Читать онлайн Сад каменных цветов, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сад каменных цветов - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сад каменных цветов - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Сад каменных цветов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

«Я выброшу этот кусок проклятого мрамора Хардигри в окно, пока он не отравил ее! И, черт побери, я должен наконец рассказать, кто я такой!»
На следующее утро Эли рассекал волны с какой-то сдержанной яростью, чувствуя, как его опутывает паутина проблем. Он должен немедленно вернуться в дом на берегу, принять душ, одеться, выпить кофе и продумать до мельчайших деталей все, что он скажет Дарл. И сделать это нужно до того, как она проснется. Все должно произойти быстро и четко, никаких неясностей. Теперь он знал, что Дарл не испытывает к нему ненависти из-за того, что Па причинил горе ее семье. Она столько рассказала ему о нем самом… Эли даже представить не мог, что она все это помнит. Он узнал то, что ему требовалось знать. И только это имело значение.
Эли ниже опустил голову в воду, его руки описывали ровные дуги, пронзая волны и взлетая вверх. Он по-прежнему не мог опровергнуть обвинения, выдвинутые против его отца, и не мог отвергать вероятность того, что отец их заслужил. Он по-прежнему не верил в то, что они найдут ответы на все вопросы, если начнут рыть землю и тревожить привидения в Бернт-Стенде. Но теперь Эли знал наверняка, как Дарл отнесется к> возможности открыть наконец истину. Она верила в справедливость. А значит, она даст его семье шанс доказать невиновность Па.
«Дарл даст шанс и мне тоже», – решил Эли.
Он повернул и поплыл к берегу. В тот самый момент, когда он уже встал на дно и собирался выходить из воды, на него накатила волна и что-то ткнулось ему в руку чуть пониже локтя. Богатый опыт подсказал ему единственно верную реакцию. Эли тут же резко поднял руку.
Его укусила мелкая акула – вероятно, из тех, которые охотятся на рыбу на мелководье. Кровь текла из глубокой раны в форме полумесяца немного ниже локтя. Эли рывком выскочил на берег, держа руку на отлете. Кровь капала на белый песок. Он посмотрел на рану и негромко выругался, сообразив, насколько она опасна. Но тут на него накатила тошнота, голова закружилась.
«Не повезло, – успел подумать он. – Мне просто не хватило времени».
Момент истины пришлось отложить.
* * *
– Ты меня спас, парень! – рявкнул кто-то у него над ухом.
Это был здоровый, крепкий лысый грузчик по имени Джерниган. Они работали на автомобильную компанию, и Эли только что оттолкнул Джернигана в сторону от автопогрузчика. Эли смотрел на сломанный указательный палец на правой руке. Торчала кость, кровь лила рекой. Стоял январь, было страшно холодно, и от его крови шел пар. К горлу подступила тошнота. Ему было всего четырнадцать, он прибавил себе возраст, чтобы получить работу. Теперь его выгонят, и он останется без денег. Мама работала в бакалейной лавочке, но ей платили гроши. Они нуждались в каждом пенни.
Кровь, кровь Па. Ужас и стыд. Он смотрел на свою руку, а видел лежащего на земле Па. У него задрожали колени. Джерниган успел схватить его за воротник пропитанной кровью куртки, его несвежее дыхание обожгло лицо Эли.
– Не вздумай мне тут в обморок грохнуться, парень! Ты – мой любимый новичок за весь этот долбаный месяц. – И Джерниган, громадный суровый работяга из Теннесси, бригадир грузчиков, поволок его в медпункт.
Два дня спустя, когда Эли вернулся на работу с гипсом на пальце и распухшей рукой, напоминавшей жирную перчатку, Джерниган не отрекся от своей странной симпатии к нему.
– Подойди-ка сюда, доходяга! – с нежностью позвал он и повел Эли в темное помещение склада недалеко от главного дока.
