Читать онлайн Небеса, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небеса - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небеса - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небеса - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Небеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Алекс лежала, закрыв глаза и прижавшись к Уину. Ее голова покоилась у него на плече, рука лежала на его широкой, мускулистой груди. Их сердца бились в унисон. Находиться в его объятиях — вот истинное блаженство. Алекс и не подозревала, что физическая близость может принести столько радости и счастья. Она вздохнула от удовольствия.
Услышав ее вздох, Уин повернулся, взял в руки ее лицо и нежно поцеловал.
— Все в порядке?
— Даже лучше, — пробормотала она, посмотрев на него взглядом, полным обожания.
Уин притянул ее к себе, продолжая целовать. Всей кожей он чувствовал ее нежное, тонкое тело.
— Ты не представляешь, как трудно мне держаться от тебя на расстоянии в течение дня, — сказал он, лаская Алекс.
— Возможно, это так же трудно, как и мне не прикасаться к тебе, — призналась она, и прикосновение ее было жгучим, желанным. — Как ты думаешь, Мэтт подозревает?
— Мэтт — джентльмен. — Уин успокоил ее, он не хотел, чтобы хоть что-то волновало ее и заставляло думать о чем-нибудь, помимо их любви. Он прижался губами к ее губам и почувствовал жар от этого прикосновения. Уин имел дело со многими женщинами, но даже опытные любовницы не возбуждали его так, как Алекс. Он перевернул ее на спину, слияние с ней было верхом блаженства. Страсть Уина разгоралась все жарче, он испытывал подлинное наслаждение. Вся жизнь для Уина сосредоточилась в этой женщине. Любовь преобразила все его существование: Алекс наполнила его жизнь новым, доселе неведанным смыслом.
Алекс прижалась к Уину, растворяясь в его объятиях, она была на вершине экстаза. Восторг сотрясал ее, сердце таяло, тело полностью подчинялось ему. Ничего больше она так не желала, как оказаться в его руках. Кроме его любви, все в жизни потеряло цену. Как прекрасно было дарить друг другу наслаждение! Они плыли по волнам безудержного счастья. Алекс шептала его имя — оно было дорого ей, как и все, что с ним связано. Она нежно обнимала его, когда они медленно вернулись к реальности. Их тела все еще жарко горели, а сердца бились как одно.
Немного позже Алекс приподнялась на локте и смотрела, как ее возлюбленный спит. Их ночи здесь, на корабле, были самыми прекрасными в ее жизни. Ничто не препятствовало их любви, она с каждым разом все больше осознавала, что он и есть тот самый, главный, мужчина в ее жизни.
Однако Алекс понимала, что скоро, очень скоро им придется расстаться. На следующий день они проплывут Галвестон, а потом, вскоре после прибытия в Сан-Антонио, их поиски венца подойдут к концу.
Слезы наворачивались у нее на глазах при мысли, что ей придется совершить. Она знала, как Уин ненавидит, и справедливо, братьев Энтони. Она и представить не могла, как он отнесется к ее предательству. Алекс хотела найти другой выход из положения, но ничего не могла придумать.
Не в силах вынести нахлынувшей тоски, она поднялась с кровати и в отчаянии закрыла лицо руками. Она понимала, что самое ужасное в создавшейся ситуации — это то, что она не могла поделиться своим горем с близким человеком, не имела возможности высказать ему все, что ее мучило. Постояв с минуту неподвижно, Алекс подошла к иллюминатору. Ночь была темна, светлые облака скрывали луну и звезды. Так же сумрачна и печальна была ее душа. Алекс обернулась и с тоской посмотрела на Уина.
— Я люблю тебя, — прошептала она. Почувствовав, что ее нет рядом, Уин проснулся. Не понимая, в чем дело, он вскочил и сел на кровати. Оглядевшись, он увидел ее, стоящую посредине комнаты, еще более прекрасную при свете ночной лампы.
— Алекс, — позвал он, немного озадаченный тем, она покинула его, — что случилось?
— Ничего, — солгала она, возвращаясь к любимому, не в силах отказать себе в последней близости с ним. Как горько, что больше она не изведает такого счастья. Остановившись около кровати, она сняла пеньюар, и он мягко упал к ее ногам. Тело Алекс светилось белизной.
