Читать онлайн Леди-обманщица, автора - Смит Бобби, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-обманщица - Смит Бобби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-обманщица - Смит Бобби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-обманщица - Смит Бобби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Бобби

Леди-обманщица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Оставив после себя разгромленную палатку, Салли ускакал в сторону салуна «Адский огонь». Наблюдая за ним, Карсон отметил его спокойствие. В таком состоянии Салли, о чем знали все в банде, представлял собой наибольшую опасность для обидчика.
Карсон быстро вскочил на лошадь и помчался вслед за приятелем. Возле фургона он оставил неподвижного Гордого Призрака, который находился без сознания с самого начала беседы Салли с сестрой Мэри. Тогда старый индеец бросился было на помощь женщине, и Карсону пришлось стукнуть его рукояткой револьвера по голове.
В то время, когда шла перепалка между Салли и Мейджорсом, Карсон хотел было выступить на стороне своего приятеля, но передумал. На него отрезвляюще подействовал тот молниеносный жест, которым Мейджорс извлек свой кольт. Карсон знал толк в этих делах и был уверен, что очень и очень немногие могли бы превзойти в скорости Мейджорса. Себя Карсон к таковым не относил. В таком случае, какой смысл связываться с «мастером кольта»? Не вызывало сомнения, что Салли придумает способ как-нибудь отомстить Люку.
До тех пор, пока за поворотом не исчез Карсон, Люк крепко держал сестру Мэри, и она не предпринимала попытки освободиться.
— Ну вот, они ускакали, — облегченно вздохнула проповедница, наконец. — Теперь вы можете опустить меня на землю, друг. Спасибо за помощь!
— Меня зовут Люк Мейджорс, — произнес он холодным тоном. — Прошу извинения, сестра Мэри, но я вас никуда не отпущу.
Он развернул своего коня и поскакал в направлении, противоположном тому, куда удалились дебоширы.
— Подождите минутку! — возмутилась Коди, видя, что последний городской дом остался позади.
Она сообразила, что Мейджорс куда-то увозит ее, и стала вырываться изо всех сил. До этого момента она видела в нем помощника и защитника и испытывала к нему чувство благодарности за все то, что он сделал для нее во время этого конфликта. Но сейчас события снова развивались совсем не так, как хотела Коди. Одно дело, если бы она увозила Мейджорса, и совсем другое, когда он увозил ее, причем в неизвестном направлении. Она достаточно наслышана о нем, чтобы спокойно сидеть теперь в седле впереди него с Библией в руках. Коди лихорадочно соображала, не попала ли она из огня да в полымя.
— Как вы можете так поступать со мной? — возмутилась она.
— А кто может мне помешать? — усмехнулся он и еще крепче прижал ее к груди, чтобы не дать ей возможности вырваться.
— Гордый Призрак! — позвала она с неподдельным ужасом в голосе.
— Вы, наверное, заметили, что он неподвижно лежал возле фургона в грязи? — заметил ее похититель.
— Сэр, если в вашем сердце есть хоть капля христианской доброты, то вы должны отпустить меня, — взмолилась она. — Мне необходимо позаботиться о своем старом друге. Может быть, он умирает.
Люк промолчал в ответ и лишь еще быстрее погнал коня.
— Отпустите же меня! — громко потребовала она, пытаясь освободиться из его железной хватки.
— Нет, вы поедете со мной, — твердо произнес Мейджорс.
Его стальная рука стиснула ее талию, пресекая всякую попытку выскользнуть.
— Вы хотите попасть в ад, сэр? — попыталась она использовать еще один аргумент, видя, что все остальные не помогали.
— А я уже там, — спокойно произнес Люк, оглядываясь в сторону палатки.
Судя по всему, один из факелов упал и полотняное сооружение загорелось. Высокие языки пламени окрашивали ночь зловещими кровавыми отсветами.
