Читать онлайн Сад каменных цветов, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сад каменных цветов - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сад каменных цветов - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Сад каменных цветов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Ночью Сван перенесла сердечный приступ. Матильда поехала с ней в больницу, а потом сама потеряла сознание в комнате ожидания. У нее случился удар. Я думала только о том, как поскорее вылететь с острова, и была так погружена в свои мысли, что почти не замечала Соло. Он молча помогал мне собирать вещи и был каким-то тихим, словно ему на плечи легла тяжелая ноша. Только один раз он сказал:
– Ты любишь свою бабушку и ее подругу, – потом добавил: – Разумеется, я отвезу тебя к ним.
– Спасибо.
«Только не умирайте, бабушка!» – эта мысль постоянно билась в моей голове. А когда-то давно я представляла себе, как Сван умрет, а я сразу же разыщу Эли и расскажу ему всю правду. В те годы я еще упивалась такими картинами. Но я и в самом деле любила Сван Хардигри Сэмпле, мою бабушку, вершительницу моей судьбы. Это была безнадежная преданность, неотделимая от ненависти любовь, пронизанная горечью и печалью. Я и сейчас не знала, что мне делать с этой любовью, как не могла справиться с ней в детстве.
К полудню мы уже были на материке и двигались в глубь континента. Соло вел свой крошечный самолет над богатыми равнинами Южной Джорджии, засаженными хлопком и ореховыми деревьями, над поросшими лесом холмами и пригородами Атланты. Мы поднимались все выше, и наконец на горизонте показались округлые, сине-зеленые вершины Аппалачских гор. Мы были уже в воздушном пространстве Северной Каролины, когда я нарушила угрюмое молчание.
– Мы почти на месте, – сказала я.
Под нами проплывали суровые леса и маленькие городки, а я смотрела на профиль Соло. Его губы были сжаты, у рта залегли суровые складки. Руки легко сжимали штурвал. Он надел мягкий белый пуловер, серые брюки и крепкие ботинки, а я, естественно, облачилась в темно-синий строгий костюм. Теперь мы выглядели совершенно по-разному, но Соло, целиком сосредоточенный на управлении самолетом, был также сдержан и суров, как и я.
– Ты уже бывал в этих горах раньше? – спросила я, перекрывая рев двигателей.
После секундной паузы он кивнул головой.
– В детстве.
– Теперь в моем родном городе есть даже небольшая больница, это совсем близко от нового аэропорта. Он совсем маленький, но все же… Как только мы приземлимся, я позвоню бабушкиному управляющему, и он вышлет за нами машину.
Соло снова кивнул, но промолчал, а я осторожно добавила:
– Ты сможешь остановиться в бабушкином особняке.
Он посмотрел на меня с невозмутимостью игрока в покер, но я заметила, как побелели костяшки его пальцев, вцепившихся в штурвал.
– Не беспокойся, я найду, где остановиться.
– Это не просто вежливость с моей стороны. Я бы хотела, чтобы ты был рядом. – Я колебалась, стоит ли продолжать. – Я знаю, что твоя работа кончена, но…
– Ты полагаешь, что ты для меня – только работа?
Я сделала вид, что смотрю в окно, и с трудом справилась с голосом:
– Я просто пытаюсь облегчить тебе путь к отступлению, если ты не хочешь оставаться.
Он на мгновение коснулся моей руки, погладив большим пальцем ладонь.
– Я с тобой надолго, – сказал он. – И это потому, что ты мне небезразлична. Помни об этом.
Самолет стал постепенно снижаться, мы миновали гранитные пики, и перед нами открылась долина. Среди деревьев показались бело-розовые мраморные дома Бернт-Стенда, величественные, неподвластные времени.
– Я дома, – мрачно объявила я.
Моя рука невольно опустилась в карман, пальцы привычно сжали камень-талисман, подаренный мне Эли.
Даже камень знает, где его родина.
