Читать онлайн Небеса, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небеса - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небеса - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небеса - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Небеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Лондон, 1830 год
Высокий темноволосый мужчина стоял у окна кабинета, с беспокойством глядя вниз, на пустынную, окутанную мраком улицу. Монотонный дождь, зарядивший с утра, все шел и шел — холодный, нагоняющий тоску — и, по-видимому, не собирался прекращаться. Внезапный яростный порыв ветра — и дождь забарабанил прямо по оконному стеклу, картина перед глазами Лоуренса Энтони расплылась. Тяжело вздохнув, он отвернулся.
Часы над камином показывали почти девять. Встреча с Дваером была назначена на восемь. Где же Дваер? Неужели что-то случилось?
Эта мысль заставила Энтони содрогнуться. Именно сегодня он был намерен достичь наконец цели, поставленной десять лет назад, когда впервые услышал легенду о Венце Желаний. И сегодня он получит этот венец. От мысли об этом он улыбнулся. Скоро, если только Дваер не подведет…
Уговаривая себя подождать еще немного, Лоуренс сел за стол, чтобы в который раз просмотреть свои заметки о венце. Интересуясь всем, что связано с Древним Египтом, он, как-то путешествуя по Каиру, услышал об этой реликвии и связанном с нею проклятии. Будучи удачливым в решении запутанных загадок, он принялся за расследование полной тайн истории о давно умерших членах царского рода.
За последние десять лет Энтони подчас приходил к мысли, что эта легенда — не более чем вымысел. Но и тогда он не отступал, и вот, наконец, его желание найти разгадку удовлетворено. Венец Желаний действительно существует, и сегодня он должен стать его собственностью.
Среди знакомых Лоуренса многие не разделяли его увлеченности древностями. Одни считали его богатым чудаком, помешанным на изучении истории, другие — собирателем всего необычного, но он не придавал этому значения. Его целью было разыскивать и сохранять редкие и прекрасные произведения искусства, утерянные сотни и тысячи лет назад, и он не считал достаточными меры, предпринимаемые в этом отношении правительством и музеями. Он считал их неспособными проделать хотя бы отчасти ту работу, которую выполнял сам. А Венец Желаний был редчайшим и прекраснейшим образцом искусства, который ему доводилось когда-либо видеть.
Перечитав еще раз легенду о египетской царевне и ее проклятии всякому, кто отважится овладеть венцом с корыстной целью, Лоуренс не испытал страха. Он хотел заполучить венец не из-за его коммерческой стоимости, хотя, если верить легенде, он стоил целое состояние. Нет, им двигала не корысть, а любовь к прекрасному.
Взглянув на часы, Лоуренс встал и подошел к окну. Внизу он заметил человека, бредущего по улице, закутавшись в плащ от ветра и дождя. Лоуренс стоял и ждал, надеясь, что это Дваер и что поиски венца окончены.
Завывание ветра нарушало ночную тишину, заставляя Дваера, пробирающегося сквозь туман, дрожать от холода. Звуки его шагов слышались все явственнее по мере приближения.
Дождь не переставал, и Дваер только сейчас заметил, насколько отвратительной может быть погода в Лондоне в это время года. Ради порочной мечты покинул он страну яркого солнца и безоблачного неба. Но Дваер старался не думать об этом. К бедности он не собирался возвращаться. Залогом этого служило сокровище, которое он прятал в складках плаща.
Вспомнив о своей добыче, Дваер ускорил шаг. Он был уже почти у дома коллекционера, и ему не терпелось побыстрее передать тому сокровище, особенно после того, что случилось с Бейли и Грином, руководившими раскопками. Проклятие! Мурашки побежали по спине Дваера, но не от холода, а при воспоминании о смерти этих двоих, такой ужасной, внезапной и таинственной.
Дойдя до дома Лоуренса, он поспешил к двери. Как только венец окажется у коллекционера, Дваер получит сумму, достаточную для того, чтобы ни в чем себе не отказывать. При его любви к деньгам эта мысль доставила ему особенное удовольствие. Страх возмездия отступал, стоило ему прикоснуться к ларцу из черного дерева, прижимая его ближе к сердцу. Скоро он станет богатым. Он улыбнулся, постучал и стал ждать.
Дверь отворил угрюмый седой дворецкий.
— Чем могу вам помочь?
— Меня зовут Джерод Дваер. У меня назначена встреча с мистером Энтони, — ответил он.