Эли взглянул на грязный деревянный стол и мужчин, сидящих за ним. Центр стола покрывали колоды карт, покерные фишки и доллары.
– Этот юный джентльмен имеет свой подход к цифрам, – с грубым смехом объявил Джерниган. – Я не хочу, чтобы он оставался тупым грузчиком до конца своих дней. Давайте научим парнишку кое-чему.
Он подвинул стул, и Эли присоединился к игрокам за покерным столом.
– Ты не возражаешь против того, чтобы играть с цветным? – поинтересовался Джерниган, указывая пожелтевшим от табака пальцем на громилу-негра в рабочем комбинезоне. На Эли смотрели холодные, черные глаза.
– Нет, сэр, я не возражаю, – ответил Эли, обращаясь к негру, а не к Джернигану.
Грузчик кивнул.
– Тогда глотни, белый паренек. – Он толкнул к Эли пинту джина.
Эли сделал глоток, и его чуть не вырвало. Но он сумел сохранить невозмутимое выражение лица. Другой игрок собрал карты, несколько раз перемешал их и кинул колоду Эли.
– Учись тасовать карты, – сказал он.
Эли неловко мешал карты, его лицо горело от смущения, раненую руку дергало, но постепенно в нем росла уверенность. Пятьдесят две карты, четыре масти – запомнить легко. Он посмотрел на свои руки и увидел, что его неуклюжие попытки перемешать колоду ни к чему хорошему не привели – из едва зажившей ссадины на ладони показалась кровь. У него снова закружилась голова, и он едва не потерял сознание. Но Эли крепко держался за карты, за свое будущее, за облегчающий душу счет. Никто не сможет этого отнять у него!
Он уже чувствовал, что победит.
* * *
«Просто считай карты. Считай их мысленно», – приказал себе Эли, стараясь не упасть в обморок. Он стоял на кухне в доме на пляже и держал руку над раковиной, прижимая к ране наполненное льдом полотенце, стараясь не смотреть, как его собственная кровь уходит в сток. Услышав, как открылась дверь спальни Дарл, он тяжело привалился к раковине. В голове у него было пусто, на лбу выступила испарина. Эли ненавидел свое тело за то, что оно так реагирует на вид и запах крови, но никак не мог с этим справиться. Каждый раз, снова и снова, он видел, как умирает его отец. Дарл прошла через гостиную, звук ее шагов раздавался все ближе. Как только она переступила порог кухни, Эли опустил кровоточащую руку пониже. Дарл выглядела строгой и элегантной в шикарном бежевом брючном костюме. Великолепные темные волосы она убрала в строгий пучок, солнечные очки скрывали ее глаза. Семейную подвеску Хардигри оттеняла белоснежная блузка. Дарл снова надела доспехи. И она несла свои чемоданы!
Эли покрепче вцепился в край раковины. Черт побери, он все неверно рассчитал. Она собралась уезжать.
Дарл остановилась и нахмурилась.
– Что с вами? Вы побледнели как полотно…
– Не могли бы вы достать аптечку? Она в шкафчике над микроволновкой.
Дарл посмотрела на белые плитки пола и застыла. Бурые пятна крови образовали цепочку от раздвижных дверей до раковины, у которой стоял Соло.
– Что произошло? Вы… – Она обошла стол, увидела его руку и замерла на месте.
– Ничего страшного, – ответил он. – Меня укусила маленькая акула, когда я…
Дарл сорвала очки, схватила чистое полотенце и перевязала его рану. Пока она затягивала узел, кровь испачкала ей руки и обшлага пиджака, но это, казалось, не произвело на нее никакого впечатления. Эли покачнулся, и Дарл обхватила его свободной рукой за талию. Он заскрипел зубами.
– Черт побери! Я не умею танцевать и едва не падаю в обморок при виде собственной крови.
Дарл подняла на него глаза, и на какое-то мгновение он увидел искреннюю симпатию и тревогу на ее холодном лице.
