Читать онлайн Мед и горечь, автора - Смит Дебора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мед и горечь - Смит Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мед и горечь - Смит Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мед и горечь - Смит Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Дебора

Мед и горечь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Он, действительно, мировой судья, – говорила ей Грейс Ларсон, пока они наблюдали, как рабочие устанавливали коптильню из нержавеющей стали в нишу кухонной стены.
Грейс, опрятная и чистенькая, в узких джинсах с блестящим ремнем и в кашемировом свитере, была женой мэра. Она была также главой Торговой палаты и владелицей магазина готовой одежды по соседству с рестораном Бетти.
– Законодательный орган штата сменил все несколько лет назад, – продолжала Грейс. – Сейчас это называется «магистрат», но это то же самое, что «мировой судья». Макса выбрали в прошлом месяце. Его отец в этом местечке был мировым судьей более сорока лет. – Грейс застенчиво расправила седой завиток и улыбнулась. – Бертрам Темплтон был легендой, вот что я скажу.
Джинсы и рубашка Бетти уже покрылись слоем пыли, и она, отряхивая ее, подняла в воздух огромное облако.
– Хорошая или плохая легенда?
– Это зависит от твоего отношения к данному предмету. Если бы ты была мужем одной из подружек Бертрама, то сказала бы, что он плохая легенда.
Бетти застыла и уставилась на Грейс.
– Ты мне говоришь о «городском распутнике?»
– Нет, милая. Мы говорим о «городском Ромео». Бертрам никогда не крал сердца тех, кто этого не хотел.
– Он обманывал свою жену, мать Макса?
– О нет. Она умерла, когда Макс был еще ребенком. Говорят, она была единственной, кого Бертрам действительно любил – он не женился почти до сорока лет, а когда она умерла, больше никогда не женился. Это, правда, не мешало ему хорошо проводить время. – Грейс улыбнулась. – Прежде чем выйти замуж, я имела с ним всего несколько свиданий. Но их трудно было забыть.
– Тогда почему…
– Он не собирался жениться. Я собиралась.
– Так получается, что Макс вырос под наблюдением стареющего плейбоя в роли отца.
– Ах. Макс протоптал к местным девицам довольно широкую дорожку, хотя и не был похож на своего отца. Окончив среднюю школу, он пошел в морской флот и, мне кажется, мы нечасто встречали его после этого. Только иногда он приезжал к Бертраму. Прошлой зимой он приехал на похороны отца и спустя несколько месяцев вернулся сюда навсегда.
Грейс придвинулась ближе, чтоб их не услышали рабочие.
– Бертраму было уже за восемьдесят. Но он умер в седле. Ты понимаешь, что я имею в виду.
Бетти выдавила улыбку:
– А я знаю эту лошадку? Грейс кивнула:
– Кони Джин Браун.
– Еще не старая маленькая леди, которая держит магазин йогуртов!
– Она самая. Спасибо небесам, ее муж не расстроился. Я думаю, он даже несколько горд за Кони Джин. Она стала сексуальным объектом старейшего гражданина города.
Бетти шлепнулась на стойку, бросив в сторону щетку. Она уже не могла смеяться.
– Грейс, я приехала сюда, чтобы обустроиться навсегда, чтобы жить там, где люди все еще верят в традиционные ценности. Если Бертрам Темплтон и его похождения – это просто эксцентричные сплетни, тогда мне повезет. Это великолепная история.
Грейс тоже рассмеялась:
– Сейчас она покажется тебе еще лучше. Ты знаешь, чем занимался Бертрам после службы? Слышала когда-нибудь о «Свадебном бюро!»
– Гмм. Я припоминаю статью в одном из журналов Атланты о довольно странном предприятии.
– Да, это именно то. Его организовал Бертрам, – улыбнулась Грейс, – и Макс просто возобновил его.
Бетти скрестила руки на груди и с ухмылкой уставилась на Грейс.
– Ты хочешь сказать, что он организует брачные церемонии? Он женит людей?
Грейс рассмеялась.
– Да, милая. Ты так удивилась, как будто он женит их на себе. – Она игриво подняла бровь. – Мы называем это «свадебное ателье», а не церковь. Если Макс Темплтон похож на своего отца, то его свадьбы не похожи ни на что, виденное вами раньше. Ты знаешь, как женятся в его заведении?