— Мистер Энтони ждет вас. Входите, пожалуйста. — Дворецкий распахнул дверь, чтобы дать ему войти, и хотел помочь раздеться. — Будьте добры ваш плащ.
— Нет! — отпрянул Дваер. Он не хотел, чтобы его добычу видел кто-нибудь другой, кроме человека, которому она предназначалась.
Если такое поведение и показалось дворецкому странным, он ни словом, ни жестом не выдал своего удивления.
— Прошу вас следовать за мной.
Следуя за своим провожатым, Дваер смог оценить изысканную обстановку дома: и входные двери с резьбой, и мраморный пол, украшавший широкий длинный холл, ведущий к кабинету Лоуренса. Мысль о том, что сделка, наконец, состоится, согревала его. У Энтони, конечно, имеются деньги, и он отвалит столько, сколько запросит Дваер, а взамен получит долгожданное сокровище. Это будет обычный обмен, в результате которого каждый останется доволен.
Перед дверью в кабинет дворецкий остановился и постучал.
— Мистер Дваер, сэр.
— Впустите его, пожалуйста, Мартин.
Мгновение спустя дверь отворилась, и дворецкий жестом предложил Дваеру войти. В глубине комнаты его приветствовал человек с внешностью ученого:
— Мистер Дваер? Я Лоуренс Энтони. — Протянув ему руку, Лоуренс почувствовал облегчение и волнение одновременно, но сохранил внешнее спокойствие.
— Очень приятно, сэр, — искренне ответил Дваер, пожимая протянутую руку. Действительно, разве не приятно закончить изнуряющее путешествие? Остается только получить деньги и удалиться. Последние несколько месяцев были ужасными, но теперь все позади. Перед ним лежало будущее, ясное, сияющее и богатое.
— Венец у вас? — Лоуренс сразу придал своему голосу деловой тон, решив начать с самого главного. В своих поисках он слишком часто ошибался в выборе направления, и терпение его было на исходе. Он должен был увидеть ларец сейчас же.
— Он здесь. — Дваер достал небольшой ларец из складок плаща и водрузил его на письменный стол.
— Будьте добры, откройте его, — тихо попросил Лоуренс, нагибаясь над столом. Нетерпение его было столь велико, что он удивился спокойному и ровному звуку своего голоса.
Дваер достал ключ, отпер ларец, повернул его к собеседнику и открыл крышку. Исподтишка наблюдая за коллекционером, он не смог сдержать улыбку, увидев столь откровенное восхищение на лице Энтони.
— Могу я взять его? — Голос Лоуренса прервался. Он был очарован открывшимся зрелищем.
Дваер подвинул ларец через стол поближе к нему.
— Он полностью соответствует легенде. Каждая часть его — само совершенство, — проговорил Лоуренс, беря в руки венец и поворачивая его, чтобы получше рассмотреть огромный сердцевидный рубин, украшавший диадему.
— Разумеется, это тот самый. — Дваер с трудом подавил нетерпение. Он не собирался торчать здесь, наблюдая, как Лоуренс любуется венцом. Он хотел получить поскорее деньги и уйти.
— Не верится, что нечто столь совершенное может нести такое проклятие.
— А, проклятие! Это из легенды, насколько мне известно. У меня не было с ним никаких неприятностей. Думаю, проклятие выдумали, чтобы отпугнуть грабителей. — Дваер надеялся, что Лоуренс поверит ему. Он не упомянул о происшедшем с Бейли и Грином.
— Возможно, вы правы. Как чудесно, что венец так хорошо сохранился. — Лоуренс осторожно положил его обратно в обтянутый шелком ларец.
Дваер кивнул:
— Нам повезло. По-моему, после того, как венец был украден из могилы, около 1200 года до нашей эры никто не прикасался к нему, пока прошлой весной я отыскал захоронение.
Он не сказал, что нашел его не он, что он был чернорабочим, похитившим венец после смерти людей руководивших раскопками, и вынужденным бежать из страны, спасаясь от преследования.
— Многие желали бы приобрести венец, — раздумывал Лоуренс, поворачиваясь к Дваеру. — Почему вы предложили его мне?
— Я слышал, что вы человек, разбирающийся в этих вещах и благоразумный.