— Как ты хороша! — Уин смотрел как зачарованный, потрясенный ее красотой. Неяркий свет ночника бросал на нее золотистый отблеск. Взгляд Уинстона жарко ласкал ее высокую, упругую грудь, тонкую талию, стройные длинные ноги.
— Я так хочу тебя, Алекс, — проговорил он. Его голос дрожал от страсти.
Алекс увидела огонь желания в его глазах, и у нее перехватило дыхание. Когда Уин протянул к ней руки для объятия, она бросилась к нему, обняла его без колебания. Они снова любили друг друга, страстно, отчаянно, самозабвенно.
Близился рассвет, когда Уин оставил ее. Они попрощались, жадно поцеловавшись в дверях каюты, поскольку знали — следующий день многое решит и изменит, неизвестно, когда они будут опять вместе.


День уже клонился к вечеру, когда Алекс стояла на палубе с Уином и Мэттом, с интересом осматривая окрестности. Справа от них остался полуостров Боливар, слева — остров Галвестон, известный своим портом, самым главным на западе после Нового Орлеана.
День был восхитителен: солнце ярко светило сквозь кучевые облака, темно-зеленые волны плавно перекатывались, морские птицы изящно парили над головами наших друзей.
— Мы уже почти приехали, — сказала Алекс, чувствовавшая себя неспокойно. Она надеялась, что долгожданный венец недалеко, что они уже близки к цели и ее отец скоро будет на свободе. Также она понимала, что, когда предательство обнаружится, Уин отвернется от нее, и та радость, которую они делили вдвоем, будет навсегда утрачена. Этого она боялась больше всего. Сердце Алекс наполнилось горечью и болью при мысли о будущем.
— Еще несколько дней — и венец у нас в руках, — заметил Мэтт; ему не терпелось поскорее покончить с расследованием. Каждый день казался ему вечностью с тех пор, как он покинул Кэтрин. Он не знал, чего ему хочется больше: найти венец или вернуться к ней.
— Ты неисправимый оптимист, — усмехнулся Уин, — после тех трудностей, с которыми мы столкнулись при разгадке последнего ключа, не кажется ли тебе, что Лоуренс приготовил нам на этот раз что-нибудь еще более сложное?
— Я об этом не думал, — вызывающе ответил Мэтт, — единственное, чего мне хочется, — вернуться в Новый Орлеан.
— Это из-за Кэтрин? — лукаво спросила Алекс. Мэтт улыбнулся в ответ:
— Допустим, что это так. Что там говорить — как бы ты мне ни нравилась, я безумно рад, что Уин оказался ненастоящим священником.
— Я тоже, — засмеялась Алекс, любуясь высокой, стройной фигурой Уина, стоявшего неподалеку.
— Если принять во внимание мои чувства к Кэтрин, наш с тобой брак, будь он действительным, привел бы к большим затруднениям.
— Она очень хороша, — сказала Алекс. — Если мне, так или иначе, придется уступить тебя кому-то, я рада, что это будет Кэтрин.
Мэтт обвил рукой талию Алекс и дружески поцеловал ее в щеку.
— Еще немного, и расследование закончится. Тогда каждый из нас займется своей личной жизнью. — Он хотел сделать Алекс приятное и не подозревал, какую жестокую боль причинили ей его слова.
Прислушиваясь к их болтовне, Уин внутренне согласился, что его священнические обеты осложнили бы многое в их отношениях. Он полюбил Алекс по-настоящему, ни одна женщина не значила столько в его жизни. Он собирался сделать ей предложение, когда поиски венца благополучно завершатся. Уин посмотрел на нее и вдруг увидел, как печален и безысходен ее взгляд. Казалось, она пребывает в самом мрачном отчаянии.
Как только Алекс почувствовала, что Уин наблюдает за ней, выражение тревоги исчезло из ее глаз, и она безмятежно улыбнулась. Уин был озадачен. В конце концов, он отбросил неприятные мысли и решил, что ему это просто показалось.
Друзья покинули борт парохода и немедленно заказали номера в городской гостинице «Тремонт». Пообедав в ресторане, Мэтт и Уин оставили Алекс в гостинице немного отдохнуть, а сами поехали разузнать, каким образом можно добраться до Сан-Антонио. Все шло гладко: пролив можно было пересечь уже на следующий день. Мэтт и Уин заказали билеты на дилижанс, который отправлялся в полдень. Сделав необходимые распоряжения, они вернулись в гостиницу: Мэтт зашел в бар выпить что-нибудь, а Уин поспешил к Алекс. Он с нетерпением ждал их последней ночи.
