. Это Эдвина. «Держи себя в руках», — одними губами попросил Логан, а Люсиль сразу напряглась.
— Пожалуйста, не называйте ее так, миссис Тэкери. Это всего лишь совет, но вам лучше его послушаться. Всегда обращайтесь к ней «миссис Джекобе» или «мэм».
Я не успела сказать, что тогда и она должна так же обращаться ко мне. Звонкий, женский голос — аристо-кратичный, с акцентом Восточного побережья — хлы-нул мне в ухо.
— С кем я говорю? — требовательно поинтересова-лась Эдвина.
— Это Хаш Макгиллен Тэкери.
— Саш, говорит Эдвина Хэбершем Джекобс. Я звоню из Англии, поэтому слушайте меня внимательно. Осталось всего пять минут до моего выступления перед пар-ламентом…
— Что ж, тогда говорите быстрее.
Молчание. Я сразу же дала понять, что на ее добрую волю мне наплевать.
— Хорошо, Саш.
— Хаш.
— Что вы сказали?.. Ладно, черт с ней.
— С вашей дочерью все в порядке. Даю вам слово.
— Надеюсь на это. Секретная служба уверила меня, что она в безопасности, но это не благодаря вам и ваше-му сыну.
— Подождите-ка…
— Насколько я поняла, вы отказались с ними со-трудничать.
— Учитывая все обстоятельства, я проявила самые высокие гражданские качества!
Я услышала шуршание бумаги.
— Насколько я понимаю, у вас небольшой семей-ный бизнес? Какая-то ферма?
У меня перехватило дыхание.
— Вы… собрали обо мне сведения?
Она не обратила на мои слова никакого внимания.
— Я хочу, чтобы вы меня выслушали. Я понимаю, случившееся кажется очень странным вам и вашим род-ственникам с фермы. И я первая готова признать, что моя дочь обязана перед вами извиниться за то, что втя-нула вашего сына Юэлла…
— Дэвиса, — машинально поправила я. — Его зовут Юэлл Дэвис, но мы называем его Дэвис. Так вы собра-ли сведения обо мне…
Голос первой леди зазвучал резко:
— Миссис Тэкери, вне всякого сомнения, ваш Дэвис замечательный молодой человек. Но он напрасно воз-лагает надежды на то, что, впутавшись в жизнь моей до-чери…
— Вот оно что! Давайте вернемся немного назад. Вы шпионили за моим сыном, а теперь шпионите за мной. Верно я вас поняла? И вы еще имеете наглость критико-вать нас?
— Миссис Тэкери, я не намерена обсуждать с вами мои личные проблемы. Но позвольте мне сказать вам, что я имею полное право собирать информацию о не-знакомых мне людях, которые окружают моего ребенка. Надеюсь, вы способны понять, каково ее положение в обществе. Моя дочь — разумная и ответственная моло-дая женщина, но она находится под большим давлени-ем, поэтому ее очень легко эксплуатировать.
Моя кровь закипела от гнева и страха. Я словно вхо-дила босиком в темный пруд, зная заранее, что ядови-тая змея может укусить меня в любую минуту.
— Итак, вы решили, что мой сын — этакий деревен-ский Ромео, который изо всех сил лезет наверх и поэ-тому уговорил вашу дочь сбежать с ним вместе из кол-леджа?
— Нет, что вы! — Эдвина несколько смутилась. — Я только говорю, что продолжение этого летнего рома-на следует отложить…
— Вас просто бесит, что дочь ничего вам не расска-зала! Я тоже ничего не знала об этом романе, но я хотя бы не шпионила за сыном, чтобы все выяснить!
— Я не шпионила за дочерью и тем более не шпио-нила, как вы выразились, за вами. О вас я выяснила лишь то, что известно всем. А что касается моей доче-ри… Надеюсь, вы понимаете, что положение нашей семьи накладывает на каждого из нас определенные обязательства. Целая команда профессионалов отсле-живает каждый шаг моей дочери. Ради ее же блага. Ее теперешнее поведение — это всего лишь досадное от-клонение, и я стараюсь защитить ее всеми возможными способами.
