Читать онлайн Сад каменных цветов, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сад каменных цветов - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сад каменных цветов - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Сад каменных цветов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Даже в самые худшие времена Эли не видел отца таким, как в тот вечер, когда они вернулись домой из бара Неддлера.
– Все будет хорошо, Джаспер, – уговаривала его Ма. Она сидела на полу, обняв его колени руками, и смотрела на него глазами, полными слез.
Па сгорбился в большом мягком кресле, которое Ма выписала ему по почте к последнему дню рождения, и обхватил голову руками. Дубовые поленья потрескивали в большом мраморном камине, отбрасывая отблески на этажерку с дешевыми керамическими фигурками – коллекцией Ма. Гостиная в Каменном коттедже выглядела как всегда уютной, но атмосфера в ней изменилась. Эли не сводил глаз с крошечной фотографии дедушки Уэйда. Белл прижалась к нему и, как когда-то, уткнулась ему в живот залитым слезами лицом. Па не плакал, но в его голосе Эли слышал глубокое отчаяние.
– Я пропал. Если слова этой женщины окажутся правдой, то в Уэйдов не плюнет только разве что ленивый.
Ма попыталась успокоить его:
– Это ложь, Джаспер! Клара Хардигри – просто сумасшедшая и к тому же подлая женщина. Люди говорят, что от нее всегда одни неприятности. Даже мисс Сван терпеть ее не может и не хочет, чтобы кто-нибудь видел, на кого она стала похожа. Именно поэтому мисс Матильда велела мне не приходить, пока она в доме.
Па посмотрел на нее с отчаянием, его лицо выглядело совершенно измученным.
– Энни Гвен, как ты не понимаешь? Мисс Сван и Матильда просто не хотели, чтобы эта женщина узнала твою фамилию. Они пытались нас спрятать.
Ма в ужасе закрыла рот рукой. Они долго сидели молча, приблизив головы друг к другу. Ни мать, ни отец не отличались особой разговорчивостью – им обоим легче было доказать свою любовь на деле, чем выразить в словах. Эли видел, как тяжелая рука Па погладила Ма по светло-каштановым волосам, по худенькой спине.
– Ты же знаешь, что я никогда не был особым умником. Я даже читать и писать не научился. Но я так старался, чтобы ты могла мною гордиться! Прости меня…
Мать сжала его пальцы:
– А я и горжусь тобой. То, что твой отец натворил сорок лет назад, не имеет к тебе никакого отношения. Но если ты стыдишься того, что у тебя есть темнокожие родственники, так почти всем белым есть, что скрывать.
Па пристально посмотрел ей в глаза:
– Ты же знаешь, моя мама всегда учила меня обходиться с цветными по справедливости, да и потом, Матильда и Карен почти совсем белые. Но в каменоломне есть люди, которые терпеть не могут цветных и не желают иметь с ними никаких дел. А теперь я их бригадир. И они будут смотреть на меня и видеть перед собой только парня, у которого в этом городе есть цветные родственники.
Энни Гвен возмущенно затрясла головой:
– Послушай меня! Здесь самое достойное место из тех, где нам приходилось жить. Мисс Сван не допустит ничего подобного. Пусть в карьере и найдется несколько упрямцев, которые ненавидят цветных, но она не изменит своего решения и оставит тебя бригадиром.
Па обнял ее:
– Ладно, в конце концов, все, что у нас есть, мы заработали здесь нашим трудом, потом и слезами. Мы это заслужили. Я клянусь тебе, богом клянусь, что без борьбы я отсюда не уеду!
* * *
Эли лежал в темноте на своей новой широкой кровати наискосок от кровати Белл и прислушивался к голосам родителей, которые все еще разговаривали внизу в гостиной. В этот вечер все чувствовали себя ужасно. Эли даже не снял джинсы и свитер, да и Белл заснула, не раздеваясь. Он услышал, как Ма и Па вышли во двор, и подкрался к окну.
– Я только съезжу к Неддлеру и узнаю, что парни говорили, когда я ушел. И сразу же вернусь, – сказал Па тихо.
