Читать онлайн Сад каменных цветов, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сад каменных цветов - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сад каменных цветов - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Сад каменных цветов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Эли лежал на большой деревянной кровати, смотрел в потолок и вспоминал, как впервые оказался в Марбл-холле.
– Давай, Эли! – шептала Дарл, улыбаясь, и вела его по черной лестнице в свою спальню. – Ступай осторожно, не топай своими большими ногами.
Был летний день, Сван уехала на деловую встречу в Эшвилл, поэтому Ма привела его и Белл с собой в особняк. Они с Дарл провели все утро, вскрывая коробки и расставляя банки с консервами на полках в кладовой, а Белл торжественно объявляла:
– Фасоль! Помидоры! Баклажаны! – потому что она наконец научилась читать.
Потом Ма задремала в одном из кожаных кресел в библиотеке, а Белл уснула на ковре у ее ног.
– Ма как следует надерет мне задницу, если поймает меня наверху, – прошипел Эли, но все-таки шел за Дарл.
Она схватила его за руку, протащила по короткому коридору и распахнула розовую лакированную дверь.
– Voila! – Она широким жестом обвела розовую комнату с большой кроватью, множеством кукол и-разбросанными повсюду книгами. – Это мой будуар.
– Вуаля, – повторил за ней Эли, неловко копируя французское слово. Он не сводил глаз с книг. – Господи ты боже мой!
– Садись. – Дарл отодвинула в сторону книги и кукол и указала ему на место рядом с собой на высокой кровати.
Эли замотал головой. В то время ему было только одиннадцать, но Па уже объяснил ему все о мальчиках и девочках и предупредил, что на чужой постели не сидят.
– Не буду я садиться на твою кровать.
– Ладно, не хочешь – не надо, – легко согласилась Дарл и указала на заваленный вышитыми розовыми подушками диванчик в нише окна. – Здесь тебе нравится? Если хочешь, можешь почитать о Гекльберри Финне.
– Конечно, хочу!
– Бери. – Она положила книгу ему на колени, а себе взяла другую. – Я сейчас читаю «Мумию на Дубовой улице». Это четвертый том.
Они уселись в разных концах дивана, и Эли сразу захватили приключения мальчика из классического произведения Марка Твена. Он поправил очки на носу, уселся поудобнее на девчачьих розовых подушках и вытянул худые загорелые ноги. Дарл устроилась в противоположном углу, раскрыла свою книгу на странице, заложенной соломинкой. Она начала читать с такой же жадностью, что и он. Ее длинные ноги в розовых шортах с кружевом по краю коснулись его ног, но оба сделали вид, что ничего не замечают. Они были друзьями, читали в тишине, наслаждаясь солнечным теплым днем, а пальцы их ног целовались, не вгоняя их в краску.
«Диванчика в оконной нише больше нет», – подумал взрослый Эли, проснувшись в той же самой комнате. Прошлой ночью он ничего толком не рассмотрел, охваченный страстью и желанием. Вероятно, Сван приказала переделать эту спальню после того, как Дарл уехала из дома. Нигде не осталось даже напоминания о девочке в розовом. Сван выбрала резную мебель из темного дерева, обои с серебристым рисунком, современные светильники. Миссис Хардигри сделала все, чтобы спальня соответствовала личности взрослой Дарл, какой она ее себе представляла.
И у нее ничего не получилось.
Эли приподнялся на локте и посмотрел на спящую рядом с ним Дарл. Его затопила волна нежности. Она выглядела ужасно – волосы перепутались, вокруг глаз проступили круги. Но такую он любил ее еще сильнее.
– Я люблю тебя всем сердцем, – неслышно выговорил Эли.
Он осторожно вылез из-под серебристой простыни и прикрыл плечи Дарл. Потом подобрал с пола синее махровое полотенце, завернулся в него и спустился вниз.
Он оказался в большом холле, и его приветствовало дружное двойное «Ой!». Там стояли две черноволосых женщины – одна в красивом красном платье, другая, помоложе, в форме горничной.
– Прошу прощения, леди, – извинился Эли. Горничная рассмеялась, женщина постарше оставалась серьезной.
– Мне не сообщили, что в доме будет гость. – Она говорила с сильным акцентом, выдававшем в ней уроженку Латинской Америки.
