Читать онлайн Мед и горечь, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мед и горечь - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мед и горечь - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мед и горечь - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Мед и горечь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Я понравился твоей маме.
Макс сделал это заявление, встретившись с Бетти в холле следующим вечером.
Это был ужасный день. Он начался с завтрака, прошедшего в напряженном молчании, потом был такой же ленч в ресторане, куда он заехал, чтобы передать ей чек на двадцать пять тысяч долларов, и теперь этот вечер. Они провели последние несколько часов, старательно избегая друг друга.
Бетти остановилась и взглянула на него. Она пыталась не замечать, что на нем был только сильно распахнутый на груди белый халат. Она плотнее запахнула свой халат, надетый на пижаму.
– Ты разговаривал с моей мамой? Когда?
– Когда ты принимала душ. Она позвонила. И пригласила меня в этот уик-энд на вечер. Я признался, что ты даже не упоминала о нем.
– Я не собиралась на него идти.
– А теперь пойдешь. Я ей это сказал.
– Это такая нудная формальность, Макс. Мать и отец проводят его всегда в связи с Днем Благодарения. Ты наверняка не захочешь потратить время на такой вечер. Ты будешь там связан по рукам и ногам во взятом напрокат смокинге.
– Конечно, это скучно. Но раз уж у меня есть очень удобный смокинг, даже два, я в общем-то не против.
Она опустила глаза и пробурчала:
– Мне кажется, я вновь сужу о книге по ее обложке.
Макс принял ее извинение великодушным кивком.
– Кстати, твоя мама очаровательна. Несколько разговорчива, но я говорю это как комплимент. Мне казалось, что я разговариваю с колибри.
– Радуйся, что она – колибри с прогрессивными взглядами. Я даже не знаю, как попытаться объяснить наше совместное проживание здесь. Я надеюсь, они с папой не спросят.
– О, я объяснил. Я сказал, что мы любим друг друга и живем в незаконном браке, но сейчас в грехе у нас временный перерыв.
Когда она посмотрела на него вопросительно, Макс улыбнулся виноватой улыбкой.
– Я сказал, что ты была здесь в гостях. Это все, что я сказал.
– А это и есть правда. Я, действительно, здесь гость.
Она вернулась к прежней теме.
– Мы съездим в родовой дом моих нуворишей-родителей, если ты настаиваешь. Я позаимствую у кого-нибудь платье.
– Тпру! – он взял ее за руку.
Даже через халат и пижаму эта близость вызвала у Бетти потоки чувств и независимых от ее разума желаний. Макс шагнул ближе, не сводя взгляда с ее губ.
– Ты позаимствуешь платье? Зачем?
– Там, где висели мои парадные платья, дымятся головешки.
– Тогда почему бы не купить новое? Я думал, что ты – женщина, способная стать причиной разорения любого богача с кредитной карточкой.
Бетти драматически прижала руки к груди.
– Что, купить парадное платье ценой разорения? Какая идея!
– Бетти, у тебя проблемы с финансами?
– Мы – деловые партнеры. Финансы в бизнесе – это твоя забота. Я слежу за работой ресторана. Там все в порядке.
– А личные деньги?
– На то они и личные.
Она попыталась выдернуть руку Он держал ее до тех пор, пока не поцеловал Это была легкая, нежная забота. Но Бетти осталась по-прежнему растерянной и дрожащей.
– Спокойной ночи, Макс, – сказала она, глотая слезы.
– Спокойной ночи, – он чувствовал себя не лучше.
* * *
Макс передал ключи от джипа слуге и подошел к задней дверце. В другое время он непременно обратил бы внимание на величественное довоенное здание, возвышавшееся перед ним, или на огромные дубы и прекрасные сады вокруг.
Но было невозможно отвести глаза от Бетти. Она оперлась на его руку и с царственным видом вышла из машины. Ее платье блестело, как жидкое золото. Оно держалось на плечах, обнажая белую прелесть ее шеи и спины. Рукава заканчивались тугими манжетами на запястьях, подчеркивая изящность ее рук. В покрое юбки было достаточно той красоты, которую одобрили бы папа и мама, а разрез с одной стороны открывал ее ножку, что вызывало совсем иное одобрение со стороны Макса.
Маленькие гроздья бриллиантов украшали мочки ее ушей, а такой же формы подвеска сияла на груди, привлекая тем самым внимание к краю декольте, где угадывалось легкое подразнивающее расхождение.
