Читать онлайн Всего дороже, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всего дороже - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всего дороже - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всего дороже - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Всего дороже

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Мой муж говорит, что для таких, как они, нечего устраивать суд. И опроса свидетелей довольно, чтобы их осудить. Надо бы казнить этих мерзавцев, да и делу конец! Стыд и позор, что мы не можем этого сделать! — заявила Дарлин Хейз в тот же день, оплачивая купленный товар. — Поскольку, Эмили, они убили вашего отца, думаю, вы с сестрой и Лоретта будете настаивать на том, чтобы их повесили.
— Хотя убийство отца явилось для нас тяжелым ударом, дальнейшую судьбу обвиняемых решит суд. Отец был против самосуда и всегда стоял на том, чтобы вину преступников и наказание, которое они должны понести, определял суд, — тихо проговорила Эмили. Самой ей, впрочем, было ближе библейское изречение «око за око».
— Это верно. Ваш отец был славным человеком. А сегодня он мог бы гордиться вашей сестрой. Она великолепно провела слушание дела… для женщины, конечно.
Выслушав это колкое замечание, Эмили тем не менее заставила себя улыбнуться.
— Вам и в самом деле понравилось?
— Да, но сейчас я должна спешить. Поговорим позже. Передайте Алисе мое мнение о ее работе.
— Вы и сами можете это сделать, — сказала Эмили, заметив, что в магазин входит сестра.
— О, Алиса! А я как раз говорила вашей сестре, что вы великолепно провели слушание дела.
— Благодарю вас, миссис Хейз.
— И теперь, если шерифу Эмерсону удастся продержать этих бандитов живыми до суда…
— О чем это вы говорите? — перебила женщину Алиса, чувствуя, как ее начинает охватывать смутное беспокойство.
— Да ни о чем особенном. Просто некоторые мужчины нашего города считают, что не стоит тратить деньги на суд и на сооружение виселицы. Но вы не беспокойтесь. Это просто разговоры, не более того. — Видя, как болезненно Алиса реагирует на ее слова, миссис Хейз попыталась придать своему голосу беззаботность.
— Иногда и разговоры могут далеко завести, — заметила Алиса. — Надеюсь, эти мужчины понимают, что подобные действия будут иметь очень серьезные последствия.
— Уверена, что понимают, дорогая, только мне странно, что вы так себя ведете. Поскольку убили вашего отца, я думала, вы больше других будете настаивать на том, чтобы правосудие свершилось как можно быстрее. Иногда петля или пуля могут сослужить хорошую службу, вы не находите?
— Нет, не нахожу. Мы должны вершить цивилизованный суд.
Миссис Хейз снисходительно улыбнулась:
— Ну конечно, дорогая. Еще раз поздравляю вас с тем, что вы великолепно сделали свое дело. И миссис Хейз вышла из магазина.
— Мое дело еще не сделано, далеко не сделано… — пробормотала Алиса, глядя вслед удаляющейся женщине.
— Что ты хочешь этим сказать? — спросила Эмили.
— Я не смогу спать спокойно, пока всех троих заключенных не доставят в Грин-Ривер и там не предадут суду.
— Я тоже. Бедняжка ты моя, наверное, тяжело тебе пришлось во время слушания дела столкнуться лицом к лицу со Слейдом Брэкстоном?
Алиса исподлобья взглянула на сестру.
— Значит, ты узнала его. Я этого боялась.
— Признайся, этого человека не так-то легко забыть, — проговорила Эмили, вспоминая то впечатление, которое произвел на нее темноволосый красивый гангстер, когда она впервые его увидела. Однако первоначальное восхищение этим человеком сменилось ненавистью, и Эмили даже поежилась, поразившись силе этого чувства.
— Это ты правильно сказала, Эмили. Я никогда не забуду мистера Слейда Брэкстона. Никогда!
Они обменялись многозначительными взглядами, вспоминая выдвинутые против него свидетельские показания.
— И что ты собираешься делать сейчас, когда предварительное слушание дела закончено? — поинтересовалась Эмили.
— После того что мне тут только что наговорила миссис Хейз, я считаю, нужно немедленно сходить к Робу и рассказать ему, что мужчины города собираются вершить самосуд. Мало того что в любую минуту можно ожидать нападения Дакоты Кида на тюрьму, так еще нам придется глядеть в оба, как бы местные поборники справедливости не устроили в городе самосуд!
— Почему нам? Разве это не забота шерифа?
— Его. Но я чувствую, что и моя тоже. В конце концов, это я приговорила заключенных к суду.
— И что Роб будет делать дальше?
