Читать онлайн Роковой рубин, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой рубин - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой рубин - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой рубин - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Роковой рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Сэмми Рейнкроу была бледна, безумна, светловолоса и суха, как новенькая промокашка. Она понравилась Бену Дрейфусу с первой же минуты, как вошла в небольшую, но роскошную контору адвокатской фирмы «Дрейфус и Дрейфус», держа в руках блокнот, потрепанную брошюру по процессуальному праву и пачку двадцатидолларовых купюр.
— Мне нужен адвокат, который готов к долгой борьбе и который вытянет моего мужа, — сразу взяла она быка за рога. — Если вы не беретесь, скажите сразу. Я оплачу время, которое отняла у вас, и уйду.
— Боюсь, я не смогу сделать для него ничего впечатляющего, судя по тому, что мне известно об этом деле.
— Вы упрямы? — не отставала Саманта.
Чувствуя себя полным идиотом, Бен уткнулся в резюме. Но, в конце концов, он окончил Гарвард, он происходит из весьма старинной, богатой и трудолюбивой семьи юристов и ему смолоду внушили, что нужно браться за любую работу, какой бы незначительной она ни казалась.
Дочитав резюме, он произнес про себя: «Что ж, вперед».
Все это время она рассматривала его через стол.
— Сколько вам лет?
— Двадцать семь, — ответил он. Потом, сообразив, поднял бровь и усмехнулся. — Я вундеркинд. Мне уже говорили, что я похож на Ли Бейли в молодости.
— По-моему, скорей на Дастина Хоффмана. В «Выпускнике».
Это ему тоже не раз говорили.
— У меня волосы лучше, — мрачно уточнил он.
— Скажу вам честно…
— Спасибо, сыт вашей честностью по горло.
— Я хотела, — невозмутимо продолжала Саманта, — чтобы за это дело взялся ваш отец. Он известный адвокат и сделал много хорошего для индейцев. Джо Гантер сказал, что Абрахам Дрейфус берется или не берется за дела из принципиальных, а не из финансовых соображений. А вы?
Бен темпераментно взмахнул рукой, указывая на чучело окуня, висящее на стене.
— Ну, во мне тоже течет кровь Дрейфусов. Полагаю, какое-то количество порядочности я унаследовал.
— Вы верите, что мой муж невиновен? Потому что мне нужен адвокат, который на сто процентов на его стороне.
— Послушайте, моя задача — обеспечить ему хорошую грамотную защиту, а не написать рекомендацию в бойскауты.
— Пожалуй, это не подходит, — задумчиво произнесла Саманта.
— Я ведь с ним еще даже не разговаривал.
— Хорошо. Поговорите с ним. Но если вы ему не поверите, лучше не беритесь за это дело.
— Ладно, так и сделаю.
Она вдруг обмякла в кресле, словно невидимые нити, на которых она держалась, разом оборвались. Лицо резко побледнело, она поднесла невероятно тонкую, красивую руку ко рту.
— Поймите только одно, — слабым голосом сказала она. — Я не отступлю. Что бы ни случилось, я буду за него бороться. И от вас я хочу того же. — Она тяжело сглотнула. — Извините, где здесь ванная?
Бен нервно вскочил.
— В коридоре. Вторая дверь направо.
Прикрывая рот рукой, она пошла к двери. Бен как мог галантно сопровождал ее, тоскливо поглядывая на персидский ковер и от души надеясь, что ей удастся добраться до дамской комнаты, не причинив ущерба ковру. Ей это удалось. Бен с облегчением вздохнул и зашел в небольшой кабинет по соседству с его приемной. Помощница отца, которая работала с ним вместе со времен динозавров, выжидательно посмотрела на него из-за экрана компьютера.
— Рейнкроу, — пролаяла она. Ее манеры никогда не отличались мягкостью. — Что скажете?
— Вряд ли он убийца. Просто парню не повезло — сначала этот ужас с семьей. Потом он, видимо, слегка сдвинулся и погнался за одним негодяем, который несколько лет назад обманул мать его жены и оставил беднягу без гроша. Негодяй со страху сиганул с балкона. — Бен пожал плечами. — Черт побери, я люблю, когда мне бросают вызов. И папа хочет, чтобы я взялся за это дело.
— Без гонорара?
— Ну, нет. У меня дом, машина, женщины.
— Мерзавец!
Бен удивленно посмотрел на помощницу. Нет, при всей ее экстравагантности такого она заявить не могла. Она кивком указала на дверь.
— Познакомьтесь с сестрой Сэмми Рейнкроу. Шарлотта.
