Читать онлайн Змей-искуситель, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Змей-искуситель - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Змей-искуситель - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Змей-искуситель - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Змей-искуситель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Один час сна, десять чашек кофе, упаковка мобилизующих травяных таблеток, двойная доза таблеток от артрита, чтобы не болело плечо, кусок холодного яблочного пирога и долгое стояние под душем. Со слезами. Зато теперь новоиспеченная свекровь была готова изображать неземное счастье. Якобек мудро держался в стороне.
— Спасибо, что вы встретились с моими родителями, — негромко поблагодарила Эдди. — Ники сказал, что все прошло нормально.
— Мы договорились поддерживать ваше решение. Эдди вздохнула. Дэвис нахмурился.
— Мы не ожидали, что все будут прыгать от радости, но немного энтузиазма не помешало бы. Я уже говорил тебе: если ты хочешь, чтобы мы уехали…
— Нет. Это твой дом. Вы можете остаться здесь. И больше никаких разговоров на эту тему.
Я вышла на улицу. Эдди и Дэвис вышли следом. Я бросала хлебные шарики рыбам в небольшом пруду под деревьями на заднем дворе, а они стояли рядом, неловко переминаясь с ноги на ногу. Они пытались быть милыми со мной, бродя за мной по пятам и говоря то, что считали правильным.
Восходящее солнце бросило красивые тени на Долину, зажгло воду. Дэви когдато выкопал этот пруд для меня, это был подарок на день рождения. Он же подарил мне двух первых золотистобелых комет. Рыбы благодаря моей заботе выросли до фута в длину и регулярно приносили потомство, которое я продавала. «Жадная ты, матьприрода, — заметил Дэви, когда я впервые продала мальков. — Ты не можешь позволить ни единой душе на этой планете существовать просто так, для удовольствия. Все должно либо приносить доход, либо быть поводом для гордости. Если бы ты знала, как получить от этого прибыль, ты бы нарожала мне кучу детишек».
— Мать! — окликнул меня Дэвис. — Ты в порядке? Привычная боль стрельнула в руку. Вспомнив о Дэви, я вздрогнула и выронила пакетик с хлебными шариками. Дэвис поднял его.
— У тебя плечо болит?
— Немного, как обычно. Он повернулся к Эдди:
— Незадолго до гибели папы мама пошла с ним охотиться на оленя. Она поскользнулась и упала. Папа нес ее две мили до грузовика, в больнице не отходил от нее ни на шаг, днем и ночью сидел рядом с ней дома. Мама говорит, что никогда не забудет то время, которое они провели вместе, и то, как папа заботился о ней.
Эдди переводила с него на меня заблестевшие от слез глаза.
— Какие замечательные воспоминания остались у вас об отце Дэвиса! Нам с ним так хочется, чтобы и у нас были такие же отношения…
Как бы мне хотелось, чтобы эта история об охоте была правдой! Я уперлась руками в бока и сделала несколько глубоких вдохов.
— Давайтека проясним коечто прямо сейчас. Вы двое собираетесь вернуться в Гарвард после рождения ребенка или нет?
Дэвис промолчал. Эдди печально улыбнулась.
— Мы больше этого не хотим. Оба.
У меня перехватило дыхание, перед глазами заплясали огоньки. Я снова выронила рыбий корм и опустилась на скамейку. На этот раз Дэвис не удосужился поднять пакетик. Он сел рядом со мной.
— Мы просим тебя дать нам работу здесь, на ферме. Работу и дом для нас и нашего ребенка. Мы хотим помочь тебе развивать семейный бизнес. Ты всегда говорила, что когданибудь этот бизнес будет моим, если я захочу. Так вот, я хочу. Позволь мне начать работать в этом направлении.
— У нас так много идей! — радостно заговорила Эдди. — Так много проектов, планов, задумок… Я хочу познакомиться с настоящими людьми, миссис Тэкери. Я хочу стать известной в общине, где меня будут ценить за мои собственные заслуги и тяжелый труд, а не за славу и политическую власть моих родителей. Прошу вас, не огорчайтесь изза того, что мы не хотим возвращаться в Гарвард. Обучение в университете не может заменить жизненный опыт.
Я чуть не подавилась. Как бы мне хотелось иметь их возможности — оказаться молодой в современном мире. Никого не надо кормить, не надо собирать яблоки, никакой ответственности — только флирт с молодым солдатом Якобеком… Таак, а эта мысль откуда взялась? Я любила Долину, но я смогла бы полюбить и Гарвард тоже. И Якобека.