— Несколько поздно, если учесть, что она добралась с Восточного побережья до моей Долины. В данный мо-мент она вместе с моим сыном отклоняется в моем доме.
— Саш, у вас, судя по всему, было трудное утро. Я уве-рена, что обычно вы ведете спокойную тихую жизнь, и я обещаю вам, что и президент, и я поможем вам и ваше-му сыну как можно быстрее вернуться к привычному распорядку.
— Замечательно, миссис Джекобс. Раз вы проявляе-те такую снисходительность ко мне и моему распоряд-ку, то я передаю трубку агенту Олсен. Люсиль. Мы уже успели полюбить ее. Так что я передам ей трубку, а вы соблаговолите приказать ей открыть ворота моей фермы, чтобы мы могли наконец начать собирать урожай. Ведь вы и президент продолжаете заниматься государствен-ными делами, несмотря ни на что, и я тоже хотела бы заняться моими. Как только мы откроем ворота, я смогу долго и с удовольствием поговорить с вами о наших детях. Договорились? Просто прикажите Люсиль от-крыть ворота.
И снова молчание. Но я услышала ее дыхание.
— Саш, — медленно произнесла она. — Если бы я захотела, то всю вашу землю прямо сейчас обнесли бы высокой стеной и выставили кордон из полиции и воен-ных, словно это ядерный объект. Но вместо этого я делаю все, чтобы ваша жизнь не была нарушена и мы могли оставить этот эпизод позади. Никто не должен узнать об этой эскападе. Вы согласны, Саш?
Я с шумом выдохнула воздух.
— Эдвина, — громко и отчетливо произнесла я, — либо вы прикажете Люсиль открыть ворота, либо я не-медленно звоню в Си-эн-эн.
Люсиль сморщилась и замахала на меня руками. «Миссис Джекобс! — одними губами подсказала она мне. — Не Эдвина. Никаких имен. Это протокол».
— Успокойтесь, Саш, незачем вмешивать СМИ…
— Эдвина, скажите об этом Люсиль. — Я протянула ей трубку. — Эдвина хочет поговорить с вами.
Агент секретной службы переводила глаза с меня на телефон с таким видом, будто аппарат находился под напряжением. Наконец она взяла его и поднесла к уху.
— Миссис Джекобс? С точки зрения миссис Тэкери, все сводится к ее воротам. Мне очень жаль… — Ее голос оборвался. Она замолчала, и я смогла услышать жужжа-ние голоса Эдвины Джекобс. Люсиль кивнула, прикры-ла микрофон рукой и обратилась ко мне: — Если я от-крою ворота, вы позволите мне расставить моих людей вокруг вашего дома, пока Эдди не уедет отсюда?
— Да. —Я была готова на все, только бы разрешить эту ситуацию.
Люсиль снова заговорила с Эдвиной:
— Мы обо всем договорились. Я согласую это с моим начальством, мэм. Да, мэм. Конечно, мэм. —Люсиль вернула мне телефон: — Миссис Джекобс хочет погово-рить с вами, миссис Тэкери.
Я поднесла телефон к уху:
— Эдвина, огромное вам спасибо. Мне бы очень не хотелось, чтобы ваша дочь и мой сын стали предметом сплетен. Так что вам не о чем волноваться.
— Мне наплевать на ваши намерения. Я забираю свою дочь. — Голосом Эдвины Джекобс можно было ре-зать скалы. — И запомните: если из-за вас хотя бы одно слово просочится в прессу, если Эдди будет причинен хоть какой-нибудь вред, если с ее головы упадет хотя бы один волосок, я лично прослежу за тем, чтобы официальные органы не оставили камня на камне и от вашего бизнеса, и от вашей семьи. Другими словами, я уделаю вашу жизнь, жизнь вашего излишне амбициозного сынка и всего вашего клана сборщиков яблок! Ставлю вас в известность, что президент и я уже направили к вам че-ловека, чтобы он вернул Эдди домой. — Она уже крича-ла. — Это доверенный член нашей семьи! Он будет у вас через несколько часов! Вам лучше не попадаться ему под руку и выказать ему больше уважения, чем вы выка-зали мне!