Бен медленно обернулся, жалея, что он не в суде, потому что в суде он автоматически удерживался от того, чтобы обижаться и обижать кого бы то ни было, если только это не входило в его намерения — в интересах защиты. На него крайне сердито смотрела младшая сестра Сэмми. Бен заинтересовался с первого взгляда. Она была ниже, круглее, моложе и, мягко говоря, сильно отличалась от сестры по части сдержанности. Вообще, само определение «младшая сестра» ей как-то не подходило. Лолита — вот что пришло ему в голову.
— Мерзавец, — с завидной последовательностью повторила она. — Тебя интересуют только деньги!
— Я, знаете ли, адвокат. На жизнь этим зарабатываю. Но, конечно, прошу прощения.
— Ладно, — презрительно сказала Шарлотта. — Где моя сестра?
— Здесь. — Вытирая лицо бумажной салфеткой, вошла Сэмми в тонком шерстяном пальто с туго набитой матерчатой сумкой на плече. Она с такой надеждой смотрела на Бена, что он почувствовал себя и вправду мерзавцем. — Когда вы встретитесь с моим мужем?
— Завтра. Я вам позвоню.
— Я буду в тюрьме. Я обычно сижу там в вестибюле до самого закрытия.
Этот образ — воплощение трагизма и преданности — навсегда остался в сознании Бена.
Лолита схватила свою более кроткую родственницу за руку и гневно ткнула пальцем в Бена.
— Он это делает только ради денег! Он сам так говорил, я слышала.
— Неправда, — сухо заметил Бен. — На самом деле я мазохист, мне просто нравится работать на людей, которые меня постоянно оскорбляют.
Глядя на сестру, Сэмми с укором покачала головой.
— Он адвокат, — сказала она так, словно это одновременно и извиняло его, и ставилось ему в вину. — Оночень хороший адвокат. Все остальное не имеет значения.
Она в последний раз посмотрела на Бена, устало, печально и тоскливо. Юная тигрица тоже, прищурясь, уставилась на него.
— Можете на меня рассчитывать, — сказал Бен им обеим.
Вдруг ему страстно захотелось довести это дело до счастливого финала, и неважно, сколько времени на это потребуется. Чтобы благородная Саманта Рейнкроу была довольна. Чтобы ее сестра не смотрела на него такими глазами.
* * *
Сэмми привели в ту же комнату для свиданий. Как только служитель закрыл за ней дверь, она бросилась к Джейку и стала покрывать поцелуями его лицо. На секунду он забылся, потерял голову от любви и отчаяния, целуя ее и чувствуя ее слезы на губах, — пока не уловил ее усилий скрыть присутствие Александры. Он отшатнулся и отстранил ее.
— Джейк?
— Ты взяла его у шерифа? — резко спросил он. — Ты сделала то, о чем я просил, — ты взяла рубин?
Она растерянно кивнула, обиженная, огорченная.
— Взяла. Мне отдали все твои веши. Но что…
— Тогда в чем дело? Ты не такая, как всегда.
— Я тебя не понимаю. Тебе не понравился Бен Дрейфус? Ты хочешь, чтобы я нашла другого адвоката?
Бен Дрейфус ему как раз понравился. На него явно можно было положиться. Джейк узнал о нем все, что нужно, коснувшись чернильной ручки с золотым пером, которую Бен положил рядом с собой на стол во время их первой короткой встречи. Эту ручку с гравированной надписью подарил Бену его дедушка на бар-мицва — на день его духовного совершеннолетия, в тринадцать лет. Бен до сих пор ее хранит и пользуется ею. Джейк все про него понял и совершенно успокоился на этот счет.
— У нас не хватит денег платить ему, если процесс затянется.
— Об этом не волнуйся. Я найду работу. Я…
— Ты что-то от меня скрываешь. Это связано с деньгами.
— Нет, нет. Джо Гантер обещал помочь. И другие тоже…
— Этого будет мало. — Он молча смотрел в ее испуганные глаза. — Ты попросила денег у Александры.
Она застыла. Он ясно видел, как в ней борются честность и чувство вины. Ему хотелось колотить кулаками о бетонную стену — Александра кружит над ней коршуном, а Саманта даже не понимает, чем ей это грозит.
— Нам нужны деньги, — наконец сказала она. — Я просто взяла у нее в долг. Я все ей верну. Она изменилась, Джейк. Она обещала оставить в покое Шарлотту.
— О господи. — Он вздрогнул. Да, пустые души изобретательны, так, кажется, говорила Клара. Александра не теряет времени. «Как только я ушел из твоей жизни, она тотчас проскользнула на мое место. И ты ей это позволила».