* * *
Осень еще только начала спускаться в долину, но листья кизиловых деревьев, первыми меняющие цвет, уже покраснели. Самолет Соло пробежал несколько метров по дорожке и остановился, окруженный прозрачным воздухом и красно-зеленым лесом. К нам сразу же направился высокий чернокожий мужчина, вышедший из крошечного административного здания. Ему было около сорока, черные волосы коротко острижены, а правую щеку пересекал белый шрам. Темные брюки, рубашка в полоску, кожаная куртка и шелковый галстук – все было выдержано в коричневых тонах под цвет его глаз. Мраморная пыль цеплялась за толстые подошвы рабочих ботинок. У него были широкие ладони каменотеса. Это был Леон Форрест.
– Леон! – Я протянула к нему обе руки и пошла навстречу. – Ну что?
Он крепко сжал мои пальцы.
– Вы же знаете, что ваша бабушка так легко не сдастся. Доктора говорят, что она хорошо справляется. Они называют это сердечным приступом средней тяжести. И с мисс Матильдой все в порядке. Правда, у нее немного нарушена речь, и видит она не слишком хорошо.
У меня отлегло от сердца, глаза защипало от навернувшихся слез. Я повернулась к Соло и представила мужчин друг другу.
– Мистер Форрест, управляющий на каменоломне. Леон, это мистер Соло. Он мой друг и консультант по вопросам безопасности в «Группе Феникс».
Соло смотрел на Леона, и его глаза блестели. Мне показалось, что в них мелькнуло удивление, сменившееся грустью и теплотой. Но я наверняка ошибалась: ведь они никогда раньше не видели друг друга.
Леон, пожимая руку Соло, нахмурился:
– Что-то ваше лицо кажется мне знакомым.
– Рад видеть вас, – спокойно ответил Соло. – Именно так, рад вас видеть. – Он помолчал, на скулах заиграли желваки. – Даже при сложившихся обстоятельствах.
Пока мы все втроем шли к пыльному джипу, я мрачно посмотрела на Леона.
– Что сказала моя бабушка, когда услышала, что я приезжаю?
Леон смущенно посмотрел на меня, потом вздохнул.
– Она сказала мисс Матильде: «Дарл, вероятно, удивлена, что у меня есть сердце».
Послеполуденное солнце отражалось от розового мраморного фасада новой окружной больницы, расположенной на холме к северу от города. Я оставила Леона и Соло в вестибюле, где на стене висели портреты Сван, Матильды и других членов попечительского совета больницы, и направилась к лифту, чтобы подняться на четвертый этаж в кардиологическое отделение. Я прошла мимо таблички, где перечислялись отделения, расположенные на втором этаже, носящем имя моей матери, Джулии Сэмпле Юнион. Несколько лет назад я приезжала в город на церемонию открытия, произнесла речь в честь моей матери и поинтересовалась у Сван, зачем она увековечила память дочери, которую оттолкнула от себя.
– Я никогда ее не отталкивала, только мне не нравился ее выбор, – парировала Сван.
– Я росла, уверенная в том, что она меня бросила.
– Тот, кто сказал тебе такое, совершил жестокую и печальную ошибку.
– Но вы сделали все, чтобы я в это поверила.
Сван тяжело вздохнула:
– Мне самой хотелось в это верить. Это было не так больно, как помнить о том, что я отвергла ее и стала причиной ее гибели.
Она ответила честно, но на этой жестокой ноте закончила разговор и отказалась впредь говорить о моей матери. В то время я еще работала общественным защитником в Атланте и, возвращаясь туда на машине, проплакала все четыре часа.
Теперь я поднималась на лифте мимо стерильного этажа, посвященного ей, постукивая ногой от нетерпения и терзая ремешок своей сумочки. Но когда А вышла в холл четвертого этажа, я уже держала себя в руках. В коридоре у входа в кардиологическое отделение я увидела Матильду. Она сидела в кресле на колесах в синем халате, скрывавшем больничную рубашку.
– Господи! – прошептала я и бросилась к ней.
– Дарл, – с трудом выговорила Матильда.
– Почему вы не в постели?
– Я ждала тебя и хотела быть рядом с ней.