Алекс тоже страстно желала увидеться с Уином. Ей безумно хотелось побыть рядом с ним в последний раз. Она понимала, что, когда начнется путешествие в Сан-Антонио, вряд ли у них будет возможность остаться наедине.
Раздался стук в дверь. Это показалось Алекс странным — Уин мог появиться самое раннее через полчаса. Страшно обрадовавшись его неожиданному возвращению, Алекс открыла дверь. Ужас охватил ее: она оказалась лицом к лицу с Филиппом и Робертом. Быть рядом с ними — одно это казалось ей отвратительным, их присутствие оскверняло все.
— Удивлена нашей неожиданной встречей, дорогая? — небрежно спросил Филипп, проходя в ее спальню, не дождавшись приглашения. Роберт последовал за ним.
— Что вы здесь делаете? — закричала Алекс, быстро закрыв за ними дверь, боясь, что кто-нибудь увидит ее в обществе этих людей. — Вы что — сумасшедшие, если приходите сюда подобным образом?
— Сумасшедшие? Мне так не кажется. Я думаю, лучше сказать — люди слова. Мы же обещали не выпускать тебя из виду. Мы знаем, где ты была и чем занималась все это время. Думаешь, это неправда? — заявил Роберт.
— Нет, — призналась она, — я так не думаю. Только имейте в виду, Уин и Мэтт вернутся с минуты на минуту.
— Ага, так все-таки Уин? — громко рассмеялся Филипп, садясь на кровать Алекс и проверяя, насколько она мягка и удобна. Он многозначительно посмотрел на Роберта. — Итак, ты выяснила, что он не священник, не правда ли?
— Вы знали? Когда вы узнали об этом? — Она была в шоке.
— Для нас это не было тайной с самого начала, милая. — Филипп был доволен произведенным эффектом.
— Вы знали об этом, но ничего не рассказали мне. Почему?
— А зачем? По каким-то неведомым причинам наш отец хотел, чтобы в поисках принимал участие священник. Зачем же нам было препятствовать расследованию, нам на руку было позволить ему возглавить вас, — пояснил Роберт.
— Кроме того, — елейным голосом сказал Филипп, — было так забавно наблюдать за ним…
— Забавно? Вы держите моего отца в тюрьме и считаете, что все это забавно?! Для вас это не более чем игра…
— Не беспокойся о своем отце. Пока ты ведешь себя послушно и помогаешь нам, с ним ничего не случится. Но все-таки, имея представление об образе жизни Уина Брэдфорда, нам было небезынтересно наблюдать, как он изображает из себя священника.
— Уин ничего не изображал, — отрезала Алекс, вспомнив, как Уин ненавидит братьев Энтони. Она проклинала тот момент, когда согласилась помогать им. — Он на самом деле очень хочет найти венец и уберечь его от ваших грязных лап.
Услышав эти гневные слова, Филипп злобно усмехнулся, глаза его сузились.
— Иногда твоя наивность, дорогая, переходит все границы, — сказал он. — Неужели ты думаешь, что Брэдфорд такой благородный и бескорыстный герой? Это смешно! Может, ты считаешь, что он ищет венец ради того, чтобы сделать доброе дело?
— Мы-то знаем его лучше, поверь, — вставил Роберт.
— Для Брэдфорда это не более чем игра, дорогая моя девочка. — Филипп говорил важно, ведь он собирался раскрыть Алекс глаза на действительное положение вещей. — Ты для него очередная забава. Он богат, избалован, он идет по жизни шутя, люди для него — орудие для достижения личных целей. Сейчас он использует тебя, как всех остальных многочисленных женщин. Ты — приятное развлечение, кроме этого, ты помогаешь ему в охоте за сокровищем. Если бы ты знала, как быстро окончится ваш «роман», когда венец будет у него в руках!
— Брэдфорд имел всех женщин, каких только желал; средства, и легкий взгляд на жизнь ему позволяли это, — добавил Роберт. — Ты бы видела его в Лондоне! Он самый обычный Дон-Жуан! Его интимные связи с дамами, замужними и одинокими, были настолько многочисленны, что все изумлялись, как у него сил хватает! Женщины для него — одно из развлечений, не более. Ни к кому он не относился серьезно. Он не заставляет себя долго уговаривать: малейший намек — и Брэдфорд стучится в дверь очередной спальни.