— Он уже отправил судье Бэнксу из Грин-Ривер телеграмму, в которой сообщил обо всем, что произошло в нашем городе. А сейчас я хочу сходить к Робу и спросить его, как он собирается перевозить бандитов в Грин-Ривер.
— Если верить тому, что нам тут рассказала миссис Хейз, ему следовало бы поторопиться.
— Совершенно верно. Знаешь, я, пожалуй, попрошу его взять меня с собой.
— Что? — удивилась Эмили. Такое ей и в голову не могло прийти.
Алиса не хотела расстраивать сестру.
— Мне нужно убедиться, что преступников благополучно доставят в Грин-Ривер и отдадут в руки правосудия.
— Но ведь для этого у Роба есть помощники, — возразила Эмили. — Алиса, ты, ..
Не договорив, Эмили замолчала. Нечего было начинать борьбу, которую все равно не выиграть. Говорить Алисе о том, что она женщина и не должна лезть в мужские дела — значит вынуждать ее доказывать обратное.
— Я мировой судья, — напомнила сестре Алиса. — Я только что провела предварительное слушание и вынесла по нему заключение: преступников следует судить. И теперь я собираюсь убедиться в том, что этот суд состоится.
— Как бы мне хотелось, чтобы он уже закончился!
— Мне тоже. А вы с мамой уже решили, поедете на суд или нет? — спросила Алиса.
— Мы уже об этом говорили, но к определенному решению еще не пришли. Я хочу ехать, а мама сказала, что не поедет. Но нельзя же оставлять ее в магазине одну. Придется, видно, мне тоже остаться.
Алиса кивнула.
— А я пробуду в Грин-Ривер, пока не закончится суд.
— Это хорошо. Вот только… Ты и в самом деле собираешься ехать с шерифом и этими… убийцами? Ты ведь женщина, и поездка с отъявленными преступниками может оказаться опасной.
— Но ведь папа научил нас с тобой стрелять. — Алиса улыбнулась, пытаясь успокоить сестру. — Я возьму с собой револьвер. Он в любую минуту будет у меня под рукой на всякий случай. Впрочем, не думаю, что он мне понадобится. С нами будет несколько помощников шерифа. Думаю, они смогут, если что, нас защитить.
— Но прилично ли тебе ехать с мужчинами? — не отставала Эмили, считавшая чрезвычайно важным соблюдать правила приличия.
— Конечно, прилично, — уверила сестру Алиса, которую подобные вопросы мало волновали. Гораздо больше ее заботило, чтобы справедливость восторжествовала. — Кроме того, я ведь поеду не как Алиса Мейсон, а как судья Мейсон. Так что это не просто моя прихоть, а прямая обязанность.
— А ты думаешь, Роб согласится взять тебя с собой?
— Надеюсь. Роб знает, что в случае опасности я могу за себя постоять. Известно ему также и то, что я не буду ему обузой. Я хочу помогать ему, а не мешать.
— Какая же ты смелая, Алиса!
— Отец на моем месте поступил бы точно так же.
— Но отец был мужчиной.
— Не только мужчиной, но и судьей, как и я. Ну, мне пора идти к Робу.
Алиса ушла, а Эмили вернулась к своим обязанностям, однако мыслями она была со старшей сестрой. Эмили не переставала удивляться, какие они с Алисой разные. Алиса всегда серьезно относилась к жизни, а она, Эмили, не любила задумываться над серьезными проблемами, предпочитая развлечения, легкий флирт и танцы. Она обожала мужчин и увлеченно искала жениха, в то время как Алису ничуть не тяготило одиночество. Потому-то Эмили так обрадовалась, когда сестра заинтересовалась прекрасным незнакомцем. Наконец-то стало ясно, что Алиса ничем не отличается от других женщин, что она, как и все, способна влюбиться и что вовсе не собирается всю жизнь оставаться старой девой, чего Эмили очень боялась. Но сейчас, когда Алиса узнала правду о таинственном незнакомце, Эмили сильно сомневалась, что сестра решится еще кем-нибудь увлечься. И Эмили было ее искренне жаль. Она считала, что главная цель в жизни каждой женщины — это выйти замуж за красивого и богатого мужчину, какого ей только удастся найти.
Алиса вообще редко задумывалась о замужестве. На памяти Эмили у сестры только один раз в жизни было серьезное увлечение, в восемнадцатилетнем возрасте. Но что-то у них там с ее ухажером не заладилось. Наверное, все-таки Алиса его не очень любила. И все же Эмили никак не могла понять этого полного отсутствия у сестры интереса к мужчинам. Эмили вздохнула. По ее мнению, Алиса чересчур много времени уделяет юридическим делам, и если не будет хоть немного думать о личной жизни, то так и останется старой девой.
