Читать онлайн Всего дороже, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всего дороже - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всего дороже - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всего дороже - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Всего дороже

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Дверь в камеру открылась, и Слейд едва сдержал улыбку: вошел Кен в сопровождении шерифа. Слейд прекрасно понимал, что явились они вовсе не за тем, чтобы его освободить, и приготовился играть ту роль, которую выбрал для него его друг.
— Джентльмены, — объявил Джонс, останавливаясь перед преступниками, — это мистер Кен Уайли, репортер «Денвер дейли ньюс». Он желает взять у вас интервью, и я сказал ему, что вы с удовольствием ответите на все его вопросы.
Нэш с Джонсоном поднялись с нар и подошли к мнимому репортеру поближе.
— Значит, собираетесь писать о нас репортаж? Что ж, у нас есть что вам рассказать, правда, Нэш? — сказал Джонсон.
— А разве шериф не доложил вам о том, как Кид оставил его с носом? — подхватил Нэш. — Запер его в этой вот самой камере. Он тут отлично смотрелся, доложу я вам.
— Мы бы уже давно отсюда смотались, если бы не судья, эта проклятая Мейсон, черт бы ее побрал! — прибавил Джонсон.
— Похоже, не такой уж этот ваш Кид умный, если слабой женщине удалось сорвать его хитроумный план, — поддразнил бандитов Кен, насмешливо глядя на них. — Если он даже не смог вызволить вас из тюрьмы, на что он вообще годится?
— Дакота Кид — самый умный человек на свете, — заявил Нэш, почитавший своего вожака настолько, что готов был за него жизнь отдать.
— Что ж, насчет самого умного на свете я сомневаюсь, а вот что он умнее вас — это совершенно точно, поскольку он гуляет на свободе, а вы сидите в камере, — проговорил Кен. Он хотел как следует разозлить бандитов. Как знать, вдруг они расскажут о Киде что-то такое, что поможет его поймать.
— Вы не имеете никакого права нас оскорблять, — вмешался в разговор Слейд и, поднявшись с нар, подошел поближе к Кену. — Приговор нам еще не вынесен.
— Но в городе никто не сомневается в том, что вы виновны, Брэкстон. На суде многие свидетели подтвердили, что вы участвовали в ограблении банка и совершили убийство. Говорят…
Выразительно пожав плечами и глядя Кену прямо в глаза, Слейд запальчиво проговорил:
— Я невиновен до тех пор, пока вина моя не доказана.
— Все равно вас всех повесят, — решительно проговорил Кен.
— Вовсе нет! — заявил Джонсон. — Кид где-то рядом, и, как только ему представится возможность, он нас освободит.
— Но если вы невиновны, как утверждает Брэкстон, зачем Дакоте Киду вас освобождать? Если присяжные вас оправдают, вас и так отпустят.
— Вот и напишите в своей газете, господин репортер, что нас безвинно осудили и отдали под суд. Да смотрите, не переврите наши фамилии, — фыркнул Нэш.
— Да уж, мне бы не хотелось, чтобы в такой крупной газете, как ваша, моя фамилия была указана неправильно, — согласился Джонсон.
Кен повернулся к Слейду.
— А какие чувства испытывает человек, когда его заставляют расплачиваться жизнью за преступления, которые он не совершил? — спросил он друга, глядя ему прямо в глаза, и нацелил карандаш в блокнот, делая вид, что собирается записать то, что он ему скажет.
— Сами подумайте, мистер Уайли, — проговорил Слейд, одарив его недоброй улыбкой. — Еще раз вам говорю: я невиновен.
— Вы и в самом деле верите, что Дакота Кид сможет вас спасти? — гнул свое Кен. — Ведь вы находитесь под надежной охраной.
Нэш угрожающе двинулся на репортера.
— Киду никакая охрана не помеха. Он способен творить чудеса. Вот и сейчас вы здесь стоите, а он, быть может, за вами наблюдает. Так что на вашем месте я вел бы себя поосторожнее.
— Он верно говорит, — серьезно сказал Слейд, отвлекая внимание Кена на себя. — Если у вас хватит ума, вы и в самом деле будете осторожнее. У Кида есть свои методы по добыванию нужных ему сведений.
Притворившись, что испугался этих недвусмысленных угроз, Кен неловко попятился к выходу из камеры. Он отлично понял, на что намекал ему Слейд.