Макс так наслаждался этим зрелищем, что даже не подумал обратить внимание на Фокса По. Бетти дернула за поводок и тихо позвала своего полосатого друга. Кот прыгнул с заднего сиденья и понесся по дороге.
– Мой джип никогда не удостаивался такой чести, – сказал Макс, закрывая дверцу. – Мне следовало бы сфотографировать тебя и твоего салонного кота рядом с джипом.
– Лесть.
– Нет. Ты выглядишь потрясающе, детка. Ее щеки вспыхнули от комплимента, хотя она старательно отвела взгляд. Последние несколько дней были настоящим адом для них обоих. Возможно, этот вечер ослабит напряженность, возникшую между ними. Макс молча направился туда, где должен был располагаться оркестр для танцев, убедиться, что появилась причина, по которой ему можно будет обнимать Бетти. Может быть, им удастся избавиться от мук, на которые они друг друга обрекли.
Он грубо одернул себя: мучения, на которые он ее обрек. Мучения, которые с каждым днем становились все более невыносимыми.
Через мраморный холл они вошли в большой зал, охраняемый лакеями. Фокс По шел рядом с Бетти, стремясь вырваться вперед и кидаясь в сторону очередного лакея.
Макс деланно рассмеялся.
– Я чувствую себя, как экскурсовод в зоопарке.
– Ты очень устал. Ты в порядке?
– Разве можно быть в порядке после двух бессонных ночей? Нет, черт возьми! прошептал он в сторону. А, ты?
Она чуть заметно улыбнулась.
– Нет, черт возьми.
– Ты не сделала мне комплимента по поводу моего внешнего вида. Я страшно этим огорчен.
– Я думала, что намекнула, когда ты вошел вечером в гостиную. Я не сводила с тебя глаз и заикалась. Тебе это ни о чем не говорило?
– Я решил, что ты стараешься не задохнуться от моего одеколона.
Бетти рассмеялась впервые за все эти дни
– Ты великолепно выглядишь в смокинге, майор.
Он согнул руку в локте, и Бетти оперлась на нее. Они обменялись заговорщическими взглядами, пока лакеи открывали перед ни ми старинные двери.
Во взгляде Бетти было сожаление и любовь. Они были вместе, неважно, как: эти узы нельзя было разорвать. И, как он понимал, нельзя будет.
В груди Макса зажглась гордость за нее, гордость за себя, принадлежавшего ей.
«Но ты ведь не принадлежишь ей, – напомнил он себе. – Во всяком случае, никто об этом не знает».
И нельзя было сказать, что он клялся принадлежать ей всю жизнь, а она не клялась ему.
Неужели все, что ему нужно для полного счастья, это одна печать и обещание? Он начинал верить, что сможет это сделать.
* * *
Отец Бетти похитил Макса для допроса. Они курили сигары в библиотеке, и Бетти не сомневалась, что ее отец пытается определить, есть ли у Макса деньги или, по крайней мере, амбиции их делать, или нет. По этому критерию отец оценивал большинство мужчин. Бедный Слоун, чье богемное отношение к крупным финансам бесило ее отца. Она не была уверена, что отец когда-нибудь простит ей то, что она потратила свои деньги на карьеру Слоуна, Она уже перестала ждать, что он поймет ее поступок, и решила никогда не просить у отца помощи – финансовой или любой другой. Его помощь всегда сопровождалась нравоучениями.
У Слоуна был теперь выгодный контракт на запись диска, и он купался в деньгах. Бетти пожала плечами. Она не скучала по Слоуну, но ощущала горькую иронию судьбы. Незаметно ее мысли перенеслись к Максу. У него не было корыстных целей в отношениях с ней. Он не был похож на Слоуна. Он представлял совсем другой тип мужчин.
Устроившись в тихом уголке, Бетти потягивала шампанское и рассматривала толпы народа, заполнявшие бальный зал. Она заметила мать, мелькавшую то тут, то там в черном гофрированном платье. Макс верно охарактеризовал ее. Она была похожа на колибри, когда порхала от одного гостя к другому, вкушая мед их восхищения.
Она была любящей матерью, милой мамой. Но она была и навсегда осталась целиком поглощенной собой. Она не могла даже ненадолго вникнуть в чьи-либо проблемы, кроме своих собственных. Бетти давным-давно научилась заботиться о себе сама.