Я опустилась на колени и обняла Матильду. Она показалась мне удивительно хрупкой. Тонкие кости, белоснежные волосы и почти прозрачная кожа, которая могла разорваться так же легко, как золотая оберточная бумага.
– Где ваша палата? Я сейчас же отвезу вас туда!
– Ты этого не сделаешь. Я обещала Сван, что навещу ее вместе с тобой. Она задремала. – Матильда говорила медленно, запинаясь, но определенно была исполнена решимости. – Они держат ее в одном из этих ужасных боксов. Она терпеть его не может. Ты же знаешь, как твоя бабушка ценит уединение. Идем к ней. Она так за тебя волновалась.
Я ничего не ответила и покатила кресло Матильды по коридору в кардиологическое отделение. Она указывала мне дорогу. Мы миновали сестринский пост и оказались около большого помещения, разделенного занавесками на отсеки. Сестры сразу же окружили меня. Все они заговорили разом высокими мелодичными голосами жительниц гор – очень вежливо, словно я явилась с инспекцией и могу лишить их работы. У меня засосало под ложечкой. Неужели я теперь так выгляжу?
Мы прошли мимо ряда боксов, где сквозь раздвинутые занавески были видны пациенты, обвитые трубочками и проводами, идущими к мониторам. За окнами больницы пурпурно-лиловый закат окрасил окружающие горы, легкий туман спустился на холмы. Место моего рождения выглядело удивительно красивым – и почему-то беззащитным. – Вот здесь, – сказала Матильда. Я остановилась и отдернула занавеску. Верхний свет погасили, так что лицо Сван освещала только маленькая лампа в изголовье кровати. Моя бабушка была подсоединена к полудюжине приборов и капельнице. Прозрачная трубочка, по которой шел кислород, выходила из ее орлиного носа. Глаза бабушки были закрыты. Я подкатила кресло Матильды поближе к кровати, сама подошла с другой стороны и стояла молча, не дотрагиваясь до Сван. Я просто смотрела на нее и собиралась с силами. Черты бабушки заострились, кожа стала пепельной, но она все равно оставалась красивой. Ее прекрасные волосы стали серебристо-серыми. Однако она с вызовом носила их более длинными, чем положено леди определенного возраста, и тяжелые серебристые пряди падали на плечи. Я коснулась пальцами кружевного воротника ее белого шелкового халата, завязанного под подбородком. Матильда прошептала:
– Она, разумеется, отказалась надеть больничную рубашку.
– Разумеется.
Матильда наклонилась к уху бабушки:
– Сван, она здесь. Дарл приехала.
Бабушка глубоко вздохнула во сне, но не ответила. Матильда наклонилась ниже:
– Сестра!
Это прозвучало как приказ, но Матильда тут же покосилась на занавеску, опасаясь, что ее могли услышать. Как будто их родство оставалось тайной для горожан! Это едва не доконало меня. Они со Сван были так похожи, когда хранили свои старые грехи и секреты, оберегали запятнанную репутацию семьи.
Бабушка тут же открыла глаза. Она не признавала полутонов и неопределенности: она либо спала, либо не спала. Взгляд ее чуть поблекших синих глаз был затуманен лекарствами, но они смотрели прямо на меня. Я заметила промелькнувшую искорку удовлетворения, но Сван немедленно взяла себя в руки и откашлялась.
– Если ты приехала посмотреть, как я умираю, то мне придется тебя разочаровать.
Я наклонилась к ней:
– Я приехала позаботиться о вас, пока вы будете выздоравливать. Разумеется, если вы этого хотите.
– Чем я заслужила это внезапное проявление преданности?
– Понятия не имею.
– Вот что требовалось, чтобы заманить тебя домой!
– Меня никто никуда не заманивал. Я приехала навестить мою больную бабушку. Это большая разница.
– Долг, а не преданность?
– Вы ждете, что я буду сентиментальной? Вы же терпеть не можете сентиментальность.
– Ненавижу. Так ты останешься?
– Пока вам не станет лучше.