Сэмми умоляюще смотрела на него.
— Послушай, — сказала она, — процесс, несомненно, будет долгим, он продлится месяцы, а может быть, и годы. И если Бена я могу попросить подождать с оплатой, то остановить поток счетов — не в моих силах. Я не способна убедить налоговое управление повременить с налогами за Коув. И потому я должна поступиться гордостью и сделать все, чтобы помочь тебе и сохранить все, что тебе дорого.
— Что все?! Ничего нельзя брать у нее! Ничего! Нельзя и близко подходить! А… — Он безнадежно махнул рукой.
— Как ты не понимаешь! Я делаю это ради тебя. — Она жалко вздрогнула. — Ты ведь оказался здесь из-за меня.
«Заставь ее уйти. Теперь или никогда. Чем дальше она будет от тебя, тем для нее безопаснее. Неважно, что ты ее любишь. Нет никакого будущего, пока ты не покончишь с .Александрой, пока она не заплатит сполна за все, что сделала».
— Да, это так, — безжалостно ответил он. — Поэтому, ради бога, делай, что я говорю. Ты передо мной в долгу.
Чтобы сказать эти жестокие слова, ему потребовалась вся его воля.
Полными отчаяния глазами Сэмми смотрела на него. Кошмар становился беспросветным. Самые страшные страхи воплощались в реальность. Словно в трансе, она подошла к нему и потянулась его обнять, но он схватил ее за плечо и оттолкнул. Он смотрел на нее незнакомым тяжелым взглядом, как чужой.
— Ты поверил в пророчество, — пролепетала она. — В то, что я принесла тебе несчастье.
— Я погубил всю семью — потому что убедил себя в том, во что хотел верить, хотя и тогда знал истину, — медленно проговорил он. — Я сделал слишком много ошибок. Думаю, пора остановиться.
— Любовь ко мне — это ошибка? — со страхом, почти шепотом спросила она.
«Солги, солги для ее же блага!»
—Да.
Саманта тихо охнула, и этот звук был для него как нож в сердце. Он отступил еще на шаг, словно боялся, что решимость покинет его, если их не будет разделять достаточное расстояние.
Сэмми задохнулась, она ничего не понимала. Она не улавливала его странно изменившейся логики, ей было ясно только одно — теперь он почему-то считает, что его любовь к ней погубила всю его семью, включая и его самого.
В замке повернулся ключ, дверь этой клетки открылась, и тюремный служитель объявил, что их время истекло. Она слышала все как сквозь вату.
Время истекло. Время их ничем не омраченного доверия друг к другу истекло. Нет! Может быть, он не хочет любить ее. Но это не может все равно изменить очевидного. Он ее любит. И она не отступит.
— Чего ты от меня хочешь? — спросила она, удивляясь тому, как спокойно звучит ее голос.
Он не смотрел на нее. Этот мальчик, потом мужчина, который никогда от нее не отворачивался, сейчас стоял, отвернувшись, ссутулившись, словно преступник перед казнью.
— Возьми Шарлотту, — сказал он таким же, как у нее, фальшиво-спокойным голосом, — и уезжай как можно дальше, и чтобы Александра знать не знала, где вас искать. Она будет охотиться за вами, а я уже не смогу тебе помочь. — Он помолчал. — Береги рубин. Когда я отсюда выйду, он мне понадобится.
— Ты боишься, что он достанется Александре, вот и все. Что она захочет отнять у меня этот проклятый камень.
— Захочет. Она уж так извернется, что ты опять растаешь.
— Ты мне не веришь?
— Я больше никому не верю.
— Джейк!
— Обещай, что сохранишь рубин, больше мне от тебя ничего не нужно. Тебе это не трудно, а для меня важно. Больше ты ничего не сможешь для меня сделать.
Каждое его слово больно ранило душу, но Саманта упрямо вздохнула.
— Я тебя не брошу. Я сделаю для тебя все, что считаю нужным.
Он гневно повернулся к ней.
— Делай, что тебе говорят! Клара Большая Ветвь была права: мы не можем быть вместе. Ты приносишь несчастье. Уйди от меня!
— Время истекло, — повторил служитель. Сэмми в полном отчаянье кинулась к Джейку. Он отшвырнул ее.
— Оставь меня, черт возьми!
— Я никогда тебя не брошу! — в исступлении повторяла она.
— Бросишь. Я с тобой разведусь в конце концов. Эти слова привели ее в чувство, слезы высохли, лицо застыло
— Не разведешься, — грубо сказала она. — Кто же тогда сбережет твой драгоценный рубин?