– Вы ведь Глория, верно, мэм?
– Да, я экономка мисс Сван.
Женщина повернулась и отдала по-испански суровый приказ горничной. Та, хихикая, легкой походкой ушла на кухню.
Эли понял, что для объяснений нет времени. Он извинился на хорошем испанском. И на испанском же рассказал Глории, что внучке мисс Сван стало плохо накануне вечером, поэтому она, вероятно, проспит долго.
– Когда она встанет, передайте ей, пожалуйста, что я скоро вернусь. Я просто прокачусь по городу и осмотрюсь.
Трудно было сказать, насколько сильное впечатление произвело на Глорию его свободное владение испанским. Она хмуро посмотрела на Эли и кивнула. Он расправил плечи, выпрямился и с высоко поднятой головой вышел из Марбл-холла в одном полотенце вокруг бедер. «Я еще вернусь, Сван! На этот раз моя семья ничего не должна тебе. Я спал в твоем доме. Я спал с твоей внучкой. Я застолбил мой участок на твоей территории!» И все-таки ему ненавистно было думать о Дарл, как о награде, даже если у него и были причины думать именно так.
* * *
Оказавшись под лучами яркого осеннего солнца, Эли глубоко вдохнул свежий воздух и направился к большому джипу. Открыв багажник, он достал из сумки белье, джинсы и серый пуловер, оделся, побрился как мог сухой бритвой и дважды порезался. Он вытер капельки крови и, взглянув на себя в зеркало, пришел к выводу, что выглядит суровым и решительным. Затем Эли достал сотовый телефон и позвонил Уильяму в Вашингтон – прошлой ночью тот оставил ему сообщение.
– Наконец-то ты позвонил! – Голос Уильяма звучал напряженно.
– Что-нибудь случилось?
– Через час я уезжаю в аэропорт. Я нашел Карен Нолан. Она снимается в небольшой роли в видеоклипе в Лос-Анджелесе. Я сам поговорю с ней.
– Отлично.
Накануне вечером Дарл оставила несколько сообщений на автоответчике Карен в ее квартире в Нью-Йорке и на съемочной площадке сериала «Соблазны». Но Карен так и не позвонила. Эли взглянул на часы. В Лос-Анджелесе было всего шесть утра. Если повезет, и Уильям найдет Карен, а потом уговорит ее приехать, то она будет здесь к вечеру.
– Я у тебе в долгу, приятель. Что-нибудь еще?
– К. сожалению, да. – Даже мягкий карибский акцент Уильяма на этот раз не смягчил его тон. – Если бы я знал, то сказал бы тебе об этом еще вчера. Но я выяснил только что.
– Что?
– Твоя сестра и твоя мать в Бернт-Стенде.
– То есть как?!
– Два дня назад они приехали в город. Твоя сестра уже встретилась со Сван Сэмпле. Они все еще там. Они полагают, что избавили тебя от неприятного сюрприза.
У Эли пересохло во рту. Уильям назвал ему гостиницу, где Ма и Белл остановились. Через несколько секунд Эли уже сидел в машине и ехал туда.
* * *
Итак, Соло бросил меня и отправился на разведку. Это беспокоило меня. Три дня он повсюду тенью следовал за мной – и вдруг ни с того, ни с сего один отправился осматривать окрестности?..
Я приняла душ, оделась и теперь стояла перед зеркалом в моей старой спальне. Я собирала волосы в строгий пучок, мрачно размышляя о том, что именно захотелось Соло узнать о моем родном городе. Или обо мне – после того представления, что я устроила накануне вечером.
Достав из кармана свободных брюк мой камешек-талисман, я долго смотрела на него, потом положила его на столик и оглядела комнату. Сван переделала ее после моего отъезда. Я знала, что она намеренно заложила окно, выходящее на лес, Сад каменных цветов и Каменный коттедж.
– Правда все равно лежит там. И неважно, видишь ты ее в окно или нет, – сказала я ей как-то.
Сван даже не вздрогнула.
– У меня такие ужасные воспоминания, что мне даже в голову не придет поделиться ими с тобой. Но я отказалась от них. Закрыла окно. И ты когда-нибудь сделаешь то же самое.