— Я всегда старался быть благоразумным, — ответил Лоуренс, открывая ящик стола и вынимая тяжелый кожаный кошелек. — Не беспокойтесь, ни одно слово нашего разговора не просочится за пределы этой комнаты.
— Рад слышать это. Коллекционер бросил ему кошелек.
— Там, как мы условились, вы найдете щедрое вознаграждение.
Лицо Дваера исказила хищная улыбка, когда он подержал кошелек в руке, прикидывая его вес.
— Если вам еще что-нибудь понадобится, дайте знать.
— Конечно. — Энтони мягко опустил крышку ларца и проводил посетителя до дверей. — Спасибо за визит.
— Вам спасибо, — искренне ответил Дваер, покидая дом мистера Энтони.
Дваера била дрожь, когда он возвращался в гостиницу. С тех пор как он тайно вывез из Египта ларец, он постоянно был в напряжении. Наконец-то он освободился от этого груза! Теперь можно расслабиться и наслаждаться жизнью.
Снова мелькнула мысль о проклятии, грозившем тем, кто завладеет венцом с корыстной целью. Дваер быстро отогнал ее: «Чушь, сказка, попытка запугать охотников за счастьем». Он-то получил деньги и остался жив. Проклятия не существует.
Дваер не понимал людей, подобных Энтони, которые тратят уйму времени на поиски исчезнувших сокровищ, а, найдя их, хранят только за историческую ценность. Если бы венец попал к нему, он бы извлек рубин и продал за огромные деньги, распилил бы золотой венец и тоже продал. К счастью, награда, полученная от коллекционера, была более чем щедрой, но все-таки Дваер не понимал смысла в простом обладании ценной реликвией без учета ее коммерческой стоимости.
Никогда ни о чем глубоко не задумывающийся, Дваер отбросил эти мысли. За свои старания он получил сполна. Что Энтони станет делать с венцом, касается только Энтони.
Возбуждение Дваера было столь велико, что он больше не обращал внимания на холод и сырость. Добравшись до гостиницы, он направился прямо в свой номер, желая только одного — сидеть и пересчитывать деньги и представлять, как их потратить. С этого момента он больше не будет подчиняться ничьим приказам — он богат!
Дваер вошел в темный номер, запер дверь, подошел к столу и чиркнул спичкой, чтобы зажечь лампу. Страшной силы удар, обрушившийся из темноты, размозжил ему череп. Покачнувшись, Дваер рухнул на пол. Зажженная спичка потухла, а вместе с ней погасла и жизнь.
Кто-то зажег свечу. Из полумрака выступили две фигуры в черном, поджидавшие Дваера. Один из убийц склонился над трупом и принялся обшаривать его карманы. Нащупав кошелек, извлек его. Взглянув на своего безмолвного компаньона, улыбнулся и кивнул. Затем, потушив свет, они открыли дверь и выбрались из комнаты, никем не замеченные.
После ухода Дваера Лоуренс поспешил обратно в кабинет. Попросив слуг проследить, чтобы ему не мешали, он снова отпер ларец и принялся рассматривать свое сокровище. При свете лампы лежащий на белом шелке венец переливался золотом, а огромный рубин казался кроваво-красным. Лоуренс восхищался его совершенством. Легенда не обманывала: предмет его желаний действительно был великолепным. Он стоил затраченных на поиски лет и отданных денег.
— Не бойся, дорогая Анилика, — нежно проговорил он, обращаясь к царице сквозь века, — я сохраню твой венец и буду беречь его всю жизнь. Без моего ведома никто не дотронется до него. Он останется под моей охраной как дань твоей бессмертной любви.
Лоуренс еще раз благоговейно прикоснулся к венцу, потом запер ларец. Взяв его с собой, он подошел к камину и повернул голову одного из резных львов, украшавших каминную полку. Тут же тяжелая дверь из темного дуба с одной стороны камина подалась вперед, открывая потайной ход.
Энтони шагнул внутрь и тщательно прикрыл за собой раздвижную панель. Прихватив лампу, он проследовал по темному коридору, где гулял ветер. Спустившись в глубины своего особняка, он подошел к маленькой комнате в конце холла, о существовании которой знали только он, его сыновья и Генри. И хотя он не часто пускал их сюда, но знал, что поделится с ними тайной венца. Открыв тройной замок, Лоуренс вошел в небольшое помещение. Свет лампы разогнал мрак, отражаясь в зеркальных стенах. Оглядевшись, Лоуренс с удовлетворением заметил, что здесь все по-прежнему. Это была скрытая галерея, потайное место, где хранились самые ценные его приобретения. Он улыбался, разглядывая свои сокровища, установленные на изогнутых алебастровых подставках. До сих пор украшенные драгоценными каменьями золотые браслеты времен Клеопатры и потир, датированный первым веком от Рождества Христова, были украшением его коллекции. Теперь им придется потесниться. Теперь у него есть Венец Желаний!
