Читать онлайн Запретная страсть, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретная страсть - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретная страсть - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретная страсть - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Запретная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

В то время как колесный пароход «Леди Луизиана», вспенивая воду, двигался на север к Сент-Луису, капитан кавалерии Прайс Ричардсон стоял у поручня на палубе, где размещались офицерская кают-компания и рулевая рубка, рассеянно наблюдая за однообразным пейзажем штата Миссури. Хотя он выглядел вполне здоровым и опрятным в новой униформе, которую ему выдали федеральные власти в Мемфисе, последние три дня, проведенные на борту парохода, плохо отразились на его самочувствии. Глаза Прайса беспокойно блуждали, и он испытывал постоянное нервное возбуждение, с нетерпением ожидая конца путешествия. По ночам его одолевали страшные воспоминания о последних роковых часах на «Султанше». Не в состоянии уснуть в тесной душной каюте, он взволнованно бродил по палубе, и каждый неожиданный звук, казалось, предвещал неминуемую катастрофу, хотя он провел значительную часть своей жизни на пароходах и знал, что это судно вполне безопасно. Оно эксплуатировалось не более года и являлось флагманским кораблем компании «Уэстлейк лайн», расположенной в Сент-Луисе. Это было изящное, быстроходное, роскошное судно, и все в нем свидетельствовало об изысканности, начиная от хрусталя и меди люстр до расписанного вручную фарфора. Если бы Прайса интересовал комфорт, он наслаждался бы производящей неизгладимое впечатление обстановкой «Леди Луизианы». Но единственным его желанием было как можно скорее добраться до дома. Он не мог спать, ожидая с еще большей тревогой приближения к Сент-Луису и надеясь, что пароход пришвартуется к пристани к концу дня.
Его маршрут пролегал от Мемфиса штата Теннесси до Кейро штата Иллинойс. От Кейро до Кейп-Джирардо штата Миссури. Далее до Сент-Дженевьевы, а затем до Сент-Луиса. Все эти красивые исторические названия сейчас не имели для Прайса никакого значения. Часы тянулись бесконечно долго, а дни казались вечностью. Терзаемый мыслями о Бетси, страхом потерять Эллин и постоянным ожиданием взрыва, Прайс практически ничего не мог делать. Он мало ел и почти ни с кем не общался, поскольку у него не было настроения вести праздные разговоры. Вскоре ему придется встретиться с Бетси и сообщить ей о гибели Купа. Он хотел найти способ избежать личной встречи, но знал, что для нее очень важно услышать подробности именно от него. Помимо того, что Бетси была замечательной женой для Купа, она также являлась хорошим другом Прайса, и он был в долгу перед ней.
Прайс размышлял, получила ли она его телеграмму, посланную из Мемфиса. Он сообщал, что уже в пути и, вероятно, прибудет в Олтон сегодня в конце дня или завтра рано утром. Пароход следовал на север только до Сент-Луиса, так что ему надо было найти другой транспорт до Олтона.
«Леди Луизиана» миновала казармы Джефферсона и взяла курс на Сент-Луис, когда Прайс поднял голову и увидел приближающегося капитана парохода Джима Уэстлейка.
— Капитан Ричардсон, — бодро приветствовал его капитан Уэстлейк. — Сожалею, что у меня не было возможности поговорить с вами раньше. Вам понравилось путешествие?
— У вас прекраснейший пароход, — ответил Прайс, протягивая ему руку. — Он сравнительно новый, не так ли?
— Мы начали эксплуатировать его лишь с прошлой осени. Это просто мечта, — с гордостью заявил Джим Уэстлейк. — Могу я предложить вам виски?
Прайс колебался, размышляя, как далеко они от Сент-Луиса.
— Не беспокойтесь, — сказал Джим, видя его озабоченность. — У нас есть в запасе полчаса, прежде чем я вернусь к работе.
— Тогда я с удовольствием принимаю приглашение. — Прайс улыбнулся и немного расслабился.
— Вы из Сент-Луиса?
— Нет, из Олтона. И очень давно не был дома.
— Вы сможете пересесть на другой пароход сегодня после полудня.
— Отлично.
— Вы были ранены в бою? — спросил капитан, указывая на его руку.
— Нет, — отрывисто сказал Прайс, нахмурившись, и был рад перерыву в разговоре, когда они вошли в роскошный салон.