— Думаю, на сегодня достаточно, шериф Джонс, — проговорил он. — Спасибо.
— Пожалуйста. Давайте-ка, ребята, укладывайтесь спать. Нам всем хватит вчерашней беспокойной ночи, — проговорил Стив и, открыв дверь камеры, добавил: — Если я узнаю что-нибудь новенькое, тотчас же вам сообщу.
Они с Кеном вышли из камеры, и шериф закрыл дверь.
— Ну, и что вы обо всем этом думаете? — спросил он Кена.
— Я думаю, Кид и в самом деле где-то поблизости, и вы правильно сделали, что выставили вокруг города такую многочисленную вооруженную охрану. После разговора с этими бандитами я пришел к выводу, что и Алису Мейсон тоже следует охранять.
— Вы считаете, Кид попытается ей отомстить?
— Обязательно. Рано или поздно. Я уже подружился с сестрой Алисы и ее матерью, так что, думаю, мне будет нетрудно убедить их не спускать с нее глаз.
— Жаль, что до вынесения приговора мы ничего не сможем делать и нам остается только сидеть и ждать. Но после того как приговор будет приведен в исполнение, я с удовольствием продолжу охоту за Кидом и за теми, кто еще остался в его банде.
— И не только вы. Я тоже не успокоюсь, пока Кид не будет схвачен.
— Значит, то, что о вас говорят, и в самом деле верно? — задумчиво проговорил Джонс.
— А что о нас говорят?
— То, что агентство Пинкертона — это недремлющее око.
— Особенно когда его сотрудники находятся при исполнении задания, — улыбнулся Кен. — А сейчас мне пора на телеграф. Нужно отправить телеграмму в Денвер. Позже поговорим.
— Я буду у себя.
На следующее утро судебное заседание началось в десять часов, и почти сразу присяжные объявили, что достигли соглашения по данному делу.
— Как я понимаю, вы, господа присяжные, пришли к какому-то решению относительно данного дела? — обратился к присяжным судья Бэнкс, стоя перед залом, до отказа наполненным людьми.
— Да, ваша честь, — ответил старшина присяжных и передал бумагу с решением суда Джонсу, а тот отнес ее судье. Бэнкс молча прочитал документ и кивнул:
— Прошу присяжных огласить принятое ими решение.
— Мы, присяжные, считаем Слейда Брэкстона, Рика Нэша и Карла Джонсона виновными по всем пунктам обвинения.
В зале поднялся невообразимый шум, и судье пришлось стучать молотком по столу, призывая собравшихся к порядку. Холодно взглянув на осужденных, он провозгласил:
— Вы признаны виновными. Приговариваю вас к смертной казни через повешение. Приговор должен быть приведет в исполнение до заката солнца. На этом судебное заседание объявляю закрытым. — И он снова стукнул по столу молотком.
Гулом наполнился зал, когда осужденных повели к выходу. Лоретта и Эмили порывисто обнялись, не пряча радостных слез.
Алиса сидела одна, склонив голову на грудь и понуро опустив плечи. Она понимала, что должна радоваться тому, что справедливость восторжествовала, однако ощущала лишь пустоту. Умер отец, и вскоре такая же участь постигнет и Слейда. Он лгун и убийца, убеждала себя Алиса, но почему-то вспоминалось, как он спас ее от Джонсона и Нэша, когда те захватили ее в заложницы, пытаясь сбежать; как она вела его под дулом револьвера к Робу, после того как они чудом уцелели во время грозы, а он даже не попытался ее обезоружить, хотя для него это не составило бы никакого труда.
Но явственнее всего Алисе вспоминались сладостные поцелуи Слейда и то, как она со Слейдом кружилась в вихре танца. Алиса никак не могла избавиться от этих воспоминаний. Она злилась на себя за свою слабость, но поделать с собой ничего не могла. Как она ни старалась, она не в состоянии была забыть Слейда, хотя и понимала, что он бандит и убийца, что скоро его повесят и никто не станет проливать по нему слезы, кроме нее.
Когда Слейд проходил мимо, Алиса подняла голову, и взгляды их встретились. На секунду все происходившее вокруг перестало для них существовать. Они были одни в целом мире. Шум зала стих в одно мгновение. То, что жизнь Слейда кончится еще до заката солнца, перестало иметь значение. Единственное, что имело смысл, — этот взгляд, страстный, полный любви и муки.