И я привела Соло в это «святилище». Может быть, я тоже хотела забыть о том, что случилось с Эли и его семьей? Может быть, я превращалась в Сван, сама не замечая этого? Люди постоянно меняются, пока не перестают узнавать самих себя, а былые страсти не улетают прочь как дым. Однажды я посмотрю на себя и пойму, что я отгородилась высокой стеной от воспоминаний, от правды – и могу жить с тем немногим, что осталось от меня самой…
Я вздрогнула, взяла мой талисман и положила обратно в карман.
* * *
Гостиница «Подворье Ракелоу» располагалась на тенистой улочке на окраине Бернт-Стенда, в окружении лужаек и цветочных клумб. Она представляла собой некое подобие строения в колониальном стиле, и, разумеется, ее отделали мрамором. Это был один из «домов Эсты».
Эли недовольно поморщился. Ма работала на семейство Ракелоу до того, как Матильда наняла ее горничной в Марбл-холл. Ма чистила туалеты Ракелоу, отскребала кучи, которые их пудель оставлял на коврах, улыбалась и молчала, даже если детишки Ракелоу приходили с грязными ногами и топтали только что отмытые полы в прихожей. Эди думал об этом и пытался понять, почему они с Белл решили приехать в Бернт-Стенд без него. Ведь перед его отлетом во Флориду они наметили дату приезда сюда всей семьи.
А теперь Ма сидела на модном диване в самом роскошном номере гостиницы. Ее руки много поработавшей на своем веку женщины праздно лежали на коленях, на ней было синее платье от известного дизайнера. Белл стояла у окна и казалась хрупкой бабочкой, благодаря длинному шелковому шарфу. В ее глазах стояли слезы, но она твердо отстаивала свою точку зрения. Малышка Джесси спала на широкой кровати.
Ладно, как бы то ни было, семья Уэйд вернулась в Бернт-Стенд, и теперь никто не осмелился бы назвать их белой швалью!
– Я понимаю, что вам захотелось утереть нос местным жителям, – устало сказал Эли, сидевший на кушетке в просторной гостиной. – Меня это не удивляет и не слишком беспокоит. Но лучше бы вы все-таки меня предупредили.
Он потер щеку и заметил, что Ма не сводит глаз с повязки на его руке.
– Если бы мы хотели произвести впечатление, то постарались бы, чтобы все узнали, кто мы такие! – горячо вмешалась Белл. – Но я зарегистрировалась в гостинице под именем Белл Кейнтри.
– Хорошо, но тогда зачем тебе понадобилось идти к Сван и говорить ей, кто ты на самом деле?
– Я хотела быть с ней честной. Я хотела, чтобы она знала, кто на самом деле купил ее землю. Я думала, что она, возможно, оценит такую откровенность с моей стороны и примет мои объяснения по поводу того, что мы намерены сделать с этой собственностью. Я хотела убедить ее в том, что нам нужна только правда. Эли, неужели ты думаешь, что ее не мучают сомнения по поводу смерти ее сестры?
Эли невесело усмехнулся:
– Вряд ли Сван Сэмпле провела много бессонных ночей, проливая слезы из-за того, что не знает, как и где Клара испустила последний вздох.
Лицо Белл вспыхнуло.
– Нам неизвестно, так ли это на самом деле. Я уверена, что она хочет узнать, кто на самом деле убил Клару. Она хочет, чтобы останки ее сестры были найдены.
– Сван уверена, что это сделал Па. Она не сомневается в том, что кости Клары лежат на дне озера.
Белл всплеснула руками:
– Эли, я сказала ей правду! Так будет лучше и для нас, и для нее. – Она помолчала. – Я подумала, что и тебе будет легче разговаривать с Дарл, если она вернется сюда.
Эли сердито нахмурился:
– Все, что от тебя требовалось, это позвонить мне во Флориду и сообщить о своих намерениях. И я бы тебе ответил, что сейчас не следует приезжать в Бернт-Стенд.
Их спор прервал спокойный голос Ма:
– Сынок, что, собственно, ты делаешь здесь вместе с Дарл?
– Я забочусь о ней. Она в очень плохом состоянии.
– И ты считаешь разумным не говорить ей, кто ты такой?