Бетти посмотрела на нее широко открытыми глазами.
– Как?
– Они женятся в маскарадных костюмах. Я имею в виду, если хотят. За это особая плата. Гражданская война, индейцы, первопроходцы – есть даже доспехи, которые сделал один сварщик. Кучера наряжают рыцарем. Если Макс делает все, как его отец, женитьба становится очень большой шуткой.
– Это же ужасно.
– Я тоже иногда так думаю, – Грейс взглянула на нее с любопытством. – Но ты, похоже, по-настоящему расстроилась.
– Я думаю, что свадьба должна проходить с достоинством. Я думаю, замужество слишком важная вещь, чтобы шутить. – Бетти заколебалась, но потом продолжала мягче, делая признание. – Я современная женщина, но не понимаю тех, кто не признает институт законного супружества обязательным. Поверь, это очень серьезно. Я верю в супружество. Я думаю, что это самый приятный и подходящий образ жизни.
Грейс согласно похлопала ее по руке.
– Милая, ты найдешь себе здесь доброго парня, который мгновенно женится на тебе. Тебе ведь только тридцать. У тебя еще осталось несколько приятных лет впереди.
– Что ж, спасибо!
– Только не увлекайся Максом Темплтоном, если не хочешь просто хорошо проводить время.
– Я уже устала просто хорошо проводить время. Не так уж это и хорошо.
Бетти едва сдержала тяжелый вздох. Тут появился посыльный.
– Подарок для мисс Квинт, – объявил он, стоя в дверном проеме открытой веранды ресторана.
Бетти уставилась на корзину с красной ручкой, которую держал парень.
Корзина была аккуратно обернута в цветную фольгу и заполнена грибами.
– От кого это? – спросила она, хотя ответ был ей уже известен.
– Здесь есть карточка, мадам.
После того как мальчик ушел, она поставила корзину на стол и прочитала записку.
«Не держите меня в неизвестности, – было написано крупным, ровным почерком. – Я должен вам обед». Внизу стояла, конечно же, подпись Макса и номер телефона. Грейс заглянула через ее плечо.
– О Господи! – прошептала она с благоговением. – Макс Темплтон заинтересовался тобой. Легенда вновь жива.
* * *
Молодая пара была хорошо одета, совсем как Скарлетт и Ретт, подумал Макс.
Он сделал им скидку на цену за костюмы, потому что им было всего лишь по двадцать одному году, и, взглянув на старый спортивный автомобиль парня, Макс понял, что они были небогаты.
Но бизнес есть бизнес. Он не хотел работать более трех вечеров в неделю и к тому же по субботам, а поэтому надо было придерживаться старых расценок. Макс возобновил работу фирмы всего две недели назад, не делая никаких объявлений, кроме заметки в газете «Вебстер Спрингс». Однако все мгновенно об этом узнали.
Скарлетт и Ретт были парой, назначенной на 6 часов; в 6.45 у него будет тридцатилетняя пара, которая уже женилась, потом дважды разводилась, и оба раза они заказывали кортеж у его отца, а теперь они женились в третий раз. Они выбрали средневековые костюмы – платье а la комлот для нее, доспехи для него.
В 7.30 у него будет пара, пожелавшая самое простое оформление – никаких костюмов, один круг свадебного марша под орган и брачное удостоверение с золотым обрезом. В 8.30 у него еще одно простое торжество, за исключением того, что эта пара хотела заснять все видеокамерой, так что ему нужно было выкроить время, чтоб установить оборудование.
После этого он пожелает Норме спокойной ночи, пойдет в свой обветшалый дом на горе выше конторы и проверит автоответчик: не было ли звонка от восхитительной Бетти Квинт. Эта мысль заставила его задрожать от нетерпения.
Макс на секунду сошел со своего устланного ковром возвышения и посмотрел на орган. Норма Бишоп уставилась на него сквозь свои бифокальные линзы с непроницаемым выражением лица. Макс наклонился к ней и прошептал на ухо:
– Жми на газ.
– Я играла свадебный марш на органе, когда ты еще сосал палец. Так что иди туда, откуда пришел. И поправь галстук.
Улыбаясь, Макс шагнул на возвышение. Он поправил черный узкий галстук, который надевал с выходным костюмом. Традиция Темплтонов – черные ботинки, черные брюки, смокинг, накрахмаленная белая рубашка и тонкий, как шнурок, галстук. Это был вид деревенского судьи, так говорил всегда его отец. Дамам это нравилось.
