Читать онлайн Небеса, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небеса - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небеса - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небеса - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Небеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Путешествие на пароходе компании «Вестлейн Стимшип Лайн» казалось бесконечным наслаждением. Пароход с гребным колесом считался в то время технической новинкой, наиболее быстроходным и удобным. Кроме того, он был настоящим красавцем!
На второй день после отплытия Алекс постепенно стала расслабляться. В большой степени этому способствовали великолепный обед и роскошная сервировка в элегантном салоне, вполне соответствовавшем репутации пароходства: белоснежная шелковая скатерть, посуда из тончайшего китайского фарфора, старинные серебряные приборы. Прекрасные вина, тушеная индейка, шафрановый рис, ассорти из овощей, горячие булочки, нежное золотистое масло и, наконец, изысканный десерт — о чем еще можно мечтать?
— Чревоугодие, как я помню, — один из семи смертных грехов, не правда ли, святой отец? — спросил Мэтт, проглотив последний кусочек пирожного, залитого шоколадом и украшенного розочками из крема, а также земляничным джемом.
— Да, сегодня всем нам не мешало бы исповедоваться, — засмеялся Уин, опустошив свое блюдо с десертом. Безмятежно он откинулся на спинку стула.
— Плаванию на корабле мы обязаны вашей идее, отец Уин, — сказала Алекс. Ее тарелки тоже были абсолютно пусты.
— Может быть, настанет время, когда железная дорога не будет уступать пароходам в удобстве и путешествие на поезде станет приятным и быстрым, но сейчас лучший способ передвижения — по реке, — заметил Уин.
— Да, наш корабль — просто чудо, — согласилась Алекс, восхищенно осматривая просторный светлый зал, блестящие канделябры, обилие зеркал, отражавших красоту ресторана, — главное, здесь не соскучишься. Так много развлечений.
— Разумеется, моя дорогая женушка, — усмехнулся Мэтт. — Что ты скажешь, если я приглашу тебя сегодня потанцевать? Выглядит немного необычным то, что мы, будучи мужем и женой, все это время еще ни разу не танцевали вдвоем.
— «Все это время»? Еще и недели не прошло, дорогой! — насмешливо сказала Алекс.
— Неправда! Сегодня как раз неделя. По-моему, это надо отметить. Не присоединитесь ли к нам, отец Уин?
— Со дня брачной церемонии я только и мечтаю танцевать с невестой, — ответил Уин. Ему не хотеть оставлять их наедине. Мало ли, что может прийти Мэтту в голову? Уин все-таки отвечает за Алекс.
Они вышли из ресторана и спустились в зал для танцев. Множество пар кружилось в вальсе. Мэтт сразу же подхватил Алекс, и они скрылись в толпе.
Пробравшись к противоположной стене, Уин стал наблюдать за ними. Мэтт ловко вальсировал, крепко обнимая Алекс за талию. Вдруг Алекс восторженно засмеялась — наверное, Мэтт удачно пошутил. Ревность захлестнула Уина. Он заскрежетал зубами. Ему так хотелось быть рядом с Алекс, прижимать ее к себе, шутить и веселить ее! Почему это счастье выпало Мэтту?
— Добрый вечер, святой отец. Как вам нравится путешествие?
Уин вздрогнул от неожиданности и поднял голову. Перед ним стоял высокий темноволосый Джим Вестлэйк, капитан парохода. Уин слышал, что, несмотря на свою молодость, Вестлэйк во всем, что касалось пароходов и плавания по Миссисипи, был, безусловно, настоящим асом.
— Все прекрасно, капитан. Спасибо, — ответил Уин. Он старался говорить спокойно и доброжелательно, ничем не выдавая своих душевных терзаний, — корабль просто превосходен. Я уверен, что это единственный приемлемый способ путешествия в настоящее время.
— Что ж, рад, что вы так думаете. Мы всегда рады видеть вас на борту. Если что-то будет не так, только дайте знать.