– Нет, Ма, я совсем не считаю это разумным. – Эли поморщился. – Я просто оказался… заложником обстоятельств.
– Мне стыдно за тебя!
Слова матери ударили Эли в самое сердце, потому что он знал – Ма права. Он расправил плечи и тяжело вздохнул.
– Все пошло не так, как я рассчитывал. В тот момент, когда мы встретились, Дарл был нужен рядом чужой человек, и я подыграл ей. Но мне кажется, Дарл меня узнала. Возможно, она сама этого пока не поняла, но это так.
– Ты солгал ей, – возразила Ма.
Эли мрачно уставился в пол и ссутулился:
– Солгал.
– Точно так же, как солгала Белл, чтобы получить землю мисс Сван.
– Мама! – воскликнула Белл. Энни Гвен встала:
– Нам нечем гордиться. Мы все поступили дурно. Поэтому, когда Белл решила лично встретиться с мисс Сван и все ей рассказать, я первая одобрила ее намерения. Я сказала: «Нашей семье незачем обманывать людей и ловчить». Такое поведение только оскорбляет память вашего Па. Сын, ты должен признаться Дарл. Сегодня же.
Эли послушно кивнул, потом мрачно взглянул на Белл:
– Я только хочу, чтобы вы были готовы к тому, что станут говорить люди, когда узнают о нашем появлении в Бернт-Стенде. Они скажут, что это из-за нас у Сван случился сердечный приступ, а Матильду хватил удар.
Белл задохнулась от возмущения:
– Это неправда! Мы со Сван очень мило побеседовали. Она ничуть не была расстроена. Сказала мне, что для нее все эти раскопки – большая неожиданность и надо подумать, но она готова снова встретиться с нами, когда ты приедешь. Я сказала, что ты занят и появишься позже. Эли, я клянусь тебе, она была совершенно спокойна!
Эли криво усмехнулся:
– И ты уже решила, что победила ее? Глупышка, Сван Хардигри просто ждала, когда ты подойдешь поближе, начнешь доверять ей. Она как змея. Тебе повезло, что она тебя не укусила. Я думаю, что мисс Сван собирается съесть нас живьем.
– Мисс Сван всегда была честной со мной, – твердо сказала Ма.
Эли вздохнул:
– Сван Сэмпле считает, что Па убил ее сестру. Я уверен, она не слишком счастлива оттого, что мы снова собрались вытащить на свет всю эту некрасивую историю. Это дело она принимает близко к сердцу и сделает все возможное, чтобы нам помешать.
Ма задумчиво посмотрела на него:
– Но Дарл сможет поговорить с ней. Ты сказал, что она хороший человек и верит в невиновность Па.
Эли отвернулся и опустил голову.
– Она самая лучшая.
– Значит, можно надеяться, что она поверит тебе и простит тебя, поймет, зачем мы приехали.
Он встал и коснулся плеча матери:
– Это испытание, которое нам обоим предстоит выдержать.
Ма кивнула.
* * *
Я никогда не нравилась Глории, новой экономке моей бабушки. Пока я сидела в столовой с чашкой кофе и несколькими тостами, которые сама приготовила себе в кухне, они с горничной с несчастным видом наблюдали за мной. Когда же я разложила на сверкающем столе из красного дерева папки с бумагами, Глория поглядела на меня так, будто я убила Сван и заняла ее место.
– Я звонила в больницу, – сказала она наконец со своим сильным акцентом. – Мисс Матильду и мисс Сван только что перевели в другую палату. Теперь они вместе. – В ее голосе слышались снисходительные нотки, словно экономка ни минуты не сомневалась, что ее их состояние волнует куда больше, чем меня.
– Да, я знаю об этом. Я обязательно навещу их, но сначала мне нужно разобраться с этими документами.
– Я собрала кое-что для вашей бабушки и мисс Матильды. Фрукты, горячие булочки… Мисс Сван любит булочки с черникой. Я положила также немного ветчины и печенье без сахара для мисс Матильды. Вы же знаете, что у нее диабет.
– Спасибо. Вы все сделали отлично.
– На столике у двери ключи от машины. Этой весной мисс Сван купила «Лексус».
– Замечательно, машина мне необходима.