А еще был ее отец. Красивый, серьезный, напористый. Он сам взобрался на высшую ступень социальной и экономической лестницы и теперь наслаждался, глядя презрительно вниз. Он решил, что никто ему не простит, если его ребенок не достигнет того же, что и он сам. Бедненькая богатая толстушка! Как часто он называл ее так, считая, что, унизив, заставит самоутверждаться.
* * *
Бетти допила остатки шампанского и хитро улыбнулась сама себе. Что ж, отец был прав. Она уверена, что сможет добиться всего, чего хочет от жизни. Она не позволит никому унижать ее. Она так уверена в себе, что разрывает самые дорогие отношения. Бетти закрыла глаза, думая о Максе.
– Пчелка, мой Бог, я снова тебя вижу!
Бетти вздрогнула, услышав знакомый голос, и повернулась лицом к его обладателю. Его смокинг отличался более широким покроем, что было типично для Западного побережья, галстук потрясающего цвета – темный шартрез, в мочке левого уха поблескивала его любимая серьга с рубиновой вставкой в форме гитары. Слоун Ричардс всегда был колоритной фигурой.
И он был красив. Он обаятельно улыбался ей из-под копны каштановых волос. На щеках играли ямочки, ребячливые голубые глаза сияли от радости. Она должна была задохнуться и быть совершенно очарованной. Несколько месяцев назад она и была бы.
– Ты что, «заяц» на этом вечере? Я не просила родителей приглашать тебя, – сказала она холодно.
Улыбка сползла с его лица. Он выглядел ужасно расстроенным – грустный щенок, которого только что наказали за то, что он изгрыз туфлю.
– Я прилетел с побережья, чтобы увидеться с тобой, – сказал он тихо. – Я знал про ежегодный вечер. И решил, что это лучшая возможность.
В его глазах была такая искренность. Но ее это не удивило. А вот боль удивила.
Она поднялась на носочки и поцеловала его в щеку. Они стояли на расстоянии, рассматривая друг друга в гнетущей тишине. Она не знала, о чем с ним говорить. Как это она могла считать их долгие беседы о нем, о его музыке и его мечтах такими восхитительными?
– Я полагаю, дела у тебя идут хорошо? – вежливо спросила она.
– Да… Нет… Альбом расходится прекрасно. Но я скучаю по тебе. Мы не могли бы пойти куда-нибудь и поговорить?
Бетти кивнула. Они спустились в холл, украшенный броским французским антиквариатом эпохи какого-то Людовика. Она никак не могла вспомнить, какого Людовика так любила ее мать.
Слоун коснулся ее рук. Она быстро убрала их за спину. Выражение его лица стало еще более озабоченным.
– Я хочу выяснить наши отношения, Пчелка.
– Нам нечего выяснять. Мы уже попрощались друг с другом.
– Но я был с тобой гадок.
– Да, был.
– После того, как ты ждала все эти годы, пока я «вырасту», после всего хорошего, что у нас было, и любви, после того, как ты потратила все свои деньги, чтобы помочь мне.
– Извинения и благодарность приняты. Ты хочешь попросить меня о помощи? Как ты понял, я разорилась. И теперь я гораздо умнее.
– А я богат. И тоже гораздо умнее, – он положил руки на ее предплечья и пристально посмотрел в глаза. – Я здесь не для того, чтобы просить тебя о помощи. Я приехал, чтобы узнать, можем ли мы начать все сначала. Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Лос-Анджелес.
– Ты и раньше предлагал мне это.
– Это было почти грубо, недостойно. Что-то вроде «будь моей подружкой, эй!?»
– Да, именно это ты и говорил.
– Пчелка, я увидел свет. Это холодный, безжалостный мир. Это сумасшествие. Мне это не подходит. Мне нужна стабильность в жизни, – он глубоко вздохнул. – Я хочу, чтобы там кто-то был рядом со мной. Мне нужна ты.
– Я была с тобой много лет. Ты сам перешагнул через меня.
Он обнял ее за плечи.
– Так больше не будет. У меня честные намерения. Я прошу тебя выйти за меня замуж.
Бетти была ошеломлена. Не обрадована, как поняла сразу же. Она была просто изумлена. Они расстались больше года назад, ни разу не разговаривали даже по телефону. А теперь он появляется на приеме у родителей и предлагает замужество.