Капитан отошел к другим пассажирам, а Уин разыскал среди танцевавших Мэтта и Алекс и принялся наблюдать за ними. Желание потанцевать с Алекс, нежно обнять ее за талию и ощутить грациозность движений под музыку стало невыносимым. Как бы он хотел сбросить черное одеяние отца Уина и вновь превратиться в лорда Уинстона Брэдфорда!
Отчаяние овладело Уином, но, к счастью, музыка окончилась.
— Следующий вальс — мой, — неожиданно объявил Уин, когда Алекс и Мэтт подошли к нему.
Девушка с изумлением посмотрела на него.
— Да, Алекс, священники тоже умеют танцевать, — кисло улыбнулся Мэтт.
Снова заиграла музыка. К радости Уина, это был вальс.
— Разрешите вас пригласить, дорогая Алекс, — галантно произнес Уин и слегка поклонился ей, как было принято на самых шикарных балах в Лондоне.
— Я с удовольствием потанцую с вами, — учтиво ответила она.
Проводя Алекс в центр зала, Уин обнял ее, и они закружились в стремительном танце. С этого момента все переменилось. Он больше не был отцом Брэдфордом. Теперь он — лорд Уинстон Брэдфорд. Музыка обволакивала их, и они забыли обо всем, плавно покачиваясь в ритме вальса.
Алекс затаила дыхание. Отец Уин оказался превосходным танцором, гораздо лучше всех, с кем ей приходилось когда-либо танцевать. Вальсируя с ним, она испытывала странное ощущение и понимала, что это может далеко завести. Но ничто в целом мире не могло прервать то восхитительное блаженство, которое наполнило ее.
Алекс взволнованно взглянула на Уина. Внезапно ей голову пришла мысль, что, он рожден для светской жизни. Да, сегодня белый воротничок священника совсем не идет ему. Она подняла глаза, и взгляды их встретились.
Уин крепче обнял девушку и быстро закружил в сумасшедшем темпе. Не ожидая этого, Алекс инстинктивно прижалась к нему. Так они кружились, пожирая друг друга глазами, их тела будто слились в одно. И это было божественно.
Но тут музыка кончилась, и Уин словно очнулся от прекрасного сна. Но как он не хотел отпускать ее! Когда же Уин отошел от Алекс, она почувствовала себя одинокой и покинутой.
— Спасибо, — вежливо сказал Уин и подвел ее к Мэтту.
— Это вам спасибо. Вы чудно танцуете.
— Это нетрудно благодаря вам, — ответил Уин, нежно посмотрев на нее.
Она улыбнулась своему «мужу», и тот быстро увлек ее в зал, где снова зазвучала музыка.
Уин остался у степы, ничем не выдавая своего волнения и страсти, которая снова стала терзать его при виде танцующих Алекс и Мэтта. Его давило бремя собственного решения изображать дядю Эдварда. С каждым днем притворяться было все труднее, и Уин начал сомневаться, удастся ли ему сохранить эту тайну до конца путешествия. С точки зрения логики, это было необходимо. Но обычный поцелуй в щечку своей «жены», который Мэтт позволял себе каждый вечер, просто выводил Уина из себя и заставлял забывать о доводах любой логики.
На следующий день, когда до Нового Орлеана оставалось совсем немного, друзья нашли на палубе уединенное место и начали обсуждать свои дальнейшие действия. Хотя твердой уверенности не было, Алекс полагала, что слова «цветы жизни», упомянутые Лоуренсом во второй книге, скорее всего, относятся к детям. Однако пока они не приедут в город, окончательно сказать ничего нельзя. Так ни до чего и, не договорившись, они оставили это занятие и решили пока наслаждаться путешествием. Тем более что берега Миссисипи были на редкость живописны.
Вечером молодые люди поужинали в том же ресторане. Еда, как всегда, была восхитительна.
— Если вы не возражаете, я схожу в бар, попытаю счастья в картах, — сказал Мэтт после ужина, — возможно, после стаканчика-другого и появятся дельные мысли по поводу Нового Орлеана.