В центре комнаты стоял незанятый пьедестал. Особая колонна из черного мрамора была очень проста по сравнению с другими, но Лоуренс специально заказал ее, чтобы оттенить великолепие венца. Поставив лампу на стол, он открыл ларец и извлек венец.
Устанавливая венец на пьедестале, он почувствовал необычайное волнение. Он будет надежно оберегать царскую реликвию от тех, кто охотится за нею из жадности и властолюбия. Она останется здесь, жемчужина его коллекции.
Непрошеные слезы навернулись на его глаза, когда он вспомнил о своей жене Кэролайн, умершей два года тому назад. Она тоже знала легенду, но ей так и не пришлось увидеть диадему. У него остались два сына, Филипп и Роберт, которых он будет учить ценить сокровище за красоту, а не за коммерческую стоимость.
Пододвинув стул, он уселся перед пьедесталом, чтобы еще раз насладиться созерцанием своего последнего приобретения. Он знал, что будет продолжать поиски утерянных сокровищ, но ни одно из них не будет значить для него столько, сколько это.
Прошло несколько часов, прежде чем Лоуренс, наконец, покинул комнату. Он направился к сыновьям. В будущем венец перейдет к ним, а сейчас ему хотелось посмотреть на выражения их лиц, когда они увидят сокровище.
Мальчики спали, но Лоуренса это не заботило. Новость была слишком важна. Он разбудил Филиппа и Роберта. Заспанные, хнычущие, они проследовали за отцом через домашний лабиринт в потайную комнату. Перед дверью Лоуренс остановился, мальчики выжидающе смотрели на него.
— Сокровище, которое я собираюсь показать вам, было целью моей жизни. Сегодня я получил его и хочу, чтобы вы разделили со мной эту радость.
— О чем ты говоришь, папа? — спросил Роберт, младший из братьев, потирая глаза.
— Венец Желаний теперь мой.
— Ты нашел его? — изумились мальчики. Они часто слышали разговоры о нем, но всегда считали его вымыслом.
— Да, и теперь хочу, чтобы вы его увидели. — С этими словами он отпер дверь и впустил их.
Восьмилетний Филипп первым прошел за отцом. Увидев венец, он остолбенел и уставился на него, раскрыв рот. Рассказы отца не могли передать его совершенной красоты. Золото было гладким и отполированным до яркого блеска, сердцевидный рубин сиял так, словно внутри него таилась жизнь.
— Какой красивый… — тихо проговорил Филипп. Словно влекомый неведомой силой, он шагнул вперед, чтобы дотронуться до диадемы и ощутить пальцами холод металла. Но, к своему удивлению, он почувствовал тепло, жар и резко отдернул руку. Заметив это, более осторожный Роберт решил созерцать венец на расстоянии.
— Да, венец великолепен, — согласился Лоуренс. — Я буду хранить его здесь, в надежном месте. Вы оба должны дать мне слово, что никому не расскажете о нем. Единственным человеком, посвященным в нашу тайну, будет Генри. Ну, могу я положиться на вас?
— Да, сэр, — с готовностью отвечали братья. Они посмотрели на венец еще раз, потом вместе с отцом вышли из комнаты. Перед тем как дверь закрылась, Филипп успел бросить последний взгляд на венец. В глазах мальчика появился холодный блеск. Когда-нибудь это сокровище станет его собственностью.


Лондон. 1855 год
Филипп сидел за отцовским письменным столом, лениво потягивая лучшее отцовское бренди. Несмотря на то, что Роберт, сидя напротив, делал то же самое, трудно было найти более непохожих людей, чем эти двое. Филипп был блондином, отличался высоким ростом и стройностью. Роберт — темноволос, невысок, склонен к полноте. Филипп быстро ориентировался в любой ситуации, умея верно рассчитать все ходы, и не лез за словом в карман. Роберт же тщательно взвешивал все «за» и «против» и только потом принимал решение, был медлительным. Будь у них возможность, они бы постарались не попадаться друг другу на глаза. Филипп считал брата тупицей, а Роберт презирал Филиппа за острый язык и озлобленность. Однако была у них одна общая черта — любовь к отцовским деньгам.