И вот Слейд ушел. Алиса почувствовала, как на нее нахлынула безграничная тоска.
— Ах, Алиса, — словно сквозь пелену услышала она голос матери, прерывистый от едва сдерживаемых радостных рыданий. — Как же это замечательно! Наконец-то справедливость восторжествовала!
Алиса обняла мать, зная, что должна хотя бы показать, что разделяет ее радость. Лоретта никогда бы не поняла смятения чувств своей старшей дочери, да и сама Алиса с трудом его понимала. Она лишь ощущала, что Слейд Брэкстон проник в ее жизнь и настолько прочно завладел ее сердцем, что она теперь уже никогда не будет такой, как прежде.
— Может, вернемся в гостиницу? — предложила Эмили.
— Разрешите мне вас проводить, — вызвался подошедший к ним Кен.
— Ну конечно, — согласилась Лоретта. — Вижу, вы очень довольны тем, что суд наконец-то закончился и вам осталось только написать вашу статью.
— Я сегодня же пошлю в газету сообщение о том, какой был вынесен приговор, а вечером, после того как он будет приведен в исполнение, отправлю еще одно сообщение.
— Какая у вас, должно быть, интересная жизнь, — проговорила Эмили.
— Когда как. Иногда действительно довольно бурная, когда самому приходится идти по следу. А иногда довольно спокойная, как, например, сегодня, когда сидишь и ждешь развития событий, а потом и их завершения, чтобы написать о них.
— Что ж, теперь ваше ожидание окончено, — заметила Лоретта. — Справедливость восторжествовала.
Алиса молчала. На сердце ее была такая тяжесть, что ей было не до разговоров.
Слейд Брэкстон признан виновным, и жить ему осталось лишь до заката солнца.
Вокруг того места, где наспех сколачивали виселицы, собралась огромная толпа. Скоро шериф должен был привести осужденных, и горожане настроились не пропустить ничего. Никто не сомневался, что зрелище будет захватывающим. Не часто удавалось поймать бандитов из такой известной своими злодеяниями банды, как банда Дакоты Кида, и теперь жители Грин-Ривер собирались вовсю насладиться страшным спектаклем — смертной казнью.
В гостинице Алиса зашла в комнату, которую занимали Лоретта с Эмили, и выходить не спешила. Не хотелось возвращаться к себе и оставаться наедине со своими мыслями.
— Ты пойдешь смотреть казнь? — спросила Эмили у матери, когда наступил вечер.
— Нет, — поспешно ответила Лоретта. — Мне не хочется смотреть на то, как этих бандитов будут вешать. С меня довольно и того, что они заплатят за свои преступления. Надеюсь, Брэкстон будет мучиться дольше остальных. Ведь он самый ужасный из всех.
— И как только человек таким становится? — задумчиво проговорила Эмили.
— А что, если он вовсе не такой, каким его считают? — выпалила Алиса. Весь день она испытывала адские душевные муки.
Лоретта с Эмили удивленно уставились на нее.
— О чем это ты говоришь, Алиса?
— Не о чем, а о ком. Я говорю о Брэкстоне. А что, если он вовсе не тот, кем его считают?
— Но, Алиса… — начала было Эмили, однако замолчала, вспомнив тот вечер на танцплощадке, когда ее сестра, до тех пор совершенно равнодушная к мужчинам, была очарована Слейдом настолько, что потеряла из-за него голову. — Подумай, о чем ты говоришь! — продолжала она. — Ведь Брэкстон застрелил папу!
— А что, если это не он его застрелил? Что, если Лес Андерсон ошибся? Вспомни, ведь на предварительном слушании он заявил, что не может с уверенностью сказать, кто убил папу, а потом почему-то изменил свои показания.
— Но ведь Брэкстон ограбил банк! И, пытаясь скрыться, открыл стрельбу. В этом-то Андерсон совершенно прав.
— Но на самом ли деле Лес видел, что Брэкстон застрелил папу, или он просто хочет, чтобы его повесили?
— Да какое это имеет значение! — сердито выпалила Эмили.
Алиса вздрогнула, словно ее ударили, и подняла на сестру глаза, в которых отразилась душевная боль.