Взглянув на свое отражение в маленьком зеркале, висевшем за прилавком, Эмили печально вздохнула. Черное платье, которое было на ней сейчас, абсолютно ей не шло, но ничего не поделаешь, приходилось его носить: траур. Эмили горячо любила отца и ни за что на свете не стала бы пятнать его память. Она обожала шумную светскую жизнь, однако понимала, что сейчас для нее не время.
Откинув с лица светлые кудряшки, Эмили попыталась улыбнуться, представив себя в нарядном, ярком платье, танцующей с красивым кавалером, и это ей удалось. Хотя сейчас она носит траур по ушедшему из жизни отцу, он не будет длиться вечно. И когда он кончится, она приложит все усилия, чтобы отхватить себе богатого и красивого мужа.
— Алиса? Что-то случилось? — заволновался Роб, глядя на озабоченное лицо Алисы.
— Даже не знаю, но я рада, что ты выставил у дверей тюрьмы вооруженную охрану.
— Почему?
— Когда я на минутку зашла в магазин поговорить с Эмили, там была Дарлин Хейз. Она сказала, что по городу ходят разговоры о самосуде.
Шериф весь напрягся.
— Я думал, что после предварительного слушания страсти успокоятся. Похоже, ошибся.
— Когда ты собираешься везти бандитов в Грин-Ривер?
— Завтра на рассвете. Сегодня мне здесь предстоит уладить еще несколько дел.
— Сколько человек ты берешь с собой?
— Четверых своих помощников.
— Хочешь взять пятого?
— Это кого же?
— Меня.
— Но ты женщина… Я же не могу назначить тебя своим помощником! — проговорил изумленный Роб.
— Тебе и не нужно этого делать. Но лишний револьвер тебе не помешает. Мне очень хочется с тобой поехать. Пожалуйста, возьми меня с собой. Я не смогу спасть спокойно, пока не кончится суд.
Несколько секунд Роб размышлял над этим неожиданным предложением. Стрелять Алиса умела великолепно. Джон сам обучил дочерей искусству стрельбы и верховой езде. Другую женщину Роб и не подумал бы брать с собой, но Алису…
Да что он, собственно, раздумывает? Если он возьмет с собой Алису, они проведут вместе несколько дней, и это будет истинное удовольствие. Он уже давно прикидывал, как бы за ней поухаживать, а тут представляется такой случай. Похоже, от этого ареста вышла хоть какая-то польза.
— Хорошо, я возьму тебя с собой. Выезжаем на рассвете.
— Я буду готова.
Когда Алиса вернулась домой, ее уже ждала мать.
— Как дела, дорогая? — спросила она.
— Отлично. Ты уже разговаривала с Эмили?
— Нет. А что?
Алиса знала, что мама не обрадуется тому, что ее старшая дочь решила ехать вместе с Робом и его помощниками в Грин-Ривер. Но знала она также и то, что в конце концов мама ее поймет. Алиса быстро объяснила ей, почему, собственно, собирается ехать, и сказала, что Роб согласился взять ее с собой.
— И ты считаешь, что поступаешь благоразумно? — спросила Лоретта.
— Папа непременно бы поехал. И я не могу поступить иначе. Кроме того, я все равно собираюсь присутствовать в Грин-Ривер на суде.
Лоретта кивнула. Ей хотелось отговорить Алису от этой поездки, однако она понимала, что это бесполезно. И в очередной раз Лоретта подумала, что ее старшая дочь — вся в отца. Такая же умная, смелая и упрямая. Жаль, что она не родилась мальчиком: такие черты в мужчинах только приветствуются. В женщинах же общество считает их не столь привлекательными.
— Когда вы выезжаете?
— Роб сказал, на рассвете.
— Я соберу тебе кое-какие вещи.
— Спасибо. — Алиса чмокнула мать в щеку. — А сейчас я хотела бы взять из конюшни Спартанца и немного покататься верхом. Хочется чуть-чуть развеяться.
— Только будь осторожна. Ты же знаешь, что Дакота Кид рыщет где-то неподалеку от города.
— Не беспокойся, ничего со мной не случится.
Алиса исчезла в своей комнате и вскоре вышла, облаченная в костюм для верховой езды: юбку-брюки, блузку, жилет и ботинки. С детства она любила лошадей и обожала мчаться по полям и лугам, чувствуя, как ветер свистит в ушах и обдувает разгоряченное лицо. Собираясь выйти из дома, Алиса захватила с собой кожаные перчатки для верховой езды, надела шляпу и прицепила к поясу револьвер. Когда отправляешься на прогулку одна, нужно быть особенно осторожной.