– Прошу тебя, оставь все это до завтра! – услышал Эли тихий, умоляющий голос матери.
– Я не могу. Это меня убивает. Я скоро вернусь. Не волнуйся.
«Убивает». Второй раз за день Па произнес это слово. Эли встал, вылез в окно и осторожно спустился вниз. К тому веремени, когда Па завел мотор, Эли уже лежал в кузове.
Удача отвернулась от них, но он не оставит Па одного!
* * *
Эли дрожал на полу грузовичка, посматривая на небо сквозь окно в брезенте, заменяющем крышу. Па не возвращался довольно долго. Бар Неддлера был отделанной мрамором дырой с маленькими окошками, над которыми вспыхивала реклама пива. Заведение и днем выглядело подозрительным, а ночью казалось просто зловещим. Бар стоял особняком на темной проселочной дороге на полпути к одной из диких гор, окружавших Бернт-Стенд. Стоянку слабо освещал одинокий круглый фонарь, подвешенный на высоком столбе. Холодный ветер слетал с гор и раскачивал голые ветки деревьев.
Кроме двух стареньких пикапов и седана Неддлера, на стоянке была только одна машина – кроваво-красный спортивный автомобиль Клары. Неужели все это время она оставалась здесь? «Господи, – подумал Эли, – да что же это за женщина?»
Он отстегнул брезентовую дверь, выбрался наружу и тут же нырнул в тень, подальше от фонаря. В это мгновение хлопнула дверь бара, и Эли чуть не подпрыгнул от неожиданности. Широкими шагами на стоянку шел Па, глубоко засунув кулаки в карманы зеленой охотничьей куртки, как будто изо всех сил сдергивался, чтобы кого-то не ударить. За ним спешил старый мистер Неддлер, на ходу вытирая руки о фартук.
– Я не прогоняю тебя, Джаспер, я только прошу тебя ни во что сейчас не вмешиваться. У меня сегодня вечером и так хлопот полон рот. Она ведь так и не уходила из бара. Мне пришлось выпроводить чуть не половину постоянных клиентов – она буквально провоцировала бедных парней залезть к ней в трусики. А потом они бы повылетали с работы за такие шалости. Я тебе гарантирую: Сван Сэмпле немедленно уволит того, кто посмеет прикоснуться к ее сестре, даже если это будет по вине самой Клары.
Па резко развернулся и уставился на старого бармена.
– Это неправильно! Чтобы такая, как она, могла безнаказанно оскорблять людей. Черт! Она даже не может доказать, что это правда! – Он помолчал. – Неужели мой отец на самом деле трахал Эсту Хардигри?
Старик как будто стал меньше ростом.
– Поговаривали, что он больше времени проводил в Каменном коттедже, ублажая старую леди, чем в карьере.
Па застонал, и Эли, притаившийся в темноте, покраснел от стыда за отца, за всю их семью – и за Дарл. Ведь Клара Хардигри, сестра ее бабушки, была обыкновенной белой швалью, пусть и богатой, а каким же словом можно было назвать прабабушку Дарл? В этот момент Эли понял, насколько он любит Дарл, если способен думать не только о своем несчастье, но и о ее позоре.
– Иди-ка ты домой, – подтолкнул Неддлер Па. – Те, кто захочет плохо о тебе подумать, все равно именно так и поступят, а остальные разберутся без тебя. И, возможно, мисс Сван ничего об этом не узнает.
Па вяло кивнул и направился к машине. Неожиданно на пороге бара показалась Клара Хардигри. Достаточно было взглянуть на нее, чтобы понять, что последние несколько часов она усердно пила. Ее бросало из стороны в сторону, пока она дошла до стоянки. В правой руке она держала дымящуюся сигарету и виляла бедрами не хуже официантки из придорожной забегаловки.
– Уже убегаешь? Я огорчена. Но от репутации твоего папаши тебе не убежать!
Па мрачно посмотрел на нее. На скуле его задергался мускул.
– Держитесь от меня подальше.