— Для папы именно правда имела бы решающее значение. А убить его мог вовсе не Брэкстон.
И впервые до Эмили дошло, какие страдания испытывает Алиса.
— Неужели ты до сих пор испытываешь к нему какие-то чувства? Как ты можешь? — недоверчиво прошептала она.
— Не знаю. Знаю только, что он не такой кровожадный бандит, каким его все считают. — И Алиса рассказала матери и сестре, как Слейд спас ее, когда бандиты предприняли попытку к бегству, и как не стал отнимать у нее оружие, когда они вдвоем брели после грозы, хотя вполне мог бы это сделать. — А во время нападения Кида на тюрьму я случайно услышала, как Слейд уговаривал Нэша с Джонсоном не убивать шерифа Джонса. Бандиты готовы были прикончить его, и только благодаря Слейду он остался жив. Если бы Слейд и в самом деле был таким злодеем, разве он стал бы заботиться о том, чтобы спасти жизнь Джонса?
— Но, Алиса… Ведь Брэкстона сегодня все равно повесят.
— Я знаю. — Алиса прерывисто вздохнула и, наконец-то поняв, что ей нужно делать, направилась к двери. — Я должна быть там… Я не могу допустить, чтобы он умер в одиночестве…
Алиса вышла, а Эмили с Лореттой молча уставились на закрывшуюся дверь. Наконец-то они поняли правду — Алису угораздило влюбиться в красивого и жестокого бандита, и они ничем не могут ей помочь. Смогут только утешить ее, когда жизнь этого красавца прервется, а случится это очень скоро…
Выйдя из гостиницы, Алиса направилась прямо на телеграф, где узнала то, чего больше всего опасалась узнать: ответ на ее телеграмму так и не пришел. Последняя отчаянная надежда доказать, что Слейд невиновен, умерла.
Алиса пошла вниз по улице к тому месту, где должна была состояться смертная казнь. Там уже собралась большая толпа горожан. Люди возбужденно переговаривались, обмениваясь мнениями о предстоящем зрелище. Разговоры эти поразили Алису своей жестокостью. Похоже, все жители города мечтали о том, чтобы бандиты помучились в петле подольше.
Перед глазами Алисы замелькали разные видения. То ей вдруг представилось, как в последнюю минуту перед казнью в город верхом на лошади врывается всадник с сообщением о том, что Слейд и в самом деле является секретным агентом Пинкертона… То вдруг показалось, что Кид, прорвавшись сквозь кордоны вооруженной охраны, освобождает Слейда и остальных бандитов… Она попыталась представить себе, как у нее сложилась бы жизнь, если бы не было ограбления банка и убийства отца. Наверное, она жила бы, храня в душе память об очаровавшем ее прекрасном незнакомце, подарившем ей теплым летним вечером такой сладостный и в то же время запретный поцелуй.
Алиса закусила губу, пытаясь сдержать готовые хлынуть из глаз слезы. Она должна взять себя в руки. Она должна быть сильной.
Однако чувства ее не были подвластны логике. Сердце Алисы разрывалось от горя. Она представить себе не могла, что Слейд умрет.
Алису не оставляла мысль о том, что она должна была попытаться спасти его. Но только она начала прикидывать, как это сделать, как над ухом у нее раздался голос Кена. Алиса даже вздрогнула от неожиданности, а в голову закралась неприятная мысль: а что, если репортер настолько проницателен, что сумел прочитать ее мысли?
— Ваша сестра и матушка придут посмотреть на казнь? — спросил Кен.
— Нет. Они вполне удовлетворены тем, что справедливость восторжествовала, и смотреть, как будут вешать преступников, им нет нужды.
— А вам? — спросил Кен, сверля Алису взглядом.
— Я должна была прийти, — честно ответила она.
Кен понимал, как нелегко приходится сейчас Алисе. Он получил из Денвера зашифрованную телеграмму с сообщением о том, что Алиса справлялась, в самом ли деле Слейд является секретным агентом, и понял, что она испытывает к Брэкстону нежные чувства. Однако в целях безопасности Кен отдал приказ не отвечать на эту телеграмму ни положительно, ни отрицательно. Важно было сохранить тайну Слейда. Кен не имел права рисковать жизнью своего друга и сотрудника, а потому даже мировому судье из Блэк-Спрингса не решился открыть правду.