Джим Уэстлейк обменялся несколькими репликами с пассажирами, пока они шли через весь зал к бару. Получив спиртное, он указал Прайсу на столик в дальнем углу. Устроившись поудобнее, Джим взглянул на Прайса, отметив его беспокойное состояние.
— Вы были на «Султанше»?
Прайс удивился и помрачнел.
— Как вы узнали?
— Догадался. Я помню, что вы сели на пароход в Мемфисе и на вас была новая униформа. — Он замолчал, заметив дискомфорт Прайса. — Об этом взрыве на реке ходили слухи целую неделю.
— Могу представить, — обронил Прайс, с трудом сдерживая волнение. Он поднял стакан дрожащей рукой и выпил виски.
— Там было так плохо? — Уэстлейк тоже осушил свой стакан и знаком заказал еще две порции.
— Хуже некуда.
— Наверное, вы чувствовали себя как в аду в течение этих нескольких дней, — сказал Джим.
Прайс усмехнулся.
— Вы правы, — признался он.
— Мне хорошо известно, что это такое. Я был в подобном состоянии несколько месяцев после того, как котлы предыдущей «Леди Луизианы» рванули в шестьдесят первом году. Этот день я никогда не забуду. — Джим взял графинчик, который бармен поставил на стол. — Спасибо, Олли, — поблагодарил он пожилого мужчину, и тот вернулся к своим обязанностям в баре.
— Это был какой-то кошмар. Мне повезло, что я остался жив, — сказал Прайс.
Уэстлейк сочувственно кивнул, и они помолчали немного, пока он разливал виски.
— А чем вы занимались до войны?
— Я был владельцем компании «Олтон трансшипинг».
— «Олтон трансшипинг»? Мне известны ваши суда. Вы занимались очень доходным бизнесом.
— Да, и я хочу поскорее вернуться к нему.
— Меня только удивляет, как вы сможете конкурировать с железными дорогами.
— Я думал об этом тоже. — Прайс сделал большой глоток крепкого напитка и расслабился, почувствовав, как по телу разливается тепло, снимающее напряжение. Он устало помассировал шею. — Мой бизнес будет относительно стабильным, пока они не построят мост. И ваш тоже…
— Боюсь, после войны они переманят всех наших пассажиров… — Джима прервал громкий свисток с верхней палубы, и он встал из-за стола. — Мне пора. Не хотите ли пойти со мной в ходовую рубку?
— Благодарю. С удовольствием.
Мужчины вышли из бара и направились в рубку. Перед ними открылся великолепный вид пристани Сент-Луиса, возле которой, плотно прижавшись друг к другу, стояли на якоре сверкающие белизной пароходы. Хотя на набережной не было так много товаров, как в предвоенные годы, тем не менее она являлась оживленным центром городской торговли.
Он уже почти дома. Близкие сердцу места, близкие люди. Прайс напряженно вглядывался в толпу в надежде увидеть знакомых, но никого не приметил.
Поблагодарив Уэстлейка и попрощавшись с ним, Прайс взял вещи из каюты и сошел на берег, стремясь как можно скорее найти транспорт до Олтона. К четырем часам дня он уже снова был в пути. Теперь до Олтона оставалось всего несколько часов, а не дней.
Блафф-Сити, город на отвесном берегу — как часто и вполне уместно называли Олтон, — был северным близнецом Виксберга. Расположенный на живописных скалах над Миссисипи, он был деловым портом и индустриальным центром. Во время войны значение Олтона существенно возросло, так как он стал главным пунктом снабжения правительственных войск.
Прайс ощутил сильное волнение, когда появились очертания родного города. Много раз за последние годы он думал, что больше никогда не увидит его. У него болезненно сжалось сердце. Как ему хотелось, чтобы сейчас рядом с ним был Куп! Взяв свои немногочисленные вещи, он напряженно ждал, когда пакетбот подойдет к пристани.
Шел уже седьмой час пополудни, когда они наконец пришвартовались в том месте, откуда начиналась Пиаса-стрит. Прайс был в числе первых пассажиров, спустившихся по трапу. На пристани собралась немногочисленная толпа встречающих, но Бетси среди них не было. Немного расстроенный, но тем не менее обрадованный дополнительной передышкой, Прайс направился к дому Купа на Генри-стрит. Он хотел было задержаться, проходя мимо офиса своей компании, но затем понял, что всего лишь ищет предлог, чтобы отсрочить неизбежное. Он должен сообщить Бетси о гибели Купа.