При виде пожара сестра Мэри затихла, и некоторое время они скакали молча. Потом девушка повернула голову и через плечо посмотрела в лицо своему похитителю. Тогда в палатке он показался ей красивым, теперь же она видела перед собой суровое лицо, которое поразило ее своей жестокостью и бесчувственностью. Коди со страхом подумала о том, в какой ужасной и опасной переделке она оказалась. Единственное, что порадовало ее сейчас, так это Библия, которую она крепко прижимала к груди.
— Еще не поздно спасти вашу душу, — произнесла Коди, надеясь каким-либо образом расчистить себе путь к освобождению.
— О моей душе беспокоиться поздно, — холодно заметил Люк. — Я потерял ее несколько лет назад. А вот о вашей душе я очень даже беспокоюсь.
— О моей? — удивленно спросила Коди. — Если бы вы действительно беспокоились о моей душе, то давно отпустили бы меня. Салли уже уехал, а мне нужно позаботиться о Гордом Призраке. С нами все будет в порядке.
— Сестра Мэри, вы хотите дожить до рассвета? — спросил он, бросив на нее суровый взгляд. — Если в эту минуту Салли нет поблизости, то это вовсе не означает, что вы в безопасности. Он не из тех мужчин, которые легко отступаются от того, что они хотят заполучить. А вас он хочет заполучить, уж поверьте мне.
Услышав такое откровенное сообщение, Коди побледнела.
— Но Гордый Призрак, как же он теперь? — пролепетала она.
— Он сам позаботится о себе, — сухо заметил Люк.
Видя ее неподдельные страдания, Люк решил, что до нее наконец-то дошло, в какую переделку она попала.
— Салли любит мстить не сразу, — произнес Мейджорс после непродолжительного молчания. — Вы унизили его в глазах посетителей салуна. Для него это оскорбление, которого он никогда не забудет. Если я вас сейчас отпущу, Салли настигнет вас раньше, чем вы на своем фургоне отъедете от города. А ваш друг индеец, судя по моим наблюдениям, не способен защитить вас от Салли и его приятелей.
При этих словах Коди вздрогнула и крепче прижала к себе Библию. Она стала мысленно горячо молиться за Гордого Призрака.
— Почему Салли так упорен в желании навредить мне? — спросила она после завершения молитвы. — Ведь я всего лишь попыталась обратить его лицом к Богу.
— Почему злые люди делают то, что они делают? — ответил он вопросом на вопрос.
Они некоторое время помолчали.
— Если вам удастся спасти душу Салли, то место на небесах рядом со святыми вам гарантировано, — прервал Люк молчание.
— А вы не можете просто отпустить меня где-нибудь? — попросила Коди. — Я бы спряталась в каком-нибудь укромном местечке до тех пор, пока Салли не уедет.
— Он так легко свою жертву не отпускает, — возразил Люк. — Его мысли текут только в одном направлении, как из лошади…
Он умолк, не желая осквернять слух проповедницы крепкими словечками.
— Давайте, сестра Мэри, посмотрим на эту проблему таким образом, — предложил вдруг Люк. — Со мной вы в безопасности.
— Но я не хочу оставаться с вами! — возмутилась она.
Люк стал злиться на самого себя. Зачем он полез в эту историю? Хотел сделать для проповедницы доброе дело, но вызвал у нее лишь чувство неприязни.
— Послушайте, леди, — холодно произнес он. — Вы совершенно не в моем вкусе. Я предпочитаю женщин помоложе и покрасивее. К тому же, черт возьми, повеселее вас! Со мной ваша честь будет надежно сохранена. Если вы хотите остаться в живых, то вам, черт побери, надо делать так, как я советую.
— Пожалуйста, не выражайтесь в моем присутствии так вульгарно, — попросила сестра. — Подобное сквернословие свидетельствует о низком интеллекте.