Джейк молчал. Несмотря ни на что, в глубине души он был доволен. Он, пожалуй, правда разведется с ней — для вида, для посторонних. На самом деле их связь разорвать невозможно, это он знает твердо. Развод — это просто способ заставить ее уехать, чтобы она выжила. Та, у которой пустая душа, не найдет ее.
— Ты не можешь со мной развестись, — неестественно ровным голосом повторила Сэмми. Она потихоньку выходила из состояния шока. — Разве дело в каком-то куске бумаги? Я же знаю, что мы всегда были и будем женаты.
— Все, пора идти, — служитель окончательно потерял терпение и взял Саманту за руку. — Пойдемте, мэм. Вы ведь знаете правила.
— Я приду завтра, — сказала она Джейку. — И каждый день буду приходить.
Джейк на нее не смотрел. Он чувствовал себя опустошенным.
— С этого дня я отказываюсь от свиданий с женой, — сказал он служителю.
— Отлично, — усмехнулся служитель. — Это избавит меня от необходимости с ней бороться. — И он потянул Саманту к выходу.
Сэмми вырвалась и бросилась к Джейку на грудь, содрогаясь от рыданий. Он, стараясь казаться равнодушным, подтолкнул ее к служителю.
— До свидания, — сказал он и отвернулся, из последних сил держа плечи прямо, а голову высоко.
— Джейк, я люблю тебя, — простонача она, и служитель вывел ее из комнаты.
Лишь когда дверь захлопнулась, он смог расслабиться. Что ж, надо признать, цепь натянулась до предела. Дальше — только удушье.
* * *
Клара Большая Ветвь сидела у ткацкого станка на холодной задней веранде, накинув на сгорбленную спину толстый свитер и укутав распухшие колени старой пестрой юбкой. Ее коричневые руки праздно лежали на натянутой основе. Она ждала.
Снаружи хлопнула дверца машины, Клара услышала приближающиеся к крыльцу шаги и скрип двери. Она никогда не закрывала в своем доме ни окон, ни дверей, даже в самую ненастную погоду; она любила свежий воздух и не боялась непрошеных гостей.
Она знала, что рано или поздно Сэмми придет к ней.
Сэмми появилась на веранде. Клара скорбно смотрела на нее. У этой девушки всегда были взрослые глаза — сейчас это были глаза древней старухи, выцветшие от слез, горя и одиночества. Пальто висело на исхудавших плечах как на вешалке, шнурок на одной туфле развязался, светлые волосы были небрежно перехвачены вылинявшей банданой, вероятно принадлежавшей Джейку. Клара отлично помнила Сэмми, аккуратную, чуть педантичную юную женщину с бодрым, энергичным лицом; а это была не она — это была неприкаянная душа.
Сэмми опустилась на пол и уткнулась лицом Кларе в колени.
— Он велел мне уйти, — тихо сказала Сэмми совершенно безжизненным голосом. — Он хочет, чтобы я забрала Шарлотту и уехала куда подальше. Он сказал, что любовь ко мне была ошибкой.
Клара погладила ее по щеке.
— Он прав только в одном: вам с Шарлоттой действительно нужно отсюда уехать. Вы должны бежать от Александры. Я уже слышала, она рассказывает направо и налево, как ей жаль тебя и как она хочет помочь вам с Джейком. Не верь ей. Она уже заранее облизывается, думает, что вы с Шарлоттой никуда от нее не денетесь.
— Я не денусь. Потому что нужны деньги Джейку на адвоката и для налогов за Коув.
— Поваляешься со свиньями — станешь такой же грязной.
— Я и так грязная, — вздрогнула Сэмми. — Я была убеждена, что Александра — единственный человек, которого мы должны бояться. Я ошибалась. Я сама его погубила.
— Нет, — угрюмо ответила Клара. — В тебе нет зла, дитя.
— Он уехал спасать человека, а я не смогла уберечь тех, кто ему дорог, в его отсутствие.
— В ту ночь ты сделала все, что могла. Джейк это понимает.
— Он так изменился после пожара. Он не подпускал меня к себе. — Она помолчала и, казалось, еще больше сжалась, как будто хотела исчезнуть и этим решить все. — А потом, он, наверное, помешался. Что он делал у Малькольма Друри? Совершенно бессмысленно.
Клара тяжело вздохнула.
— Я старая дура. Я неправильно прочла знаки. Нужно было понять, пустая душа просто не может отступиться. Вечный неутомимый голод терзает ее.
Сэмми снова вздрогнула,
— Это я. Я — пустая душа. Я это чувствую.