— Мать! — снова окликнул меня Дэвис. — Ты в порядке?
Я покачала головой.
— Если хочешь отдать должное наследию своих предков, отправляйся в большой мир, учись, займи высокое положение, и однажды ты сможешь вернуться домой и впредь заботиться об этой земле до конца своих дней. Дэвис, ты не можешь отказаться от всего ради того, чтобы осесть на земле сейчас.
— Мне не нужен университетский диплом, чтобы успешно управлять нашей фермой, мать. Ты сама прекрасный пример этому. — Он помолчал. — Но главное другое. Мы просим твоего благословения.
— Вам придется его заработать.
— Значит, мы заработаем.
«И, возможно, мне тоже придется заново зарабатывать их благословение», — подумала я.
Эдди поговорила с матерью и отцом по телефону.
— Да, мама, я верю тебе, когда ты говоришь, что счастлива за меня. Нет, папа, навещать меня не нужно. Да, я верю, что вы хотите этого, но за вами приедет толпа репортеров и силы безопасности, так что вы сорвете сбор урожая. Со мной все в порядке. Не беспокойтесь. Я тоже вас люблю. Я рада, что мы с вами пришли к соглашению.
Закончив разговор, она отложила телефон в сторону и расплакалась.
— Наверное, я слабый человек, но мне так хотелось бы, чтобы отец повел меня к алтарю! — простонала она.
Дэвис кудахтал над ней, пытаясь успокоить, и говорил всю ту чепуху, которую обычно произносят мужья. Но это не помогло. Мы с Якобеком хмуро переглянулись, и я вывела его за собой на веранду.
— Возможно, я только напрасно потрачу время, но я просто обязана наладить какоето более или менее размеренное существование. Не только ради них, но и ради меня самой. Я найду им обоим работу. Они этого хотят, но получат не совсем то, чего ожидают. Во всяком случае, ничего привлекательного. Эдди я отправлю в кондитерский цех в Амбарах. Ее там никто из посторонних не увидит, а работа там нетяжелая. Во всяком случае, физически. Просто скучная. Ты не возражаешь?
— Я только за. Скучная работа — это безопасная работа. А как насчет меня? Как мне отработать свое содержание здесь?
На долю секунды мой взгляд выдал меня: я оглядела его с ног до головы, что вполне по заслугам могло быть воспринято неоднозначно. К тому моменту, когда я спохватилась, он ответил мне тем же. К счастью, в его глазах было достаточно юмора, чтобы я сумела с легкостью найти выход из ситуации.
— Это работа почасовая или понедельная? — поинтересовался он.
Я надменно изогнула бровь.
— Это место, полковник, вакантно только в вашем воображении.
— Я говорю серьезно.
Мы оба сделали вид, что ничего не произошло. Отлично.
— Ты хочешь работать, Джейкоб? Я дам тебе работу. Внесу твою фамилию в платежную ведомость. Мелкие поручения, отгрузка, упаковка, отправка яблок. Этим занимается Дедуля, так что тебе останется только делать то, что он тебе скажет. Ты готов подчиняться неразумному старику с плохим характером?
— У меня большой опыт. Я служил в армии. Считайте, что я принят, миссис Тэкери.
Я собрала родственников и служащих в сортировочном цехе. Рядом со мной стояли Дэвис, Эдди, Мэри Мэй, Логан и Якобек. Больше сорока человек собрались между лентами конвейера, высокими полками и стальными направляющими, по которым свежесобранные яблоки отправлялись в пластиковые пакеты, небольшие коробки и красиво оформленные корзины, которые потом заворачивали в фирменный красный целлофан, завязывали красный бант, и в таком виде они поступали в продажу. Из кондитерского цеха за стеной через вентиляцию доносились запахи свежевыпеченных пирогов с яблоками. Сосновый аромат от опилок поднимался с пола. Жизнь была хороша и благоуханна — во всяком случае, в моих яблочных амбарах.
— У меня для вас потрясающая новость, — солгала я целой толпе.
Изпод фирменных красных бейсболок и специальных шапочек на меня смотрели молодые и старые лица.
Это были дорогие мне люди, верные, зарабатывающие на хлеб тяжелым трудом. Они переводили взгляд с меня на мрачного Якобека, потом на храбро улыбающуюся Эдди и на сурового Дэвиса, который держал ее за руку. Я сразу выпалила все, что хотела:
— Познакомьтесь с Эдди Джекобе Тэкери. Да, вы все правильно услышали. Эдди и Дэвис поженились. Они останутся здесь на время сбора урожая и будут работать вместе с нами. И есть еще одна хорошая новость. Как вы все знаете, я скоро стану бабушкой.