— Послушайте, проповедница, — усмехнулся Люк, — если сейчас вас больше всего волнует мое сквернословие, то с вами все ясно. Теперь мне понятно, почему вы свою защиту поручили этому дряхлому индейцу. Этот старик ни в коем случае не смог бы защитить вас от банды Дьявола.
— А вы считаете, что сможете защитить меня? — спросила она.
— Я один из них, — просто ответил он. При этих словах она открыла от удивления рот и повернула голову, чтобы посмотреть ему в лицо.
— Если вы один из них, то зачем пытаетесь защитить меня? Разве они не рассердятся на вас за это?
— Это мое личное дело, хотя не думаю, что все обойдется гладко.
— Но…
— Если хотите остаться живой, то сидите тихо!
Он покрепче прижал ее к себе, чувствуя, как она упорно сопротивлялась ему. Мысленно Люк улыбнулся: сестра Мэри оказалась стойким борцом.
— Я ценю ваше доброжелательное отношение ко мне и вашу галантность, мистер Люк Мейджорс, но куда вы меня везете?
Коди старалась изо всех сил не прижиматься к всаднику, хотя подобная посадка доставляла ей сплошные неудобства. Впрочем, сейчас речь меньше всего шла о комфорте. Судя по тому, как складывались дела, она еще долгое время не сможет позволить себе расслабиться.
— Подальше от Эль-Трэджара, — уклонился он от прямого ответа. — Хочу отвезти вас туда, где Салли не сможет ничего сделать вам дурного.
— И где находится это место? — продолжала спрашивать она.
— Увидите, — снова уклонился он.
— А как долго вы собираетесь держать меня своей пленницей? — не унималась она.
— Если вы будете задавать мне слишком много вопросов, то я оставлю вас прямо здесь на растерзание Салли, — пригрозил Люк. — Вы меня поняли?
Люка утомила эта святая простота, и он потихоньку злился на себя за то, что вздумал нянькаться с этой проповедницей. И зачем он полез в этот скандал? Ведь все, что от него требовалось, это выяснить личность Дьявола. После этого он мог спокойно убираться из банды. А теперь…
Люк поймал себя на том, что в присутствии сестры Мэри он даже мысленно не позволял себе выругаться. Ему не оставалось ничего другого, как ухмыльнуться.
Затем его мысли вернулись к прежнему. Сейчас ему не хватало только того, чтобы эта маленькая любительница бить Библией по голове спутала все его карты и резко изменила планы. Люк не сомневался в том, что на него уже объявлен розыск, и он хотел как можно скорее покончить здесь с делом, чтобы кто-нибудь ради вознаграждения не покончил с ним. Нужно как можно быстрее добыть в банде стоящую информацию о Дьяволе и вернуться к Джеку.
Коди в это время тоже злилась, но ее злость была направлена на самое себя. И угораздило же ее хлопнуть этого придурка Салли Библией по голове. Если бы только она не разозлила его, то все проходило бы наилучшим образом. Мейджорс, оказавшийся в Эль-Трэджаре, к этой минуте уже был бы в ее сетях. Но что толку рассуждать сейчас о том, что могло бы быть. Она заварила эту кашу, ей придется ее и расхлебывать.
Ситуация сложилась весьма любопытная. С одной стороны, она заполучила Люка Мейджорса, хотя и несколько необычным путем. И это хорошо. Но, с другой стороны, что она будет с ним делать? Если бы даже она его каким-то образом стукнула и потом захотела в бессознательном состоянии куда-то доставить, то она этого просто не смогла бы сделать, поскольку ей не сдвинуть с места этого огромного мужчину. В довершение ко всему прочему ее личные вещи, за исключением Библии, остались в фургоне, который стоит теперь на окраине города Эль-Трэджара.
Итак, Коди, она же сестра Мэри, оказалась в тупике. И единственное, что ей теперь оставалось, это прилежно играть роль проповедницы. Сама по себе роль, конечно, не очень эффектная, зато в награду ей причитается довольно крупная сумма. Однако прежде чем дело дойдет до расчета, ей, несомненно, придется решить множество головоломок.