Скарлетт и Ретт прошли почти половину дорожки между рядами резных деревянных стульев, только некоторые из которых были заняты друзьями и близкими. Широкая юбка Скарлетт задела стул, и ее пришлось отцеплять. Макс отметил для себя, что надо немного расширить проход.
Двойные двери свадебного «бюро» немного открылись, и Бетти Квинт протиснулась в них. Она тихо опустилась на стул в последнем ряду и стала рассматривать происходящее широко открытыми глазами.
«У нее серые глаза, – мгновенно отметил Макс. Выпрямившись, он с удовольствием и удивлением рассматривал ее. – Глаза цвета олова со свинцом».
С момента их встречи два дня назад она сменила свою грибную одежду на нежно-серые слаксы и серо-голубой исландский свитер. Без комбинезона она была еще стройней, а формы у нее были волшебными.
Ее волосы были почти черными с оттенком каштанового, они ровно падали на плечи, завиваясь на концах. У Бетти было очень необычное лицо, худенькое и серьезное, но оно смягчалось широкими, полными губами, а большие серые глаза были обрамлены черными ресницами.
Эти глаза смотрели на Макса с сочувствием, с насмешкой и с капелькой отвращения. Она бегло, но внимательно осмотрела его, и все волосы на его теле встали дыбом. Замечательный эффект, если вспомнить о количестве волос, которыми он был покрыт. Он, конечно, знал, что Бетти старалась испепелить его взглядом, а не возвеличить.
Он кивнул ей, она ответила натянутой улыбкой. Когда Скарлетт и Ретт заканчивали обходить торжественный круг, Макс мысленно припомнил всю собранную им сегодня информацию о Бетти Квинт. Городские лавочники говорили, что она была открытой, деловой и очень милой. Она приехала сюда месяц назад, купила старый семейный дом и пятьдесят акров лугов и лесов, прилегающих к усадьбе.
Она выросла в Атланте. Ее отец, Джон Квинт, оставил Вебстер Спрингс еще молодым человеком и добился успеха, работая на рынке недвижимости.
Бетти была дипломированным специалистом по общественному питанию и собиралась расширять свое дело, открыв в городе ресторан, где будут подаваться копчености. Она была на восемь лет моложе его, она была одинока и жила одна – если не считать диковинного кота – в своем полуразвалившемся «новом» доме.
Макс оторвал от нее взгляд, когда Скарлетт и Ретт достигли конца дорожки и остановились, крепко держась за руки. Их юные лица сияли от всего вместе: предвкушения счастья и неловкости. Норма сыграла последний аккорд свадебного марша, потом села, опустив черные руки на колени, обтянутые голубым шерстяным платьем, и с сомнением в лице взглянула на Макса.
Макс женил эту пару в стиле, принятом в официальном мире, используя обычные в данном случае выражения. При этом он вставлял цитаты из восточной философии, которые узнал, побывав в Японии. Говоря о необходимости жить в гармонии и процветании, он с трудом подавлял зевоту. Он гордился своим умом. Заменив цветы лотоса на цветы кизила, он придал цитате несколько южный оттенок.
Пара обменялась кольцами, они сквозь слезы улыбнулись друг другу и потом целовались добрых пять минут, после того как их объявили мужем и женой. Макс посмотрел поверх их голов на Бетти и увидел задумчивое, открытое выражение ее лица. Она смотрела на Скарлетт и Ретта, склонив голову и грустно улыбаясь.
Ее сентиментальное отношение к происходящему озадачило Макса. Он решил, что она, видимо, уже была замужем однажды и теперь находилась во власти грустных воспоминаний. Или, может быть, ей стало грустно смотреть на молодых, со свежими лицами людей, которые с радостью двигались навстречу семейной жизни, но, возможно, скоро пожалеют об этом.
Когда пара уже спускалась по ступенькам под аккомпанемент Нормы, Бетти Квинт встала и открыла для них двери, потом отошла в сторону и улыбнулась им, пока молодые выходили в зал ожидания.
Макс с минуту смотрел на нее, потом собрал все свое самообладание.