Неддлер попытался не пустить женщину к Джасперу, но Клара обогнула его с ловкостью кошки. В мгновение ока она оказалась возле Па, обвила руками его шею, прижалась бедрами к его ногам и откинула голову назад. Па так резко сбросил ее руки, что Клара отпрянула, не удержалась на высоких каблуках и повалилась назад. Мистер Неддлер попытался ее поймать, но промахнулся. Клара рухнула на бок, и Эли застыл от ужаса.
Па наклонился над Кларой.
– Я уже говорил вам, что убил бы вас, если бы вы были мужчиной, – сказал он. – Но если вы причините вред моей семье, я все-таки убью вас, хоть вы и женщина.
Он развернулся, подошел к грузовичку, рывком распахнул дверцу и сел в кабину. Эли рванулся к нему, но не успел добежать: грузовичок тронулся с места. Ему оставалось только смотреть, как его отец уезжает и оставляет его в темноте, даже не подозревая об этом.
Клара Хардигри с трудом поднялась на ноги.
– Никто не смеет так разговаривать со мной! – зло рявкнула она.
Клара подошла к своему автомобилю, достала ключи из кармана джинсов, уселась на низкое удобное сиденье, и спустя мгновение задние габаритные огни ее «Транс Ам» скрылись в ночи. Она уехала вслед за грузовиком Па.
– Черт бы ее побрал! – вслух выругался Неддлер, и его слова подхватил ветер. – Может быть, она свалится в пропасть и избавит нас от дальнейших неприятностей.
Эли отступил в темноту, дрожа от тревоги и гнева. Ему предстоял долгий путь домой, но не этого он боялся. Его пугало то, что Клара Хардигри преследует Па на ночной дороге.
* * *
Приближался рассвет. Я лежала в постели рядом с мирно спящей Карен и мучилась от нерешительности. Мне следовало позвонить бабушке и рассказать о своем разговоре с Кларой. Ведь это я спровоцировала бегство Клары, я ее разозлила! Но тогда мне пришлось бы рассказать Сван о нашем споре об Уэйдах, а на это я решиться не могла. Мне было так плохо, что я свернулась клубочком, уткнувшись подбородком в колени.
Внезапно я услышала, как в стекло стукнул камешек, и вылезла из кровати. Выглянув во двор, я увидела Эли – он стоял под окном, залитый лунным светом, и смотрел вверх. Я махнула ему рукой, натянула халат, на цыпочках спустилась по лестнице и прокралась к задней двери. Наконец я оказалась рядом с ним во дворе, под безжалостным светом луны.
– Что случилось? Что ты здесь делаешь?
– Я шел домой от Неддлера.
– Как ты оказался в этом кошмарном месте? Что произошло?
Эли схватил меня за руки. Его плечи, обтянутые джинсовой курткой, сгорбились. Он тяжело дышал, и его дыхание застывало белым облачком.
– Я не знаю, как и сказать тебе… Мне так противно это все повторять, но…
– Клара! – выдохнула я, и мое сердце упало. Что-то случилось из-за нее, правда?
Эли выглядел смущенным, но тем не менее утвердительно кивнул. Он потянул меня в более темное место, и мы уселись на мраморную скамью под дубом в дымке золотистых листьев. Я рассказала ему о нашем разговоре у бассейна в Марбл-холле, а Эли повторил мне то, что сказала о его семье Клара в баре у Неддлера.
Каждое его слово раскаленным свинцом вонзалось мне в мозг. Дедушка Эли жил здесь, в Бернт-Стенде, когда был еще совсем молодым! Он работал на мою прабабушку Эсту, он построил Каменный коттедж и создал Сад каменных цветов, который мы с Эли так любим. И он… он занимался сексом с Матильдой! У нее был от него ребенок. Значит, Кэтрин была их дочерью, а Карен – внучкой… Мне казалось, что моя голова вот-вот лопнет. Я сжала ладонями виски, стараясь не закричать.
Эли опустил голову:
– Теперь нам здесь не будет житья. Ты же знаешь, что люди скажут о моей семье, когда все это выйдет наружу.
– Нет, не знаю. Что ты имеешь в виду?
– Что мы родня Матильды. Что у нас черные родственники.