— Присылайте его. Буду рада познакомиться. А вы не суйте нос в мой бизнес, мою жизнь и жизнь моего сына. Иначе я приеду в Вашингтон и надеру вам задницу!
Молчание. Мы обе вдруг осознали, что делаем. Пер-вая леди США и первая леди округа Чочино в своем самом первом разговоре опустились до уровня базарных торговок.
— Всего наилучшего, — быстро сказала я.
— Прощайте, — не сдалась Эдвина.
Я сунула телефон обратно в чехол на поясе. Мы с Логаном посмотрели друг на друга.
— Мне очень жаль, — пробормотала я.
— Тебя могли бы арестовать за то, что ты ей нагово-рила, сестренка.
Люсиль печально кивнула:
— Миссис Тэкери, это федеральное преступление — угрожать первой леди. — Она помолчала. — Если бы я слышала ваши слова, я обязана была бы прореагиро-вать.
— Спасибо. А теперь открывайте ворота. — Я поте-ряла весь свой задор. Ничего другого нам не оставалось.
Я смотрела, как Люсиль отходит в сторону, и Логан открывает наши высокие, красивые, совершенно беспо-лезные ворота. Мы широко распахнули их. Почти мгновенно агенты оказались рядом с машинами и заняли свои места. Они въехали на мою землю, словно не со-мневались, что их не остановят. Я прижала руку к живо-ту. Меня снова тошнило.
Мир не просто явился к моему порогу — он быстро заполнял мой дом, пуская корни в моей жизни и в жизни моего сына. И все-таки я должна была собрать урожай, который вырастила, как это приходится делать всем нам, рано или поздно.
Начался сезон сбора яблок.
Мне оставалось только встречать свою судьбу — и убийцу, посланного Эдвиной.
Полковник Ник Якобек. Не слишком плохая карье-ра: начал в двадцать с небольшим и закончил в тот мо-мент, когда дядя баллотировался в президенты страны. Держаться приходилось еще более незаметно, чем я на-учился за почти два десятилетия «особых операций» в других странах. А когда дядя Ал сел в кресло в Белом доме, мне пришлось вообще практически исчезнуть со сцены. Я получил весьма скромное пенсионное обеспе-чение. Известность и тайна не лучшим образом сочета-ются друг с другом. Но я научился справляться с этим.
Я был родственником президента, о котором обо-жали говорить его политические противники. Хейвуд Кенни с завидной регулярностью вспоминал о проис-шествии в Чикаго и о моей карьере в армии. Он награ-дил меня прозвищем, по которому меня легко узнавали его читатели и слушатели национального радиошоу. Бе-шеный пес Якобек. Это я. Живое доказательство того, что взгляды Ала на любой предмет, включая армию, пре-ступность, наркотики, секс, семейные ценности, вос-питание детей и международные отношения (можете выбрать по своему вкусу), могли быть проанализированы сквозь призму малоприятного семейного багажа. Этим багажом был я.
Не помогало даже то, что никто из окружения Ала никогда не приглашал меня сниматься вместе с его се-мьей во время избирательной кампании, инаугурации и прочих событий его президентства. Не подумайте ниче-го дурного: и Ал, и Эдвина не раз искренне просили меня сняться вместе с ними. Но я знал свое место, я по-нимал, что могу повредить их имиджу в глазах общест-венности. Они вели свою борьбу, а я вел свою.