— Чепуха. Дитя, ведьмы меняют обличье, чтобы их не распознали. Даже я тут не справилась, а могла бы. Слава богу, немало живу на этом веете. Повидала всякого.
Сэмми подняла голову и жалобно посмотрела на Клару.
— Он больше не любит меня, — потерянно повторила она.
Клара все поняла и погладила щеки Сэмми узловатыми натруженными руками.
— Послушай меня и поверь. Это нелегко, но перед тобой лежит долгий и трудный путь, и я расскажу тебе, как по нему идти. Джейк не тебя винит в том, что случилось с ним и с его семьей, он винит в этом себя.
— Почему?
— Потому что позволил той, у которой пустая душа, зайти за спину и нанести удар.
— Моей тетке? — Сэмми нахмурилась и недоверчиво покачала головой. Понятно было, что эта мысль не укладывается в ее голове. Что она может знать о ведьмах? — Но ведь она…
— Что только не придумает пустая душа, чтобы добиться своего. Коварство их безмерно, как вечная бездна ада.
Сэмми молчала, вежливо и натянуто. Клара понимала, что она не может принимать такие разговоры всерьез. Конечно — индейские сказки. А если копнуть поглубже, то Сэмми не хочется даже думать о том, что ее родная тетка отняла жизнь у Сары, у Хью и у Элли.
И хорошо. Очень хорошо. Сэмми все равно не может одна одолеть ту, у которой пустая душа. И Джейк не может. Они могут сделать это только вместе. Теперь-то Клара Большая Ветвь была на верном пути.
— Ты должна это понять, — ласково убеждала Клара. — Тебе не хочется в это верить, ты считаешь это глупостями, предрассудками, ограниченностью — назови это как угодно; но не забывай, что Джейк думает именно так.
— Как? — Лицо у Сэмми стало упрямым.
— Пустая душа кружится над вами и следит, кто сбился с дороги и беззащитен. Джейк боится, что она осилит твою душу, сделав ее такой же пустой. Он не может перестать тебя любить, но он хочет уберечь тебя от той, что питается чужими страданиями.
Сэмми поднялась на ноги. Плечи ее расправились, голова гордо поднялась.
— Тогда я буду доказывать ему, что ничего такого просто не существует.
Клара молча обдумала это заявление, потом кивнула. Сэмми останется с ним, будет бороться за него, пока Джейк наконец не осознает, что без нее ему не справиться с той, у которой пустая душа. Это единственное, что имеет значение, ибо только это может их спасти.
* * *
Шарлотта дремала на кухне, уронив голову на стол. Она не любила оставаться в Коуве одна. Сэмми обещала не задерживаться у Клары Большая Ветвь. Шарлотта вообще хотела остаться в Дареме, но Сэмми настояла на том, чтобы она ходила в школу эти десять дней, что остались до рождественских каникул, а уж потом они вернутся в Дарем.
Рождество в комнате мотеля, посвященное единственно тому, чтобы заставить Сэмми поесть и хоть сколько-нибудь поспать. Опять они будут приходить в тюрьму и сидеть в вестибюле, а вокруг будут шептаться, что это бесполезно, что муж этой бедняжки не хочет ее видеть. Почему это Джейк гонит ее и обвиняет в том, что сам же и натворил?
И этот Бен Дрейфус, несомненно, элегантный и очаровательный мошенник. Он тоже каждый день заходит в тюрьму, притворяясь, что очень беспокоится о Сэмми, мерзавец, а сам только и думает о деньгах и о свой репутации. Постоянно сует Шарлотте жевательную резинку, как маленькой. Издевается над ее сережками, говорит, что, имея в ушах столько металла, она может уже принимать радиосигналы. У него удивительная способность доводить Шарлотту до исступления. Она поудобнее устроилась на стуле, стараясь выбросить Бена Дрейфуса из головы. Она не собирается быть как Сэмми — любить одного мужчину и страдать. Потом она увидела сон — она идет по лесу, и дом Рейнкроу стоит как новый. Ничего не случилось! Она бежит, чтобы поздороваться со всеми и потом кинуться к Сэмми и Джейку. Как они обрадуются! Но ноги вязнут в песке, и дом на ее глазах превращается в руины с черными обгорелыми стенами, и вокруг нее свистит холодный ветер, и ужас сжимает ей горло. Хлопнула дверь, и Шарлотта едва не закричала.
В дверном проеме стояла Элли, похожая на прекрасную печальную статую, ее длинные черные волосы развевались на ветру. «Проснись, — сказала ей Элли, — в доме Тим».