– Но вы же не черные.
– Это не имеет значения. Па говорит, что в его бригаде есть люди, которые больше не будут относиться к нему как к равному. Они будут говорить, что его отец… гм… в общем, он любил черных женщин.
– Но твой Па не сделал ничего плохого. И никто из вас тоже. Только твой дедушка. И Матильда, я полагаю, но я даже представить не могу…
– Эй! – раздался негромкий голос Карен. – Что происходит?
Мы с Эли подскочили на месте и резко обернулись. Карен шла к нам через двор. Поверх ночной рубашки она натянула вязаный шерстяной плед в белую и желтую полоску и стала похожа на прелестную ночную бабочку с золотистым личиком. «Если это все правда, – пронеслось в моей голове, – то Карен кузина Эли».
– Да мы так просто, – пробормотал Эли, поднявшись. – Мне нужно было увидеть Дарл.
– Эли Уэйд, ты просто сумасшедший! И ты впутаешь всех нас в неприятности.
Карен подошла к Эли и шутливо хлопнула его по плечу. Эли внимательно посмотрел на нее, а потом вдруг протянул ей руку.
– Пожмем друг другу руку, – сказал он.
– Что? – изумилась Карен.
– Я полагаю, что мы все в одной лодке, а неприятности – вокруг нас.
– Отлично!
Карен энергично сжала пальцы Эли. Я положила свою ладонь сверху.
– Я с вами. Один за всех, и все за одного!
Я встретилась взглядом с Эли. Пока мы не решались все рассказать Карен: ведь это могло оказаться ложью. Кроме того, можно было надеяться, что эта история не будет иметь никаких последствий. В эту ночь мы даже представить не могли, как отзовется на Матильде и Карен, на семье Эли и на моей злобная выходка Клары…
* * *
Эли лежал в постели и притворялся спящим, когда его отец на рассвете вернулся домой. В другом углу комнаты Белл заворочалась и засопела громче, потом снова затихла. Эли сел на кровати и с замиранием сердца прислушался к легким шагам матери по мраморному полу холла.
– Джаспер! Где ты был? Ты до смерти напугал меня!
– Я просто ездил – и думал. Прости меня. Я долго сидел на вершине горы Читоук и смотрел на звезды.
– Что случилось?
– Ничего. Крейтон Неддлер сказал мне, что Клара всегда доставляла всем только неприятности и что мой отец и в самом деле ублажал свою хозяйку. Все. Больше ни о чем думать не могу. Я должен поспать хоть пару часов, прежде чем отправлюсь в каменоломню. Работу я не потеряю, обещаю тебе.
– Перестань волноваться и отдохни. Я так тебя люблю! – нежно сказала Энни Гвен. – Сними грязную одежду и отправляйся в постель.
Эли показалось, что он горит в огне. Когда за родителями закрылась дверь спальни, он закрыл уши руками. Мысли вертелись, путались. Где на самом деле был Па? Что стало с Кларой Хардигри? И почему Па ничего не сказал Ма о том, что они снова виделись?..
* * *
Казалось, Клара исчезла. Все эти дни я чувствовала себя как на иголках. Шепоток об Уэйдах и Матильде пока шел только среди каменотесов, их жен, детей и друзей. Каким-то образом новость о ее визите в бар Неддлера пока не дошла до ушей Сван. Разумеется, никто не хотел быть обвиненным в том, что именно он перенес слух в другой круг солнечной системы Бернт-Стенда. Сван была нашим солнцем, и чем ближе к солнцу оказался бы тот, кто принес дурную весть, тем больше для него была вероятность сгореть заживо.
В тот день после ленча я работала в конторе, заполняла инвойсы, а Эли заканчивал ежемесячный бухгалтерский отчет для мистера Албертса. Сван почти ни с к не разговаривала, но явно была готова вспылить по малейшему поводу. Я видела синий огонь в ее глазах и догадывалась, что Клара навлекла на себя большие неприятности своим непослушанием. У меня дурашки бежали по коже, стоило мне только представить, как прореагирует Сван, когда узнает о том, что Клара наговорила у Неддлера.