– Ожидается еще прием в честь молодоженов, – сказал он друзьям новобрачной пары. – Прошу вас, пройдите за женихом и невестой в Послешоковую… в гостиную. Пока гости вставали и уходили, он продолжал смотреть на Бетти Квинт. Он настолько увлекся ею, что даже почти назвал гостиную домашним названием Послешоковая банкетная.
– Прекрасная работа, – обратилась к Максу Норма. Она подняла свое тучное тело с органной лавки и озорно взглянула на Бетти Квинт. – Давай входи, Бетти. Ты хочешь заказать такое же торжество?
Макс с восхищением наблюдал, как Бетти смахнула слезу, выпрямилась и снова стала спокойной. Она улыбнулась Норме.
– Я просто невинная зрительница. Я хотела сама посмотреть на все это. Надеюсь, вы ничего не имеете против. – Она стрельнула глазами в сторону Макса. – Я посчитала, что корзина с грибами служит чем-то вроде приглашения.
– Рад видеть вас здесь.
Макс кивнул ей и шагнул вниз с возвышения, а она пошла ему навстречу по длинному проходу. В этом что-то было: мужчина встречает женщину на свадебной дорожке; он чувствовал, что она предназначена ему, и понял, что у него нет сил отвести взгляд от этих темно-серых глаз.
– Так что же вы думаете? – спросил он прямо.
Она остановилась и окинула его напряженным испытующим взглядом, будто хотела прочесть его мысли.
– Я думаю, что вы не принимаете свою должность всерьез. Вы помогаете людям превратить в шутку очень ответственный момент в их жизни. – Она бросила взгляд на Норму. – Извините, миссис Бишоп. Не напомните ли, когда мне придется возобновлять свою лицензию на заседании городского совета.
Норма, служившая в городском совете уже два десятка лет, рассеяла ее волнения, грациозно махнув рукой.
– Такая свадьба ведь не для всех. Брак есть брак. Те, кто собираются жениться, все равно женится. Они становятся мужем и женой независимо от того, как проходит свадебная церемония.
– Верно, – добавил Макс, чувствуя себя немного раздраженным.
«Свадебное бюро» долгое время было местной традицией. Представитель Торговой палаты попросил его возобновить работу. Это привлекает туристов, которые приезжают, чтобы сфотографироваться перед старым аккуратным домиком в викторианском стиле с красной неоновой надписью «Женитесь» над крыльцом и стоящими над водой дубами.
– Вам, может быть, будет интересно узнать, что владелец этого учреждения не я, а Норма, – сказал он Бетти Квинт. – Мой отец завещал его ей.
– Если вы хотите увидеть что-то действительно необычное, побудьте здесь до полуночи, и вы увидите бракосочетание в полночь, – добавила Норма. – Иногда жених спотыкается о доспехи.
Макс подошел ближе к Бетти и слегка наклонился, пытаясь проникнуть в ее мысли. Ему никогда не было так трудно удержать почву под ногами.
– Почему бы вам не остаться и не посмотреть. У меня сегодня еще три церемонии, но я закончу к девяти. Потом мы сможем сходить поужинать.
Цвет лица Бетти Квинт был нежным, как ирландская сметана, гнев на коже проявлялся сразу.
– Нет, спасибо. Я только хотела, чтобы вы знали, что корзина с грибами – прекрасный жест, что ваши извинения определенно приняты и инцидент исчерпан.
Макс шагнул еще ближе.
– Тогда почему бы вам со мной не поужинать?
Норма поднялась со скамейки и дипломатично сказала:
– Я лучше пойду позабочусь, чтобы Скарлетт и Ретт не выбились из расписания. Ты поторопись в гостиную, Максимилиан, И давай поскорее подпишем их свидетельство о браке.
– Да, мадам. Я буду там через минуту.
– Рада была видеть вас, миссис Бишоп, – сказала Бетти вежливо. – Я хотела бы зайти, когда у вас будет больше времени. Я слышала, вы продаете несколько милых больших стеганых одеял.
– Я буду рада. Рада вашему приходу. Я всегда здесь. Наверху. – Норма вышла из «бюро» проворной, решительной походкой, размахивая крупными руками.
– Какая милая дама, – заметила Бетти. Она шагнула в сторону Макса. – Она, похоже, с вами в хороших отношениях. Это заметно.