– У вас две левых ноги и слабый желудок, – насмешливо констатировала Дарл. – И из-за вас я определенно опоздаю на самолет, который вылетает из Таллахасси.
Эли подсчитал свои козыри и решил, что она блефует.
– Вот и отлично, – сказал он.
* * *
– Вы жена или подруга? – спросила Дарл медсестра в маленьком госпитале.
– Я его адвокат, – ответила она без намека на шутку.
У Эли достаточно прояснилось в голове, чтобы оценить это. Ему каким-то чудом удалось заполнить документы в приемном покое так, чтобы Дарл не прочитала его настоящего имени. И теперь он был рад, что Дарл настояла на том, чтобы сопровождать его в маленький, отгороженный занавеской отсек, где врач наложил ему несколько десятков швов. Она сидела рядом с Эли на металлическом табурете, молчала и зорко следила за действиями врача. Болтливый молодой доктор рассказал им, что он сын ловца креветок и поступил на медицинский факультет, только бы не вытаскивать сети на берегу бухты Аппалачикола. Он то и дело косился на Дарл – редкий мужчина не посмотрел бы на нее, – но она не сводила глаз с руки Эли.
– Вы могли истечь кровью, – неожиданно сказала она.
– Едва ли, – вмешался врач.
Дарл подняла голову и буквально пронзила его ледяным взглядом.
– Я с вами не согласна. И не пытайтесь успокоить меня пустыми обещаниями.
Доктор потерял дар речи и покраснел. Эли вдруг осознал, что она бледна как мел, между бровями пролегла вертикальная складка, на лбу выступила испарина. Он схватил ее за руку и нащупал бившийся с бешеной скоростью пульс.
– Док знает, что говорит. Ради бога, успокойтесь. Вы выглядите так, словно только что вырвались из лап вампира. Сначала я чуть не упал в обморок, а сейчас вы готовы потерять сознание. Если бы мы выступали на ринге, из нас получилась бы отличная парочка.
– Вам следовало позвать меня сразу же, как только вы переступили порог дома весь в крови!
– Послушайте, я, возможно, и слабак, но я, во всяком случае, пытаюсь не падать кверху лапками перед женщинами. И потом, все не так плохо.
– Нет, плохо! – вдруг закричала Дарл. – Все очень плохо!
На ее скулах загорелись красные пятна. «Она ничуть не лучше переносит вид крови, чем я», – с тревогой подумал Эли. Люди в соседних отсеках начали коситься в их сторону. Молодой врач посмотрел на Дарл и покраснел еще гуще. Появилась полная медсестра в розовой униформе.
– У вас проблемы, леди? Дарл встала:
– Да, у нас проблемы! И нечего тут стоять, как сержант из розового мрамора и разговаривать со мной таким тоном. – Она снова повернулась к Эли: – Этому человеку пришлось ждать двадцать минут, прежде чем ему начали обрабатывать рану. Одному богу известно, сколько еще крови он потерял за это время! Так что не стойте передо мной в этом вашем розовом мраморном наряде и не разговаривайте со мной так, будто это я создаю проблемы.
– В мраморном наряде?! – Сестра смерила Дарл убийственным взглядом. – О чем это вы, мэм?
Дарл вздохнула, услышав ее ответ, и моментально пришла в себя. Эли уже стоял на ногах; доктор кричал что-то нечленораздельное, от него к Эли тянулась нить, которой он зашивал рану. Эли здоровой рукой обнял Дарл за плечи и обратился к сестре:
– Простите ее, мэм. Все в порядке. Она уже успокоилась.
Медсестра удалилась. Эли сел и подтолкнул Дарл к металлическому табурету. Она закрыла глаза рукой и задрожала. Эли и самого трясло.
– Прошу прощения, – прошептала Дарл.