Через несколько минут она уже оседлала свою лошадь и выехала из города, наслаждаясь полной свободой и одиночеством. Нечасто выдавались у нее такие минуты, и она дорожила каждой из них.
Отправившись завтра в Грин-Ривер, она будет только судьей Мейсон, а не Алисой Мейсон. И в течение всего пути до города ей придется быть настороже, чтобы никакая опасность, если вдруг таковая возникнет, не застала ее врасплох.
Накатавшись вволю, Алиса отправилась обратно в город. Спартанец, тоже, похоже, довольный прогулкой, бежал рысцой. Уже почти стемнело, когда Алиса добралась до города. «Надо поспешить, наверняка ужин уже почти готов», — подумала она. Проезжая по главной улице города мимо салуна «Харчевня королей», она внезапно услышала пьяные крики:
— К черту суд! Давайте сами повесим этих подонков!
Натянув вожжи, Алиса остановилась у входной двери послушать, о чем говорят подвыпившие мужчины. Хотя слышно было плоховато, суть их разговора она уловила, и, надо сказать, разговор ей не понравился.
— Эти мерзавцы другого и не заслуживают! Давайте сейчас же вытащим их из тюрьмы и повесим!
— Давайте! А шериф Эмерсон нам не указ! Да он и не станет нас останавливать! Побоится!
— Да он вообще спятил! Носится с этими негодяями как с писаной торбой!
— Так чего мы сидим?
— Подождите-ка! — возразил кто-то, видимо потрезвее остальных. — Да вы, мужики, спятили! Если вы сейчас вытащите бандитов из тюрьмы и вздернете их на виселице, вам потом не поздоровится! Вас самих за это повесят!
— Скажешь тоже! Ты что, не слышал, как Хоукинс еще утром говорил, что с удовольствием порешил бы этих бандитов. Пристрелил бы их, как они застрелили Джона, и делу конец!
Упоминание об отце болью отозвалось в сердце Алисы, однако она попыталась не обращать на это внимание, ожидая, что будут говорить дальше.
— Я слушал, что и в салуне «Самый полдень» поговаривали о том, чтобы расправиться с убийцами. Хорошо, что шериф собрался скоро отправить бандитов из города. Если он будет тянуть время, ему некого будет везти на суд.
— А когда они выезжают?
— Я слышал, завтра. Но точно не знаю.
— Так чего же мы ждем?
Вне себя от ужаса Алиса повернула лошадь и помчалась к тюрьме. Нужно было во что бы то ни стало предупредить Роба о том, что подвыпившие мужчины собираются вытащить бандитов из тюрьмы и устроить над ними самосуд.
— Роб! — крикнула она, вбегая в его контору.
— Что случилось?
Уловив в голосе Алисы тревожные нотки, Роб вскочил.
— Я только что проезжала мимо салуна «Харчевня королей». Его завсегдатаи все перепились и уже поговаривают о самосуде. Из того, что я услышала, в «Самом полдне» ходят такие же разговоры.
Выругавшись себе под нос, Роб подошел к шкафу, где у него хранились ружья, достал одно из них и проверил, заряжено ли оно.
— Придется их задержать.
— Ничего хорошего из этого не выйдет. Даже если они сегодня вынуждены будут уступить, они только больше разозлятся.
— А если я попытаюсь сейчас вывезти заключенных из города, они нас увидят и захотят остановить.
Алиса лихорадочно размышляла, что бы такое придумать, и наконец ей в голову пришла отличная мысль.
— Они ничего не заподозрят, если ты будешь по-прежнему сидеть у себя в конторе, как будто понятия не имеешь, что они что-то замышляют, а мы с Хоукинсом и другими твоими помощниками отправимся в Грин-Ривер прямо сейчас.
Роб нахмурился. Он понимал, что Алиса говорит дело, но менять свои планы ему не хотелось.
— Подожди здесь, — бросил он и, выйдя из своей конторы, перекинулся парой слов с двумя караульными, после чего те поспешили к салунам, которые назвала Алиса.
— Я отправил Клеменса и Урсино проверить то, что ты мне сказала, — пояснил он Алисе, вернувшись. — Они вернутся через несколько минут. Потом решим, что делать. А ты пока посиди и подожди.
— А как твои подопечные? Много доставляют тебе беспокойства? — спросила Алиса, кивнув в сторону камеры.
— Нет. После твоего решения ведут себя тихо. Даже, на мой взгляд, слишком тихо. Но это и хорошо. У меня сейчас проблем столько, что не до этих типов.
— Если нам придется выехать уже сегодня, особых трудностей это путешествие не доставит. Светит полная луна, так что можно будет ехать почти всю ночь.