— И не думай, Алекс, что ты для него что-то значишь. Ты — одна из многих, поверь, — с показным сочувствием сказал Филипп.
— Он вовсе не такой! Он изменился. — Алекс защищала Уина, ведь он был с ней добрым, благородным и нежным, а совсем не бессердечным развратником, каким рисовали его братья Энтони.
— Ты так думаешь? Что ж, тебя легко одурачить. Ты не много знаешь о лондонском светском обществе, там бы тебя просветили. У Брэдфорда там однозначная репутация. Да разве ты на собственном примере не испытала, какой он прекрасный актер? Он может изобразить все, что угодно. Ты же поверила, что перед тобой священник. Он обманул тебя тогда, значит, может обманывать и теперь. Я уверен, он успел тебя убедить, что ты — единственная в его жизни и никого он не желал так страстно, как тебя. Разве не так? — По изменившемуся выражению ее глаз Филипп понял, что попал в точку.
Роберт продолжал:
— Милая девочка, не позволяй себя одурачить. Слишком многие попались на удочку, да и на тебе он вряд ли остановится. Он использует тебя, чтобы найти венец, а в один прекрасный день он бросит тебя, и ты его никогда не увидишь.
Алекс была поражена. Она не хотела им верить. Уин говорил ей, что хочет только ее, она убеждена, что он был искренен. Но тут она подумала, что ведь Уин никогда не признавался ей в любви… Вспомнив страсть Уина, Алекс почувствовала возбуждение и страшную тоску: они правы. Он ничего не говорил о своих чувствах.
Алекс не хотела им верить, но в их словах была логика, был здравый смысл. Вопросы мучили ее. Неужели она была только игрушкой для Уина? Мимолетным развлечением, чтобы не томиться одиночеством в долгом путешествии? Сомнение грызло ее сердце, но она ничем не обнаружила свою боль перед Филиппом и Робертом. Она не позволит им взять верх в споре.
— Зачем вы пришли? Неужели в ваши намерения входила благая мысль предостеречь меня? Ваши нравоучения неуместны. — Она решила сменить тему разговора.
— А ты не догадываешься, зачем мы пришли? Нам нужно знать, куда вы отправитесь на этот раз.
— В Сан-Антонио, — не медля, призналась она и возненавидела себя за это. — Они как раз поехали за билетами.
— Хорошо, хорошо. Ты умная, послушная девочка. Мы учтем твое примерное поведение, — усмехнулся Филипп.
— Я надеюсь на это, Филипп. Вы должны дать мне гарантии, что отец будет освобожден, когда вы получите венец.
— О, поверь, все так и будет. Мы же договорились. Ты выполнишь свои обязательства, тогда мы выполним свои, — ухмыляясь, ответили они.
Филипп медленно встал с кровати и направился к двери. Проходя мимо Алекс, он остановился. Прежде чем она успела отвернуться, он поцеловал ее в щеку. Она брезгливо вытерлась. Филипп злобно рассмеялся:
— Скоро, дорогая, придет наш день. Ты поможешь нам в этом. Ты хочешь показать мне, что я тебе отвратителен? Ладно, пусть пока это так. Но, может быть, в скором времени все переменится? Подумай об этом.
— Мы свяжемся с тобой, — заговорил Роберт, желая отвлечь Филиппа от Алекс и напомнить ему о венце.
Они открыли дверь, но прежде чем выйти осторожно огляделись по сторонам. Им очень не хотелось попасть в руки Брэдфорда. Это может разрушить их прекрасно разработанный план.
Когда они ушли, Алекс закрыла дверь и села на кровать. Она дрожала, нервы ее были на пределе. Она ненавидела и презирала Филиппа и Роберта. Но то, что они сказали, глубоко задело ее чувства. Теперь Алекс сомневалась в искренности Уина. Вдруг то, что сказали братья Энтони, — правда? Не хотелось бы думать так, но…
Алекс подошла к умывальнику и вымыла лицо, тщательно протерев то место, куда поцеловал ее Филипп. Это не успокоило ее, она продолжала ходить по комнате взад-вперед, не в силах сдержать обуревавших ее эмоций. Глубокая обида наполнила сердце при мысли, что Уин использует ее. Разве Уин плохой актер? Она знала ответ на этот вопрос.