Ему пришла в голову мысль о том, что, вполне возможно, она получила хорошие известия о муже, но потом решил, что это тщетная попытка с его стороны выдать желаемое за действительное. В Мемфисе все свидетельствовало о том, что нет никакой надежды найти Купа живым. В глубоком раздумье Прайс с трудом поднимался по крутому склону холма, не замечая движущегося ему навстречу экипажа. И только когда лошадь остановилась рядом с ним, он поднял глаза.
— Прайс! — радостно прозвучали сразу два голоса.
Он ошеломленно замер, узнав голос, который уже не надеялся когда-либо услышать, и изумленно таращил глаза на кабриолет, в котором сидели улыбающиеся Куп и Бетси.
— Куп? — Он не верил своим глазам. — Ты жив?
Бетси спрыгнула на землю и бросилась в объятия Прайса.
— Ну, конечно, дурачок. Он вернулся домой три дня назад!
Потрясенный неожиданным появлением Купа, Прайс крепко обнял Бетси и поцеловал.
— Какое чудесное возвращение! Ты не представляешь, как я переживал, думая, что ты…
— Знаю, знаю, — сказал Куп. — Поговорим об этом позже.
— Обязательно, — согласился Прайс, улыбаясь другу. Затем, еще раз поцеловав Бетси, он спросил: — Ну а где же мой крестник, которого я так жажду увидеть?
— Он дома с няней и ждет своего дядю Прая. Поехали скорее, — проговорила Бетси, вырываясь из его дружеских объятий. — Я собиралась устроить большой домашний праздник!
Прайс отпустил ее и помог ей сесть в экипаж. Затем забрался сам, бросив за спинку сиденья свою небольшую сумку с вещами. Только сейчас он заметил у Купа трость.
— Как твоя нога?
— Уже намного лучше. Врач в больнице Мемфиса подлечил меня. Она еще побаливает, но в конце концов все будет в порядке.
— Прекрасно. — Прайс облегченно вздохнул.
Друзья возвращались в дом Куперов умиротворенные и довольные. Они снова были вместе.
— Кажется, здесь ничто не изменилось, — заметил Прайс, когда экипаж остановился перед добротным двухэтажным кирпичным домом на Генри-стрит.
— Если не считать нашего главного квартиранта, — весело добавила Бетси.
— Так пойдем скорее к нему.
Прайс вылез из кабриолета и помог сойти Бетси. Куп протянул вожжи конюху и не спеша спустился на землю, оберегая поврежденную ногу.
— Я двигаюсь медленно, но все-таки двигаюсь. — Он Улыбнулся Прайсу, наблюдавшему за ним. — Слава Богу, у меня целы обе ноги.
Мужчины отправились в кабинет выпить по стаканчику, а Бетси пошла распорядиться насчет обеда и привести Джей-сона к его крестному отцу. Глядя друг на друга, Прайс и Куп с трудом верили в свое счастливое избавление. Улыбнувшись, они крепко обнялись.
— Рад видеть тебя в добром здравии, — сказал Прайс, как только они снова наполнили стаканы и сели в кресла.
— Ты не представляешь, как я разволновался, когда мы получили твою телеграмму. После того что произошло той ночью, я думал, ты погиб.
— Понимаю. Взрывом меня сбросило с палубы в воду, и, вынырнув, я начал искать тебя, но безрезультатно. Я пытался подплыть к пароходу, чтобы посмотреть, не застрял ли ты там, но меня снесло течением. Боже, как это было ужасно! — Прайс застонал, вспомнив события той страшной ночи. Взволнованно проведя рукой по густым темным волосам, он встал и подошел к окну. — Ты будешь смеяться, но я сильно нервничал, пока плыл на пароходе домой.
— Нет, не буду. Со мной происходило то же самое! — Куп засмеялся, стараясь успокоить друга. — Мы оба всю жизнь имели дело с пароходами, однако мне никогда не было так страшно взойти на борт, как в Мемфисе. Если бы была возможность уехать поездом или пойти пешком, я бы воспользовался ею! Правда, по моим подсчетам, если идти пешком, то Джейсону исполнилось бы лет десять или одиннадцать, прежде чем я добрался бы до дома.
Прайс рассмеялся.
— Сегодня это звучит смешно, но еще вчера я думал, что никогда не доберусь сюда. И кроме того, я не знал, как рассказать Бетси о тебе. Я ведь тоже решил, что ты погиб. Это было самым тяжелым делом в моей жизни.
Куп понимающе, кивнул.