Роб задумчиво кивнул.
— А я мог бы вас завтра догнать.
— Вот увидишь, у нас все получится. Если эти пьянчуги и в самом деле надумают вытащить бандитов из тюрьмы прямо сейчас, они и не заподозрят, что их там уже нет.
— Будем все-таки надеяться, что до этого дело не дойдет. Не хотелось бы мне из-за этих трех бандитов драться с порядочными людьми, хоть и пьяными.
— Это верно. Похоже, нелегко быть блюстителем закона. — Алиса грустно улыбнулась.
— Нелегко, — согласился Роб.
Они замолчали, дожидаясь возвращения Клеменса и Урсино. Те не заставили себя долго ждать.
— Она права, шериф, — сказал Клеменс. — В «Харчевне королей» все перепились и только о том и говорят, чтобы сегодня же расправиться с бандитами.
— А ты что узнал, Урсино?
— В «Самом полудне» то же самое. Не знаю, осмелятся ли они напасть на тюрьму, но ведь ты же не захочешь сидеть и ждать.
Самым простым для Роба было бы отдать бандитов на растерзание толпы, но Роб всегда считал себя честным человеком и не собирался воспользоваться этим способом расправы с бандитами. Он приложил слишком много сил к тому, чтобы поймать преступников. Нет, не позволит он чинить над ними самосуд.
— Хорошо. Идите за Хоукинсом и Брауном. Я хочу, чтобы вы сейчас же отправлялись в Грин-Ривер. Скажете Коннорсу и Дрейку, чтобы шли сюда. Пускай делают вид, будто охраняют тюрьму. Я хочу, чтобы все выглядело точно так же, как раньше. Чтобы никто ничего не заподозрил.
— Я сейчас же за ними схожу, — проговорил Клеменс.
— А я приведу лошадей этих бандитов и привяжу их позади здания, — сказал Урсино.
— Хорошо. Мы выведем преступников через заднюю дверь, чтобы никто нас не увидел. После того как вы уедете, я по-прежнему весь вечер буду сидеть за столом, делая вид, что ничего не происходит. Если кто-нибудь сюда придет, все будет выглядеть так, будто преступники по-прежнему сидят под замком.
— Роб, а ты не мог бы рассказать моей маме и сестре о том, что случилось? Я уже им говорила, что собираюсь с тобой поехать, но они думают, что это произойдет не раньше завтрашнего утра. А сейчас у меня уже нет времени поехать домой и их предупредить.
— Как только смогу, сообщу им обо всем. Но ты уверена, что с тобой все будет в порядке?
— Конечно, — ответила Алиса, одарив Роба улыбкой. — Револьвер у меня с собой, так что я вполне готова тронуться в путь.
— Возьми и это тоже. — Роб протянул Алисе ружье. — Только осторожно. Оно заряжено.
— Спасибо.
— Я уже собрал в дорогу кое-что из еды. Можешь взять с собой. Путь предстоит долгий: целых три дня. А вот деньги. Здесь немного. Но завтра я вас догоню. Я еще с собой захвачу.
— Похоже, ты все предусмотрел.
— За исключением толпы, жаждущей крови. Я боялся, что Дакота Кид доставит нам неприятности, но того, что какие-то пьяные дураки захотят устроить самосуд, никак не ожидал. — В голосе Роба прозвучало отвращение.
— Все будет хорошо, вот увидишь, — заверила его Алиса. — Завтра ты нас догонишь, и дальше мы поедем вместе.
— Непременно догоню. Мне тоже не терпится довести это дело до конца, как и тебе.
Алиса бросила на Роба понимающий взгляд, мечтая о том, чтобы их план сработал.
— А теперь давайте выводить эту троицу. Пора готовить их к маленькому путешествию. — И, вытащив наручники и шестизарядный револьвер, Роб направился к камере.
Услышав чьи-то шаги, Слейд поднял голову. Вошел шериф, и, к немалому удивлению Слейда, за ним появилась какая-то женщина. В камере было темно, и он не сразу разглядел, кто она такая.
Увидев шерифа, Нэш не спеша протянул:
— Что, шериф, решил привести нам бабенку поразвлечься?
— А ну-ка придержи язык, Нэш, а то быстро укорочу! — угрожающе бросил Роб.
— Сомневаюсь, что вам бы понравилось со мной развлекаться, мистер Нэш, — холодно проговорила Алиса.
Слейд тотчас же узнал этот голос. Значит, судья Мейсон к ним пожаловала. На секунду у него появилась надежда, что Эмерсон выяснил, что он, Слейд, является секретным агентом, и пришел выпустить его на свободу. Однако он увидел наручники, и надежда эта тотчас же угасла.