Но Эли лишь крепче прижал ее к себе. Она запротестовала было, но быстро сдалась и уткнулась лицом в его плечо. Врач смотрел на них во все глаза, явно недоумевая, почему Эли так возится с этой нервной женщиной. Но потом он, видимо, решил, что она, должно быть, совершенно неподражаема в постели.
– Доктор, давайте закончим с этим, – обратился к нему Эли.
Его тон заставил врача побыстрее взяться за иглу, а Эли погладил Дарл по голове. Ему так хотелось сказать ей: «Я понимаю тебя. Я знаю, о чем ты вспомнила».
* * *
У меня сводило скулы от унижения, я не отрываясь смотрела на небольшие рыболовецкие суда и яхты у побитого непогодой причала в бухте Аппалачикола. Весь старый город рыбаков казался каким-то театральным, словно сошедшим со страниц учебника истории, – и спокойным. Здесь не было ни площадок для мини-гольфа, ни аквапарков, ни роскошных ресторанов с дарами моря, ни высоких жилых домов, ни сувенирных лавок, которые испортили большую часть побережья Флориды.
Соло пил холодное пиво и по-ястребиному поглядывал на меня. Мы сидели рядом за столиком под ветхим навесом местного ресторана под названием «Дикая устрица». Вокруг нас рыбаки и туристы поглощали жареную рыбу либо сырые устрицы в коктейль-ном соусе. Люди с любопытством косились на нас. Мы представляли собой странную пару: я в бежевом шелковом деловом костюме, забрызганном кровью, и он – в испачканной кровью рубашке, плавках и мокасинах.
– Не представляю, что нашло на меня в больнице, – сказала я, не отводя глаз от бухты. – Я выставила себя полной дурой. Впрочем, последнее время я только этим и занимаюсь. Простите меня.
– Эй!
В его голосе слышался мягкий приказ. Я помедлила, потом все-таки неохотно повернулась и посмотрела на него.
– Вам абсолютно нечего стыдиться.
Я пожала плечами и кивком указала на белую повязку, покрывавшую его левую руку ниже локтя.
– Как вы себя чувствуете?
Он допил пиво одним глотком.
– Отлично. Болеутоляющее уже начало действовать.
– Хорошо. – Я посмотрела на небольшие катера, покачивающиеся на легких волнах. – Тогда давайте возьмем напрокат лодку и прокатимся по заливу. Пробежимся по волнам, вдохнем свежего ветра… Я все оплачу.
– Вам просто захотелось напугать акул моим видом.
– Ну, разумеется. Я ведь хороший адвокат. – В моем голосе звучал сарказм. Я нетерпеливо вскочила на ноги. – Ох, как мне хочется отправиться туда, где можно дышать!
– Согласен. – Соло встал и бросил на стол монеты. – Я зайду в контору и узнаю, сможет ли кто-нибудь выйти с нами в море. И я сам заплачу. Не спорьте.
Я внимательно посмотрела на него. На его лице появилось упрямое выражение, уже хорошо знакомое мне.
– Не спорить – это совершенно не в моем характере.
– Придется потерпеть.
– Но мне надо переодеться!
– Здесь? Сейчас?
Я растерянно огляделась и заметила на углу торговца, который продавал синие хлопковые футболки и короткие шорты с логотипом заведения и надписью: «Вылези из своей раковины в «Дикой устрице». Этот же девиз пылал оранжевыми неоновыми буквами над крышей.
– Так, я вижу, вам не терпится вылезти из своей раковины, – улыбнулся Соло, проследив за моим взглядом. – И сколько вам на это потребуется времени?
Я наградила его циничной усмешкой:
– Готова раздеться немедленно!
Бухта оказалась огромной, неглубокой и гладкой, как стекло. Вдалеке, у самого горизонта, сверкали на солнце, словно каменные острова, современные мосты и дамбы. Небольшая флотилия судов, с которых ловили креветок и устриц, летела по воде легко, словно чайка. Но ближе к материку, куда Эли направил большой катер, бухта принадлежала только ему и Дарл. Она сидела на лавочке, подогнув босые ноги и вцепившись руками в поручни. Эли смотрел на ее профиль и чувствовал, что она упивается видом сосновых лесов и песчаных отмелей.