— Приятно, что отец может позволить себе пользоваться всеми благами жизни, — обратился Филипп к Роберту, небрежно откинувшись в кресле и на редкость самоуверенно закинув ноги на стол. Его не волновало, что он может повредить прекрасно отполированное дерево. — Но некоторых его привязанностей я не понимаю.
— Таких, как венец? — кисло спросил Роберт.
— Абсолютно точно. Ради чего Венец Желаний заперт от всех в его коллекции? Никто даже не видел его ни разу, кроме нас и Генри, да и нам он позволил взглянуть на венец только трижды за все эти годы.
— Венец — самое драгоценное, что у него есть.
— Он и должен быть самым драгоценным. Он стоит целое состояние. Отец должен продать эту проклятую штуковину.
— Я уверен, отец считает, что мы и так достаточно богаты. — Утомленный жадностью брата, он сделал глоток бренди. Сколько бы они ни имели денег, Филиппу всегда мало.
Как обычно, Роберт раздосадовал его, и Филипп бросил на брата презрительный взгляд.
— Ты никогда не станешь достаточно богатым. — Жадность засветилась в его глазах, он вообразил себя обладателем венца. — Иногда мне хочется нанять кого-нибудь и выкрасть венец, но я знаю, отец непременно откроет, что это моих рук дело. В конце концов, знаем об этом только мы трое, а мы поклялись держать это в секрете. Но когда я подумаю о величине рубина…
— Расслабься лучше, братец, — отрезал Роберт, — пока отец не испустит дух, он ни за что не расстанется с венцом.
— Что ж, это верно, но когда он умрет… — Он поднял свой бокал, желая выпить за будущее наследство.
— Да, богатство достанется нам. Но позволь тебе напомнить, что здоровье отца превосходно.
Филипп замолчал, его хитрый ум искал выход. Немного помолчав, он тонко улыбнулся и сказал:
— Жаль.
В это время никем не замеченный Лоуренс стоял за дверью. Он шел в кабинет немного поработать и не знал, что сыновья уже вернулись. Обычно они отсутствовали допоздна. Теперь, услышав их разговор, он был потрясен. В течение многих лет Лоуренс пытался привить им чувство прекрасного, научить понимать истинные ценности, но единственное, что они ценили, — это деньги, приятно отягощающие их карманы. Он всегда чувствовал, что ни в одном из них нет глубокого нравственного начала, и теперь оказалось, что его худшие предположения относительно морального облика сыновей оправдались. Они превратились в законченных циников.
Не обнаружив своего присутствия, Лоуренс вернулся в спальню. Мрачное настроение овладело им. Снова и снова он вспоминал слова, сказанные сыновьями. Как же сильно они желали смерти своего собственного отца! Боль наполнила его сердце.
Лоуренс тяжело вздохнул. Он понимал, что, пока не поздно, следует что-нибудь предпринять и помочь сыновьям осознать истинную ценность венца. Ведь он не будет жить вечно, и если он не вразумит своих детей, то в один прекрасный день они разрушат все, что он создавал в течение всей своей жизни.
Лоуренс прошелся по комнате, пытаясь придумать, как бы наставить своих заблудших отпрысков на путь истинный, доказать им, что богатство не делает людей счастливыми, что Бог создал человека не только для наслаждения материальными благами. Каждый из нас послан на землю, чтобы совершить хотя бы немного добра. А настоящее счастье состоит в том, чтобы помогать страждущим.
Засыпая, Лоуренс обдумывал поездку, которую он намеревался предпринять, и, размышляя об этом, улыбался. Он мог бы уехать и завтра, но решил подождать, пока сыновья не разъедутся в конце недели к друзьям. Лоуренс хотел избежать вопросов о цели своего путешествия. То обстоятельство, что он вынужден был отложить поездку, не тревожило его. В конце концов, это должно привести к духовному возрождению его сыновей. Они были его плотью и кровью, и, несмотря ни на что, он все же любил их. Если потребуются решительные действия, чтобы сделать из них настоящих людей, за ним дело не станет.