– Я ждала этого предложения пять лет, – напомнила она. – Но теперь несколько поздновато.
– О, я знаю, тебе нужно время, чтобы перестроиться. Я собираюсь пробыть здесь неделю. Почему бы нам не сбежать с этого вечера и не отправиться, например, ко мне в отель…
– Извините, – перебил его другой мужской голос, – но я могу поклясться, что вы ударяете за моей дамой.
Бетти даже задохнулась от неожиданности. Она забыла, как неслышно может ходить Макс. Не то чтобы она желала что-то скрыть… Макс прислонился к стене в нескольких ярдах от них, сложив руки на груди и скрестив ноги. Он казался абсолютно спокойным. Только прищуренный злой взгляд, которым он одарил Слоуна, выдавал его истинное настроение.
Слоун переводил озадаченный взгляд с Макса на Бетти.
– Это верно, Пчелка?
– Верно.
– Он имеет для тебя значение?
– Да.
– Больше, чем я когда-то?
– Я вообще-то не обязана рассказывать тебе о своей жизни.
Слоун нахмурился.
– Я могу посоревноваться.
– Ты даже не в игре больше.
Макс приблизился и стал по другую сторону от Бетти, улыбаясь без намека на теплоту.
– Вы, должно быть, Слоун Ричардс? Бетти торопливо представила их друг другу. Она никогда до этого не видела, как Слоун ревнует. Но она и не давала ему повода делать это.
Он пожевал нижнюю губу и выдавил:
– Пчелка, я знаю, что мне многое нужно исправить. Я все еще люблю тебя, Пчелка. Я хочу жениться на тебе. В церкви, с цветами, тортом, медовым месяцем, со всем на свете. Я хочу, чтобы у нас были дети. Я хочу, чтобы ты преуспела в своем бизнесе. Ты можешь открыть в Лос-Анджелесе большой ресторан с копченостями. Я помогу тебе. Бетти покачала головой. Она чувствовала на себе взгляд Макса. Почему не он делает это страстное предложение? Слушать его из уст Слоуна было для нее невыносимо: это напоминало злую шутку.
– Я позвоню тебе, – вяло ответила она Слоуну. – Мы позавтракаем вместе. Сейчас не время и не место для…
– Спокойной ночи, мистер Ричардс, – Макс взял ее за руку. Он не сжимал, но держал ее крепко.
Слоун упрямо покачал головой. В нем было какое-то болезненное одиночество. Бетти импульсивно приблизилась к нему и коснулась его руки.
– Мы поговорим позже. Где ты остановился?
– В Риц-Карлтон, – он ошеломленно указал на Макса. – Пчелка, ведь ты же не серьезно увлечена этим прямолинейным типом.
Ты ведь свободна, верно?
– Я не занята, – сказала она зло. – А тебе лучше прекратить болтать. Уходи.
Макс холодно усмехнулся.
– Последуйте ее совету, мистер Ричардс.
Слоун смотрел на Бетти, указывая на Макса.
– Он такой старый, Пчелка.
– Старый? – угрожающе взглянул на него Макс, сардонически улыбаясь. – В апреле мне будет тридцать девять. Но, конечно, если бы мой «фаворит» был при последнем издыхании, я бы расстраивался. Однако… – Он лукаво взглянул на Бетти. – А сколько лет вы бреетесь!
Бетти почувствовала приближение головной боли. Она покорно взглянула на Макса.
– Слоуну двадцать шесть. Макс секунду смотрел на нее.
– Грабитель из люльки. Слоун трагически застонал:
– Пчелка, ты должна дать мне шанс. Бетти рассвирепела:
– Все эти годы я ждала, что ты достигнешь моей зрелости. Но сейчас до меня доходит, что я ненамного старше тебя. Ты должен был повзрослеть гораздо раньше.
– Я теперь повзрослел, – он схватил ее руку и поцеловал. – Мы позавтракаем, как ты говорила. О'кей?
– Ленч. Хорошо.
– Никакого ленча, – влез Макс. – Это пустая трата времени.
Слоун испепеляюще взглянул на него.
– Не слишком-то разгоняйся, дедушка. Макс заскрипел зубами.
– Смотри, я тебе сейчас поддам.
– Спокойной ночи, Слоун, – быстро сказала Бетти.
Но Слоун был неумолим.