— Как тебе удалось выбраться из реки?
— Я ухватился за ветки затопленного дерева, но меня вытащили только на следующее утро.
— И кто же спас тебя? Один из спасателей? Насколько я знаю, они прочесывали реку весь следующий день.
— Нет. Я не видел ни одного судна. Меня забрали в ялик старик и девушка с ближайшей плантации. Я плохо помню, как все это произошло.
— Тебе повезло, — сказал Куп.
Прайс умолк, вспомнив об Эллин. Он почти ощутил ее тепло в своих объятиях и приятный запах духов.
— Эллин вправила мне сломанную руку.
— Эллин? — спросил Куп, заметив, как смягчилось выражение лица Прайса. — Сколько лет этой девушке?
Прайс искренне рассмеялся.
— Я знаю, о чем ты подумал, и ты прав. Если бы я смог уговорить ее поехать со мной, мы немедленно обвенчались бы.
— А почему она отказалась? Я не помню, чтобы ты когда-нибудь терпел неудачу в сердечных делах.
— У нее есть обязательства.
— Надеюсь, она незамужняя? — поинтересовался Куп.
— Нет. Только помолвлена и не хочет расторгать помолвку, пока не встретится с женихом и не поговорит с ним с глазу на глаз. — Прайс отошел от окна и снова сел напротив Купа. — Эллин сказала, что приедет ко мне, когда уладит свои дела. Но ее жених в армии, и она не знает, когда он вернется.
— Такая ситуация может продлиться очень долго, возможно, несколько месяцев!
— Я знаю, но Эллин стоит того, чтобы подождать. — Прайс замолчал, предавшись воспоминаниям. — А теперь расскажи, кто спас тебя?
— Слава Богу, моя история не столь романтична, иначе Бетси убила бы меня!
Они рассмеялись.
— Я тоже оказался в воде и, нигде не обнаружив тебя, забрался на небольшой плот из обломков досок и поплыл по течению. Со мной были еще три человека, и они поддерживали меня.
— Кто же вас вытащил из воды?
— Солдаты из форта Пикенс, — сказал Куп.
— Так далеко вы уплыли? Это на три мили южнее Мемфиса!
— Да, мы проплывали мимо него, но никто не заметил и не услышал нас. Течение было очень быстрым.
— И что потом? Вас переправили на север?
— Нет, солдаты поместили нас в городскую больницу, а через два дня я сел на пароход, направляющийся на север. — Куп немного помолчал. — Вот так я и вернулся домой. У меня не было времени послать телеграмму, поэтому мой приезд оказался для Бетси большим сюрпризом.
— Могу себе представить! — Прайс смолк, увидев вошедшую Бетси с круглолицым белокурым ребенком на руках.
— Да, это был самый лучший сюрприз в моей жизни! — Она ласково улыбнулась мужу.
Прайс взглянул на розовощекое личико своего крестника.
— Так вот, значит, каков Джейсон Джерико Купер? Чудесный малыш, Бетси.
— Конечно. — Она улыбнулась, и лицо ее озарилось материнской гордостью. — Он унаследовал мои черты. Сомневаюсь, что Куп столь привлекателен.
Оба мужчины засмеялись, а Бетси посадила Джейсона на колени Прайсу. Джейсон осторожно разглядывал незнакомого человека, сомневаясь, что ему можно доверять. Его нижняя губа беспокойно задрожала, пока его мама не села на пол у ног Прайса. Удовлетворенный тем, что его не покинули, Джейсон принялся внимательно рассматривать усатого темноволосого мужчину. Протянув руку, он шаловливо ткнул пальчиком в усы Прайса, очарованный ими. Прайс растерянно улыбался, не зная, как вести себя с младенцем.
— Привет, паренек, — сказал он, чувствуя себя ужасно неловко.
— Не волнуйся, Прайс, — пришла на помощь Бетси. — Ты скоро привыкнешь к нему. Я часто разговариваю с ним. И хорошо, что пока он не научился возражать мне.
Прайс улыбнулся Бетси. Сияя от счастья и любви, она выглядела не просто очаровательной женщиной, но настоящей красавицей.
— А как он отнесся к отцу?
— Они стали друзьями с первой встречи и с каждым днем все сильнее привыкают друг к другу.
— Мой сын — это чудо, Прайс. — Куп с любовью посмотрел на ребенка, спокойно сидящего на коленях лучшего друга.