Гневная решимость овладела Алекс. Если она и собиралась предать Уина, то ею руководили благородные мотивы, речь шла о жизни ее отца. Однако Уин действовал исходя из корыстных побуждений. Если Филипп и Роберт сказали правду, она придумает, как защититься от посягательств Уина. Для него это игра — что ж, она примет правила игры. Она научится владеть собой и станет лучшей актрисой, чем он. Ей будет труднее, она понимала это, — ведь она успела полюбить его. Но она сумеет избавиться от своего чувства, забыть Уина и одержать победу в их нелегкой борьбе.
Подъезжая к гостинице, Уину не терпелось поскорее увидеть Алекс, и он не обратил внимания на остальных посетителей. Филипп и Роберт только-только вышли из парадной двери и обрадовались, что им удалось избежать неприятной встречи. Они поспешили за билетами в Сан-Антонио.
Услышав стук в дверь, Алекс, помедлив минутку, подошла и спросила:
— Кто там? — Больше Алекс не хотела испытывать судьбу.
— Это Уин, — был ответ.
Алекс медленно протянула руку и открыла дверь, Уин стоял на пороге, еще более привлекательный, чем обычно. Смотреть на него было для Алекс пыткой. Она попыталась убедить себя, что перед ней стоит тот самый отвратительный подонок, о котором говорили Филипп и Роберт, — человек, для которого нет ничего святого, который ради достижения своих целей готов на все.
— Ты что-то бледна, с тобой все в порядке? — спросил Уин и погладил ее по щеке.
Она не сопротивлялась, поскольку не хотела будить в нем подозрений. Тем не менее, Алекс знала, что главное сейчас — побороть свою любовь. Ей удалось слабо улыбнуться.
— Мне что-то нехорошо. — Это было правдой, сердце ее билось как сумасшедшее. — Если не возражаешь, я сегодня пораньше лягу.
Он подошел к ней вплотную и спросил, стараясь говорить тихо и страстно:
— Одна?
— Да. — Она кивнула в ответ. Он испугался:
— Может, позвать врача?
— Нет, спасибо. Я просто устала. Отдохну, и все пройдет. — Как бы ей хотелось, чтобы он действительно заботился о ней, переживал за нее. Увы! Это всего лишь игра умелого актера.
С беспредельной нежностью Уин поцеловал Алекс в щеку и пристально посмотрел на нее:
— Ты уверена, что все обойдется?
— Да, все будет в порядке. Иди. Я сейчас лягу.
— Надеюсь, до утра ты поправишься.
— Разумеется. Во сколько мы отъезжаем?
— В семь. Я зайду за тобой в шесть, мы позавтракаем и поедем в порт. — Уин пожелал Алекс спокойной ночи и ушел.
Заперев за ним дверь, Алекс подошла к кровати и сорвала с нее покрывало, на котором сидел Филипп. Потом нырнула в постель и накрылась одной простыней.
Она лежала неподвижно и напряженно думала. Неужели Уин хочет приобрести венец из жадности? Неужели отношения с ней — это только игра? Неужели она ничего для него не значит? Он развлечется, а потом забудет ее…
Алекс хотела поскорее заснуть и забыть обо всем. Но сон не приходил. Слезы навернулись у нее на глаза. Она пыталась разбить в своем сердце идеальный образ Уина, опорочить его в собственных глазах, но это не помогло: она не переставала любить его.
Утро наступило для Алекс слишком скоро. Едва девушке удалось заснуть, как лучи восходящего солнца разбудили ее. С усилием она встала, заметив темные круги под глазами. Что ж, они возникли вполне закономерно, ведь она не спала почти всю ночь.
— Как ты себя чувствуешь сегодня? — спросил Уин, когда зашел за ней. Она выглядела такой изможденной.
— Немного лучше, — ответила Алекс. Это была правда.
— Мы можем остаться здесь еще на один день, если ты хочешь. Ты хорошенько отдохнешь, — предложил он.
— Нет, — она отвергла это предложение, — поедем сегодня же. Сейчас уже нельзя медлить. — Меньше всего ей хотелось оставаться в гостинице. Она хотела покончить со всем, и чем быстрее, тем лучше.