Дарл не стала подбирать волосы, и их блестящими длинными прядями играл ветер, прижимавший футболку к ее телу, демонстрируя тонкую талию и высокую грудь. Шорты оказались совсем коротенькими, они открывали длинные, скульптурной лепки ноги. Эли вспомнил, как Дарл говорила ему, что очень любит ходить пешком и иногда проходит по пять миль по дороге рядом с ее домом в Вашингтоне. «Но я совсем не спортсменка, – уточнила она тогда. – Мне просто необходимо двигаться».
Но сейчас Дарл пребывала в каком-то непривычном настроении. Она сидела неподвижно и смотрела на открывающуюся перед ней картину, а Эли смотрел на нее.
Темная вода бухты ритмично ударяла в корпус катера. Прохладный сырой воздух бил в лицо. Дарл откинула голову назад, закрыла глаза, потом глубоко вдохнула и посмотрела на Эли.
– Бухта пахнет, как свежий арбуз, – сказала она. – Хотите посидеть, пока я буду вести? Хотя я выросла в горах, там не было океана. Вы, разумеется, лучше разбираетесь в лодках.
– У меня их было несколько.
– Вы плавали по озеру?
– Нет, по океану.
Дарл задумалась, словно пыталась осмыслить новую информацию.
– Сколько вы заплатили владельцу, чтобы он не поехал – вернее, не поплыл – с нами?
– Достаточно, чтобы он начал приплясывать, пока пересчитывал мои денежки.
– Спасибо. Спасибо вам за это.
– Никаких проблем. Я наслаждаюсь видом.
Он внимательно посмотрел на нее, чтобы она правильно поняла его слова, и Дарл не отвернулась. Когда наконец она снова взглянула на воду, вид у нее был почему-то виноватый. Она встала, сунула руку в карман и достала какой-то небольшой предмет. Эли нахмурился. Судя по всему, это талисман: Дарл зажала его в кулаке, поглаживая пальцами.
Вода неожиданно закипела и ожила. Дарл вопросительно обернулась к Эли, он быстро заглушил мотор и подошел к ней. Огромный косяк крошечных рыбок переливался серебром и металлом, пока они медленно проплывали мимо.
– Рыба-наживка, – объяснил Эли.
Дарл опустилась на колени, прижала таинственный амулет к груди, а другой рукой коснулась воды.
– Здравствуйте, рыбки! Приветствую вас от имени надводного мира.
Приветствую вас… Эли смотрел на нее, и у него щемило сердце. Эти слова он услышал от нее в детстве, и теперь они вонзились в его душу, разбередили раны, смутили, растревожили, оставили только ностальгию и желание.
– «Приветствуем вас», – ответили рыбки, – хрипло сказал он. – И я приветствую вас, Дарл.
Она медленно выпрямилась и встретилась с ним взглядом. Эли подошел так близко к ней, что видел, как бьется ее сердце там, где футболка плотно прижалась к левой груди. Его сердце тоже колотилось, как испуганная птица. Он посмотрел на кулон Хардигри на шее Дарл.
– Вы носите один амулет, а в руке держите другой, – он кивком указал на ее сжатый кулак. – Не хотите рассказать мне о них?
На мгновение ему стало страшно, что Дарл лишь молча покачает головой. Ее глаза смотрели тревожно, но она легко коснулась пальцами подвески и пояснила:
– Это напоминание о моей семье и о том, что я способна на… что угодно. – Она буквально выплюнула последние слова, как будто они жгли ей язык, а потом медленно разжала кулак и подняла руку ладонью вверх. – А эта вещица дарит мне вдохновение, любовь и надежду, о которых вы говорили мне недавно.