– Возможно, я стану инвалидом. Тогда тебе придется задушить меня моей же подушкой.
– Полагаю, у меня будет время над этим подумать.
Матильда охнула. За прошедшие годы такие словесные перепалки стали для меня и Сван обыденными, но мы никогда раньше не позволяли себе ничего подобного при свидетелях. Я посмотрела на Матильду, молча прося у нее прощения, потом снова повернулась к Сван.
– Я буду жить в Марбл-холле и приду навестить вас завтра утром. – Я помолчала. – Может быть, кто-то огорчил вас вчера? Я слышала, к вам в офис заходил посетитель, и после этого вы были сама не своя.
Глаза Сван вспыхнули:
– Леон шпионит за мной?
– Будет вам! Он только рассказал, что к вам приходила молодая женщина, вы закрылись с ней в кабинете и беседовали. После ее ухода вы выглядели плохо, и вполне естественно, что он беспокоился. Что это за женщина?
– Это касается только меня. Возможно, мы с тобой обсудим это позже, когда у меня будет отдельная палата. Передай Леону, что я хочу, чтобы ты наблюдала за делами компании, пока я больна. Если есть необходимость следить за мной, то пусть лучше этим занимается моя собственная внучка.
– Леон великолепно справляется с работой. Он не нуждается в моем вмешательстве.
– Он всего лишь служащий, а не член семьи. Он не один из нас.
Я бы рассмеялась, если бы хоть один звук смог прорваться сквозь ком в горле. С точки зрения Сван, выражение «один из нас» не относилось к цвету кожи. Она говорила о том положении, которое занимали Хардигри.
Я наклонилась к самому ее уху и прошептала:
– Ему же лучше! Мы слишком привыкли убивать своих родственников или спокойно смотреть, как другие платят жизнью за наши преступления. Так что не шутите насчет того, что я могу вас задушить. Это настолько в традициях нашей семьи, что вы не будете чувствовать себя спокойно.
Матильда слышала каждое слово. Она в ужасе закрыла рот рукой, а Сван посмотрела на меня с выражением отчаянной гордости.
– Приходи завтра. Нам необходимо поговорить. Я должна сообщить тебе кое-что очень важное. Тогда и посмотрим, насколько ты сильная.
Я нахмурилась, но взгляда не отвела.
– Никаких игр, бабушка. Я не в настроении.
– Уверяю тебя, никто и не играет. – Произнеся эти слова, она отвернулась и больше не смотрела на меня. – Отправляйся в Марбл-холл и будь там хозяйкой. Не забудь отвезти Матильду в ее палату. Я нуждаюсь в отдыхе. Я должна встать на ноги в рекордно короткий срок. – Она сурово посмотрела на Матильду: – Ты тоже отправляйся отдыхать. Я проверю, как ты выполняешь мой приказ. Завтра я буду настаивать на том, чтобы меня перевели к тебе в палату.
Сван величественно отпустила нас. Матильда коснулась ее руки на прощание, и бабушка соблаговолила более милостиво взглянуть на нее. Матильда кивнула. Они беседовали без слов, как близнецы, которые общаются телепатически.
Я быстро вывезла Матильду в коридор, двигаясь очень осторожно, как канатоходец. У меня разболелась голова, ломило в висках, боль накатывала волнами. Как только мы вышли из отделения, Матильда подняла голову и посмотрела на меня. Ее губы шевелились, она пыталась заговорить. В глазах заблестели слезы.
– Как ты можешь быть такой жестокой, когда говоришь с ней о прошлом?
– Простите. Это у нас нечто вроде разминки.
Матильда прижала к груди сухонькие кулачки.
– Но почему? Почему?
Я нагнулась к ней, руки у меня тряслись.
– А разве вас не мучают воспоминания? – хриплым шепотом спросила я. – Меня преследуют призраки. В последние дни это стало совершенно невыносимым.
– Это был несчастный случай.
– Вы знаете, о чем я говорю. Речь не только о Кларе.
– Это все случайности, – упрямо заявила она. – Как ты можешь обвинять Сван после стольких лет?