Шарлотта подняла голову. Нервы ее были натянуты до предела. Безумными глазами оглядела она большую солнечную кухню. В доме стояла зловещая тишина. О господи, Сэмми, приезжай быстрей! О, Элли, как я хочу поговорить с тобой наяву! На террасе послышались шаги.
* * *
Сэмми по знакомой лесной дороге exam в Коув. Деревья уже облетели, осень потихоньку становилась зимой.
Элли и Сары с Хью нет в живых. Если проехать поворот к своему дому, то попадешь на разоренное пожарище. Джейк в тюрьме — это проклятая одержимость прошлым ее семьи. Как чудовищно все перепуталось. Какой-то, ей-богу, змеиный клубок облепил ее со всех сторон и медленно стягивает петли, шипя и плюясь ядом. Джейк думает, что она погубила и его семью, и его.
Постоянные мысли об этом повергали ее в состояние шокового отупения, и она старалась гнать их от себя, но они возвращались с постоянством маятника. Она решительно повернула к своему дому. Машину она водила хорошо. Джейк обучил ее на славу. Они многому научили друг друга — дружбе, браку, сладким горячим радостям секса. А теперь он хочет, чтобы она обо всем этом забыла и оставила его.
Вдруг Сэмми увидела во дворе изящный черный спортивный автомобиль. Сначала она его не узнала, но это только сначала. У нее перехватило дыхание. Машина Тима! О господи!
Шарлотта в доме одна! Сэмми нажала на газ, неуклюжий фургон влетел во двор и замер перед самым крыльцом. Дверь была заперта, но одно из окон приоткрыто и заблокировано, чтобы не захлопнулось, ее голубой занавеской. Сэмми выскочила из машины, выставив перед собой ключ зажигания, словно это нож.
Не успела она подойти к двери, как она резко распахнулась, и на крыльцо вышел Тим — высокий, обманчиво-добродушный, в белом свитере, кожаном пиджаке и вельветовых брюках. Его лицо налилось кровью.
— Где он? — спросил Тим, ничуть не стыдясь того, что его застукали в чужом доме.
— Где Шарлотта? — закричала Сэмми.
— Нужна она мне. — Тим презрительно посмотрел на нее, повернулся и подошел к столику на террасе. Рывком вытащив из него ящик, он вывалил содержимое на пол — карты дорог, батарейки и другие мелочи разлетелись по всей террасе. Сэмми влетела в дом. Тим между тем отшвырнул ящик к стене. — Мать вам все простит, если получит обратно свой рубин. И я ничего не сделаю ни тебе, ни этой лживой сучке, твоей сестрице, если вы не вернетесь под ее крыло, чтобы снова нас рассорить. Я приехал за камнем.
Сэмми сжала кулаки.
— Вон из моего дома, не то убью!
— Ты уже и убивать у Джейка научилась?
Сэмми замахнулась рукой с ключом, угодив ему в подбородок. Голова его мотнулась, в глазах блеснула ярость, он взвыл от боли и, схватив ее за плечи, пригвоздил к стене.
— Джейк не придет. — Он дышал ей прямо в лицо. — К кому ты теперь побежишь? А? Кто и что мне теперь сделает? Ты принадлежишь моей матери, и Шарлотта тоже. И я могу делать с вами что хочу. Ну, так где камень?
Длинная шерстяная юбка Сэмми сковывала движения. Саманта дернулась, высвобождая ноги. Тим приподнял ее и жестоко потряс, так, что она до крови прикусила язык. Как только он вновь прижал ее к стене, она резко двинула его коленом прямо между ног — Тим взвыл, перегнулся пополам и отпустил ее.
Лицо его исказилось, он замахнулся, целясь Сэмми в голову, но ей удалось увернуться. Схватив ее за куртку, он снова занес кулак, но тут на террасу с воинственным криком, как торнадо, вылетела Шарлотта. Над головой Тима серебристой рыбой блеснул длинный кухонный нож, и Тим, застонав, свалился на пол. По шее у него текла кровь. Прижимая руку к голове, он с ужасом смотрел на Шарлотту, нацелившую на него нож для разделки мяса.
— Ты никогда уже не тронешь ни меня, ни Сэмми! — кричала она.
Представив себе, как Шарлотта сейчас убьет Тима, Саманта до смерти испугалась и схватила сестру за руку. Шарлотта слепо боролась с ней, но все же Сэмми отняла у нее нож. Тим, бледный как мел, истекая кровью, держась за стену, поднимался на ноги. Сэмми прижала острие длинного ножа к его горлу.
— Пошел вон, — коротко сказала она.
Он попятился. Между пальцами у него сочилась кровь. Дойдя до ступенек крыльца, он повернулся и побежал. Сэмми преследовала его до самой машины, одной рукой неосознанно волоча за собой Шарлотту, а в другой судорожно сжимая нож.