Как только служанка объявила, что обед готов, Бетси отнесла Джейсона наверх к няне и присоединилась к мужчинам за столом. Это было чудесное завершение беспокойного дня, когда все трое, удобно устроившись, наслаждались восхитительной домашней едой, а затем перешли в кабинет, где налили себе еще по стаканчику бренди.
Бетси сидела немного в отдалении от мужчин, с удовольствием наблюдая за ними. Как же одиноко ей было без них! Джерико был ее мужем, ее любовью, ее жизнью, а Прайс — хорошим, надежным другом.
Она вполуха слушала их добродушное подшучивание. Приезд Прайса очень ободрил Купа. Хотя он был, конечно, рад возвращению домой, душевная травма от пережитого не давала ему покоя. В первую ночь он и Бетси проговорили до самого рассвета. Он рассказывал ей обо всех подробностях катастрофы и о вероятной гибели Прайса. Когда же на следующий день они получили от него телеграмму, радости их не было предела. Теперь они снова все вместе и жизнь потечет так же прекрасно, как до войны.
— Как скоро, по-твоему, Эллин сможет приехать сюда? — спросила Бетси, продолжая разговор, начатый во время обеда.
— Надеюсь, через месяц. Все зависит от того, где находился Род Кларк, когда закончилась война. Если в Виргинии, то ему потребуется довольно много времени, чтобы добраться до дома.
— Это плохо. Мне очень хотелось бы познакомиться с ней. Должно быть, она необыкновенная девушка. Многие леди будут весьма разочарованы, узнав, что ты женился! — сказала Бетси улыбаясь. Глаза ее весело блестели. — О, я забыла сказать, Мэри Энн Монтегью спрашивала о тебе на прошлой неделе.
— Мэри Энн? — холодно осведомился Прайс.
— Она хотела узнать, правда ли, что ты погиб.
— Странное любопытство. Она давно уже не интересует меня.
— Может быть, она все еще любит тебя? — предположила Бетси.
— Нет, Бетси. Мэри Энн сама сделала свой выбор, и я расстался с ней несколько лет назад. Здесь какая-то другая причина.
Бетси замолчала, вспомнив, как сильно Прайс любил Мэри Энн до войны, хотя та была взбалмошной девицей. Прайс застал ее в объятиях Алекса и порвал с ней, несмотря на ее слезные мольбы объясниться с ним. После этого у Прайса были другие женщины, но ни одну из них он не воспринимал серьезно. Он целиком посвятил себя бизнесу и был рад этому. Бетси надеялась, что Эллин и впрямь так хороша, как ее описывал Прайс, потому что он заслуживал счастья.
— Бетси, — обратился к ней Куп, — кажется, ты говорила, что Мэри Энн опять начала встречаться с Алексом? Наверное, он соблазнил ее деньгами?
— Это очень похоже на Алекса, — с отвращением сказал Прайс.
— Тим говорит, что Рейчел наведывалась в его офис с расспросами. Она надеется, что ты действительно погиб.
— Не сомневаюсь, — согласился Прайс, усмехнувшись. — Если Рейчел узнает, что я умер, она помчится в банк прежде, чем меня успеют опустить в могилу.
— Да, она мечтает добраться до твоих денег, — подтвердил Куп.
— Однажды она завладела моими деньгами и все их истратила, а теперь хочет снова попытаться.
— Мы не допустим этого, — сказал Куп.
— Верно, — согласился Прайс, допивая бренди.
— Ну, не знаю, как вы, а я ужасно устал. Может быть, пойдем спать? — предложил Куп.
— Я не чувствовал себя так спокойно уже несколько дней. Сегодня я буду спать без задних ног.
— Когда последний раз ты отдыхал?
— Четыре дня назад.
Они вместе поднялись по лестнице, и Прайс замедлил шаг.
— Спокойной ночи, Прайс. Утром займемся делами, — сказал Куп, входя в спальню, где его уже ждала Бетси.
— Спокойной ночи, Куп. До утра, — тихо ответил Прайс, направляясь в комнату для гостей.
Раздевшись, он безмятежно вытянулся на мягкой двуспальной кровати. Он знал, что жизнь будет прекрасной, когда Эллин станет его женой. Упоминание Купа о Мэри Энн пробудило воспоминания, которые уже не могли причинить ему боль. Ее измена многому научила его, и он не раз благодарил ее за урок, пригодившийся ему в жизни. И сейчас он был искренне рад, что не женился тогда на Мэри Энн, иначе он вряд ли полюбил бы Эллин.