— Хорошо, что шериф Джонс снова выставил вокруг города вооруженную охрану, — заметил Кен. — Я очень беспокоился, что Кид опять что-нибудь устроит. Чтобы спасти своих бандитов, он сегодня может пойти на самые крайние меры.
— Надеюсь, этой охраны будет достаточно, — сказала Алиса, вспомнив прошлую ночь. Она понимала, что наступает самое опасное время — время перед казнью.
— Джонс сделал все от него зависящее, разве что не попросил губернатора ввести в город войска.
Алиса кивнула и бросила взгляд на виселицы. Помост, на котором они располагались, только что закрыли тяжелой тканью, чтобы зрителям не было видно трупов.
А трупы эти скоро, очень скоро появятся, с горечью подумала Алиса.
Не более чем через два часа убийца ее отца заплатит за преступление, которое он совершил, своей жизнью. Мать и сестра получат хоть какое-то удовлетворение от того, что человек, принесший их семье столько горя, получил заслуженное наказание, но она, Алиса, будет лишена и этого. Для нее жизнь будет кончена.
Толпа загудела, когда дверь тюрьмы отворилась и судья вывел Джонсона. Руки бандита были скованы за спиной наручниками. Преступник оглядел собравшуюся поглазеть на казнь толпу с откровенной ненавистью и громко фыркнул. Шериф подтолкнул его, и они оба начали медленно подниматься по ступенькам лестницы, которая вела на помост.
Подняв голову, Джонсон увидел поджидавшую его петлю, и на мгновение на лице его отразился ужас. Он ждал, что Кид спасет его. Пора бы уж ему это сделать. Но где он? Где его обожаемый наставник?
Джонсон понимал, что с каждой ступенькой подходит все ближе и ближе к смерти, а он вовсе не хотел сегодня умирать. Он попытался убедить себя, что Кид его спасет, однако и сам понимал, что надежда эта зыбкая. Не было слышно ни выстрелов, ни криков, ни шума. Никто не спешил ему на помощь. Он был один.
Ужас и ярость охватили Джонсона. Он отказывался верить в то, что его собираются повесить. Нет, этого не может быть! На последней ступеньке бандит задержался.
— Давай, Джонсон, шевелись, — приказал шериф, подтолкнув его дулом ружья.
— Пошел к черту! — рявкнул тот. Он бы сбежал от этой проклятой виселицы, только бежать было некуда, да и не хотел он, чтобы его застрелили, как бешеного пса.
— Сначала ты к нему попадешь, парень, — насмешливо произнес Джонс, подталкивая бандита к поджидавшему его палачу. — Глаза завязать?
— Нет.
Палач накинул на шею Джонсона петлю.
— Твое последнее слово.
— Кид вас всех накажет за мою смерть! Всех до единого! — крикнул он, обращаясь к толпе.
Петля вокруг шеи бандита затянулась.
— Я должен хоть что-то сделать! — яростно воскликнул Кид, глядя, как вокруг шеи Джонсона затянулась петля.
Они с Зиком притаились в аллее и не спускали глаз с виселиц, которые с этого места были отлично видны. Схватившись за кобуру, Кид начал вытаскивать револьвер. Сейчас он проберется к виселице, и горе тому, кто попытается ему помешать! Он пристрелит каждого, кто встанет у него на пути! Он должен остановить казнь! Но едва Кид успел прицелиться, как Зик схватил его за руку.
— Остынь! — хрипло бросил он. — Мы ничем не можем им помочь!
— Но я не хочу смотреть, как они умирают!
Кид повернулся к Зику. Глаза его горели сумасшедшим огнем. Обычно это был холодный, расчетливый человек, который тщательно продумывал каждый свой шаг, и то; что он вынужден смотреть, как погибают его друзья, и не в состоянии ничем им помочь, приводило его в бешенство.
— Тогда уйди. Сейчас же уйди. Это самоубийство — пытаться остановить казнь! Везде выставлена охрана, нас ищут повсюду. Нам еще крупно повезло, что мы сумели так близко подобраться к месту казни незамеченными. Но если ты попытаешься пробиться туда, считай, что ты труп!
Кид ценил свою шкуру больше всего на свете. Зик это прекрасно знал и только на это и рассчитывал. Он понимал, что заставить Кида обуздать свою ярость можно, лишь напомнив ему о самосохранении.