– Норма – душа этого дома. Она ведет журнал с расписанием, придумывает костюмы, командует мной, как сержант в полевом лагере. Когда я рос, то дружил с ее сыном, и мы вместе пошли на флот. Он был убит во Вьетнаме. Мы с ней как-то «усыновили» друг друга после этого!
Макс взглянул на Бетти.
– Ну, хватит болтать. Вы прекрасно пахнете. Очень остро.
– Я готовила соус для копчения.
– Ммм. Я костлявый мужчина. – Он позволил себе бросить взгляд на ее грудь. Я коптился ветками шкори
type="note" l:href="#n_2">[2]
* * *
– Должно быть, было больно.
Дыхание Бетти участилось. Максу нравилось, как вздрагивали ее ноздри, когда она вздыхала. Бетти нахмурилась.
– Мой ресторан скоро откроется. В нем будут подавать копченых цыплят, свинину и говядину: отбивными и резаными, на бутербродах и на тарелках. Можно будет покупать все в ресторане или заказывать на дом. Приходите в первый же день. Будет бесплатная презентация.
– Я люблю бесплатные угощения.
– Еще бы.
Макс горестно вздохнул:
– Вы меня недооцениваете.
– Нет, с тех пор как вы ввалились в мою пещеру и ткнули меня лицом в грибы и в помет летучих мышей…
– Я признаю, что это довольно неподходящий способ знакомиться с женщинами. Но вы не похожи на других встречавшихся мне женщин.
– Да? Это потому, что я не ношу кожаное белье и татуировок «череп и кости» на запястье?
Он рассмеялся, ему нравилось, что она не отводит от него взгляда, даже когда сердится.
– Нет, причины совсем другие: во-первых, вы штатский человек, во-вторых, вы отказываетесь со мной обедать – женщины никогда так со мной не обходились, в-третьих, вчера вы были чертовски злы, но не испуганы. Я знал несколько милых воинственных женщин, но их учили этому. А у вас все это получилось естественно. Это очень привлекает.
– Я хотела бы задать вам личный вопрос.
– Гмм. Полный вперед.
– Почему вы избегаете надежных и проверенных путей в жизни? Я знаю, что вы уволились из флота в ранге майора. Это ведь очень неразумно с точки зрения карьеры. Мне так кажется.
Лицо Бетти пылало от досады. Максу хотелось до него слегка дотронуться и почувствовать жар ее эмоций кончиками пальцев. Ему хотелось пригласить ее на обед, а потом в постель. Смешно, она была здесь новенькой, но он внезапно понял, что она та, к которой он стремился, возвращаясь на родину.
– Мне хотелось знать, что еще я могу сделать со своей жизнью. Понять, могу ли я стать штатским. Вы ведь тоже хотели заняться чем-то новым? Зачем же иначе оставлять яркие огни Атланты и ехать в маленький туристский городок в горах?
– Я хотела найти что-то непорочное, доброе и традиционное в жизни.
– Милейший план. Я поддерживаю его. Вся моя карьера основывалась на традиции, и я теперь думаю, что надо быть осторожным, чтобы не позволить традиционности сделать мою дорогу в будущее узкой и однобокой.
– Я думаю, вы говорите о традициях, имея в виду правила. Я же говорю о ценностях.
– В данный момент меня не волнует, о чем мы говорим. Я рад, что вы пришли ко мне. – Он уступил желанию коснуться ее, взять ее руку в свои. Его пальцы слегка сжались, и он почувствовал ее кожу под свитером. Это прикосновение обожгло Макса, заставило привлечь девушку к себе и прошептать, прежде чем поцеловать:
– Давайте сформируем новые традиции. Бетти посмотрела на свои руки, но не отодвинулась. Ее глаза горели возмущением, хотя она говорила вежливым, покровительственным голосом.
– Вы планируете включить меня в свой гарем?
На мгновение удивившись, он слабо улыбнулся.
– Слухи о моем гареме сильно преувеличены. Фактически, если проверите в округе, – а вы это, очевидно, уже начали делать – вы обнаружите, что за последние шесть месяцев я был довольно пассивен.
– Вы нарушаете традиции своего отца, мистер Темплтон.
Он неожиданно обнял ее и посмотрел в широко открытые глаза.
– У моего отца были ошибки, но он был хорошим человеком, – Она уперлась руками в его плечи и попыталась отодвинуться.