— Вы, все трое, вставайте. Нужно сегодня кое-куда съездить, — проговорил шериф.
— Это куда же? — с вызовом бросил Джонсон.
— Какая тебе разница? Нужно выбираться отсюда, пока вы еще живы.
— А почему? Что, собственно, происходит? — удивился Нэш.
— В городе уже поговаривают о том, чтобы расправиться с вами безо всякого суда, вот я и хочу вывезти вас в Грин-Ривер уже сегодня, на всякий случай. Так. Сначала ты, Джонсон, подойди ко мне, — приказал Роб.
Джонсон не спеша поднялся и подошел к шерифу. Тот надел наручники сначала на него, потом на Нэша и взглянул на Слейда. Роб ни секунды не сомневался в том, что история этого преступника, будто бы он является секретным агентом, сплошная выдумка. Слишком много было доказательств его преступления. Роб и не думал посылать телеграмму в Денвер. Зачем? Ведь и так ясно, что Брэкстон бандит и убийца, и об этом всем известно. Это он виновен в смерти Джона. Есть свидетели того, что он его застрелил.
— Пошевеливайся, Брэкстон. У нас мало времени, — бросил он.
Слейд медленно слез с верхней полки и подошел к шерифу. Не проронив ни слова, подождал, когда вокруг запястьев защелкнутся стальные наручники, украдкой разглядывая стоявшую рядом с Эмерсоном Алису.
Холодная, надменная женщина в траурном платье и с молоточком в руке, которую он лицезрел сегодня утром, исчезла без следа. Теперь перед Брэкстоном стояла девушка в костюме для верховой езды и с револьвером на боку.
То, что Алиса явилась с оружием, удивило Брэкстона. Впрочем, эта необыкновенная женщина уже не раз сумела его удивить. Сначала она показалась ему обворожительной красавицей, завоевать которую он счел бы для себя великой честью. Потом выяснилось, что она занимает пост мирового судьи, строга и неприступна, а теперь оказывается, что она еще и оружием владеет. Так какая же она на самом деле?
В этот момент Алиса взглянула на Слейда, и взгляды их встретились. Не желая выходить из образа матерого бандита, Слейд изобразил на своем лице похотливую улыбку.
— Жаль, — бросил он.
— Чего жаль? — переспросил Роб.
— Что не удастся нам ночью с ней развлечься.
Алиса возмущенно ахнула. Ее так и подмывало сказать Слейду все, что она о нем думает, но она сдержалась. Она не позволит этому человеку одержать над ней верх! Стоя рядом со Слейдом, Алиса ясно видела его поросший щетиной подбородок, мощную челюсть, изогнутые в насмешливой улыбке губы, вызывающе блестевшие глаза, широкие, мощные плечи. Она не забыла тех сладостных чувств, которые испытала в его объятиях, но тогда она считала его джентльменом. А теперь она знает, что на самом деле он отъявленный бандит и убийца. У Алисы возникло неудержимое желание отойти от него, но она упрямо продолжала стоять рядом. Пусть этот негодяй не думает, что она его боится!
— Вы сегодня ночью великолепно развлечетесь, мистер Брэкстон, — с трудом выдавила она из себя, злясь на себя за то, что испытывает к этому бандиту такие противоречивые чувства. — Будете всю ночь скакать. Так что скучать вам не придется.
— Всю ночь скакать? — неторопливо переспросил Слейд, и глаза его потемнели. Смысл сказанных Алисой слов был явно двояким.
Догадавшись, на что он намекает, Алиса густо покраснела, однако решила сделать вид, будто ничего не поняла.
— Вот именно.
— Жаль, что нам придется делать это без вас, — ухмыльнулся Джонсон.
— Вовсе нет, — выпалила Алиса. — Я собираюсь ехать в Грин-Ривер вместе с вами.
Слейд нахмурился. Должно быть, шериф совсем спятил, если разрешил Алисе сопровождать бандитов. Чистейшей воды глупость. Никто не знает, что может придумать Кид. Пока они будут ехать в город, он, вероятно, попытается освободить своих людей. И когда начнется заварушка, эта женщина будет только путаться под ногами. Решив хотя бы попытаться убедить Алису отказаться от поездки, Слейд снова бросил на нее многозначительный взгляд.
— Нам придется провести в пути не одну ночь. Вы уверены, что выдержите все тяготы и не станете хныкать и проситься домой к мамочке?
Алису передернуло от обиды, и, еще крепче сжав рукоятку револьвера, она сдержанно проговорила:
— Я сумею вынести все, что бы ваша троица ни придумала.