Я взяла несколько документов и принялась просматривать их. Глория откашлялась:
– Через несколько дней здесь должна состояться встреча. В доме будут гости. Это очень важная встреча.
Она протянула мне листок бумаги. Я нахмурилась.
– Это список гостей?
Глория кивнула. Я увидела десяток фамилий, среди которых были управляющие несколькими благотворительными организациями и представители церковных кругов. Очень важные персоны. И ради чего все это?
– Должна ли я отменить встречу? – спросила Глория.
– Нет.
– Вы будете сами этим заниматься?
– Думаю, что я справлюсь.
– В той стране, откуда я приехала, внучки уважают бабушек. Я надеюсь, что вы исполните свой долг, останетесь здесь и сделаете то, что от вас требуется.
– Хорошо. Тогда помогите мне. Два дня назад у моей бабушки была гостья, молодая женщина. Сван что-то говорила вам об этом?
Глория смотрела на меня, широко открыв глаза.
– Я ничего об этом не знаю.
«А если бы ты и знала, то все равно ничего бы мне не сказала», – подумала я.
Я внимательно посмотрела на нее:
– Моя бабушка не из тех очаровательных женщин с легким характером, которых обожают окружающие. Почему вы так преданы ей?
В глазах Глории вспыхнуло презрение.
– Она хорошо платит и с уважением относится к людям. Я работала на американцев, от которых не дождешься ни того, ни другого. В моем мире от прислуги не ждут, что она станет вашим другом. Но сильный у нас всегда защищает слабого, и слабый должен быть предан сильному.
– Это называется диктатурой, Глория, – заметила я.
– Если хозяйка – настоящая леди, как мисс Сван, то все прекрасно. Я надеюсь, что вы хоть в чем-то похожи на вашу бабушку, и готова относиться к вам с таким же уважением, как и к ней.
– Благодарю вас, Глория. Мне просто было любопытно.
Экономка поджала губы и явно не собиралась уходить. Но с меня было достаточно. Я бросила на нее красноречивый взгляд. Глория вздрогнула и тут же вышла из комнаты. Очевидно, она увидела во мне бабушку, холодную и опасную.
Я быстро просмотрела оставшиеся бумаги. То, что я прочла, несказанно удивило меня. Сван собиралась отдать полмиллиона из собственных средств на приобретение участка земли и строительство зданий для некоего учреждения под названием Стенд-Толл. Предполагалось, что это будет центр для реабилитации трудных подростков со всего штата. Полмиллиона – огромная сумма даже для Сван.
Я отложила документы и долго сидела, уставившись в пустоту. Либо таким образом она пыталась заманить меня обратно в Бернт-Стенд, либо хотела благими деяниями обеспечить себе место в раю.
Ничего у вас не выйдет, бабушка. Мы обе отправимся прямиком в ад.
Сван и Матильда занимали вдвоем просторную светлую палату, но из-за огромного количества цветов она казалась тесной и напоминала оранжерею. Среди приславших цветы был сам губернатор штата, несколько высокопоставленных политических деятелей и владельцы мраморных разработок со всего Юга. Я поставила собранную Глорией корзинку на столик между двумя одинаковыми кроватями. Бабушка выглядела усталой, но все равно казалась царственной, хотя все еще была подключена к баллону с кислородом и капельнице.
– Я выбралась из реанимации в рекордный срок, – объявила она. – Ты напугана моими сверхчеловеческими способностями?
Я пожала плечами:
– Это не считается, если человек является членом попечительского совета больницы и грозит кардиологу тем, что лишит его лицензии.
– Ты преувеличиваешь. Если бы я обладала такой властью, я бы использовала ее, чтобы заставить тебя делать то, что я хочу.
– Не сомневаюсь. Расскажите мне о Стенд-Толле.
– Это дом для детей, которые были лишены родительской заботы и поддержки. Им будет управлять фонд Хардигри, который я создала совсем недавно именно для этого. Мой юрист принесет тебе все документы. Я уверена, что ты не откажешься принять участие в подобном проекте. Этим наследством ты можешь гордиться. – Она помолчала, в ее глазах светилась холодная насмешка. – От него ты не сможешь убежать, если я все расчитала верно.
– Прошу вас, не начинайте снова! – с отчаянием в голосе взмолилась Матильда.