Я лишь тяжело вздохнула, признавая свое поражение. Спорить с ней не имело смысла.
– Матильда, вы всегда были на ее стороне.
– Неужели ты не можешь пересилить себя? Хотя бы раз? Ведь ты ее единственная родственница!
– Единственная родственница? Вы прекрасно знаете, что это не так. Времена изменились, Матильда. Правила изменились. Не пора ли открыто признать, что вы ее сестра?
– Сводная сестра. Я – ее сводная сестра-полукровка. – Матильда дрожала так сильно, что я испугалась, но она горделиво выпрямилась. – И я никогда никому не расскажу, как получилось, что я родилась на свет чернокожей Хардигри! Я должна позаботиться о Карен. Поползут слухи, это может повредить ее карьере.
– Позвольте мне позвонить ей в Нью-Йорк. Я скажу, что она нужна вам…
Матильда покачала головой:
– Я не стану просить ее приехать.
– Но я же здесь, рядом со Сван! И Карен вернется к вам. – Я прижала пальцы к вискам. – Неужели так и не настанет время, когда мы сможем просто сказать правду и принять то, что мы сделали, и то, кто мы такие?
Матильда посмотрела на меня с царственной сдержанностью, как постаревшая львица.
– Нет. Правда разбивает сердца. У тебя своя правда. У меня своя.
* * *
Бернт-Стенд. Кровь, смерть – и Дарл. Эли чувствовал, как эта троица борется за его сердце, пока он ждал в вестибюле больницы. Всего в нескольких милях отсюда умирал Па – на земле перед Каменным коттеджем. До последнего мгновения он молча смотрел на Ма, словно умолял о прощении. Если есть хоть один шанс доказать, что Па не убивал Клару Хардигри, то это значит, что убийца кто-то другой. И может быть, этот человек находится совсем рядом!
Леон задал ему несколько вопросов, но Эли умело обошел их, так толком ничего и не ответив. В больших глазах Форреста появилось выражение недоверия, и Эли стало больно. Он не привык лгать, ему хотелось, чтобы Леон уважал его.
– Что ж, пожалуй, мне лучше предоставить вас самому себе, – произнес Леон и снова пронзил Эли взглядом. – У меня дома дочка и сын, а старушка, которая помогает по хозяйству, наверняка переварит овощи и начнет орать на ребятишек, если я не появлюсь вовремя.
– У вас есть дети? Это хорошо…
Леон удивленно взглянул на него и пожал плечами:
– Моя жена умерла несколько лет назад, так что я их воспитываю один. Они хорошие ребятки. – Он бросил Эли связку ключей от машины. – Можете пользоваться джипом, на котором я вас сюда привез. Это машина компании. У меня тут стоит другая.
– Спасибо.
– Надеюсь, что вы какое-то время пробудете в городе, и я смогу задать вам несколько вопросов. Нас всегда очень интересуют чужие.
– Вам не повезло. Мне нечего особенно рассказывать.
– Но интересно-то именно то, о чем вы умолчали. – Эли прикусил язык. – Ладно, мистер Соло, мы еще побеседуем. Всего наилучшего. – Леон вежливо кивнул и направился к выходу.
– Леон, постой.
Форрест остановился, удивленный тем, что чужой человек назвал его по имени и обратился на «ты».
– Да?
Эли выдержал его взгляд.
– Меня зовут не Соло. Я Уэйд. Эли Уэйд.
На мгновение Леон замер, уставившись на него с выражением искреннего изумления на лице. Но оно сменилось узнаванием. Эли понял, что Леон вспомнил все, когда тот коснулся белого шрама на щеке. Он медленно подошел к Эли и протянул ему руку.
Прошлое встретилось с настоящим.
Две самые важные женщины в моей жизни состарились и больны, обе лежат в больнице! Когда я спустилась в вестибюль, меня встретил Соло, и я вдруг почувствовала, что мне не хватает воздуха. В голове пульсировала боль.