— Желаю удачи, — сказала Алекс. Она немного устала и хотела лечь пораньше.
— Могу проводить в комнату прямо сейчас, если не возражаешь, — предложил Мэтт.
— Не беспокойтесь. Когда Алекс захочет, я сам провожу ее в каюту, — заявил Уин. Целый день он старательно избегал Алекс, но перед перспективой побыть с ней наедине несколько минут устоять не смог.
Мэтт отправился в бар.
— А вы не желаете составить ему компанию? — спросила Алекс. Ей не хотелось, чтобы отец Уин чем-то жертвовал ради нее. Он так холодно держался с ней весь день, что Алекс опасалась, не выдал ли вчерашний вальс ее чувств. — За меня не беспокойтесь.
— Нет, я предпочитаю ваше общество, — ответил Уин, рассматривая ее в мягком свете канделябров. Наконец-то они остались одни! — Вы сегодня прекрасно выглядите.
Его комплимент заставил Алекс забыть об осторожности. Как бы ей хотелось верить, что он действительно считает ее привлекательной женщиной! «Нет, нет, — убеждала она себя, — это просто любезность, надо переменить тему разговора».
— Благодарю вас. Вы думаете, нам будет нелегко в Новом Орлеане? — спросила она.
— Если бы я знал! Думаю, надо действовать, как в Сент-Луисе. Будем ездить по городу и искать, что могут означать слова «цветы жизни». Первая часть загадки достаточно проста. Лоуренс, без сомнения, имел в виду течение, и реку, и…
— Отец Уин, — перебила она, — как вы думаете, не пора ли нам с Мэттом развестись?
Уин едва не сказал Алекс, что она и не была замужем и что развод не нужен, но он не знал, что их ждет впереди и что еще задумал Лоуренс.
По-моему, пока мы можем оставить все, как есть.
У вас с Мэттом появились проблемы? Может быть, я смогу чем-нибудь помочь? — Он нахмурился от одного лишь предположения.
— Нет, что вы, святой отец! Мэтт — просто душка и так хорошо со мной обходится.
Уин заскрежетал зубами, услышав этот панегирик.
— Сама ситуация неестественна, вот и все. Я бы хотела, чтобы было как прежде, — закончила она.
Алекс, в самом деле, хотелось, чтобы все было, как прежде: чтобы вернулся отец, в целости и сохранности, и они снова спокойно зажили в Бостоне.
— Я бы тоже этого хотел. Мы должны сделать все, чтобы наши желания исполнились, — согласился Уин, страстно желая поскорее расстаться с белоснежным воротничком.
Уин пытался, было и дальше поддерживать легкую, непринужденную беседу, но Алекс была так красива в полумраке зала, что он не мог сосредоточиться. Платье ее было достаточно строгим, но это только подчеркивало достоинства ее фигуры, а нежный бирюзовый цвет его оттенял белую кожу и золотые волосы. Господи, как же она была желанна!
Ясно осознав силу своей страсти, Уин спросил себя, так уж ли нужно и далее изображать священника. После нескольких бокалов вина необходимость чтить память дяди Эдварда и выполнять свой долг перед ним теперь казалась Уину чем-то второстепенным. Прекрасное романтическое путешествие на юг так чудесно само по себе! При чем здесь Лоуренс и какой-то Венец Желаний? Единственное, чего желал он сейчас, — обнять Алекс нежно и сильно и целовать, целовать ее…
— Но венец! Он стоит любых жертв, — воскликнула Алекс, прерывая его разыгравшуюся фантазию. — Так хочется увидеть его! Я хорошо знаю трагическую историю египетской царицы и ее жениха и всегда мечтала найти это древнее сокровище.
— Да, история романтична, — сказал Уин, стараясь думать именно об истории, а не о том, как чудесно они танцевали.
Между тем посетителей в ресторане оставалось все меньше.
— Не хотите ли прогуляться по палубе перед тем, как пойти в каюту? — предложил Уин, мечтая полюбоваться на Алекс при лунном свете.