Эллин. Как он скучал по ней, хотя они не виделись всего несколько дней! Неужели четыре ночи назад он целовал ее, когда она спала? Сокрушенно вздохнув, оттого что последняя ночь в Ривервуде пропала зря, измученный Прайс крепко уснул.


В то же самое время в трехстах милях от Олтона Эллин металась в своей постели. Весь день ее мысли были заняты только Прайсом. Несмотря на то что она не могла забыть о его измене с ее матерью, в памяти снова и снова возникали слова Прайса: «Поверь мне… Дарнелл все объяснит тебе». Но Констанс отослала Дарнелл в город в тот же день, и у Эллин не было возможности поговорить с ней. Всхлипнув, она отбросила покрывало, встала и подошла к окну спальни. Где он сейчас? Скучает ли? Думает ли о ней? Все было так чудесно… до этой последней ночи. На глаза навернулись непрошеные слезы. Как он мог так поступить? Глядя с несчастным видом в сторону домика надсмотрщика, она подумала, что лучше бы совсем не встречаться с ним, так как боль разлуки была невыносимой. Продолжая всхлипывать, она снова легла, надеясь уснуть и освободиться от мучительных мыслей.


Констанс сидела одна в гостиной, наслаждаясь уединением. Жизнь в Ривервуде наконец вошла в прежнее русло. Лоренс постоянно ездил в Мемфис, где занимался делами, Эллин и Глори работали по дому, а Фрэнклин доставлял продукты к столу. Констанс послала Дарнелл в Мемфис к своей подруге с вымышленным поручением, чтобы изолировать ее от Эллин на несколько дней.
Она долго беседовала с Лоренсом по поводу янки, и они оба пришли к выводу, что его отъезд к лучшему. Лоренс понял, что Эллин увлеклась Ричардсоном, и признал, что устранение соблазна — наилучшее решение проблемы. Он также согласился передавать снохе письма Прайса, предназначенные Эллин. Вместе они предотвратят любые контакты между ними. Нисколько не сомневаясь в том, что одержала победу, Констанс отправилась в свою спальню, думая о Роде Кларке и с нетерпением ожидая его возвращения.


Прайс впервые крепко спал с тех пор, как покинул Мемфис. Знакомая обстановка, сознание того, что Куп жив, и теплый прием, оказанный ему, способствовали отдыху, в котором он очень нуждался. Он проснулся на рассвете, хорошо выспавшись, и лежал в постели, прислушиваясь к звукам постепенно оживавшего дома. Поднявшись, Прайс оделся и, найдя на столе бумагу и ручку, сел писать письмо Эллин. Его послание получилось бодрым и уверенным, хотя в глубине души он опасался, что доверие Эллин к нему было основательно подорвано компрометирующим поступком Констанс. Он надеялся только на Дарнелл, но если Эллин не поверит ей… Отбросив эту предательскую мысль, Прайс продолжал писать, сохраняя бодрый тон и стараясь сгладить возникшее недоразумение. Он убеждал Эллин, что ждет ее с нетерпением. Закончив письмо, Прайс спустился вниз, чтобы встретиться с Купом за завтраком.
Было уже около полудня, когда Прайс и Куп прибыли в банк. Они провели большую часть утра, оформляя документы, связанные с увольнением Прайса из армии. Его уверили, что они будут готовы в ближайшее время, и он ушел, радуясь, что его военная карьера закончена. Затем друзья отправились в банк проверить состояние своих финансов.
Мистер Лоури, президент банка, поднял голову, когда двое мужчин вошли в его офис.
— Мистер Купер! Мистер Ричардсон! Рад видеть вас обоих! А до меня дошел слух, что вы оба погибли!
Куп усмехнулся, указывая на свою ногу.
— Да, были такие попытки со стороны южан, но мы оказались им не по зубам.
Выйдя из-за стола, мистер Лоури пожал обоим мужчинам руки.
— Чем могу служить?
— Мы хотели просмотреть свои личные и деловые счета, если у вас найдется время, — сказал Куп.
— Нет проблем. Садитесь и располагайтесь поудобнее, а я попрошу клерка принести ваши книги, и мы сможем просмотреть их.
Мистер Лоури поспешно вышел из офиса, а Прайс и Куп сели в кресла лицом к его столу. Он быстро вернулся.
— Клерк будет через минуту с нужными нам сведениями.
— Хорошо. Нам очень хочется узнать состояние нашего бизнеса.