Вернувшись в Лондон, Филипп и Роберт обнаружили, что отец отправился на континент и, вероятно, надолго. Это внезапное путешествие немного удивило их, но особенного беспокойства не вызвало, так как он часто уезжал на поиски старинных сокровищ.
Лоуренс вернулся спустя пять месяцев, удовлетворенный сделанным. Он тепло поздоровался с сыновьями, лелея тайную надежду на нравственное перерождение Филиппа и Роберта.
Из своей поездки Лоуренс привез лишь три книги в кожаных переплетах весьма потрепанного вида. По их мнению, книги не представляли никакой исторической ценности, и молодые люди отнесли приобретение этих книг к очередному чудачеству отца.


Фивы, Древние развалины
Светало. На востоке небо отливало красным и золотым, обещая еще один день нестерпимого зноя. Александра Паркер не думала о жаре. Как обычно, она рано встала и быстро оделась. Вероятно, вчера они открыли нечто удивительное — можно ли в такой момент обращать внимание на погоду. Вчера вечером они нашли несомненное доказательство существования Венца Желаний, все указывало на то, что он здесь. С утра они собирались продолжить раскопки. На поиски венца ушло уже несколько лет, и сегодня, наконец, они должны найти его.
Алекс обуревала жажда деятельности. Ей не терпелось продолжить работу. Она присела на край походной кровати, осторожно подняла один за другим ботинки и проверила, не нашли ли в них убежище какие-либо ядовитые насекомые. Надев ботинки, она встала и расправила юбку, которая совсем не сковывала движений и была на редкость удобной. Возможно, ее одежда не была последним писком моды, но какое это имело значение, если она работает в центре Сахары в археологической экспедиции своего отца. Если вы карабкаетесь по стенам разрушенных городов, откапываете сокровища, погребенные столетия назад в песках, прежде всего, следует позаботиться о практичности вашей одежды. Итак, за работу! Ей предстоит еще столько сделать!
Прежде чем выйти из палатки, она подошла к небольшому умывальнику освежиться. Быстро умывшись, она пригладила щеткой короткие взъерошенные кудряшки. Взглянув на свое отражение в карманном зеркальце, она улыбнулась. С ее стороны было довольно смело так коротко отрезать волосы, но, проведя несколько недель в этом климате, она убедилась, что с волосами до пояса страшно много возни. Отец, правда, немного расстроился, но быстро понял всю необходимость этого шага и не укорял ее.
Алекс начала работать с отцом несколько лет назад, когда его зрение стало резко портиться. Теперь, в двадцать один год, она повсюду ездила с ним, делая зарисовки и составляя каталоги его находок. Она сопровождала отца по музеям и университетам, вместе с ним вела научные изыскания. Алекс полюбила историю Древнего Египта и разделяла страсть отца к потерянным сокровищам прошлого. Они начали раскопки в этом месте, недалеко от Фив, месяц назад и сегодня надеялись найти этот загадочный и, вероятно, даже проклятый венец.
Схватив шляпу, которую носила для защиты от безжалостного солнца, Алекс вышла из палатки и хотела идти за отцом. К ее удивлению, он уже был готов и ожидал ее.
— Доброе утро, папа. — Она чмокнула его в щеку.
— Доброе утро, дорогая. — Енох Паркер улыбнулся дочери. Хотя он плохо видел и с годами его зрение все ухудшалось, он еще мог видеть улыбающееся лицо дочери, и это делало его счастливым человеком.
— Я так волнуюсь, — сказала она, обнимая отца, — я чувствую, что мы у цели, и надеюсь, что предчувствие меня не обманывает.
— После стольких лет поисков дотронуться до Венца Желаний было бы прекрасным завершением всей моей карьеры.
— Так давай же скорее начнем! — воскликнула Алекс.
Енох улыбнулся ее энтузиазму.
— А как же завтрак? — поинтересовался он.
— Мы можем поесть в любое другое время. Я хочу найти венец!