— Я хочу отомстить этим подонкам, которые казнят наших ребят!
— Я знаю, как нам поступить, — произнес Зик с холодной улыбкой.
— Как?
— Мы не можем остановить казнь, но мы можем заставить этих мерзавцев страдать так же, как страдали Джонсон и Нэш со Слейдом. Мы похитим эту бабу, мирового судью, которая помешала нам вызволить наших ребят из тюрьмы. Это будет нетрудно сделать. Мы заставим шерифа и его прихвостней пожалеть о том, что они связались с Дакотой Кидом.
Кид снова бросил взгляд на виселицу, как раз в тот момент, когда открылся люк и его друг тяжело провалился в него. Джонсон умер почти мгновенно. При падении у него сломалась шея.
Сердце Кида сжалось от боли. Не хотел бы он умирать такой мерзкой смертью. И он поклялся, что никогда не даст себя повесить. И если вдруг почувствует, что его вот-вот поймают, лучше покончит с собой. Он взглянул на Зика, и тот даже вздрогнул: такой ненавистью пылали его глаза.
— Джонсон прав. Они заплатят за его смерть.
Кид увидел, как из тюрьмы выводили Нэша. Тот истошно вопил и отбивался, и его приходилось тащить силой. Нэш кричал, что Кид спасет его, не даст ему умереть такой ужасной смертью. И видя, что Нэша постигла та же участь, что и Джонсона, Кид почувствовал, как ненависть его стала еще сильнее.
— Твоя очередь, Брэкстон. Готов? — спросил Роб, когда Джонс вернулся за последним заключенным.
— Интересно, как это можно быть готовым к смерти? — невесело усмехнулся Слейд.
— Кида нигде поблизости не видно, так что, похоже, все должно пройти гладко.
— Вам легко говорить, — снова ухмыльнулся Слейд.
— Так ты готов или нет?
— Да, — ответил Слейд и нехотя вышел из камеры.
Когда Слейда вывели из тюрьмы, толпа возбужденно загудела. Словно не слыша весь этот шум, Слейд направился к виселице. Но когда он стал подниматься по ступенькам лестницы к поджидавшей его петле, взгляд его упал на ликующую толпу. Внезапно он заметил среди зрителей Алису, а рядом с ней Кена.
Слейда до глубины души тронуло скорбное выражение ее лица. На нем не видно было никакой радости по поводу того, что убийце ее отца наконец-то воздается по заслугам. Оно было печальным и строгим.
На мгновение Слейду вспомнился тот далекий вечер, когда он впервые увидел Алису на танцплощадке. Какой же она казалась тогда невинной и чистой. Слейду хотелось сбежать по ступенькам лестницы, броситься к Алисе и все ей рассказать. Она должна знать, что казнить его вовсе не собираются, что все будет хорошо.
Но это надо было делать раньше.
И Слейд поклялся, что, когда поймают Кида и выяснят, кто был его осведомителем, он пойдет к Алисе и попытается ей все объяснить. А пока придется играть свою роль — роль злостного преступника, осужденного на смерть. Оставалось лишь уповать на то, что со временем Алиса простит ему обман и поймет, почему так важно было сохранить все в тайне.
— Давай, Брэкстон, шевелись! — громким голосом приказал Джонс, великолепно играя свою роль, и подтолкнул Слейда к виселице.
Слейд стал тяжело подниматься, преодолевая ступеньку за ступенькой. Толпа зашумела еще громче. Подойдя к виселице, Слейд остановился. Палач накинул ему на шею петлю, а вместе с ней ловко, так, чтобы не заметили зеваки, и хитроумное приспособление, которое не должно было позволить петле затянуться.
— Что-нибудь хочешь сказать напоследок? — спросил Джонс.
Слейд взглянул на него, пытаясь не думать о том, что может произойти, если это хитроумное приспособление, придуманное Кеном, не сработает, и ответил:
— Нет.
Он повернулся лицом к толпе, ища глазами Алису. Последнее, что он увидел, перед тем как провалиться невредимым в люк, было ее залитое слезами лицо.
Увидев, как вокруг шеи Слейда затянулась петля, после чего он рухнул вниз и все было кончено, Алиса громко вскрикнула и пошатнулась. Она бы непременно упала, если бы Кен не поддержал ее.