Эли взглянул на ее ладонь и увидел кусочек мрамора, который он отшлифовал для Дарл двадцать пять лет тому назад. Она так часто касалась символа вечности пальцами, что остался лишь намек на узор. У него перехватило дыхание.
Дарл пристально вглядывалась в его лицо:
– Не пытайтесь понять меня, мистер Соло.
Эли медленно поднял руку и зарылся пальцами в ее густые блестящие волосы. Дарл не попыталась отстраниться. Она смотрела на его губы, на его глаза, потом снова на губы.
– Приветствую тебя, – повторил Эли.
Из ее груди вырвался вздох, и она ответила:
– Приветствую тебя.
Он нагнулся и прижался губами к ее губам. Это был нежный, легкий поцелуй, и Дарл ответила ему. Эли крепче прижал ее к себе, его поцелуй стал глубже, настойчивее. Губы Дарл открылись ему навстречу, но она не обняла его. Он коснулся языком ее языка, она повторила его движение, задрожала и отодвинулась.
– Прекрати, – прошептала она.
Эли сам дрожал, но все же отступил назад.
– С тобой все в порядке?
Дарл кивнула, не сводя с него глаз. Казалось, ее тело вибрирует от сдерживаемых чувств, от какой-то отчаянной тоски. Эли вернулся к рулю и завел мотор. Дарл продолжала смотреть на него огромными тревожными глазами, не выпуская из пальцев талисман, который он подарил ей, когда они были детьми. Сердце у Эли гулко билось, он молился про себя:
«Господи, пусть она сама догадается, что это я!»
* * *
Я поцеловала мужчину, которого едва знала, и наделила его душой Эли. С этой секунды Соло владел мной. Он хотел меня, и это я могла ему дать. Конечно, его чувства ко мне были лишь претензией на искупление, но я ее честно заработала.
Вечером мы вернулись в дом на пляже, развели небольшой костер между дюнами и, завернувшись в одно одеяло, любовались закатом. Мы пили вино из бутылки, передавая ее друг Другу, и ели холодные креветки с лимонным соком и коктейльным соусом. Бледные песчаные крабы ползали мимо нас. Соло бросал им кусочки пищи, и мы держали пари: какой из крабов первым отважится попробовать угощение.
– Ставлю доллар на того мелкого паренька у камышей, – сказал Соло. – Он первым окажется у цели.
– Нет, эта лошадка не дойдет до финиша. Ему не одолеть вон те ракушки. Я ставлю доллар на вон того, крупного. Он сейчас рядом с пером чайки.
– Проиграешь. Он слишком медлителен. Это рабочий краб, а не краб-скакун.
Я улыбнулась, Соло улыбнулся в ответ. К тому времени когда мы допили вино и доели креветки, уже совсем стемнело, и я была должна Соло семнадцать долларов.
– Я дам тебе расписку, – сказала я и написала свое имя на песке.
Он скептически посмотрел на мою подпись, потом на меня.
– Пожалуй, мне лучше стребовать должок сейчас, пока не начался прилив.
Воздух между нами был наэлектризован. Мы дожидались подходящего повода, мягко подшучивая друг над другом. Спустилась ночь. Пользуясь темнотой, в которую улетали искры костра, я взяла его за руку. Эли… Я видела то, что мне хотелось видеть. И я поцеловала человека, которого даже не знала, как зовут. Наш первый поцелуй был нежным, как первое «здравствуй». Но второй поцелуй бросил нас на одеяло, мы обхватили друг друга руками, наши стоны сливались с шорохом прибоя.
Он был таким, каким я хотела его видеть, и даже лучше. Как только мы оказались в моей спальне, куда сквозь открытые балконные двери врывались звуки ночи, – обнаженные, залитые лунным светом, – он подхватил меня и оторвал от пола. Я задохнулась от неожиданности и обхватила ногами его бедра. Он прижал меня к холодной, бледной стене. Никогда еще я не ощущала другое человеческое существо так близко, никогда не была так открыта навстречу ощущениям. Мы терзали губы друг другу, рвались навстречу друг другу, цеплялись друг за друга.