Она лежала на боку, ее тело казалось еще более хрупким в голубой рубашке и бледно-голубом шелковом халате. Ноги были прикрыты шерстяным пледом. Сван, как всегда, была во всем белом. Они по-прежнему составляли величественный дуэт – две сестры с разным цветом кожи. У меня заныло сердце.
– Я прощу прощения, Матильда.
– Ты говорила с Карен?
– Пока нет. Она, вероятно, куда-то уехала. Я оставила для нее сообщения и еще раз попытаюсь дозвониться днем.
Матильда вздохнула, а Сван указала кивком головы на телефон, стоявший на тумбочке между ними:
– Ты сама можешь оставить сообщение своей внучке. Пусть она услышит твой голос.
Матильда покачала головой:
– Я не хочу просить.
Раздался стук в дверь, и в комнату вошел Леон. Он казался почти щеголем в твидовой спортивной куртке и коричневых брюках. Но, как и раньше, мраморная пыль покрывала его ботинки.
– Доброе утро, – поздоровался он. – Я заглянул проверить, не нуждаетесь ли вы в чем-нибудь, леди. – Он неловко переминался с ноги на ногу.
– Неплохо было бы помолодеть, – ответила ему Сван.
– Ну…
– Ты принес мне открытку? – спросила Матильда. Она смотрела на сложенный листок бумаги, который Леон держал в руке.
– Да, мэм. Карла Энн нарисовала ее для вас.
Он передал Матильде рисунок и теплые слова, написанные шестилетней Карлой Энн, его дочкой. Я знала, что у него есть еще сын, Реджи, которому исполнилось только три года. Со своей женой Леон познакомился в Университете Северной Каролины. Она умерла от рака. Матильда души не чаяла в детях Леона и теперь прижимала самодельную открытку к груди. Леон повернулся ко мне:
– Мы вчера вечером неплохо пообщались с вашим другом здесь, в вестибюле больницы. Мне показалось, что он отличный парень.
Я осторожно покосилась на него. Что-то мне никогда раньше не приходилось видеть, чтобы Леон вдруг проникся такой симпатией к совершенно незнакомому человеку.
– Спасибо. Я передам ему ваши слова.
С видом человека, защищающего мою репутацию перед моей бабушкой, Леон добавил:
– Значит, вы отвезли его в гостиницу «Подворье Ракелоу»? – Я посмотрела на него в полном изумлении. Форрест неловко кашлянул. – Гм… Я видел джип компании, он припаркован именно там.
– А… нуда.
Я спасла Леона, но в голове у меня все смешалось. Зачем Соло отправился в «Подворье Ракелоу»? Неужели он решил снять там комнату? Но почему? Я медленно переваривала полученную информацию, пока Леон беседовал со Сван и Матильдой. Бабушка буквально сверлила меня взглядом. Как только Форрест попрощался и вышел из палаты, она тут же села в постели.
– Расскажи-ка мне об этом друге!
Я объяснила ей, кто такой Соло, стараясь четко придерживаться фактов.
– И это все, что ты о нем знаешь?
– Я познакомилась с ним несколько дней назад.
– Понимаю…
– Нет, вы не понимаете! Он замечательный человек, и сюда он приехал только потому, что я его об этом попросила. На него я могу положиться.
– Тебе следовало сказать мне об этом раньше, – коротко сказала Сван.
– Вчера вечером я не могла этого сделать. Бабушка строго взглянула на меня и приказала:
– Закрой дверь. Нам необходимо поговорить.
Я прикрыла поплотнее тяжелую дверь в палату и неловко остановилась в ногах ее постели. Сван откинулась на подушки с каким-то летаргическим спокойствием – результат лекарств и сильной воли. Но когда ее глаза остановились на мне, я прочла в них тревогу, и у меня засосало под ложечкой.
– Если помнишь, я еще вчера сказала тебе, что нам надо поговорить.
– Да, но я не представляю, какое это может иметь отношение к моему другу.
– Возможно, никакого. Но ты могла стать жертвой обмана.
– Бабушка, на что вы намекаете?
Сван расправила одеяло, и этот неосознанный жест встревожил меня еще больше. Не в ее привычках было оттягивать неприятный разговор. Но Сван быстро взяла себя в руки и приготовилась к схватке:
– Я продала две сотни акров земли за Марбл-холлом.