Алекс пошла через руины древних построек. Енох с укоризной покачал головой и последовал за дочерью. Алекс была его радостью, его гордостью. Иногда она настолько напоминала ему самого себя, что это даже забавляло его. Ее решительность, прямолинейность, интеллект были, безусловно, прекрасными качествами, но все же это было не совсем то, что хочет видеть мужчина, выбирая себе жену. Конечно, Алекс очень хорошенькая, высокая, стройная, ее рыжеватые волосы отливали золотом, а темные бархатные глаза делали ее гораздо привлекательнее многих. И все же Енох волновался, ведь Алекс уже исполнился двадцать один год, в этом возрасте женщине пора быть замужем и иметь детей, а она ведет себя по-мальчишески — вдруг взяла и отрезала свои шикарные волосы. В общем, он беспокоился о ее дальнейшей судьбе и видел свою вину в том, что приучил ее к походному образу жизни, таская за собой повсюду. Здесь, в пустыне, она никогда не найдет себе достойного мужа. И все-таки он не мог путешествовать без Алекс. Она была прекрасной ассистенткой — предугадывала его желания раньше, чем он сам понимал, что ему надо. Енох сильно сомневался в своей удачливости, не будь ее помощи. Неподдельный интерес к работе, ум и постоянная жажда знаний делали ее незаменимой. Чем больше он беспокоился о будущем своей дочери, тем больше радовался ее решению остаться с ним.
Они дошли до места раскопок и продолжили поиски. Нанятые Паркером рабочие вскоре присоединились к ним, но около десяти часов вынуждены были прерваться — палящее солнце не давало им продолжать раскопки. Вечером они опять принялись за работу. Алекс устала, однако сдаваться не собиралась. Она понимала, что цель уже близка, и была готова изучать каждый дюйм земли до тех пор, пока вход в гробницу не будет найден. Венец должен быть обнаружен!
Уже спустились сумерки, когда археологи нашли вход в гробницу. Но каково же было их разочарование, когда выяснилось, что вход уже был кем-то проломлен! Вокруг Паркеров толпились рабочие. Алекс подняла фонарь повыше, чтобы отец мог ориентироваться в темной усыпальнице. Найти венец было его заветной мечтой, и дочь хотела, чтобы он первым вошел в гробницу фараонов.
— Алекс, — проговорил Енох упавшим голосом, — как мы и опасались… Грабители.
Алекс вошла вслед за ним в пыльную комнату и в ужасе огляделась: усыпальница была разграблена.
— Венец украден, — в оцепенении произнес Паркер.
— Папа, смотри! — Алекс осветила фонарем часть стены, пытаясь прочитать иероглифы. Енох подошел к ней и стал внимательно изучать надписи.
— Мы всегда в это верили, — благоговейно сказал Енох. — И то, что здесь написано, подтверждает наши догадки. Здесь все: история трагической смерти Камила и проклятия Анилики.
— Посмотри сюда, папа, — мягко, но настойчиво позвала Алекс. Обернувшись, он увидел, что она стоит около прохода, через который они только что вошли. «Лишь знающий тайну настоящей любви, да пройдет этим путем мирно», — вслух прочитала девушка, и мурашки пробежали у нее по спине.
«Так, значит, все это было правдой!» — подумала она.
Отец и дочь оставались в усыпальнице до глубокой ночи, тщательно зарисовывая увиденное. Они выбрались наружу далеко за полночь.
— Если грабители украли и вывезли венец, почему мы ничего не слышали об этом?
— Его могли украсть много столетий назад. Установить это теперь невозможно.
Они стояли среди руин, вдыхая свежий ночной воздух. Мысль, что венец украден, а возможно, и уничтожен, повергла обоих в глубокую печаль.
— Не знаю, найдем ли мы когда-нибудь его теперь, — устало сказала Алекс. Еще утром она была уверена, что они непременно найдут венец, теперь же все дальнейшие попытки ей казались тщетными. Они окончат работу в гробнице, спасут то, что еще осталось, и с пустыми руками поедут домой, в Бостон. Мечта о триумфальном возвращении с Венцом Желаний рассеялась, как дивный сон.
— И все же из всего случившегося мы можем извлечь один важный урок, — сказал Енох дочери, когда они ночью брели к палатке. Полная серебристая луна освещала им путь.
— Какой, папа? — Алекс обернула к отцу лицо, освещенное лунным светом, и серьезно посмотрела в его глаза. Она попыталась справиться с разочарованием, несмотря на явное поражение.
— Никогда не следует отчаиваться! Запомни это, доченька.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небеса - Смит Бобби



Очень сказочно и слащаво. На любителя. Но сам сюжен очень не похож на обычный роман. Читать было очень нудно, но подстегивало выяснить, где же спрятан венец. Оценка за сюжет 9, но за нудность романа г героев 6.
Небеса - Смит БоббиCветик
26.08.2015, 23.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100