— Хочешь позавтракать? Мэтт пошел вниз заказать для нас столик, но, если ты хочешь, я принесу тебе завтрак сюда.
— Все в порядке, я себя прекрасно чувствую. Пошли вниз, — ответила Алекс.
Они нашли Мэтта в ресторане, присоединились к нему и плотно позавтракали. Неизвестно, когда им удастся поесть в следующий раз.
Глядя на Уина, сидевшего напротив, Алекс улыбалась и делала вид, что все нормально. Это было нелегко. В конце концов, она собрала волю в кулак и сосредоточила все мысли на спасении отца. Это единственная причина, по которой она находится здесь. Все остальное не имеет никакого смысла. Ни венец, ни, разумеется, Уин Брэдфорд. Однако, хотя умом Алекс понимала, что может обойтись без Уина — жила же она без него, сердце твердило ей, что в нем — ее счастье, ее жизнь, ее любовь.
Они пересекли залив и прибыли на станцию вовремя. Дилижанс был битком набит. Трое из пассажиров: грузная женщина, седовласый пожилой мужчина и похожий на жирную селедку моряк средних лет — уже сидели внутри, на жестких деревянных скамейках.
При виде своих попутчиков Уин, Мэтт и Алекс поморщились и переглянулись. Дорога предстояла дальняя.
— Готовы? — спросил Мэтт, с тоской вспоминая великолепный пароход.
— Как всегда, — ответила Алекс, про себя думая, что этот способ передвижения куда менее приятен, чем даже поезд, а уж там им пришлось трудновато.
Уин был занят, помогая водителю управиться с багажом, поэтому Мэтт подал Алекс руку и помог забраться в дилижанс. Она села между мужчиной и женщиной. Мэтт лукаво посмотрел на нее и уселся напротив.
— Алекс, если хочешь сесть рядом с Уином, я с удовольствием уступлю тебе мое место, — предложил Мэтт, когда Уин забрался в дилижанс и занял место рядом с ним.
— Нет-нет. Мне вполне удобно здесь, — отказалась Алекс и радостно улыбнулась. На самом деле она была зажата с обеих сторон, кроме того, духи, которыми пользовалась соседка, отличались резким и неприятным запахом.
Едва дилижанс тронулся, как пожилой мужчина практически улегся на Алекс и через несколько минут громко захрапел. Она поняла, что это путешествие она запомнит надолго.
Уин сидел напротив Алекс и любовался ею. Несмотря на пыль, жару и неудобства, она казалась ему красавицей. Алекс была прелестной женщиной, непохожей на всех, кого он знал. Ее мужество и решительность были достойны восхищения. Даже в самых отвратительных условиях она оставалась очаровательной, милой и жизнерадостной. Уин знал, что любит ее, и чем больше он о ней думал, тем больше ему хотелось, чтобы Алекс сидела сейчас рядом с ним. Он хотел быть с ней всегда.
На лице Алекс держалась неизменная улыбка. Она дружелюбно болтала с дамой, особенно последние часы пути, пытаясь отвлечься от настойчивых взглядов Уина, сидевшего напротив. Иногда она, однако, не могла сдержаться и смотрела на него в ответ. Когда они встречались глазами, его глубокий взгляд обдавал ее жаром.
Они были безумно счастливы, когда к вечеру дилижанс наконец-то остановился, чтобы дать лошадям передохнуть. Пассажирам удалось перекусить, немного прогуляться и отдохнуть от тряски и духоты.
Забираясь обратно в дилижанс, Уин решил, во что бы то ни стало сесть рядом с Алекс. Теперь ничто не мешало им тесно прижаться друг к другу. Когда-то Алекс обрадовалась бы этому, но сейчас она расстроилась, снова ощутив все то, что тщетно пыталась изгнать из своей памяти. Если раньше она страдала от запаха духов и громкого храпа, то теперь ее мучило другое — рядом был Уин. Алекс уже не знала, чье соседство она предпочла бы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небеса - Смит Бобби



Очень сказочно и слащаво. На любителя. Но сам сюжен очень не похож на обычный роман. Читать было очень нудно, но подстегивало выяснить, где же спрятан венец. Оценка за сюжет 9, но за нудность романа г героев 6.
Небеса - Смит БоббиCветик
26.08.2015, 23.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100