Некоторые из врагов Ала периодически утверждали, что я погиб. Но только не Кенни. Для него я был куда большей ценностью живьем, но остальные уверяли, что я покинул грешную землю. Впрочем, здесь были вари-анты: некоторые говорили, что я пропал без вести во время одной из нелегальных операций в Никарагуа, Бос-нии, Ираке (делайте ваш выбор), и тогда Ал приказал найти меня во что бы то ни стало. За дело взялись (де-лайте ваш выбор) армия, ЦРУ, ФБР или люди в черном, которые на самом деле управляют этой страной.
«Разыскивается живым или мертвым. Предъявите доказательства в любом случае».
Истина состояла в том, что после ухода из армии я так много переезжал с места на место, что иногда и сам не мог сразу сообразить, где живу и куда направляюсь. И все-таки, отсчитывая перевороты, путчи, отступле-ния, я старался не забыть, каким я был до того, как пер-вый раз убил человека — тогда, в Чикаго. Это был пер-вый раз. Ключевые слова.
Вы платили налоги, но не подозревали о том, что оплачиваете мой труд. Почти двадцать лет я учил наших друзей в разных странах, как убивать собственных со-граждан. Я прикрывал их, когда они это делали, а иногда, когда требовалось, убивал их врагов в одном строю с ними. Повстанческие отряды, гражданские войны, секретные военные операции… Политики много болтали о «грязной работе», но я не думал об этом. Я делал свое дело. Я многих спас, но во сне ко мне приходили те, кого я спасти не смог. Старуха в крови на обочине доро-ги в Сараево. Маленький мертвый мальчик в пустыне с оторванными ногами. Нищая семья, тащившая скуд-ные пожитки на плечах в Афганистане. К тому времени, как я вышел в отставку, у меня не было ничего, кроме воспоминаний, и я не знал, где мое место.
Так что, вероятно, мне некуда было идти.
Я привык к тому, что нужен людям, но не нравлюсь им, пусть это и не имело большого значения. Меня не любили не потому, что кому-то казался несимпатич-ным звук моего голоса или мой вид во сне. Просто я ни-когда не становился центром чьей-нибудь жизни. Думаю, я даже не знал, что это такое. Иногда мне казалось, что я еще способен обрести себя. Но чуда не происходило.
А потом мне позвонил старина Билл Снайдерман. В то время я был в Техасе, учил приемам рукопашного боя офицеров из одной южноамериканской страны, ко-торую называть не буду. Это были хорошие деньги для отставника. Всего-то и требовалось — научить людей убивать. И тут этот телефонный звонок.
— Мне неприятно это говорить, но ты нужен прези-денту и первой леди, — объявил Билл. — Эдди попала в переделку.
— Еду, — ответил я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Змей-искуситель - Смит Дебора



супер
Змей-искуситель - Смит Деборавиктория
7.08.2011, 14.07





prosto super)
Змей-искуситель - Смит Дебораnemochka
5.05.2012, 20.27





Я не очень люблю книги написанные от первого лица.Но сюжет интересен.
Змей-искуситель - Смит ДебораМари
25.10.2012, 15.57





БРЕД!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораНИКА*
29.12.2012, 23.23





очень интересно-как в жизни-любовь никогда не бывает простой
Змей-искуситель - Смит ДебораТанита
6.10.2013, 21.47





ОТЛИЧНО!!! Просто действительно интересно!!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораНаталка.
5.01.2014, 18.41





СОГЛАСНА СО МНОГИМИ, КЛАССНЫЙ РОМАН!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораВАЛЕНТИНА
6.01.2014, 14.53





Понравился
Змей-искуситель - Смит Деборавера2
20.11.2014, 20.54





Агитационный плакат, а не роман
Змей-искуситель - Смит ДебораТатьяна
6.12.2015, 6.59





Очень милый, теплый и трогательный семейный роман!
Змей-искуситель - Смит ДебораДекоратор и мама
5.02.2016, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100