У Эли ввалились глаза. Он все время находил повод подойти к окну и посмотреть на выработку. Там его отец распиливал большой кусок необработанного мрамора. Брызги воды летели от охлаждающей системы специальной пилы. Джаспер Уэйд не поднимал головы и ни с кем не разговаривал. Он просто делал свое дело со спокойной яростью, от которой у меня по спине пробегал холодок.
Накануне резко похолодало. В такой день никто бы не застал Клару загорающей голой у бассейна. Было уже почти пять часов. Меня тошнило при мысли о том, что с ней могло случиться, и о том, что будет дальше.
Неожиданно снаружи раздался шум и крики. Мы с Эли, опередив мистера Албертса, рванулись к окну, и у меня чуть не остановилось сердце. Проповедник Эл – тот самый, что развешивал у дороги обличающие семью Хардигри плакаты, – стоял на узком деревянном пешеходном мостике, перекинутом через глубокую каменоломню. Старый человек, заросший, бородатый, с диким взглядом ветхозаветного праведника держал над головой плакат приблизительно в четыре квадратных фута. На белом фоне горели кроваво-красные буквы:
«Вторая дочь Иезавели вернулась, чтобы сказать правду!»
– Он имеет в виду Клару, – шепнула я Эли.
Несколько мужчин уже бежали по железной лестнице, ведущей к пешеходному мостику, расположенному на высоте почти в пятьдесят футов над мраморной поверхностью. Впереди всех мчался Джаспер Уэйд. Эли вцепился пальцами в подоконник. У мостика были перила, но они кончались на уровне бедра, а у проповедника Эла с чувством равновесия явно было плохо. Я знала, что он страдал от головокружений даже когда еще работал на каменоломне. Старик раскачивался взад-вперед, держа плакат над головой.
– Ты привезла сюда свою сестру-потаскуху и сына грешника, чтобы снова испытать стойкость этого города! – кричал Эл, повернувшись в сторону конторы.
– Он говорит о моем папе, – в ужасе прошептал Эли. – Сын грешника…
Проповедник Эл определенно решил, что Сван в конторе и слушает его, но она ушла всего за несколько минут до его появления, чтобы посмотреть на новый шлифовальный станок на фабрике.
– Никто не останется безнаказанным в этом мире! – вопил проповедник. – Грех отца созрел в сыне! Сестра и мать стыда породили еще больше стыда! Сван Хардигри! Выйди из своего убежища, женщина, и отрекись от своей семьи!
Наклонившись через подоконник, я с ужасом смотрела, как Джаспер Уэйд и еще несколько мужчин застыли у начала мостика. Он был слишком узким, двоим не разойтись. Джаспер уговаривал Эла вернуться, но тот словно не слышал. Тогда Джаспер ступил на тонкие доски.
– Отойди от меня, демон Уэйд! – закричал проповедник Эл. – Твой отец был заложником похоти Хардигри и спал с темнокожей!
Джаспер остановился и нахмурился. Эли вздрогнул. В эту секунду на мостках рядом с рабочими появилась моя бабушка.
– О господи! – вздохнул мистер Албертс, стоявший позади нас. – Сейчас мисс Сван за него возьмется.
Казалось, в эту минуту бабушка могла убить взглядом. Она прошла по узким, непрочным мосткам уверенной походкой светской дамы на воскресной прогулке. Мужчины увидели ее и прижались к стене каменоломни, давая ей дорогу. Сван коснулась руки Джаспера и покачала головой. Он снова нахмурился, но отступил назад.
Бабушка быстро пошла по мостику, на котором стоял проповедник Эл. Она смотрела прямо на него и не произносила ни слова. Проповедник начал пятиться, размахивая своим плакатом и вопя какие-то цитаты из Библии. Сван наступала на него. Вдруг его лицо исказила гримаса страха, он влез на ограждение, одной рукой держа свой плакат, а другой цепляясь за поручень.
– Я знал правду тогда и знаю ее сейчас! – крикнул он.