— С удовольствием. Это так необычно, ведь с отцом мы всегда путешествовали поездом, — радостно ответила девушка.
— Мой долг сделать все, чего бы вы ни захотели, Алекс, — сказал, поднимаясь, Уин.
От этих слов сладостная дрожь пробежала по телу Алекс. Они звучали так ласково, так нежно! Неужели он на самом деле заботится о ней? Да нет, вероятно, любой другой женщине он сказал бы то же самое при подобных обстоятельствах.
Идя к двери, Уин слегка дотронулся до ее спины. Изящная, тонкая и такая женственная, Алекс казалась Уину совершенством, а тонкий аромат ее духов окончательно вскружил ему голову.
Стоя на палубе, залитой серебристым светом луны, Уин сжал ее маленькую ручку.
— Какая чудесная ночь! — заметил он, когда они остановились, любуясь пейзажем.
В мерцающем свете луны все вокруг виделось таинственным, нереальным. Алекс взглянула на Уина, и он показался ей еще более прекрасным. Ей неодолимо хотелось коснуться его подбородка, ласкать его, прильнуть губами к его губам. Это был мужчина ее грез, ее девических мечтаний. Увы! Отец Уин навеки останется прекрасной неосуществимой мечтой! Поэтому ей следует строже контролировать свои эмоции. Отец Уин — человек чести. Ах, как жаль, что они не встретились с ним до того, как он принял священный сан! В нем было все, что ее привлекало в людях. Она мечтала о нем, но, как бы то ни было грустно, надо признать, что они никогда не будут вместе. Никогда.
— О чем вы думаете? — внезапно спросил он.
— Ни о чем. Просто получаю удовольствие от ночного ветерка и вашей компании.
Она сказала правду. Не стоит рисковать: если она признается ему в своей любви, они не смогут поддерживать даже дружеских отношений. Так прекрасно хотя бы просто стоять с ним рядом, это искупает все ее мучения. Алекс было приятно любое прикосновение Уина, даже самое невинное. Сейчас он держал ее под руку, но она знала, что не следует допускать подобных вольностей, и медленно высвободила свою руку. Он не сопротивлялся, и это огорчило ее.
— А вы? О чем думаете вы?
Уин не решился сказать ей правду. Он не мог признаться, что думает о том, какая она милая и красивая, как сильно он жаждет ее. Вместо этого он ответил:
— Я вспоминаю свое детство, родителей…
— Уверена, у вас были замечательные родители.
— Да, вы правы. Моя жизнь протекала счастливо и безмятежно до тех пор, пока они не погибли.
— А как это случилось?
Он рассказал ей об их безвременной смерти.
— Как ужасно остаться одному… Вы были еще так молоды.
— К счастью, у меня был дядя Эдвард. Он присматривал за мной и не одобрял тот праздный образ жизни, который я вел в последние годы. Перед своей смертью он убеждал меня одуматься и остановиться. Кажется, ему это удалось.
— Наверное, он оказал на вас сильное влияние: вы стали прекрасным священником.
— Спасибо. Многое из того, что он говорил, с годами оказывалось правдой. Это был мудрый человек.
Воспоминания о дяде Эдварде, о доме показались Уину такими далекими, словно были из другой жизни. В последние несколько недель он действительно сильно изменился. Собственная ложь, хотя бы и вынужденная, слишком тяготила его. Уин уже собирался во всем признаться Алекс, но прощальное письмо Лоуренса и необходимость выполнить свой долг по отношению к дяде Эдварду и его покойному другу — найти Венец Желаний — удержали его от этого шага. Обнаружить правду означало потерять доверие Алекс и Мэтта, а он твердо решил, во что бы то ни стало найти венец.
Уин задумался. Неизвестно, как долго они еще будут путешествовать и сколько еще всего придется сделать, прежде чем они достигнут цели. Удастся ли ему скрыть свое влечение к Алекс? Предполагалось, что он должен защищать ее от зла. Но сложность состояла в том, что если учесть его чувства к ней, то больше всего она нуждалась в защите от него самого.