– Сегодня вечером мне придется поработать, – сказала я. – Я должна обзвонить бабушкиных друзей и партнеров, ознакомиться с делами. Ты не обязан оставаться со мной. Вокруг города достаточно гостиниц, есть хорошие мотели.
– Если ты хочешь от меня избавиться, Дарл, тебе придется говорить откровенно. Я невероятно туп. Некоторым достаточно намека, но только не мне. Я должен услышать: «Прочь с моих глаз, ублюдок!» – и только тогда я все пойму.
Я смотрела на него во все глаза.
– Отлично. Я хочу, чтобы ты остался. Я отвезу тебя в наше семейное логово.
– Марбл-холл?
– Да. – Вероятно, я упоминала это название в разговоре с ним. Правда, я почему-то этого не помнила. – Там нас не будут беспокоить.
Голова моя просто раскалывалась. Я на мгновение закрыла глаза и сжала ладонями виски, словно она могла лопнуть в любую минуту. Соло обнял меня за плечи.
– Поговори со мной. Что случилось?
– Голова болит, – призналась я. – У меня это бывает. Но сейчас особенно плохо. Лекарство у меня в чемодане.
– Тебе не нужны таблетки, тебе необходимо поплакать. – Он покрепче прижал меня к себе. – Хочешь, я заставлю тебя плакать?
– Нет! Ты – единственное светлое пятно в моей жизни. Пусть это так и остается.
Соло закусил нижнюю губу. Он выглядел как человек, попавший между двумя столкнувшимися поездами, раздавленный собственными печалями.
– Согласен, – наконец сказал он. – Сегодня вечером твое желание исполнится.
Он вывел меня на улицу, и в Саду размышлений, подаренном больнице моей бабушкой, меня вырвало. Теперь я точно была дома! Соло отводил мне волосы с глаз, пытался вытереть мне платком лицо, но я только отворачивалась. Я пошла к джипу на два шага впереди него, онемевшая, но преисполненная решимости сохранить хотя бы видимость достоинства. Он не мешал мне. Я села в машину, откинула голову на подголовник, закрыла глаза и постаралась забыть, где я и почему. Я надеялась, что Соло отыщет Марбл-холл без моей помощи.
И он удивительно легко с этим справился.
* * *
Розовый особняк оставался все таким же, каким я видела его во сне. Он навис надо мной, когда мы подъехали к нему по усыпанной крошками мрамора дорожке, готовый впустить меня в свое прохладное чрево. Окруженный огромными елями и подстриженными кустарниками, он возвышался темным обелиском на фоне закатного неба. Холмы вокруг были покрыты лесом, к ним сзади подступали горы. Если обойти особняк слева, пройти через сады, мимо бассейна, спуститься по лестнице, миновать старый пруд с фонтаном, пройти через лес, можно было оказаться возле места упокоения Клары у подножия огромной мраморной вазы в Саду каменных цветов. За садом стоял пустой Каменный коттедж, с забитыми дверями и окнами, увитый диким мускатным виноградом. Его кисти скоро станут золотисто-желтыми, а разноцветные осенние листья будут падать на двор, на сад, на могилу Клары. Я точно знала, что увижу, если решусь пройти через лес.
Но я не решилась.
– Вот и мой милый дом, – выговорила я, борясь с тошнотой и болью.
Соло взял у меня ключ и поднялся на высокое крыльцо. Я медленно тащилась за ним. Глория, экономка Сван, оставила включенными лампы на крыльце и в комнатах первого этажа. Мы вошли в холл. Наши шаги заглушал драгоценный персидский ковер. Записка от Глории на листке бумаги с логотипом компании гласила, что на кухне я найду ростбиф, холодные салаты и жаркое, которое смогу разогреть в микроволновке. И я не пошла на кухню. Я рванулась в заднюю часть дома, словно загнанное животное в поисках выхода, распахнула высокие стеклянные двери, выходящие к бассейну, пробежала еще несколько шагов и рухнула в плетеный шезлонг. Здесь меня и нашел Соло.
– Только не надо света! – взмолилась я. – Прошу тебя. Дай мне несколько минут, я встану и приму лекарство.