Сван спокойно остановилась и тихо заговорила с ним. Мы с Эли не могли слышать ее, но позднее узнали, что она сказала: «Энтони Уэйд был добр к тебе. Однажды он спас тебе жизнь. Но именно ты позволил моей сестре разболтать его секрет. С этим тебе придется жить. Или умереть. Выбирай».
Джаспер и другие мужчины, столпившиеся на мостках, кричали Элу:
– Брось плакат, проповедник! Забирайся обратно! Но их слова не смогли пересилить адское пламя, которое старик увидел в глазах Сван. Он поднял правую руку в привычном театральном жесте, судорожно дернул головой – и в следующее мгновение его пальцы разжались. Проповедник Эл выпустил поручень и камнем полетел вниз. Его рот был разинут в безмолвном крике. Раздался глухой удар – и наступила зловещая тишина. Все сразу поняли, что он разбился насмерть.
Я прижалась к Эли, и он схватил меня за руку, тяжело дыша.
– Она убила его одним взглядом.
Я могла только кивнуть.
* * *
Сван отвезла меня обратно в особняк, с нами переехали Матильда и Карен. Мы буквально забаррикадировались за мраморными стенами. Карен, так пока и не узнавшая, что Уэйды ее родственники, с сочувствием отнеслась к тому, что мне пришлось стать свидетельницей ужасного происшествия. Она, как могла, утешала меня, держала за руку, когда я спала. Но все равно каждую ночь после гибели проповедника Эла мне снились кошмары. Я снова и снова видела, как он падает и разбивается, словно зрелый арбуз, на мраморном полу.
Однажды ночью я поняла, что все равно не засну, и отправилась вниз в ночной рубашке, оставив спящую Карен. Матильда поймала меня у подножия лестницы.
– Поднимись в свою комнату, – сказала она. – Мы с твоей бабушкой обсуждаем то, что Клара наговорила о твоей прабабушке и Энтони Уэйде. – Матильда помолчала, потом добавила: – И обо мне. Это не для твоих ушей. Да и Карен тоже не следует этого слышать.
– Но ведь я и так уже все знаю.
– Мы очень сожалеем об этом.
– А вы скажете Карен? Я не думаю, чтобы она была против того, что у нее есть белые родственники.
Матильда вдруг коснулась моей щеки прохладной, золотистой рукой. Выражение ее карих глаз смягчилось.
– Что ты думаешь обо мне после того, что услышала? Только будь честной.
– Я не знаю, что думать. Но я все равно вас люблю.
Из бокового корридора вышла Сван. Ее лицо, спокойное и холодное, казалось совершенным, а тело в мягких серых брюках и кашемировом свитере в тон – безупречным. Увидев меня, она нахмурилась и объявила:
– Пожалуй, нам пора поговорить.
Я вздрогнула:
– Я была бы благодарна вам, мэм, если бы вы мне кое-что объяснили.
Бабушка провела меня в гостиную, мы сели друг напротив друга на парчовых диванах с мраморными ножками. Она откашлялась.
– Некоторые слухи могут создать у тебя превратное представление о том, что ты должна в будущем унаследовать. Мне бы хотелось, чтобы ты не забывала о том, как много хорошего мы сделали для этого города. Наша семья построила город, куда приезжают достойные люди полюбоваться его красотой. Жить и работать здесь считается почетным. Мы занимаемся благотворительностью, и благополучие этого города не в последнюю очередь зависит от денег и решимости Хардигри. Мы создали этот город, и мы о нем заботимся. У нас есть обязанности. Ты меня понимаешь?
– Да, мэм. Нам очень повезло.
– Нет, это не так. Удача не приходит ко всем. Человек сам зарабатывает себе удачу. Если бы твоя прабабушка Эста не работала так много сама и не распорядилась бы так удачно своими капиталами, этого города никогда бы не существовало. Богатство не в камне, Дарл. Богатство вот здесь. – Сван положила руку на сердце и помолчала.
– Ну а что касается тех ужасных вещей, которые наговорила Клара, все это правда. Во всяком случае, это часть правды.
– Вы хотите сказать, что дедушка Эли на самом деле работал на нас много лет назад?
– Да. Почти сорок лет назад.