— С вами все в порядке, Алиса? — заботливо спросил он.
Алиса пыталась взять себя в руки, но сознание того, что Слейда больше нет в живых, оказалось слишком мучительным. Она изо всех сил вцепилась Кену в руку. Перед глазами плыли черные круги, по лицу текли слезы, грудь сотрясали рыдания.
— Я отведу вас в отель, — предложил Кен и повел Алису прочь от этого ужасного места казни.
Жители города с сочувствием смотрели на Алису. Ни от кого не укрылось ее состояние, однако все приписывали его мучительным воспоминаниям о смерти отца.
— Брэкстон больше никого не убьет, мисс Мейсон, — проговорила какая-то женщина. Добрая душа явно пыталась успокоить Алису.
От этих слов ей стало еще хуже.
— Может быть, вам лучше пойти к маме или к сестре? — участливо спросил Кен.
— Нет! Нет… Я хочу немного побыть одна. Пойду в свою комнату. Спасибо вам, — проговорила Алиса, высвобождая свою руку, как только они с Кеном вошли в гостиницу.
— Если вам что-то понадобится, хоть какая-то малость, дайте мне знать.
— То, что нужно, мне никто не может дать, — бросила Алиса и, круто повернувшись, помчалась по лестнице в свою комнату.
Кен посмотрел ей вслед и поспешно вышел из гостиницы. Нужно было не мешкая идти в дом гробовщика, где он договорился встретиться с Робом, Стивом и Слейдом. Дел предстояло немало, а времени было в обрез.
Алиса просидела в своей комнате больше часа, когда за ней зашли мать с сестрой.
— Ты целый день ничего не ела, юная леди, так что пойдем поужинаем, — заявила Лоретта.
— Я не хочу есть, — бросила Алиса. Ей сегодня ни с кем не хотелось разговаривать.
— Ну вот еще что выдумала! — строгим голосом проговорила Лоретта. — Давай-ка поднимайся!
— Давай, давай. Она от тебя не отстанет, — подхватила Эмили.
Алисе оставалось лишь сдаться. Никакого аппетита у нее не было. Она страшно устала, и морально, и физически. Не погасив лампу, чтобы, когда вернется, в комнате было светло, Алиса послушно направилась к двери.
В ресторане в тот вечер почти не было посетителей. Принесли горячую еду, но Алиса не могла есть. Все казалось ей совершенно безвкусным. Перед глазами стояла леденящая душу картина казни: Слейд с петлей на шее.
— Разрешите сесть за ваш столик? — спросил подошедший к ним Роб.
— Конечно, Роб. Очень рада вас видеть, — улыбнулась ему Лоретта. — Садитесь.
— Спасибо.
— Вы уже ужинали?
— Нет. Помогал шерифу в тюрьме, — объяснил Роб.
Подошла официантка, и Роб заказал себе еду.
Они немного поговорили, после чего Лоретта с Эмили, уже поужинав, извинились и отправились к себе. Алиса с Робом остались одни. Разговор зашел о том, как поймать главаря банды Дакоту Кида.
— Ты имеешь хоть какое-то представление о том, где скрывается Кид? — спросила Алиса.
— Нет, Нам еще очень повезло, что он не попытался сегодня сорвать казнь. Тогда могла бы возникнуть перестрелка и пострадало бы много народа.
— Значит, никто его не видел и ничего о нем не слышал с того времени, как он попытался освободить своих бандитов из тюрьмы?
— Да, и это меня больше всего беспокоит. Посмотрела бы ты, как уверены были Джонсон и Нэш, что он их освободит. Джонсон до последней минуты не верил, что его повесят, пока ему на шею не накинули петлю.
Алиса невольно вздрогнула: слишком свежи были воспоминания о казни.
Заметив это, Роб взял ее за руку и взволнованно проговорил:
— Обещаю тебе, Алиса, я из-под земли достану этого проклятого Кида, даже если придется погибнуть!
— Не говори так! Смертей уже и так было больше чем достаточно!
— Но это и в самом деле так. Я хочу поймать Кида и Зика. Хочу остановить убийц и сделаю для этого все!
Роба так и подмывало сказать Алисе правду. Она заслуживала того, чтобы знать, что Слейд не лгал, что он и в самом деле секретный агент. Но он не мог нарушить своей клятвы. Роб собирался и дальше охотиться за Кидом, но на сей раз вместе с «пинкертонами».