Он подошел сзади меня к шезлонгу.
– Давай сначала попробуем мой метод. – Его широкие теплые ладони легли мне на плечи и стащили пиджак. Я напряглась. – Я не собираюсь раздевать тебя ради собственного удовольствия, – объяснил Соло с мягкой насмешкой. – Но этот пиджак безнадежно испачкан.
Я выпрямилась. Мне стало неловко, стыдно.
– Ты просто счастливчик! – несмотря на боль в голове, я не удержалась от сарказма. – Ты видел меня в таком состоянии, вдыхал мерзкий запах… Ты единственный, кому так повезло.
Соло отбросил мой пиджак в сторону.
– Зато вчера я залил тебя кровью, так что теперь мы квиты. – Его руки снова легли мне на плечи, поглаживая белую блузку. – Не забывай: я был в тебе, Дарл, пробовал тебя на вкус. В тебе нет ни единой частички, с которой я не хотел бы познакомиться поближе.
Я глухо застонала и положила ладони на его пальцы. Мы вместе смотрели на деревья-призраки, обступившие дом. От Соло исходила такая же печальная энергия, как и от меня. Как он сумел так точно подстроиться под мои ощущения, стать таким же несчастным? Господи, как я нуждалась в нем, в этом, в общем-то, незнакомом, но таком близком мне мужчине! Однако я не имела никакого права тащить его за собой в пучину тайн и лжи, которая оплетала мою собственную жизнь. Если у нас есть хоть какой-то шанс, я должна уберечь его от этого – ради себя самой.
– Я хочу, чтобы ты завтра же уехал, – объявила я. – Через неделю или около того, когда я улажу все здесь, я приеду к тебе. Куда скажешь. Ты сам выберешь место, и я приеду. И тогда мы поговорим о нас, клянусь… Но я уже слишком сильно люблю тебя, чтобы позволить тебе остаться здесь и оказаться замешанным во всем этом.
Соло немного помолчал, обдумывая мои слова.
– Мы все обсудим завтра, – сказал он наконец и коснулся кончиками пальцев окаменевших мышц моей шеи.
Я только постанывала от наслаждения и боли, пока он разминал их, возвращая им свободу. Мне показалось, что массаж длился целую вечность. У меня на глаза навернулись слезы. Я попыталась остановить их. Мне стало больно, и это помогло. Я никогда не умела расслабляться – я не сдамся и сейчас! Некоторое время Соло массировал мне затылок, потом приподнял мою голову за подбородок, и как по волшебству боль отступила, испарилась в ночном воздухе. Я в изумлении повернулась к нему:
– Как ты это сделал?
– Я научился этому, пока мотался по свету. Называется «разблокировать чакру» или что-то в этом роде. Неважно. Тайны мироздания не известны никому. Что бы это ни было, неплохо помогает. – Соло обошел шезлонг и встал рядом со мной. – Я вижу пар над бассейном. Он подогревается?
– Да. Моя бабушка плавает весь год для поддержания формы. Она любит воду. Когда она была ребенком, в городе случился пожар. С тех пор только рядом с водой она чувствует себя в безопасности.
– Тогда идем. Никакой тайны в купании нет, но после него отлично себя чувствуешь.
Я поднялась с кресла и пошатнулась. Соло подхватил меня, но я отстранилась.
– Я не хочу зависеть от тебя.
– Позволь мне делать то, что я могу. Танцевать я не умею, зато отлично таскаю грузы.
Мы подошли к краю бассейна, поспешно разделись, неловкие, как подростки, и ступили в теплую воду, держась за руки. В темном конце бассейна мы опустились на нижнюю ступеньку мраморной лестницы. Я устроилась между бедрами Соло, опираясь спиной ему на грудь, и положила голову на его плечо. Соло обнял меня. Одна его рука легла мне на грудь, шершавая подушечка пальца ласкала сосок.
Я вздохнула от удовольствия, смешанного с болью. Темная, теплая вода окружала нас. Я почувствовала, как он возбужден, и поправила повязку на его руке.