– Пчелка, послушай. Я знаю, что совершал ошибки. Я пользовался твоими деньгами. Черт, я фактически разорил тебя. Но ты знаешь, я сделал это ради хорошей цели. И посмотри теперь на меня, – он развел руками. – Я добился успеха потому, что ты любила и поддерживала меня в борьбе.
Ее унижение было ужасным. Макс узнал ее финансовый секрет. Он знал, что она была дурой, что теперь из-за этого вынуждена биться, что она нуждается в его помощи больше, чем хотела бы ему показать. Его пальцы впились в ее руку, и Бетти с достоинством посмотрела на Макса. Его лицо было маской гнева.
– Я думаю, нам с тобой надо поговорить без этого чудо-мальчика.
– Да, – она качнула головой.
– Скажи мне, Пчелка…
– Спокойной ночи, – сказал Макс голосом, полным нескрываемой угрозы.
Бетти позволила ему проводить себя из холла. Его шаг был широким и торопливым.
– Сюда, – резко сказала она, показывая на боковой холл. – Пойдем в зимний сад.
Когда они вошли в комнату, причудливо уставленную кадками и горшками с цветами и растениями, Макс повернулся к Бетти. На его лице ходили желваки, ее обдало зеленым холодом колючих глаз.
– Почему ты не сказала мне, что разорена?
– Мне не хотелось объяснять причины.
– Так вот как, по-твоему, надо обращаться с теми, кого любишь – скрывать от них свои секреты.
– Мои ошибки – мое личное дело. Я сама с ними справлюсь.
– Ужасное поведение для женщины, которая стремится выйти замуж, жить общей жизнью с мужем и доверять ему.
– Ты не хочешь быть кандидатом в мои мужья, так почему ты злишься, что я обхожусь с тобой не как с женихом?
– Но ты считаешь подходящей кандидатурой этого перезрелого подростка?
– Я совершила ошибку, – сказала она сквозь зубы. – Я с ней справилась.
– Нет, если ты с этой ошибкой собираешься завтракать.
– Ленч не говорит о наличии романтических увлечений.
– Я прошу тебя больше с ним не встречаться.
– У тебя нет на это прав.
Они посмотрели друг на друга с вызовом Она ужасно себя чувствовала из-за того, что Макс ревновал; она не испытывала радости оттого, что появление Слоуна причинило ему боль.
Макс с гордостью выпрямился. – Я не думаю, что ты хотела подразнить меня присутствием другого мужчины, но именно так сейчас получилось.
Бетти испуганно отшатнулась от него. Она была так удивлена, что почти потеряла способность рассуждать.
– Ты думаешь, что я заставляю тебя жениться на мне? – она сжала кулаки. – Расслабься, майор. Я слишком горда и самоуверена, чтобы играть в такие игры. Я хочу, чтобы мужчина сделал мне предложение по собственной воле.
– Так Слоун, возможно, еще ждет в холле.
Его слова обожгли ее. Она уговаривала себя, что он не хотел ее оскорбить, но боль была слишком сильна.
– Я надеюсь на это, – тихо ответила она. – Я хотела бы поговорить с ним.
– Я ухожу. Перестань рисоваться и пойдем со мной.
– Или?
Он кисло улыбнулся.
– Или я уйду один.
– Что? Ты не угрожаешь продать мой рецепт «Гуди Фудз»? Не угрожаешь забрать свои деньги? Не угрожаешь прекратить наши дальнейшие отношения? Извини, я забыла, – она издевательски улыбнулась. – Ты не веришь в возможность будущего.
Бетти прижала дрожащие пальцы к уголкам глаз, удерживая слезы.
– Давай, Макс, угрожай.
Он посмотрел на нее с несчастным видом.
– Не мой стиль, детка. Ты должна бы знать, что я не угрожаю. А теперь пойдем. Поехали домой.
Его мучительная честность почти сломила ее.
– Макс, иди без меня, – произнесла она измученным голосом. – Ты разве еще не понял? Это не мой дом, это твой дом…
– Не знал, что ты так рассуждаешь.
– Но я так считаю. Я так боюсь дальше оставаться с тобой потому, что однажды все равно тебя потеряю. И уже не смогу полюбить ни одного мужчину, потому что не найду достойного тебя.
– Я причиняю тебе боль, – сказал он хрипло. – Но я не хочу сложностей. Я хочу, чтобы мы были счастливы всегда. И я хочу разделить с тобой все. Мы не могли бы найти золотую середину?