– И он… любил прабабушку Эсту?
– Да, любил.
– И Матильду тоже любил?
– Да.
Мне вдруг стало страшно. Ужасная правда выбралась на свет. И словно в подтверждение моих опасений, бабушка негромко произнесла:
– А теперь все разрушено. Когда людям неизвестны факты, они могут только сплетничать и строить догадки. Но если есть доказательства, люди могут повести себя ужасно. К несчастью, доказательство живет в нашем собственном Каменном коттежде.
Я сцепила пальцы.
– Прошу вас, мэм, только не говорите, что вы должны уволить отца Эли и его семье придется отсюда уехать. Прошу вас.
– У меня нет выбора. Я не хочу, чтобы люди сравнивали их с Матильдой и Карен, мне не нужны неприятности. Разве ты хочешь, чтобы с Карен плохо обращались?
– Нет, но…
– Матильда – одна из нас. Моя репутация защищает ее. Но всех я защитить не могу. Уэйды должны уехать.
«Я умру! Без Эли я превращусь здесь в камень!» – думала я. Мне хотелось плакать, умолять Сван, но я знала, что этим лишь подолью масла в огонь. Она постарается еще быстрее избавиться от Уэйдов.
– Но, может быть, Матильда хочет, чтобы они остались здесь? Если они родственники Карен…
– Я уже сказала Матильде, что позабочусь о том, чтобы Джаспер Уэйд нашел хорошую работу где-нибудь в другом месте. Матильда все понимает. Она должна думать о том, чтобы репутация Карен в городе не пострадала. И, честно говоря, так будет лучше и для Уэйдов. Гадкие сплетни никому не приносят пользы.
– Но какое имеет значение то, что они родственники семьи Дав?! Матильда и Карен такие же, как мы!
– Когда ты станешь постарше, ты поймешь, насколько ограниченны люди.
– Я и сейчас все понимаю! Вы не можете отослать Эли!
В воздухе как будто промелькнула молния. Сван внимательнее посмотрела на меня.
– Я думаю, тебе лучше узнать уже сейчас, что судьба Эли не имеет к тебе никакого отношения. И даже если бы он остался в городе, я не позволила бы тебе дружить с ним.
У меня внутри как будто что-то прорвалось.
– Если все в нашей семье могли влюбляться, в кого захотят, то и я могу! – закричала я. – И мне не придется платить Эли за то, чтобы он любил меня, как прабабушка платила Энтони Уэйду!
Сван встала, наклонилась и отвесила мне тяжелую затрещину. Искры посыпались у меня из глаз. Никогда раньше она меня не била. Но я почему-то почувствовала себя только сильнее. Я моргнула и бесстрашно, с вызовом уставилась на нее. Пусть она ударит меня еще раз! Но в глазах Сван я вдруг заметила слезы…
В следующее мгновение мы услышали шум подъехавшей машины. Сван быстрыми шагами вышла из комнаты, я побежала за ней. Матильда встретила нас в Холле.
– Это Клара, – сообщила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Сад каменных цветов - Смит Дебора



Серьезный роман,не для легкого чтива.Но читать очень даже стоит.Сложные,непреклонные характеры героинь романа,гнет тайн прошлого,выбор без альтернативы,чистая детская любовь,сохранившаяся чрез многие годы.Не рафинированные гл.герой и гл.героиня,их любовь без упреков и сожалений и, наконец, разрешение всех мрачных тайн и восстановление справедливости.Написано очень хорошим слогом:чувственно и объемно.10 из 10.
Сад каменных цветов - Смит ДебораГандира
21.06.2013, 23.18





Ой, блин и занудство!!!
Сад каменных цветов - Смит ДебораЕлена
6.09.2013, 23.51





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Прекрасный писатель, и у нее невероятные главные герои мужчины. Но женщины - это ужас просто, больные на голову: клан, семья, корни, предки - и так из романа в роман. Предают героев или же отказываются от них ради семейного клана. Бесят меня ее героини.
Сад каменных цветов - Смит ДебораТореодора
4.03.2014, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100