Люди неуверенно захлопали, а взгляды с молодоженов переместились на Якобека и меня. Дэвис плотно сжал губы, раздосадованный не слишком восторженной реакцией своей родни. На скулах его вздулись желваки.
— Мы приехали сюда, чтобы стать частью семьи и общины, чтобы принять наследство, которое создали мои родители с вашей помощью. Я верю, что вы полюбите Эдди и примете ее. Она хочет, чтобы к ней относились так же, как и ко всем остальным. Я надеюсь… Нет, я уверен, что вы встретите ее дружелюбно и с уважением.
Мой сын рассказал им, почему оставил Гарвард и с какой радостью будет помогать мне вести дела. После этих слов его младшие кузены, всегда восхищавшиеся им и тем, что он выбрался в большой мир, покачали головами. Некоторые из пожилых женщин вытерли слезы разочарования, другие с такой неприязнью смотрели на Эдди, словно в этой высокой худенькой девушке воплотилось само искушение. И это дочь проклятого либерала Джекобса! Мужчины с неодобрением покосились на Якобека. Он избил Дэвиса и отогнал от меня ос. Племенной инстинкт заставил моих родственников ощетиниться. Чужак вошел в королевство, бросил на землю принца и пытается соблазнить вдовствующую королеву. «Гамлет» на манер Долины!
Я знала, что должна сделать, и неважно, хотелось мне этого или нет. Семейная гармония требует иногда сжать зубы и терпеть не хуже политической кампании. Я подошла к Эдди и церемонно обняла ее, давая понять нашим родственникам, что я ее приняла. Она вскрикнула от удивления, потом обняла меня в ответ и потерянно прошептала мне на ухо:
— Спасибо. Я вас не подведу.
— За тобой ответная любезность. Представь всем твоего родственника Якобека и распиши его присутствующим в самых розовых красках, иначе ему не поздоровится, — шепнула я в ответ.
Эдди с удивлением воззрилась на меня, потом повернулась к аудитории и откашлялась.
— Вы все для меня — воплощение легенды. Дэвис рассказал мне все о своей семье и об этой удивительной Долине. Я знаю о его любви к этой земле, к матери и отцу, а также к этому бизнесу, который его родители создали вместе. Я выросла среди людей, которые высоко ставят семейные ценности. Я уважаю ваши достижения. Я здесь потому, что хочу, чтобы моя жизнь стала отражением тех же самых ценностей.
А теперь я хочу представить вам человека, который приехал сюда исключительно ради меня, как представитель моих родителей, которые не могут сегодня здесь присутствовать. Я попросила у Хаш разрешения самой представить его. — Эдди указала рукой на Якобека. — Племянник моего отца, мой единственный и любимый двоюродный брат, заменивший мне старшего брата, и… — ее голос дрогнул, — мой герой. Полковник армии Соединенных Штатов в отставке Николас Якобек.
Якобек сунул большие руки поглубже в карманы стареньких брюк, кивнул всем, но все равно выглядел напряженным, словно ротвейлер за колючей проволокой. Он стоял среди моих исполненных подозрений родственников, такой же простой, как и мы, но совершенно не похожий ни на нас, ни на коголибо из наших знакомых. Волк в одежде фермера.
— Президент и первая леди шлют вам привет, — сказал он. — Они намерены следить за этой ситуацией.
Это напоминало скорее угрозу, чем приветствие от новых родственников. По толпе пробежал шепоток неудовольствия. Якобек нахмурился и посмотрел на меня, прося совета.
— Все в порядке, Джейкоб, — шепнула я. — Здесь все ждут от мужчины, чтобы он пристрелил когонибудь, или поставил рекорд скоростного спуска с горы, или напился до чертиков, тогда все поверят, что ему не наплевать. Ты не должен произносить длинную сентиментальную речь. Но неплохо было бы тебе сказать пару слов о наилучших пожеланиях или чтото подобное.
Якобек снова повернулся к собравшимся. \
— Президент и первая леди с нетерпением ждут встречи с Дэвисом, со всеми его родственниками и друзьями. Они… шлют вам свои наилучшие пожелания.
Шепот стих, но люди все равно разглядывали его с подозрением.