— Вы, наверное, очень похожи на своего дядю? — Она посмотрела на Уина, и взгляд ее был откровенен — все, что она чувствовала, отразилось в нем, как в зеркале.
— Я хочу сказать, что вы безукоризненно честный и порядочный человек. Вы всегда принимаете верное решение.
Уин готов был взвыть от отчаяния. Хорошо еще, что Алекс не может прочитать его мысли.
— Вы говорите так, словно у меня совсем нет недостатков, — запротестовал он. Интересно, что она скажет о его «безукоризненной честности», узнав, кто он на самом деле?
— Вы и сестра Агнесс просто созданы для своего призвания, — заметила она.
Внезапно пароход содрогнулся от мощного удара. Натолкнувшись на коварную песчаную мель, он резко накренился, борясь с течением.
Уина отбросило назад, далеко от Алекс, ее же отшвырнуло прямо на поручни. Поручни жалобно скрипнули, словно собираясь развалиться в следующую секунду. Уин не раздумывая, бросился на помощь: одним прыжком он оказался рядом с Алекс и сгреб ее в охапку.
Внезапно все стихло, а Алекс и Уин так и стояли полутемной палубе, обнявшись. Внезапная близость околдовала их. Они забыли обо всем, прижимаясь, друг другу в страстном порыве. Во всей Вселенной, казалось, не существует ничего, кроме них и их любви.
Алекс дрожала: то ли от страха, то ли от близости Уина. Все, что она чувствовала, — это его сильное мужское тело, его руки, сжимавшие ее в объятиях. Она инстинктивно обнимала его широкие плечи и ощущала обаяние его силы и мужества. Это был он… лучший мужчина… и она любила его всем сердцем.
Уин посмотрел на Алекс. Внезапно дикий ужас охватил его: она могла погибнуть! Он мог навсегда потерять ее! Раньше он пытался бороться со своим чувством к Алекс, но больше сдерживать себя был не в силах.
Ее нежные губы были слегка приоткрыты, словно молили о соединении.
Внезапно все преграды между ними рухнули. В тот момент на свете существовали только они одни, одни в целом мире, в объятиях друг друга. Уин понял, что ждал этого момента всю жизнь… Алекс — женщина его мечты. Ее губы притягивали его, он предчувствовал их сладость и нежность… Прошептав ее имя, ласкающее его слух, Уин хотел поцеловать.
Алекс понимала, что пора остановиться, ведь она — жена другого человека, давала клятву верности перед Богом! Но стоило отцу Уину коснуться ее губами, как Алекс позабыла обо всем. Она жаждала этого поцелуя. Их губы слились в долгом поцелуе.
Это было божественно!
Страсть охватила их обоих. Уин покрывал поцелуями лицо Алекс, еще крепче прижимая ее к себе. Он мечтал о ней с момента их первой встречи, тогда, в Бостоне Она тоже отвечает на его чувство! Уин знал, что он первым пробудил в ней огонь желаний, и хотел научить ее искусству любви. Он не будет больше идти наперекор своим чувствам. Это слишком тяжело. Он хочет Алекс, и она тоже хочет его. Теперь Уин понял это.
Вдруг пароход снова загудел, возвращаясь к жизни. Лоцман пытался сдвинуть его с мели, и тряска вернула Алекс из райских объятий Уина к реальной жизни. Она нехотя высвободилась из его ласковых рук. Мысли ее смешались, но, вспомнив о случившемся, она испугалась. Как она могла зайти так далеко?
— Нет! Мы не можем, не должны… — пробормотала Алекс, ужасаясь своему поведению, — я не позволяю вам!
Уин увидел страстно негодующие глаза, яркий румянец. Почти непреодолимое желание охватило его.
— Алекс… — простонал он в отчаянии. Он хотел снова обнимать, целовать ее, почувствовать неповторимый вкус ее губ, — забудь о том, что я — священник. Думай обо мне как о мужчине.
— Я не могу! — воскликнула она, но желание вернуться в его объятия было еще слишком велико.