— Все? — ухмыльнулся Джонсон.
— Все! — кивнула Алиса.
— Ну ладно, пошли, — проговорил Роб, желая прекратить обмен любезностями, пока бандитам не надоело держаться в рамках приличий. — Лошади, наверное, уже готовы.
Он открыл дверь камеры и, держа бандитов под дулом револьвера, вывел их одного за другим через заднюю дверь на аллею, располагавшуюся позади тюрьмы. Там уже стоял Урсино, держа под уздцы лошадей. Вместе с ним находились и другие помощники Роба. Все они, вооруженные до зубов, были готовы двинуться в путь. Алиса обошла здание тюрьмы, отвязала от стойки Спартанца, после чего присоединилась к остальным всадникам.
— Будьте осторожны, — тихонько сказал Роб своим помощникам, надеясь, что ни с ними, ни с Алисой не произойдет по дороге ничего непредвиденного.
— Не беспокойся, будем, — заверил его Хоукинс. Роб подошел к Алисе.
— Береги себя, — проговорил он.
— Ты тоже. И побыстрее догоняй нас. Мы будем тебя ждать.
— Постараюсь.
Всадники потихоньку миновали аллею и вскоре исчезли в ночи.
А Роб вернулся к себе в контору, запер изнутри дверь, после чего уселся за стол, делая вид, будто ничего не произошло. Он очень надеялся, что ночь пройдет спокойно.
Как только городок Блэк-Спрингс исчез из виду, Нэш с Джонсоном обменялись понимающими взглядами. Скоро Кид придет к ним на выручку. Мысль эта несколько развеяла владевшее ими мрачное настроение. Они взглянули на Слейда. Интересно, о чем он сейчас думает? Радуется ли тому, что вырвался наконец из камеры? Но как обычно, лицо его оставалось непроницаемым. На нем не отражалось никаких чувств.
Они ехали уже больше часа. Джонсон первым прервал молчание.
— Когда мы остановимся на ночлег? — спросил он. Ему хотелось ехать как можно медленнее, чтобы Кид смог их обнаружить и придумать, как спасти.
— Мы вообще не собираемся этого делать, если, конечно, тебе не хочется стать главным действующим лицом аттракциона под названием «Человек с петлей на шее», — язвительно бросил Хоукинс.
— Ты думаешь, они будут преследовать нас так далеко от города? — спросил Нэш. У него нестерпимо болело плечо, и ему очень хотелось сделать привал и хоть немного отдохнуть.
— Те, кто хотел сегодня учинить над вами расправу, — это группа подвыпивших ковбоев. Они не будут ждать, пока над вами свершится суд. Им взбрело в голову повесить вас немедленно. И кто знает, какое расстояние им захочется проскакать, чтобы наконец вас прикончить.
Нэш недовольно фыркнул. Стиснув зубы, он терпел ноющую боль. Уж по крайней мере пока болит плечо, знаешь, что ты жив.
Алиса молча скакала рядом. За спиной у нее висело ружье, а на боку, под рукой, — револьвер. Она была готова ко всяким неожиданностям. Полная луна великолепно освещала дорогу. Лошади бежали бодрой рысцой, и Алиса была этому только рада.
Слейд Брэкстон ехал прямо впереди нее. Алиса старалась не обращать внимания ни на него, ни на то, как ловко он сидит в седле — прирожденный наездник! — однако это у нее плохо получалось. Тогда она напомнила себе, что не кто иной, как Брэкстон, застрелил ее отца. И не важно, что ее тянет к нему как магнитом. Он убийца. Человека, жившего в ее безумных мечтах, не существует, и она, Алиса, должна всегда об этом помнить.
Алиса мысленно попросила Господа о том, чтобы поездка побыстрее закончилась.
А в Блэк-Сприкгсе к полуночи страсти накалились до предела. Изрядно подвыпившие завсегдатаи обоих салунов твердо вознамерились заменить законный суд, казавшийся им недостаточно скорым, своим собственным. Взяв в руки оружие, пьяная братия высыпала из салунов на улицу и двинулась к тюрьме. Бунтовщики прекрасно знали, что вокруг города установлен вооруженный патруль, однако не сомневались в том, что ни один человек не будет рисковать ради каких-то подонков из банды Дакоты Кида своей драгоценной жизнью. Да и шериф Эмерсон и его помощники, по их мнению, вряд ли окажут им сопротивление.
Услышав от одного из караульных предупреждающий крик, Роб схватил заряженный револьвер и выскочил из тюрьмы. То, что он увидел, подтвердило его самые худшие опасения. На улице было много пьяных мужчин. Всем не терпелось собственноручно расправиться с заключенными.