– Это негигиенично, – сказала я. Соло потерся щекой о мою щеку.
– Перестань думать, – прошептал он и потянул сосок.
Я прижалась к нему, выгибая спину. Мне нравилось чувствовать, что он хочет меня. Я повернула к нему голову, Соло поцеловал горбинку на моем носу, и я закрыла глаза. Меня окружала темнота, но мне казалось, что кто-то наблюдает за мной. Я виновато оглянулась. Мраморные лебеди как всегда охраняли дом. Они безжалостно глазели на меня.
Я услышала хриплый шепот Соло:
– В темноте можно увидеть что угодно. Что видишь ты?
Я не поняла, говорит он сам с собой или спрашивает меня, что именно я увидела во мраке. Впрочем, это не имело значения. Я резко вдохнула и неожиданно решилась:
– Я вспоминаю мальчика, которого я любила. Его звали Эли.
Молчание. Воздух вдруг стал тяжелым, осязаемым. Соло крепче обнял меня.
– Дарл! – В его голосе я не услышала осуждения. У меня по коже побежали мурашки.
– Ты напоминаешь мне его. Даже то, как ты произносишь мое имя. Я смотрю на тебя и вижу мужчину, которым он мог бы стать. Именно поэтому ты оказался для меня особенным. Прости меня. Мне следовало сказать тебе об этом еще во Флориде.
– Тс-с. Расскажи мне о нем. Я хочу знать.
– Когда мы виделись в последний раз, ему было всего тринадцать, а мне – десять. – Я заговорила быстрее, не узнавая собственного голоса. – Я понимаю, что это звучит глупо, но я до сих пор вижу его в этом лесу. Его семья жила неподалеку. Я выходила на прогулку, а он уже ждал меня. У нас было свое волшебное место. Но все было совершенно невинно. – Я запнулась. – Это нечестно по отношению к тебе. Ты не заслуживаешь того, чтобы быть чьим-то заместителем.
– Если я показался тебе таким, каким он мог стать, значит, я все сделал правильно.
Соло развернул меня, чтобы смотреть мне в лицо. Даже в темноте я ощущала его пристальный взгляд. Внезапно новая волна боли затопила мой мозг, я поморщилась и откинулась назад. Он отпустил меня так быстро, будто я ударила его. Мы молча смотрели друг на друга. Я чувствовала капли пота на своем лбу, он тяжело дышал.
– Господи… – прошептал Соло.
– Не бойся, ты не причинил мне боли. Это опять моя голова дала о себе знать.
Он крепко обнял меня.
– Плачь! – приказал он хрипло. – Плачь о том мальчике. Это благословение – быть любимым тобой.
Так что оплакивай себя, потому что твой Эли любил тебя, и он был прав в своей любви. Плачь.
Он не мог ничего понять в моих тайнах, как и я не могла проникнуть в его секреты. Но он добился своего-я сделала то, чего никогда не делала, ни перед кем. Я беспомощно разрыдалась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Сад каменных цветов - Смит Дебора



Серьезный роман,не для легкого чтива.Но читать очень даже стоит.Сложные,непреклонные характеры героинь романа,гнет тайн прошлого,выбор без альтернативы,чистая детская любовь,сохранившаяся чрез многие годы.Не рафинированные гл.герой и гл.героиня,их любовь без упреков и сожалений и, наконец, разрешение всех мрачных тайн и восстановление справедливости.Написано очень хорошим слогом:чувственно и объемно.10 из 10.
Сад каменных цветов - Смит ДебораГандира
21.06.2013, 23.18





Ой, блин и занудство!!!
Сад каменных цветов - Смит ДебораЕлена
6.09.2013, 23.51





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Прекрасный писатель, и у нее невероятные главные герои мужчины. Но женщины - это ужас просто, больные на голову: клан, семья, корни, предки - и так из романа в роман. Предают героев или же отказываются от них ради семейного клана. Бесят меня ее героини.
Сад каменных цветов - Смит ДебораТореодора
4.03.2014, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100