— Я хочу тебя, Алекс!
Слезы наполнили ее прекрасные глаза.
— Я тоже хочу тебя… но мы не можем! Пожалуйста! Отпусти меня.
— Но Алекс…
— Нас связывают обеты, которые мы дали Богу. Неужели ты не понимаешь? Я замужем за Мэттом! — Она всхлипнула, вырываясь из его рук, и побежала по палубе. Через несколько секунд Алекс уже не было видно — она скрылась в каюте.
Уин остался один. Вокруг было тихо и пустынно Ом хотел побежать за ней. Но ее скорбные, полные горя и отчаяния слова удержали его. Его тело горело, как в огне от желания быть рядом с ней. Однако Уин понял, что Алекс считала его человеком чести, а его поступки говорят о другом. И Уин решил не разочаровывать ее.
Он знал, что Алекс не такая, как остальные женщины, с которыми он до этого встречался. В ней не было вульгарности, жеманства и притворства. Она принадлежала к другому миру — миру высоких идей, научных открытий, и ей не было дела до пьяных вечеринок, пикников и каждодневных развлечений, которые составляли смысл жизни для женщин его круга. Алекс была особенной.
Уину было небезразлично, что подумает о нем Алекс после случившегося. Когда же он думал о будущем — о том времени, когда придется открыть правду, — то начинал паниковать. Алекс считает его честным, благородным, трудолюбивым священником. На деле же он — богатый, титулованный англичанин, привыкший к роскоши и разврату, не сделавший ничего полезного за всю свою жизнь до встречи с сестрой Агнесс.
От досады Уин сжал кулаки. Он хотел ее так сильно, что только физическая боль могла заглушить его желание. Теперь в их отношениях изменилось все: ее поцелуй оставил неизгладимый след в его душе. Алекс была невинна, но в то же время страстна — такое сочетание любого мужчину поставило бы на колени. Самый честный человек забыл бы обо всем при одной только мысли о ней.
Уин еще раз взглянул на опустевшую палубу и отвернулся. Настроение у него было хуже некуда, выражение лица — зловещее. Случайно бросив взгляд в сторону бара, он понял, что ему нужно. Ему надо расслабиться, забыть о своем горе. Стакан виски и партия-другая в покер помогут ему забыться.
— С вами все в порядке, святой отец? — раздался голос сзади, и Уин внутренне сжался — никогда не знаешь, где тебя подстерегают неожиданности.
Человек, стоявший позади, возможно, был свидетелем их с Алекс поцелуя, и мысленно Уин проклинал собственную слабость. Глубоко вздохнув, он обернулся, чтобы увидеть лицо говорившего и попытаться оправдаться.
Это был капитан Вестлэйк.
— Все можно объяснить… — Уин мекал нужные слова, чтобы защитить репутацию Алекс, да и свою тоже.
— Ну, конечно, можно. Этот берег реки особенно опасен. Многие застревали здесь даже днем, а уж ночью…
— Ах, вы о реке. — Уин почувствовал, что на душе его стало легко, и глупо засмеялся, радостно кивая головой и слушая объяснения капитана.
— Да, поверхность дна не очень ровная, поэтому возможно всякое. Обычно это пугает пассажиров. Спасти положение может только хороший лоцман. Я осматриваю палубу.
— По-моему, здесь сломались поручни. — Уин указал на то место, куда упала Алекс.
— О, спасибо, святой отец. Это немедленно починят — Джим Вестлэйк остановился, рассматривая поломку.
Напряжение, вызванное внезапным появлением капитана, стало постепенно спадать. Теперь же, готовый выпить и немного отвлечься, Уин направился прямо в бар.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небеса - Смит Бобби



Очень сказочно и слащаво. На любителя. Но сам сюжен очень не похож на обычный роман. Читать было очень нудно, но подстегивало выяснить, где же спрятан венец. Оценка за сюжет 9, но за нудность романа г героев 6.
Небеса - Смит БоббиCветик
26.08.2015, 23.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100