– Мы ее нашли совсем ненадолго. И это было так прекрасно, что больше я рисковать не могу. – Она крепко обхватила себя руками, как будто боялась упасть. – Иди. Пожалуйста, иди. Это не имеет ничего общего со Слоуном и его сегодняшним появлением. С этого момента мы с тобой просто друзья. Они молчали, секунды проходили в холодном отчаянии. Наконец, как человек, только что вышедший из забытья, он встряхнул головой.
– Я буду ждать. Входная дверь будет незаперта.
Бетти, ничего не замечая вокруг, повернулась, едва сдерживая себя, чтобы не броситься за ним вслед.
– Я останусь у родителей на пару дней. Он приблизился к ней и положил обе руки ей на плечи.
– Еще не все кончено, детка.
Бетти задрожала, когда он нежно поцеловал ее волосы. Она слушала звуки его удаляющихся шагов. Они были медленные, приглушенные, но уверенные. Он всегда думал, что говорил.
* * *
Макс сгорбился на кушетке, разглаживая руками шарф Бетти. Она должна вернуться хотя бы для того, чтобы забрать одежду. Прошло всего два дня. Он медленно поднял глаза к темному окну рядом с камином. Его глаза покраснели от недосыпания, а голова гудела.
Холодный дождь бил в окно. Макс издевательски усмехнулся, представив эту драматическую сцену со стороны: темная ночь, пустой дом, мрачное настроение и он сам, предающийся самоанализу.
Как же было хорошо оставаться независимым и жить сегодняшним днем! Он бы так прекрасно себя чувствовал.
Макс уставился на телефон, стоящий на кофейном столике. Телефон заставил его задуматься. Он ждал уже два дня. Бетти молчала. Чувствуя себя неуютно, он схватил трубку и набрал номер родителей Бетти.
Ответила мама. Макс учтиво попытался завязать дружескую беседу, прежде чем попросить к телефону Бетти. Но на этот раз мама не была расположена к долгим разговорам. Сладким голосом, едва сдерживая радость, Эмили Квинт объяснила, что Бетти уехала на неделю в Лос-Анджелес в гости к другу.
Макс не стал докучать ей расспросами о личности друга. Он знал. И она знала, что он это знает. Макс поблагодарил и повесил трубку. Потом откинулся на кушетку и закрыл глаза. Упавший шарфик шелестел прощальные слова.
* * *
Закатное солнце в Лос-Анджелесе было похоже на раскаленный красный шар в облаках смога.
– Подумать только, этот вид принадлежит мне! – воскликнул Слоун. Стоя на балконе своего маленького домика в испанском стиле, он, раскинув руки, любовался лежавшим перед ним городом.
– А ты знаешь, сколько мне пришлось заплатить за этот вид?
Бетти сидела в кресле за стеклянным столиком и пила сухое вино.
– Слишком много.
Слоун засмеялся.
– Верно. Но это стоило того.
Он легким шагом, засунув руки в карманы белых брюк, приблизился к столу. На нем был бесформенный розовый пиджак с закатанными до локтей рукавами. На розовой футболке под пиджаком виднелось название его группы: «Игра наизусть».
– Так чем ты хочешь заняться сегодня вечером, Пчелка? Пройдемся еще по каким-нибудь клубам? А как насчет обеда у «Спадо»? – он покачивался на каблуках своих белых легких туфель. – Или, может, мы просто останемся здесь и перенесем твои чемоданы из комнаты для гостей в комнату хозяина? Что ты на это скажешь? Бетти рассмеялась.
– Нет, спасибо. Мне нравится комната для гостей.
– Пчелка, в чем дело? – нахмурившись, он сел напротив нее на стол и потер рукой подбородок. – Мы «дружим» уже три дня. Мы снова познакомились. Когда же мы сделаем наши отношения более крепкими?
– Я никогда не говорила, что собираюсь это делать. Я просто хотела увидеть тебя в твоей привычной среде обитания. И все, чего я хочу, так это то, чтобы мы были друзьями.
– Но я думал…
– Я хотела преподать себе урок, Спарки.
– Спарки? Ты в первый раз назвала меня моим прозвищем. Я люблю его.
– Ты всегда был для меня Спарки. Даже сейчас, когда ты стал суперзвездой и твои портреты на обложке «Ролинг Стоун». И когда женщины кидаются навстречу твоему лимузину, я думаю о тебе как о Спарки.