Тим прыгнул в машину, запачкав кровью дверцу; воротник его белого свитера тоже стал багровым.
— Она сумасшедшая! — завизжал он, показывая на Шарлотту. — Теперь-то мы точно запрем ее в психушку. И ты будешь ходить день к Джейку в тюрьму, день к ней в дурдом!
— Ты никому ничего не расскажешь, — спокойно сказала Сэмми. — Потому что тогда придется признаться, что ты здесь был. А ты боишься, что твоя мать об этом узнает.
Он вытаращил глаза, и Сэмми поняла, что попала в точку. Он не стал спорить. И, выругавшись, нажал на газ.
Пока его машина не скрылась из виду, Сэмми стояла во дворе. Тишина казалась зловещей. Она слышала только собственное дыхание и дыхание Шарлотты. Нож у нее в руке был обагрен кровью Тима.
— Я его разделала под орех, — резко всхлипнула Шарлотта.
Сэмми медленно повела ее к дому. Они остановились посреди террасы, глядя на залитый кровью пол и бревенчатые стены. Шарлотта вдруг присела на корточки, указывая на что-то, лежащее в луже крови. Когда Сэмми поняла, что это, к горлу подступила тошнота.
— Я отрезала ему мочку уха. — Шарлотта возбужденно смотрела на нее. — Я отрезала ему ухо, — повторила она громче, с истерическими нотками в голосе, и поднесла руку к горлу. — Сэмми, я отрезала…
— Все уже кончилось. Шшш. Все в порядке. — Но Саманта задумалась о последствиях.
— Не в порядке! — Шарлотта уже громко плакала. — Он теперь как Ван Гог, только что не рисует. — И она вдруг захохотала и опять заплакала. Истерика грозила разразиться с минуты на минуту.
Сэмми подняла ее на ноги и обняла. Обе дрожали.
— Тим никому не скажет правды, — прошептала Сэмми сестре.
— Но сам-то он никогда не забудет, что мы с ним сделали, то есть я сделала. Он обязательно вернется.
И Сэмми приняла решение.
— Нужно бежать, — сказала она, вталкивая Шарлотту в коридор. — Немедленно. Собирай свою одежду, а я соберу свою. И побыстрее.
Шарлотта серьезно посмотрела на нее.
— Мы уже бежали однажды, и тебе не понравилось.
Здесь твой дом, Сэмми. А Джейк — что будет с Джейком?
Саманта стиснула зубы. Больше всего ей хотелось упасть на пол, закрыть голову руками и свернуться в клубок, чтобы унять грызущую ее боль.
— Он меня прогнал. Понимаешь? Я принесла несчастье ему и его семье. Если бы не я, он бы и не знал о Малькольме Друри. Он попал в тюрьму из-за меня.
— Он тебя любит! Он хотел, чтобы ты вошла в его дом и вышла за него замуж, и ты сделала его счастливым — так все говорят! Не ты подожгла дом, и ты не просила его гнаться за Малькольмом!
— Это не имеет значения. Все это слишком больно. — Сэмми чуть встряхнула ее за плечо. — Послушай. Давай уедем. Давай уедем… в Калифорнию. Там нас тетя Александра не найдет. Я знаю, чем я буду зарабатывать деньги — много денег. Вот чем. — Она показала изумленной сестре свои руки. — Пока у меня больше ничего нет, но они нас прокормят. Хватит и на налоги, и на адвоката Джейку.
— Но, Сэмми, если Джейк подумает, что ты его бросила, его это убьет.
— Он велел мне уехать. Я сказала, что не уеду ни за что, но он прав. Нужно уезжать. — Она бессильно опустила плечи, но лишь на мгновение. «Если ты сломаешься, — сказала она себе, — плохо будет и Джейку, и Шарлотте, и тебе». И она упрямо подняла голову. — Собирай вещи, и поедем.
Шарлотта побежала в свою комнату.
Сэмми вошла в спальню, стараясь не думать ни о станке, который сделал для нее Джейк, ни об их первой ночи в этом доме, ни об остальных ночах и днях, когда они думали, что их уютный мирок ничто не может разрушить. Она бросила охапку своей одежды на кровать и завернула в одеяло, которое много лет назад подарила Джейку.
— Я тебя не бросаю, — услышала она собственный хриплый голос. — Я найду способ сохранить все это. Клянусь!
Она вспомнила о рубине, который лежал в ее сумочке в машине. Она принесла его в Коув, не ведая, чем это грозит, и вот теперь увозит с собой. Или это он ее увозит? Но когда-нибудь они вернутся. И Джейк тоже.