– Дарл, – прошептал он, а я не могла назвать его по имени. Я боялась назвать его Эли и нарушить волшебство. Я отчаянно целовала его, мне казалось, что я целую Эли.
– А теперь положи меня. Я сделана не из камня.
– Ты никогда не была каменной, – ответил он, зарываясь лицом в мои волосы, и отнес меня в постель.
* * *
Мягкий утренний свет разбудил меня. Я открыла глаза и увидела его рядом, на расстоянии вытянутой руки. Я вдохнула его запах, сильный, мускусный, но приятный, пропитавший мое тело снаружи и изнутри. В конце концов мы устали и уснули перед самым рассветом и сейчас были дальше друг от друга, чем всю эту ночь. Он держал меня за руку, а я как будто снова звала его: моя нога уютно устроилась между его щиколотками. Мы не могли перестать прикасаться друг к другу даже во сне.
Я медленно повернула его руку, рассматривая грубую кожу и мозоли на ладони. Чем занимался этот технический гений, если у него руки тяжело поработавшего человека? Я засмотрелась на его лицо, на темную тень от длинных густых ресниц на острых скулах, на мальчишескую прядку жестких волос на высоком лбу. Этой ночью я видела его без защитной маски и рассмотрела в лунном свете боль, желание и преклонение. Он дал мне то же, что я дала ему, – отчаяние тайны. Эта ночь, словно горячий, мягкий бальзам, излечила старые страхи, прогнала стыд Я всегда сдерживала свои чувства и, в сущности, не любила ни одного мужчину. Настоящая любовь неотделима от полного доверия, а я ни с кем не могла разделить секреты моего детства.
Но разве я могу открыться даже Соло?..
Я очень медленно, осторожно выбралась из кровати, стараясь даже не дышать, только бы не разбудить его. Упаковка неиспользованных презервативов валялась на одеяле, дожидаясь своего часа. Он был готов к встрече со мной, а я не знала, что мне об этом думать… Я осторожно переставляла босые ноги между нашей разбросанной по ковру одеждой и уговаривала себя: «Не останавливайся. Скорее уходи отсюда. Не старайся понять его или себя».
Я торопливо закрыла за собой дверь ванной и взглянула в большое зеркало в красивой раме из морских раковин. Откуда появилась эта беззаботная русалка, смотревшая на меня? Я видела горящие синие глаза, пылающее лицо, рассыпавшиеся по плечам волосы, блестящее от пота тело. Три дня назад я видела, как умер Джек Марвин. Я была опустошена, я онемела и думала о самоубийстве. И я никогда бы не поверила, если бы кто-то предсказал мне, что со мной произойдет.
Теперь я знала, кто я такая на самом деле. Я была из тех, кто выживает любой ценой. Я обладала силой Хардигри, но и слабостью Хардигри. И этой слабостью были мужчины.
Я отвернулась от своего отражения и отправилась в душевую кабину. Стиснув зубы, я открыла до отказа кран с холодной водой, и колючие струи забарабанили по моему телу, по поднятому вверх лицу. Вода безжалостно смывала с моего тела будоражащий запах Соло и его нежные прикосновения.
Пока я вытиралась и затягивала на талии поясок тонкого белого халата, меня била крупная дрожь. Я знала только одно: сейчас я выйду из ванной, оденусь, соберу чемоданы и распрощаюсь с ним. Не могу я сказать ему правду о тех мотивах, которыми руководствуется моя грязная душа!
Я переступила порог спальни, крепко сжав кулаки, и тут же остановилась. Соло стоял у балконной двери спиной ко мне, глядя на океанскую синеву. Он успел натянуть старые брюки цвета хаки и курил свою маленькую сигару. Я вдохнула ее смолистый аромат и соленый морской воздух, а он передернул плечами, заставив бугриться весьма внушительные мышцы. В центре широкой марлевой повязки на его руке проступило кровавое пятно – мы были неосторожны ночью.