— А ну стоять! — крикнул Роб, вскинув револьвер, чтобы все видели, что он вооружен.
— Не бойся, шериф, мы тебя не тронем. Нам нужен только Брэкстон и остальные двое. Хотим показать им, как в нашем городе умеют расправляться с такими, как они! — выкрикнул вожак пьяной толпы.
— Тебе придется убить меня, Мейерс, чтобы добраться до них! — прокричал в ответ Роб, узнав в вожаке Кэма Мейерса.
— Да на черта ты нам сдался! Мы только хотим, чтобы эти убийцы сполна заплатили за свои злодеяния!
— Они и заплатят, как только в Грин-Ривер состоится суд. Час назад я получил от тамошнего судьи Бэнкса телеграмму. Он сообщает, что уже все готово для суда. Ждут только, когда привезут преступников.
— Да чихать мы хотели на тот суд!
— Мы хотим справедливости!
— Я тоже. Только никакой самосуд не бывает справедливым.
— Око за око! Зуб за зуб! — раздались громкие крики.
И толпа начала медленно и неумолимо надвигаться на Роба. Шериф снова вскинул револьвер и на этот раз выстрелил в воздух, поверх голов.
При звуке выстрела смутьяны попятились и принялись громко спорить о том, что делать дальше. Кто-то предлагал разойтись по домам, кто-то — начать штурм. Сторонники расправы победили. Толпа снова двинулась к дверям тюрьмы.
— Я не хочу никого убивать, но если вы попытаетесь сюда ворваться, буду стрелять! И мои помощники тоже! — пригрозил Роб.
— Отойди, Эмерсон!
— Я не допущу в своем городе самосуда! Расходитесь по домам и проспитесь!
Однако смутьяны снова двинулись на него, совершенно не боясь, что он начнет стрелять и кого-нибудь ранит или убьет. Для этого они были слишком пьяны. Им хотелось покарать преступников, и ради этого они готовы были пойти на все.
Видя наступающую на него пьяную толпу, Роб почувствовал беспокойство. Он не знал, что ему делать. Если бы он начал стрелять, как и грозился, то наверняка ранил бы кого-нибудь. Если бы отступил в сторону, пьяные ковбои ворвались бы в тюрьму и обнаружили, что она пуста. А впускать их время еще не пришло. Однако Роб понимал, что пьяная толпа не оставила ему другого выхода.
— Не стрелять! Пропустить их! — приказал он своим помощникам.
Те подчинились и отступили в сторону.
— Где они? — сердито крикнул Мейерс, обнаружив, что камера пуста.
— Едут в Грин-Ривер. Они находятся в пути уже несколько часов. Вам их не догнать.
Толпа зашумела. Громко ругаясь, пьяные ковбои один за другим стали выходить из тюрьмы. Ничего другого, как только отправиться в салун и продолжить пить, им не оставалось, что они и сделали.
— Слава Богу, что заключенные успели уехать, — устало проговорил Роб, оставшись наедине со своими помощниками.
— И что никто не пострадал, — добавил Коннорс, думая о том, что могло бы случиться, если бы заключенные остались в тюрьме.
— А что будем делать утром, когда эти пьянчуги протрезвеют? — спросил Дрейк.
Рухнув на стул, Роб задумчиво покачал головой.
— То, что уже решили. Я поеду догонять Хоукинса и бандитов.
— А ты не хочешь, чтобы мы арестовали Мейерса и других подстрекателей?
— Нет. Они не причинили нам никакого зла. И в конце концов мы все-таки сумели их перехитрить, а это самое главное. Я рад, что эти бедолаги отправились пьянствовать дальше, а не бросились догонять бандитов. Если бы они решили это сделать, не думаю, что мы сумели бы их остановить, даже если бы нам этого очень хотелось.
Помощники Роба промолчали, однако в глубине души они были с ним согласны.
— Думаю, вы, ребята, можете сейчас расходиться по домам. Остаток ночи должен пройти спокойно, — закончил Роб.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всего дороже - Смит Бобби



бандиты. погони и горячая любовь... мне понравилось !!!
Всего дороже - Смит Боббивиктория
13.11.2012, 16.39





Да. Мне тоже очень понравилось.
Всего дороже - Смит БоббиНастя
22.12.2012, 1.54





роман для тех дам, кто любит истории в духе Дикого Запада. много всяких событий, волнений и в конечном итоге - всепобеждающая любовь.
Всего дороже - Смит БоббиОльга
18.05.2013, 13.18





Мне не понравился роман.
Всего дороже - Смит БоббиВикушка
25.10.2014, 23.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100