Я уставилась на нее. Больше шестидесяти лет эта земля принадлежала Хардигри, Эста сама покупала поместье. На проданной земле стоял Каменный коттедж, там раскинулся Сад каменных цветов. И там лежала в своей тайной могиле Клара. Я вцепилась в металлическую спинку кровати и глухо спросила:
– Вы шутите?
– Вовсе нет. Я продала участок покупателю из Мемфиса. Это был юрист, который объяснил, что вкладывает деньги своих клиентов. – Она помолчала. – Договор включает в себя несколько условий. Во-первых, покупатель должен сохранить Сад каменных цветов.
– Как вы могли так рисковать?! Люди постоянно нарушают договоры!
Я посмотрела на Матильду. Она хрипло дышала.
– Вы знали об этом? Она кивнула.
– И вы согласились?! Она снова кивнула.
– Мы сделали это ради тебя, – продолжала Сван. – Мы хотели показать, что это место не имеет власти над нами и не должно иметь власти над тобой.
– Я не могу в это поверить! Не могу представить, что вы отдали Сад посторонним…
– Да, мы рисковали. Но деньги от продажи пошли на создание центра для подростков.
Так вот откуда взялись эти полмиллиона долларов! Пот выступил у меня на лбу.
– Что вы на самом деле пытаетесь доказать? Что мы непобедимы? Что убийство по-прежнему может сойти нам с рук?
– Прекрати! – воскликнула Матильда. Она тоже села на постели, дрожа всем телом. – Мы рискнули, чтобы сделать хоть что-то хорошее для нашей семьи. Мы хотели создать то, что вернет домой тебя и Карен. Это было бы наследство, которым вы обе могли бы гордиться. И тогда ужасная ошибка стала бы благом.
Сван ткнула в меня пальцем:
– Я знаю, ты считаешь меня выскомерной и безжалостной. – Ее губы дрогнули в горькой усмешке. – Возможно, ты права. Но оказалось, что я еще и глупа. Этот адвокат был просто посредником, я знала об этом. Но я не сумела выяснить, что он представлял одного-единственного клиента и что у этого клиента оказались свои виды на этот участок.
Я выпрямилась. Неужели ситуация может стать еще хуже?
– Говорите. Сван помедлила.
– Женщиной, приходившей ко мне два дня назад, была Белл Уэйд. Это она купила землю.
Часы на стене отсчитывали секунды. Матильда медленно закрыла лицо руками. Я изо всех сил пыталась справиться с шоком, а Сван продолжала говорить:
– Они с братом намереваются найти в этой земле доказательство того, что их отец не убивал Клару.
Эли…
– Теперь тебе лучше пойти и поговорить с твоим «другом», – сказала Сван. – Ради твоего же блага я надеюсь, что он не окажется Эли Уэйдом.
* * *
После разговора с матерью и сестрой Эли решил разыскать Дарл. Он спустился по широкой лестнице и вышел в просторный холл. Двойные двери на улицу оставались открытыми, и прохладный воздух шел с мраморной веранды. Он видел аккуратно подстриженный газон у входа в гостиницу, узенькая мраморная дорожка вела от тротуара к входу.
И по этой дорожке медленно шла Дарл.
Эли замер. Она все узнала. Ему хватило одного взгляда на ее размеренную походку, холодное выражение лица, прямую спину, чтобы понять это. Дарл все узнала. Он вышел на веранду как раз в тот момент, когда она ступила на нижнюю ступеньку лестницы. Дарл остановилась и подняла на него глаза. Ее лицо оставалось непроницаемым, только в глазах застыла боль.
– Эли? – произнесла она еле слышно.
Он кивнул.
Дарл покачнулась, как от удара, молча развернулась и пошла прочь. Эли сбежал по ступенькам, поравнялся с ней и коснулся ее руки.
– Не смей! – приказала она, и по ее лицу Эли понял, что делает только хуже. Тогда он решительно шагнул вперед и загородил ей дорогу.
– Я не лгал тебе. Я назвал другое имя, это правда, но оно тоже принадлежит мне. Я понимаю, что должен многое объяснить, и я сделаю это. Но сейчас ты должна понять, что я лгал не для того, чтобы причинить тебе боль или использовать тебя.