— Какой ты смелый, Роб! — воскликнула Алиса.
— Скорее решительный, — криво усмехнулся Роб, а мысли у него уже приняли другое направление — как завоевать сердце Алисы. — Когда вы возвращаетесь домой?
— Завтра утром, — ответила Алиса. До того как Роб пришел в ресторан, они с мамой и сестрой уже обсудили этот вопрос.
— А я поеду послезавтра. Алиса… — Голос Роба стал серьезным, и он чуть крепче сжал руку Алисы. — Я знаю, ты еще носишь траур»по отцу, но теперь, когда почти всех бандитов повесили и опасность уже позади, может быть, мы с тобой будем чаще встречаться? Как ты на это смотришь? — И он с надеждой посмотрел на Алису.
Это признание удивило Алису. Она не нашлась с ответом, тем более что никак не могла прийти в себя после казни Слейда.
— Роб… ты… ты мне нравишься, но еще слишком рано…
Роб подумал, что Алиса имеет в виду смерть отца — слишком мало времени прошло со дня его смерти, чтобы ей с кем-то встречаться.
— Я понимаю, Алиса. Просто знай, что я всегда буду рядом и что ты мне нравишься… очень нравишься.
— Поговорим об этом позже, — предложила Алиса. Такого серьезного заявления она от Роба не ожидала. — А сейчас мне лучше пойти к себе, чтобы собраться в дорогу.
— Я провожу тебя до твоей комнаты.
— Не надо. Спасибо тебе за все, Роб. И она поднялась из-за стола. Роб тоже встал.
— Спокойной ночи, Алиса. Увидимся завтра.
— Спокойной ночи, Роб.
Он остался стоять у стола, глядя, как Алиса поднимается по лестнице, а когда она исчезла из виду, вернулся в контору шерифа. Предстояло обсудить, что делать дальше.
Алиса вернулась в свою комнату и заперла за собой дверь. Прислонившись к ней, она вздохнула и закрыла глаза. Несколько мгновений потребовалось на то, чтобы собраться с силами. Она была совершенно измучена.
Признание Роба польстило Алисе. Разумеется, Роб ей нравился, однако Алиса понимала, что пройдет еще немало времени, прежде чем она найдет в себе силы встречаться с ним или с каким-то другим мужчиной. За все время знакомства с Робом Алиса видела от него только хорошее. Она относилась к нему с большим уважением и даже смогла бы полюбить его, если бы на ее пути не встретился Слейд.
Этот бандит очаровал Алису своей красотой и потряс ее своей лживостью. Долго еще она не сможет верить людям.
Алиса с трудом заставила себя оторваться от двери. Сил у нее не было никаких. Поставив лампу на туалетный столик, она направилась к кровати, посчитав самым разумным раздеться, лечь в постель и попытаться заснуть. Утром она встанет пораньше и начнет собираться в дорогу. Алиса уже протянула руку к покрывалу, как вдруг внимание ее привлек сложенный вдвое листок бумаги. На нем размашистым почерком было написано ее имя.
Дрожащими руками Алиса взяла в руки записку, осторожно развернула ее и, прочитав, задрожала от страха. Вот что было написано на листке:
«Госпожа судья. Знай, что следующей будешь ты!
Из-за тебя повесили моих ребят, и я позабочусь о том, чтобы ты заплатила за это! Если бы ты не помешала мне освободить Джонсона, Нэша и Слейда из тюрьмы, они были бы сейчас живы.
Я расправился с твоим отцом и тебя ждет та же участь! Так что берегись, теперь ты от меня никуда не уйдешь. Дакота Кид».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всего дороже - Смит Бобби



бандиты. погони и горячая любовь... мне понравилось !!!
Всего дороже - Смит Боббивиктория
13.11.2012, 16.39





Да. Мне тоже очень понравилось.
Всего дороже - Смит БоббиНастя
22.12.2012, 1.54





роман для тех дам, кто любит истории в духе Дикого Запада. много всяких событий, волнений и в конечном итоге - всепобеждающая любовь.
Всего дороже - Смит БоббиОльга
18.05.2013, 13.18





Мне не понравился роман.
Всего дороже - Смит БоббиВикушка
25.10.2014, 23.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100