— Вы намерены расширить сферу деятельности?
— У меня была такая мысль, — сказал Куп. — Но сначала надо посмотреть, как пойдут дела.
— Разумеется. Сейчас, когда закончилась война, трудно сказать, как будут конкурировать речные перевозки с железнодорожными. — Мистер Лоури сделал паузу. — Когда вы вернулись?
— Я прибыл вчера, — пояснил Прайс. — А Куп опередил меня на целых четыре дня.
— Я подумал, что вы вернулись вместе.
— Так и предполагалось вначале, но мы потеряли друг друга в Мемфисе, — небрежно сказал Куп, не желая вдаваться в подробности относительно «Султанши».
— Ну, главное, что вы оба вернулись. — Затем, не в силах сдержать любопытство, мистер Лоури спросил: — Вы были ранены в бою?
Куп поморщился.
— Мы были в лагере для военнопленных в Андерсонвилле, и меня случайно ранил безмозглый охранник.
— А со мной произошел несчастный случай в Мемфисе, — с усмешкой добавил Прайс.
— Но вы в полном здравии, не так ли?
— Спустя некоторое время поправимся окончательно.
— Прекрасно. А вот и Чарлз с вашими счетами.
Молодой человек с беспокойно бегающими глазами положил перед ними книги счетов. Друзья занялись в первую очередь счетами компании. Затем, удовлетворившись увиденными цифрами, начали знакомиться со своими личными счетами. Мистер Лоури улыбался Прайсу, давая пояснения к цифрам в его книге.
— Ваша тетя Рейчел будет рада видеть вас.
— Моя тетя? Как ни странно, мистер Лоури, но я давно не разговариваю со своей тетей. Мы с ней не в лучших отношениях.
— О Боже. — Пожилой человек в очках побледнел. — Боюсь, вышло недоразумение.
— В чем дело? — поинтересовался Прайс, с любопытством глядя на банкира.
— На прошлой неделе она пришла ко мне по поводу ваших денег. У нее была телеграмма из армии, сообщающая, что вы, по всей вероятности, погибли. — Лоури взволнованно сглотнул.
— Ну и что?
— Я принял ее, так как она единственная ваша родственница.
— Неужели? — Прайс был не на шутку взволнован.
— Я решил, что вполне допустимо выдать ей деньги, принадлежащие вам, так как правительство прислало ей извещение о вашей смерти.
Глаза Прайса сузились.
— И что вы сделали?
— Я выдал ей деньги без вашего ведома.
— Сколько? — спросил Прайс ледяным тоном.
Мистер Лоури снял очки в тонкой оправе и стал беспокойно протирать их.
— Я выдал ей тысячу долларов.
— Тысячу долларов! — Прайс был взбешен.
— Она говорила о величайшей нужде, — принялся поспешно объяснять Лоури, тогда как Прайс встал и начал беспокойно ходить по комнате.
— Нужда, говорите? — резко произнес он. — Вряд ли ей известно истинное значение этого слова!
Прайс быстро взглянул на Купа, который пытался скрыть улыбку.
— По-твоему, это смешно?
— Считай, что ты предоставил женщине кредит. Она всегда стремилась улучшить свое финансовое положение.
— За мой счет. Она настоящий стервятник!
— Это единственная ссуда, которую она получила? — спросил Куп мистера Лоури, обескураженного их репликами.
— Да. Было только одно изъятие за последние четыре года. И это произошло с моего согласия на прошлой неделе.
Куп придвинулся поближе, чтобы взглянуть на цифры в счете Прайса.
— Прайс, подойди и посмотри сюда.
Прайс неохотно подошел и встал у стола. Быстро взглянув на итоговые цифры, он улыбнулся.
Мистер Лоури неуверенно заговорил:
— Я готов возместить убытки за свою ошибку, но может быть…
— В этом нет никакой необходимости, мистер Лоури, — сказал Прайс, смягчившись.
— Все не так уж плохо? — спросил Куп, улыбнувшись.
— При такой прибыли я переживу эту утрату. — Прайс повернулся к президенту банка. — Я хочу быть уверенным, что никто больше не будет иметь доступа к моим деньгам, за исключением меня и мистера Купера. И не важно, для каких целей. Особенно это касается Рейчел Кент и Алекса Кента.
— Хорошо. — Лоури сделал необходимые пометки, с облегчением вздохнув, когда стало ясно, что ему не надо возмещать деньги, отданные Рейчел Кент. — Могу я еще что-нибудь сделать для вас?