– Он, должно быть, был очень хорошим. Он сделал счастливыми многих женщин. И некоторые в тот момент были замужем за другими мужчинами.
– Совращать замужних женщин – не мой стиль. Есть множество свободных. Но я признаю, что хочу обязательно сделать женщину счастливой. В этом я согласен с отцом. Я бы только не хотел возрождать семейную легенду. От этого страдает репутация.
– А мне бы не хотелось тратить попусту ваше время.
– С вами я не трачу его попусту. Как насчет бесплатного угощения? – Он поцеловал ее, прежде чем она смогла ответить. Его рот прикоснулся к ее губам осторожно, уговаривая. То, что он хотел сделать провоцирующим, дразнящим, стало внезапным открытием. Вкус ее губ и ее запах остановили его игривость.
Бетти издала горлом свирепый звук и заколотила кулаками по его черному смокингу, пытаясь освободиться. Но в то же время ее тело начало слабеть.
Ее груди прижались к его торсу, спина прогнулась. Он услышал тихий испуганный вскрик, ее рот стал податливым под его губами. Когда он продвинул язык, она поймала его кончиками губ, потом застонала, пораженная, и открыла губы, позволяя ему внедриться глубже.
Он скользил руками по ее плечам и талии, а губы по-прежнему ласкали. Она задрожала и уже сама продолжила интимное исследование. Ее язык был бесстрашным и безумным, как и желание, охватившее их.
Бурные аплодисменты, раздавшиеся от двери в гостиную, разрушили чары. Макс повернул голову, неодобрительно хмурясь. Скарлетт, Ретт, все их друзья и Норма стояли в дверях. Норма округлила глаза, будто застала детскую парочку, игравшую в неподобающие игры.
Бетти Квинт, подогнув колени, беспомощно повисла на руках Макса. Собрав все свои силы, она пыталась овладеть собой, еле сдерживаясь, чтобы не застонать. Еще не веря до конца в случившееся, она сбросила свои руки с шеи Макса, а затем с силой и яростью оторвалась сама.
Макс тоже ослабил объятия. Бетти выскользнула из его рук и шлепнулась на крестец, оказавшись почти сидящей на его черных туфлях. Ее свитер во время этого спуска задрался почти до шеи. Макс, изучая ее обнаженное тело, наклонился чтобы помочь поправить свитер. Бетти рванулась от него с безумным взглядом. Ее лицо пылало, как осенние кленовые листья.
Аудитория издавала одобрительные возгласы. Макс еще сильнее нахмурился и кивнул Норме, чтобы закрыла дверь, а сам протянул Бетти руку. Но Бетти вскочила на ноги, одернула свитер и сказала так тихо, чтоб слышал только он:
– Только ступите на порог моего ресторана, и я выйду к вам с ножом для разделки туш.
– Вы сейчас слишком расстроены.
– А вы не на флоте. И я не военный объект, который вы во что бы то ни стало должны взять. Я не интересуюсь мужчинами, которые берут все, что хотят, не считаясь с обстоятельствами. Идите и развлекайтесь с кем-нибудь еще.
– Я не развлекался. Поправьте оперение и присядьте. Давайте поговорим. Между нами что-то произошло, и это меня тоже потрясло.
– Бразелтоны уже здесь, – позвала Норма из-за двери. – Тебе надо помочь мне приготовить доспехи.
Бетти деланно рассмеялась и покачала головой:
– Остаться здесь и поговорить с вами? Я была бы или сумасшедшей или безумной. Я ни то, ни другое.
Макс вскочил и с вызовом посмотрел на нее:
– По тому, как вы целовались со мной, мне показалось, что вы от чего-то без ума.
– Не от вас. – Она изящно повернулась и вышла в парадные двери. Скарлетт и Ретт стояли, держась за руки, но расстояние между ними было достаточно, чтобы Бетти смогла пройти.
Она, возможно, будет страдать какое-то время. Ведь так уж случилось, что старый дом Квинтов был ужасающим приютом. Ей бывало в нем не по себе. Если бы можно было не пускать опоссума ночью в спальню!
* * *
Бетти выглянула из-под одеяла с электроподогревом. В мрачном свете ночи опоссум быстро пробежал по стене. Это было смешное и в то же время уродливое животное, и оно так торопилось, будто стыдилось своего появления ее будуаре. Со своего места в ногах у Бетти Фокс По настороженно приподнял голову. Шерсть его встала дыбом, когда он увидел незванного гостя.