– Зачем все усложнять? Что ты имела в виду, когда сказала, что хочешь преподать себе урок?
– Мы с тобой знали вместе хорошие времена. Я помню это без всякой злости на тебя. И я хочу теперь научиться наслаждаться одним днем, Спарки.
– Но ведь надо думать о будущем. Замужество, дети, – он патетически поднял руки, – Я готов.
– Хорошо. Я желаю тебе удачи. Пусть тебе повезет и ты найдешь хорошую женщину, – она грустно улыбнулась ему. – А мне надо ехать домой и разобраться в собственной жизни.
Он сразу сник, как розовый шарик, из которого выпустили воздух.
– Я что-то в этом роде и ожидал, – сказал он угрюмо. – Ты возвращаешься к этому старому морскому пехотинцу.
– Я собираюсь вернуться, чтобы быть ближе к нему. Да, это так. Потому что я надеюсь на наше общее счастливое будущее и хочу, чтобы и он почувствовал это.
Бетти подошла к Слоуну и поцеловала его в лоб.
– Спасибо, ты подтвердил, что в прошлом я многое делала правильно.
– Ты была самой лучшей. И ты останешься лучшей, – он посмотрел на нее сквозь слезы. – Пчелка, ты позволишь дать тебе денег? Я стольким тебе обязан!
Она покачала головой.
– Не надо портить подарок любви. Я, действительно, не сожалею ни о чем, что делала для тебя.
Слоун грустно улыбнулся.
– Но у меня такое чувство, что я просто разогревал публику перед настоящим концертом. Твоим и этого преданного моряка.
– Я не знаю, действительно ли он преданный, но думаю, что мне пора лететь домой и встретиться с ним.
Я хотел бы посвятить тебе свой альбом. Бетти было так приятно услышать это, что она даже задохнулась. Слоун встал. Они крепко обнялись. – Спарки. Да? Только не пиши мои инициалы.
* * *
Сегодня у Макса было не слишком много работы, и он закончил на час раньше. Выйдя из магистрата, он медленно поехал домой. Мысли витали где-то далеко. Дождь хлестал по стеклам машины. Только сложная дорога заставляла его ненадолго отвлекаться от беспрестанных мыслей о Бетти.
Итак, она была со Слоуном в солнечном Лос-Анджелесе. Но она не была в постели Слоуна. Макс в этом не сомневался. Это был не ее стиль. Он верил в это. Впервые за многие годы вера оказалась неожиданным бризом в пустыне.
Но, однако, думая о Бетти, зная, что больше им не делить дни и ночи, по крайней мере, в ближайшее время, он испытывал дикие муки. Он заставлял себя думать о трех свадьбах, назначенных на сегодняшний вечер. Все они были костюмированные.
Дворец бракосочетаний начинал терять для Макса свою привлекательность. Ему уже не казалось забавным «играть» одну за другой свадьбы. Потому что каждая свадьба напоминала ему о проблемах, стоящих между ним и Бетти. Ему не нравилось смотреть на пары и задумываться (чего он раньше никогда не делал), ждет ли их более полная, счастливая жизнь, чем та, которую предпочел он для себя.
Все сильнее запутываясь в противоречивых мыслях, Макс припарковал джип у черного входа, потому что так было ближе к входной двери. Он, успев намокнуть, вбежал в дом и сразу же направился в спальню.
Мокрый, изнуренный и расстроенный, Макс, не раздеваясь, растянулся на японском матрасе и сразу же уснул.
Он проснулся от оглушительного взрыва. Вокруг ревело пламя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мед и горечь - Смит Дебора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мед и горечь - Смит Дебора



Трудно выразить свои ощущения от прочитанного. Кто рискнет.... Что получит?
Мед и горечь - Смит Дебораиришка
24.09.2013, 23.27





Трудно выразить свои ощущения от прочитанного. Кто рискнет.... Что получит?
Мед и горечь - Смит Дебораиришка
24.09.2013, 23.27





Наивно,но прочитать можно!
Мед и горечь - Смит ДебораНаталья 66
1.12.2014, 18.23





Необычный хэппи-энд без миллионов. Но завлекает. Вечер можно посвятить чтениию
Мед и горечь - Смит Дебораинна
18.04.2016, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100