Внезапно вперед вышла Джин Фрутакр Бэскомб, стареющая родственница моей бабушки со стороны отца. Она управляла кондитерским цехом.
— Дэвис, сладкий мой! — начала она срывающимся голосом. — Около двадцати лет назад твоя мама предложила нам сумасшедший план построить амбары и продавать яблоки богатым дуракам из Атланты. Мы поддержали ее, и она оказалась права. Мы верим в нее, и она ни разу не подвела нас. Посмотри по сторонам. Перед тобой старики с пенсией и страховкой, молодые люди, у которых есть деньги на учебу, мамы и папы, у которых есть средства, чтобы как следует заботиться о своих детях. Мы все держимся вместе, и это только благодаря твоей мамочке. Не испорти всего этого. Не надо приезжать сюда, бросать учебу, демонстрировать нам свою знаменитую жену и говорить: «Я мужчина, я фермер, я теперь буду всем управлять». Ты должен заработать право здесь остаться. Вопрос не в том, что ты оставил. Вопрос в том, что тебе дадут.
— Да, мисс Джин, я знаю, — напряженно ответил Дэвис. — Я не собираюсь просить подачек.
— Отлично, потому что ты их не получишь. Твоя мама никогда ни о чем не просила, а посмотри, что она создала для нас. Теперь о тебе, мисс Эдди. Мне ты кажешься симпатичной, умной девушкой. Я не голосовала за твоего папочку, но ничего против него не имею, если не считать его политики. Но почему ты решила, что твое призвание — работать с яблоками? С нами ты или против нас, или тебе вообще на все наплевать?
— Я за вас! — с горячностью воскликнула Эдди. — Мэм, я дочь женщины, которая всем сердцем верит в справедливость и считает, что ко всем людям надо, относиться почестному. Я дочь мужчины, чья семья своими руками воплотила великую американскую мечту. А начинали они нищими эмигрантами на острове Эллис.
— Хорошие слова, — мягко заметила Джин. — Но по счетам ими не расплатишься.
Дедуля, ссутулившийся солдат Второй мировой, в белом фирменном свитере и мешковатых рабочих брюках вышел из толпы и ткнул костлявым пальцем в Якобека. Я сделала знак одной из моих тетушек, которая стояла ближе всех к нему, но было уже поздно.
— Давайтека опустимся с небес на землю. Мы знаем, что ты сделал, когда явился сюда, парень! — Все люди моложе шестидесяти оставались для Дедули парнями и девчонками. — Нам не нравятся чужаки, которые позволяют себе вольности с нашей Хаш.
— Так, спокойно, — вмешалась я. — Этот человек ничего себе не позволял. Моя честь в безопасности, успокойтесь все.
— Но этот человек ударил твоего сына, девочка! Ты ему и это готова спустить?
— Дедуля, я своими глазами видела, что случилось. Я должна сказать вам, что полковника не в чем обвинять. Этот инцидент произошел между ним и Дэвисом. Они помирились, значит, больше это никого не касается. — Я помолчала. — Дэвис взрослый мужчина. Он сам может о себе позаботиться.
— Нет, это семейное дело, если опасный и жестокий человек разбивает лагерь на нашем собственном дворе! Я слышал об этом Якобеке в радиошоу Хейвуда Кении! — Дедуля ожег Якобека свирепым взглядом. — Президент не зря держал тебя подальше от людей все эти годы, парень. Под дудку какого дьявола ты пляшешь? Какое несчастье принесешь нам и признаешься ли, сколько народу ты поубивал? Ты убивал из корыстолюбия или во имя бога и нашей страны, парень?
— Мой родственник — настоящий герой! — ответила вместо Якобека Эдди. — Уверяю вас, его оклеветали и…
— Мне плевать на бога и на эту страну, — спокойно заявил Якобек.
Мы все окаменели и посмотрели на него, как ягнята, заслышавшие крик ястреба. Глаза сощурились. Руки потянулись к нагрудным карманам, где лежали карманные Библии, и к бумажникам с вложенным в них вырезанным государственным флагом. Градус общественного доверия резко устремился к нулю. Якобек невозмутимо оглядел всех, держась так же уверенно, как статуя в военном мемориале. Его бы никто не сумел сдвинуть с места.
— А на что же тебе не наплевать? — выкрикнул ктото из толпы.
Прежде чем Якобек успел ответить, все услышали далекий грохот, постепенно приближающийся к нам. Люсиль и остальные агенты бросились к большим окнам и задрали головы, прикрывая глаза от солнца ладонями. Мы с Якобеком последовали за ними, и вскоре уже все с тревогой уставились в небо. Маленький белоголубой вертолет уже миновал лесистые склоны горы Аталук.