— Я хочу оформить чек.
— Хорошо. На какую сумму и на чье имя?
— Триста долларов на имя мисс Эллин Дуглас.
Как только мистер Лоури оставил их одних, Куп спросил:
— Зачем ты посылаешь ей чек?
— Как только Эллин расторгнет помолвку, семья вряд ли станет поддерживать ее, — пояснил Прайс. — Я хочу быть уверенным, что у нее будет достаточно денег, чтобы приехать сюда.
— Мы можем зайти на почту на обратном пути.
— Верно. Чем скорее она получит его, тем лучше.
Когда мистер Лоури принес им чек, они покинули банк, вполне удовлетворенные своими делами. Друзья по-прежнему были богатыми совладельцами процветающего бизнеса.
Забравшись в экипаж, Куп улыбнулся:
— Каково быть богатым?
— Пока не знаю, — ответил Прайс. — Кстати, напомни мне поблагодарить Тима Радклиффа, как только увидим его. Он проделал большую работу, управляя компанией, пока мы отсутствовали.
— Обязательно. Однако ты совсем не похож на человека, который только что обнаружил, что он очень богат. В чем дело?
— Я думаю о Рейчел.
— Что именно?
— Хочу избавиться от нее в Ричардсон-Хаусе, — решительно сказал Прайс.
Куп был несказанно поражен.
— Почему сейчас? После стольких лет?
— В Андерсонвилле я часто думал, что мне нужно в жизни в первую очередь. Теперь я знаю — Ричардсон-Хаус и Эллин. Я хочу иметь и то и другое.
— Как ты собираешься избавиться от Рейчел? Она живет там уже много лет — с тех пор, как умерли твои родители.
— С помощью денег. Если Рейчел действительно так нуждается в них, как говорил мистер Лоури, думаю, она клюнет на мое предложение.
— Что ж, друг, желаю удачи. Но учти, она очень жадная и норовистая женщина, так что будь осторожен.
— Не беспокойся. Я сделаю ей такое предложение, от которого она не сможет отказаться.


Хотя погода была великолепной, Эллин не замечала всей прелести утра. Она сидела в ветхом кресле-качалке на крыльце домика надсмотрщика, глядя невидящим взглядом вдаль. Эллин была в полном замешательстве, осмысливая то, что рассказала ей Дарнелл. Она полагала, что, придя сюда, легко разберется в своих чувствах, но оказалось наоборот — еще сложнее. Здесь все напоминало о Прайсе: о его ласках, его страсти и любви.
Эллин нахмурилась. Несомненно, Прайс любил ее… или по крайней мере умело имитировал любовь. Неужели он мог так быстро измениться? Если верить Дарнелл, то нет. Сегодня утром у нее наконец появилась возможность поговорить с ней, и та рассказала, что на самом деле произошло прошлой ночью. Но зачем матери понадобилось создавать впечатление, что она и Прайс — любовники? Почему она лгала? Внезапно все стало ясно, когда Эллин вспомнила, как мать Ненавидела янки и как стремилась порвать связь между ней и Прайсом. Констанс разыграла всю эту сценку, чтобы испортить их отношения, и весьма преуспела в этом. Эллин рассталась с Прайсом, и тот так и не узнал, как горячо она любит его.
Теперь она не сомневалась в том, что все рассказанное Дарнелл — правда. Прайс по-прежнему любил ее и хотел жениться на ней как можно скорее. Почувствовав облегчение, Эллин откинулась на спинку старого скрипучего кресла. Он был прав, когда говорил — обладание чем-то ценным всегда связано с болью.
Единственной заботой Эллин теперь был Род. Она знала, как будет трудно и болезненно порвать их отношения, но она должна сделать это. Покинув старый домик, она направилась к себе, решив написать Прайсу письмо сегодня вечером. Он отсутствовал всего несколько дней, но для Эллин они показались вечностью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретная страсть - Смит Бобби



Роман суперский, про гражданскую войну, читается оч легко )))
Запретная страсть - Смит Боббимарина
24.09.2013, 14.14





Не дочитала.начало интересное,но окончание романа затянуто,пропал интерес-слишком много интриг.
Запретная страсть - Смит БоббиТаТьяна
7.09.2014, 7.24





Роман прочитала на одном дыхании.Очень понравился.
Запретная страсть - Смит Боббичитатель
16.07.2015, 22.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100