Когда-то Фокса лишили когтей, отрубили лапу и кастрировали. Это сделал предыдущий хозяин – он же подбросил кота на порог Общества охраны животных в Атланте с раненой задней лапой – Фокс По был тогда довольно невоспитанным. Теперь же Фокс По боготворил свою новую хозяйку и всегда старался показать свою преданность. Когда опоссум почти исчез, кот зевнул. Бетти уселась на больших подушках, обтянутых белым шелком, и прислушалась, как шепчет октябрьский ветер, заставляя дом отзываться таинственными тихими звуками. Дом скрипел и пах старым деревом и свежим кедром, который она жгла в камине перед ужином. В одном из углов комнаты светился электрообогреватель. Запахи и звуки казались очень уютными, и когда Бетти закрыла глаза, то представила, как переделает это место, каким будет дом.
Не будет козел для пилки дров, и мусорных баков наверху, и грязи на площадке два на шесть перед парадным крыльцом. Большая гостиная внизу будет полна вещей из традиционного быта ранней Америки, а просторная кухня станет царством гурманов, а не пустым каркасом, устланным потрескавшимся линолеумом и оклеенным пожелтевшими обоями. И опоссум не сможет больше вбегать невидимыми путями к ней в спальню.
Поменять свое милое жилье в Атланте на этот дом было импульсивным решением. Отец критиковал Бетти за то, что чувства у нее опережают здравый смысл, а мама говорила: «Прекрасно, дорогая», урвав минуту между своими общественными занятиями. Это было привычно для Бетти. Она никогда не рассчитывала на поддержку родителей.
Бетти натянула одеяло до самого носа и нахмурилась от неприятных мыслей. Она научилась заботиться о себе с малых лет. Иногда она ужасно проводила время. Макс Темплтон очень ошибался, если думал, что она для него простая задача.
Бетти старалась изгнать его из своей памяти, хотя при воспоминании о его горячих, все умеющих губах в нижней части тела все опускалось. Она не желала мечтать о его поцелуях, или объятиях, или о смуглом напористом теле под черным смокингом.
Она всегда считала моряков неумолимыми, прямолинейными, не умеющими шутить. Как мог веселый распутник Макс Темплтон быть мужчиной, который, по словам Грейс, ушел во Вьетнам сержантом, а вернулся лейтенантом, победив и получив на поле боя офицерское звание за спасение от засады своего взвода.
Вспоминая его холодную, беспощадную силу, когда он тащил ее из пещеры, она поняла, что в нем было нечто большее, чем казалось на первый взгляд. Бетти сонно поморщилась. Она много себе нафантазировала. На сегодня хватит. Вряд ли все это можно выдержать.
Она уже почти задремала, когда услышала звуки мотора со стороны узкой грунтовой дороги. Бетти вылезла из постели и подбежала к окну. Серебристый диск месяца осветил приближение джипа. Он ехал слишком быстро, поднимая клубы пыли. Проехав по дороге между лугом и лесом, он остановился в нескольких футах от вечнозеленых деревьев перед дорожкой к крыльцу.
Бетти с ужасом наблюдала, как высокая неясная фигура вылезла из джипа и направилась к крыльцу. Затем она накинула теплый халат поверх пижамы и побежала вниз по лестнице, потому что гость громко барабанил во входную дверь.
Она включила освещение на крыльце и откинула белое стеганое одеяло, прикрывавшее окно возле двери. Макс Темплтон. Конечно же, он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мед и горечь - Смит Дебора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мед и горечь - Смит Дебора



Трудно выразить свои ощущения от прочитанного. Кто рискнет.... Что получит?
Мед и горечь - Смит Дебораиришка
24.09.2013, 23.27





Трудно выразить свои ощущения от прочитанного. Кто рискнет.... Что получит?
Мед и горечь - Смит Дебораиришка
24.09.2013, 23.27





Наивно,но прочитать можно!
Мед и горечь - Смит ДебораНаталья 66
1.12.2014, 18.23





Необычный хэппи-энд без миллионов. Но завлекает. Вечер можно посвятить чтениию
Мед и горечь - Смит Дебораинна
18.04.2016, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100