Якобек повернулся к Дэвису и Эдди.
— Убери ее подальше от окна!
— Дада, — торопливо согласилась с ним Люсиль.
Но Эдди заупрямилась.
— Нет! Я отказываюсь вести себя так, будто постоянно нахожусь под прицелом всех сумасшедших и убийц в этом мире! Хватит с меня. На этой ферме я в полной безопасности…
Дэвис, не говоря ни слова, подхватил ее на руки, унес в центр амбара и только там поставил на ноги. Она хмуро и обиженно посмотрела на него.
— И ты, Брут?!
— Я поддерживаю твою точку зрения, но не хочу, чтобы ты стояла у окна.
— Это репортеры с телевидения, — сообщила Люсиль.
Вертолет был всего в сотне футов, уже можно было разглядеть логотип кабельного канала телевидения, одного из самых низкопробных. Оператор высунулся в открытую дверь и снимал амбары и сады. Я схватила за руку Логана.
— Они нарушают границу нашей собственности! Они лезут в нашу жизнь! Сукины дети! Они не имеют права…
— Что ты хочешь от меня, сестренка? Мне что, пристрелить их?
— Да, черт возьми!
Пока все мы переговаривались между собой, Якобек направился к высоким двойным дверям, резко распахнул их и вышел на крыльцо. Сунув руку в карман рубашки, он вынул чтото напоминающее узкий автоматичский пистолет с длинным дулом. Я вылетела следом за ним.
— Я, конечно, сумасшедшая, Джейкоб, но не настолько. На самом деле я вовсе не хочу, чтобы ктонибудь стрелял по этому вертолету.
— А как насчет блефа?
— Блефа? — Я махнула рукой в сторону оператора. — Он снимает каждое твое движение. Не провоцируй его.
— Он не только меня снимает. — Якобек пристально посмотрел на меня. — Он снимает нас. Так что возвращайся в цех.
Я подумала и покачала головой:
— Нет, давай пуганем этих мерзавцев вместе.
Он улыбнулся, поднял пистолет к небу и прицелился. Оператор немедленно спрятался, словно краб на побережье Флориды, убегающий в свою нору. Я успела увидеть пилота и по его губам прочитала слова, которые мне не стоило слышать.
Вертолет быстро набрал высоту и скрылся за горизонтом. Все столпились вокруг нас с Якобеком и смотрели на него с уважением и тревогой. А я вдруг почувствовала, как желание, словно робкий, виноватый паучок, медленно поползло вверх по моей спине.
Якобек опустил пистолет и спрятал его обратно в карман рубашки.
— Я забочусь о своей семье, — сказал он. — Вот на что мне не наплевать.
Он развернулся и прошел через толпу. Все расступались перед ним, я тоже отступила в сторону. Эдди тихонько охнула.
— Может быть, мне не стоило одобрять затею Дэвиса привезти меня сюда. Мне так жаль, что мое появление оказалось связано с нарушением уединения и покоя, которыми славилась эта Долина!
И произошла странная вещь. Моя семья, эти своенравные, независимые люди, ярые патриоты, страстно защищающие принципы семейной верности, святости родной земли и защиты родного очага, были побеждены. Все еще не пришедшие в себя от театрально продемонстрированной Якобеком способности немедленно встать на защиту своих, они вдруг подругому взглянули на Эдди Джекобс и увидели Эдди Тэкери.
Она была женой Дэвиса, матерью его ребенка, а значит, нуждалась в сочувствии и защите — и неважно, заслужила она их уже или нет. В качестве приданого она привезла с собой родственникамужчину, этого Якобека, готового высказать все, что у него на уме, нацелить оружие на чужих и наплевать на последствия. Если он и плясал заодно с дьяволом, то, во всяком случае, вел в танце.
— Простите меня за это вторжение, — снова сказала Эдди.
Дэвис устало обнял ее.
— Все в порядке, дорогая.
— Нет, не в порядке! Я прожила под прицелом общественного мнения всю мою жизнь, но я не хочу подвергать твою семью…
— Пора приниматься за работу, — перебила ее я. — Эдди, Дэвис, вы оба внесены в ведомость на зарплату. Нам надо продавать яблоки. Сейчас некогда плакать.