Осталось ли что-нибудь от их любви, связывает ли их что-нибудь, кроме этого камня, она не знала. И прежде чем уйти, она сняла со столбика ловец снов, поцеловала его — и повесила на место.
Когда она запирала входную дверь, ей казалось, что она оставляет в этом доме часть себя. Здесь кончилась ее юность. Ей было всего девятнадцать лет.
* * *
У Джо Гантера было такое чувство, что на него медленно надвигается тяжелый поезд, он хочет его остановить, но не может ничего поделать. Он ничего не мог понять. Он понимал только, что этих двух молодых людей, которые выросли у него на глазах, связывает настоящая любовь — здесь он не мог ошибиться.
Сэмми сбежала. Джейку наверняка предстоит провести много лет в тюрьме. Тяжело жить с сознанием того, что Джейк влип в это дело из-за нее, мстя человеку, который некогда ограбил ее мать. Нет, Сэмми не сбежала бы — это не в ее характере. Она бы стала бороться. Одним словом, Джо ничего не понимал.
Много лет наблюдая за тем, как Джейк ищет камни и людей, Джо был совершенно уверен, что тот обладает неким шестым чувством. Значит, Джейк наверняка знал, когда и куда уехала Сэмми.
Сидя напротив Джейка в комнате для свиданий, Джо смотрел на его разбитые, распухшие руки, стараясь не думать о том, как Джейк бессильно колотит кулаками в бетонную стену камеры.
— Я не знаю, откуда она мне звонила. Она сказала, что, как только они с Шарлоттой обоснуются, она даст знать твоему адвокату. Она боится, что Александра опять вцепится в них мертвой хваткой, а здесь некому будет их защитить. Я не знаю, почему она так решила.
Джейк большими тоскливыми глазами посмотрел в глаза Джо.
— Я велел ей уехать. Сказал, что больше не люблю ее.
— Но это неправда.
— Зато теперь она в безопасности. Я знаю, что и ты, и Бен Дрейфус — вы умеете хранить тайны, и Александра не узнает, где она.
— Она еще сказала, что будет присылать Дрейфусу деньги и письма для тебя.
— Мне не нужны ее письма. Я расстался с ней навсегда.
— Ты хочешь разбить ей сердце? Когда-нибудь же ты отсюда выйдешь. Она будет ждать. Неважно, сколько времени. Эта девочка будет ждать тебя, как ждала всю жизнь.
— Это опасно.
Все это было настолько странно, что Джо замолчал. Похоже, Джейк сходит с ума. До него не достучишься.




Часть III



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой рубин - Смит Дебора



Прекрасный роман! Хочется верить, что существуют такие люди, как Джейк и Саманта. Роман Обязательно читать!!!
Роковой рубин - Смит ДебораАнна
23.07.2013, 23.06





Я согласна с Анной. Роман потрясающий!!!!
Роковой рубин - Смит ДебораEdit
28.04.2014, 23.24





Роман стоит того, чтобы его прочесть. Берет за душу. Браво автору.
Роковой рубин - Смит Дебораren
2.05.2014, 0.34





Я думаю это больше драма .. Хотя я уверена что бывают такие люди с даром все видеть и живется им не легко.. Конечно есть моменты противоречивые .. Зачем все скрывать ,сидеть в тюрьме низачто ,а после разоблачить. .. Но все равно книга понравилась , интимных сцен нет , жизненный путь трудный , герои очень терпеливы и заслужили счастья
Роковой рубин - Смит ДебораVita
7.05.2014, 7.36





Замечательный роман! Читать!
Роковой рубин - Смит ДебораЁлка
2.01.2016, 10.14





Отличный роман.
Роковой рубин - Смит ДебораЕлена
2.01.2016, 23.28





Прекрасный роман. Обязательно читать. 10 баллов.
Роковой рубин - Смит ДебораElen
3.01.2016, 20.31





Мне тоже понравился!
Роковой рубин - Смит ДебораНаталья 66
6.01.2016, 13.19





Понравился больше роман"Тень моей бви",этот роман более скучен 9/10
Роковой рубин - Смит ДебораТ.Ж.
28.03.2016, 12.22





М-дааа... После таких книг хочется перетрясти весь топ-100, чтобы освободить место вот для таких отличных вещей. 10/10.
Роковой рубин - Смит ДебораЮрьевна
29.04.2016, 0.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100