Дарл молчала. Ему хотелось, чтобы она наорала на него, обругала, но она не произнесла ни слова. Эли казалось, что от напряжения воздух между ними наэлектризовался. Он видел, как дрожит Дарл, да и у него самого тряслись руки. Ему никак не удавалось справиться с собой.
– Прошу тебя, идем со мной, Дарл! – Эли обнял ее за плечи. – Давай поедем в какое-нибудь тихое место и все обсудим. Я расскажу тебе обо всем, о чем ты захочешь услышать. Мне нечего скрывать, и я хочу, чтобы между мной и тобой не осталось никаких тайн и секретов. Я понимаю, как это звучит сейчас, но это правда.
Дарл едва заметно качнула головой:
– Ты лгал, чтобы получить землю. Отпусти меня.
– Прошу тебя, выслушай! – хрипло взмолился Эли, сжимая ее плечи. – Всего за несколько дней мы с тобой сблизились, как мало кому удается. Два чужих друг другу человека стали близкими, разве это не большая ценность. Давай не будем разрушать все это из-за моей единственной ошибки! Не надо делать поспешных выводов…
– Наши отношения были разрушены с самого начала. Это произошло двадцать пять лет назад. Пропусти меня.
Эли пришлось усилием воли разжать пальцы. Ему отчаянно не хотелось отпускать Дарл, все внутри его кричало: «Обними ее крепче, не отпускай, заставь выслушать!» Но он знал, что не имеет на это права.
– Ладно, я все понимаю. Когда я был Соло, я был для тебя особенным. А теперь я тот, кого тебе хотелось забыть.
Эли опустил руки. Дарл внимательно посмотрела на него.
– Я хочу, что ты забыл меня, – поправила она.
Эли не понял, что она имеет в виду, и хотел сказать ей о б этом, нотут раздался голос Белл:
– Дарл!
Дарл подняла голову, посмотрела на веранду, и выражение ее лица смягчилось. Там стояли Ма и Белл, которая держала на руках спящую дочку.
– Пожалуйста, прости Эли, – сказала Ма. – Он только хотел помочь тебе. Мой сын считал, что ты не захочешь иметь с ним ничего общего, если узнаешь, кто он такой на самом деле. Разумеется, он не должен был обманывать тебя, и Белл не должна была тайком покупать землю у мисс Сван. Но у них были добрые побуждения. Никто из нас не хотел причинять вам лишней боли. Мы хотим покоя. А еще… – Ее голос на мгновение прервался. – …мы хотим хоть капельку справедливости для моего Джаспера. И для нас тоже.
Глаза Дарл оставались суровыми, но в них сверкали слезы. Она молча кивнула и повернулась к Эли. Когда она посмотрела на него, ему показалось, что его сердце сейчас разорвется от досады. Господи, о чем она думает? Почему отталкивает его и отрекается от самой себя?
– Делай то, что считаешь нужным, – произнесла Дарл. – Но я не могу помочь тебе.
Она повернулась и пошла прочь, и Эли не стал ее удерживать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Сад каменных цветов - Смит Дебора



Серьезный роман,не для легкого чтива.Но читать очень даже стоит.Сложные,непреклонные характеры героинь романа,гнет тайн прошлого,выбор без альтернативы,чистая детская любовь,сохранившаяся чрез многие годы.Не рафинированные гл.герой и гл.героиня,их любовь без упреков и сожалений и, наконец, разрешение всех мрачных тайн и восстановление справедливости.Написано очень хорошим слогом:чувственно и объемно.10 из 10.
Сад каменных цветов - Смит ДебораГандира
21.06.2013, 23.18





Ой, блин и занудство!!!
Сад каменных цветов - Смит ДебораЕлена
6.09.2013, 23.51





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Прекрасный писатель, и у нее невероятные главные герои мужчины. Но женщины - это ужас просто, больные на голову: клан, семья, корни, предки - и так из романа в роман. Предают героев или же отказываются от них ради семейного клана. Бесят меня ее героини.
Сад каменных цветов - Смит ДебораТореодора
4.03.2014, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100