Дэвис посмотрел на меня так, что почти растопил лед, возникший между нами. Эдди приложила ладонь к груди и улыбнулась. Родственники закивали. Одна из тетушек Тэкери, высокая толстая женщина с руками, способными очистить бушель яблок быстрее, чем машина, надела фирменную шапочку на светлокаштановые волосы Эдди.
— Она нужна мне в кондитерском цехе. Нам не хватает рук на линии приготовления яблочной соломки. Мне еще нужно упаковать четыреста коробок, которые завтра заберет заказчик.
Все смотрели на Эдди, затаив дыхание. Чтобы дочь президента работала на линии выпуска пончиков?!
— Я буду рада поработать в кондитерском цехе, — серьезно ответила Эдди. — Когда я росла, мы с мамой изучали кулинарию под руководством одного из самых лучших шефповаров. Иногда летом мы с ней по целой неделе работали во французском ресторане в Калифорнии. Отец днем играл в гольф в одном из местных клубов, а вечером мы все втроем наслаждались восхитительными блюдами. Кулинария — это наше семейное хобби… — Ее голос прервался, в глазах заблестели слезы при воспоминании о более счастливых временах и далеких родителях. Она быстро вытерла лицо и посмотрела на Дэвиса. — Что такое яблочная соломка?
Пока он объяснял ей нюансы приготовления обжаренных кусочков яблок, я осмотрелась в поисках Якобека. Он шел через стоянку для машин, легко похлопывая рукой по правой ноге, и осеннее величие гор казалось рамкой для него. Четыре собаки, две кошки и чернобелый маленький козленок, сбежавший из хлева для малышей, следовали за ним с преданностью простых существ, чувствующих доброту так же остро, как и силу. Я вдруг осознала, что прижимаю кончики пальцев к губам в лихорадочном изумлении. Я тоже следовала за ним, но не находила в себе смелости признать это.
Этот день доказал, что жизнь в Долине никогда больше не будет прежней.
Люсиль разместила своих агентов в мотелях и гостиницах по всему округу, а сама сняла комнату в практичном бунгало Логана на продуваемой ветрами задней дороге Далиримпла. Когда мой брат и Люсиль успели договориться об этом, я не спрашивала. Бэби немедленно привязалась к этой высокой белокурой женщине и даже придумала для нее прозвище. Пчелка Люси. Так вот однажды вечером Пчелку Люси заметили сидящей на переднем крыльце дома. Она завернулась в шерстяной плед с узором из яблок и читала Бэби статью из охотничьего журнала, который выписывал Логан. Вероятнее всего, статья называлась какнибудь вроде «Бэмби — сырой, жаренный на углях или тушеный»? Но Бэби все равно была очарована этой Пчелкой.
Мы держали Эдди в кондитерском цехе подальше от посторонних глаз ради ее и нашего блага. Надо отдать ей должное, она легко приняла ситуацию. Десятки, а иногда и сотни людей звонили на ферму, чтобы поговорить с ней, называя себя ее друзьями, иногда выкрикивали непристойности или оставляли глупые комментарии на автоответчике в моем офисе. Нравилось нам это или нет, ее окружали слава и ненависть. А теперь они окружали и нас тоже.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Змей-искуситель - Смит Дебора



супер
Змей-искуситель - Смит Деборавиктория
7.08.2011, 14.07





prosto super)
Змей-искуситель - Смит Дебораnemochka
5.05.2012, 20.27





Я не очень люблю книги написанные от первого лица.Но сюжет интересен.
Змей-искуситель - Смит ДебораМари
25.10.2012, 15.57





БРЕД!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораНИКА*
29.12.2012, 23.23





очень интересно-как в жизни-любовь никогда не бывает простой
Змей-искуситель - Смит ДебораТанита
6.10.2013, 21.47





ОТЛИЧНО!!! Просто действительно интересно!!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораНаталка.
5.01.2014, 18.41





СОГЛАСНА СО МНОГИМИ, КЛАССНЫЙ РОМАН!!!
Змей-искуситель - Смит ДебораВАЛЕНТИНА
6.01.2014, 14.53





Понравился
Змей-искуситель - Смит Деборавера2
20.11.2014, 20.54





Агитационный плакат, а не роман
Змей-искуситель - Смит ДебораТатьяна
6.12.2015, 6.59





Очень милый, теплый и трогательный семейный роман!
Змей-искуситель - Смит ДебораДекоратор и мама
5.02.2016, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100