Я застыла на пороге ванной комнаты, наблюдая за ним, и вдруг осознала, что он может рассказать мне нечто куда более страшное, чем я ему. И тогда все будет разрушено, а нам ведь и так недолго быть вместе… Соло резко повернулся, словно почувствовал мой взгляд. Он пристально осмотрел меня с головы до ног, потом его взгляд снова вернулся к моему лицу. Окурок сигары полетел в песок под балконом.
– Мы должны поговорить, – объявил Соло.
– Согласна. Вероятно, уже слишком поздно проявлять подобную старомодность, но я все же хотела бы узнать твое полное имя. Я бы не возражала также, если бы ты сообщил, где живешь, какая у тебя семья и чем ты зарабатываешь на жизнь. И еще я хочу знать, что ты пытаешься мне сказать последние три дня и почему не говоришь.
– Хорошо. Только не думай, что мое отношение к тебе изменилось. Что бы ни произошло между нами, я хотел этого. И я по-прежнему хочу тебя. Но у меня нет слов, чтобы объяснить тебе, как сильно.
Я протянула к нему руки:
– Тогда твои признания могут немного подождать.
Уголки его рта дернулись в какой-то конвульсивной улыбке и застыли. Это было признание поражения. Мы снова забыли обо всем. Он притянул меня к себе и чуть приподнял. Мы целовались с таким жаром, как целуются любовники после долгой разлуки. Я провела пальцами по его волосам и выгнулась ему навстречу. В ту же секунду мы снова оказались на кровати, он распахнул полы моего халата, его губы прижались к моей груди, животу, спустились ниже, вновь вернулись к моему лицу.
Я и в самом деле не помнила ни о чем. Я любила его, кем бы он ни был. Я просто любила его.
* * *
Мы отдыхали. Я лежала спиной к Соло, он обнимал меня, а я гладила его руки. Океанский бриз охлаждал наши разгоряченные тела. И тут зазвонил телефон.
– Пусть себе звонит, – прошептал Соло, но звон в гостиной не умолкал.
Я поморщилась. Сквозь открытую дверь спальни мы услышали, как включился автоответчик. Раздался приятный голос с южным акцентом. Звонила одна из подруг Сван из Эшвилла.
– Дорогая, – сказала женщина, – случилось непредвиденное. – Я приподнялась на локтях. – Твоя бабушка и мисс Матильда в больнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сад каменных цветов - Смит Дебора

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Сад каменных цветов - Смит Дебора



Серьезный роман,не для легкого чтива.Но читать очень даже стоит.Сложные,непреклонные характеры героинь романа,гнет тайн прошлого,выбор без альтернативы,чистая детская любовь,сохранившаяся чрез многие годы.Не рафинированные гл.герой и гл.героиня,их любовь без упреков и сожалений и, наконец, разрешение всех мрачных тайн и восстановление справедливости.Написано очень хорошим слогом:чувственно и объемно.10 из 10.
Сад каменных цветов - Смит ДебораГандира
21.06.2013, 23.18





Ой, блин и занудство!!!
Сад каменных цветов - Смит ДебораЕлена
6.09.2013, 23.51





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Книга стоит прочтения, но это, конечно, не "Тень моей любви".
Сад каменных цветов - Смит ДебораНастя
8.10.2013, 17.26





Прекрасный писатель, и у нее невероятные главные герои мужчины. Но женщины - это ужас просто, больные на голову: клан, семья, корни, предки - и так из романа в роман. Предают героев или же отказываются от них ради семейного клана. Бесят меня ее героини.
Сад каменных цветов - Смит ДебораТореодора
4.03.2014, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100