Коди внутренне настроилась на решение всех предстоящих внезапных задач и приняла соответствующий внешний облик. Прежде всего она подальше отодвинулась от Люка. Хотя, честно признаться, в этом не было особой необходимости, поскольку он держался по отношению к ней очень и очень корректно. Люк всячески заботился о ней и совершенно не пытался облапать ее. Для человека с его репутацией это представляло собой нечто плохо объяснимое.
Пожалуй, ей просто повезло, что он не испытывал к ней никакого сексуального влечения. Вздумай он каким-либо образом приставать к ней, ей пришлось бы что-то предпринимать. А что она могла сделать в подобном состоянии?
Коди слегка нахмурилась, размышляя на эту тему. Конечно, ей совсем не хотелось, чтобы он вдруг воспылал к ней страстью. Ведь он не кто иной, как известный «мастер кольта» Люк Мей-джорс. Проще, преступник. Однако, когда он сказал, что она некрасивая женщина, к тому же немолодая, это не могло не задеть ее женское самолюбие. Она, разумеется, не считала себя дурнушкой и даже не возражала против того, чтобы на несколько часов стать малопривлекательной женщиной. Но лишь на несколько часов. Услышать же, что она некрасивая вообще, это уж слишком. Единственное утешение, что она играет роль некрасивой женщины за весьма приличные деньги. Что ж, в этот раз ей, видно, придется здорово потрудиться за свои денежки.
Они продолжали молча скакать дальше.
— Вы не хотите избавиться от своей Библии? — неожиданно спросил ее Люк.
Он давно заметил, что сестра Мэри крепко прижимала Библию к груди, и это мешало ей удобно сесть.
— Нет! — категорически ответила она.
Коди постаралась, чтобы ее слово прозвучало как можно резче. Она еще крепче прижала книгу.
— Библия — мое спасение и защита, она спасала меня гораздо чаще и надежнее, нежели вас ваше оружие, — продолжила Коди после непродолжительного молчания. — Я никогда не расстанусь с ней. Это подарок моего дорогого отца, которого уже нет в живых.
— Он тоже был священником? — поинтересовался Люк.
— Он пробовал спасать людей на свой манер, — помолчав, ответила Коди. — Он боролся со злом и пытался помогать людям, но они далеко не всегда хотели, чтобы им помогали.
— Мне кажется, он был прав, — произнес Люк, вспомнив, как его попытка помочь работникам банка привела его за решетку.
Они снова замолчали. Лошадь несла их все дальше от города. Люк не хотел останавливаться до тех пор, пока они не доберутся до каньона, где располагался лагерь шайки. Он считал, что лишь там им будет грозить наименьшая опасность, и там он может позволить себе расслабиться. А пока что все вперед и вперед. Единственное, чего он сейчас опасался, так это погони и встречи с пьяным Салли.
Примерно через час сзади послышался звук, который сначала едва угадывался, затем стал все громче и громче. Наконец, уже не вызывало сомнения, что это топот копыт. Итак, произошло то, чего больше всего не хотел и боялся Мейджорс.
Поднявшись на вершину невысокого холма, Люк остановил свою лошадь и стал пристально всматриваться в темноту. Вскоре появилась группа всадников. Люк без труда узнал в них Салли, Хэдли, Карсона и еще несколько бандитов.
— Добрый вечер, джентльмены, я могу вам чем-нибудь помочь? — спросил Люк.
Чувствовалось, его появление оказалось для них полной неожиданностью. Они резко остановились, отчего их лошади встали на дыбы.
— Мы только хотели догнать тебя, — в замешательстве произнес Карсон.
— Отлично, — заметил Люк. — Вы нас догнали. Я хочу добраться в лагерь до рассвета, так что вы отправляйтесь, а мы последуем за вами.
Среди всадников послышалось глухое ворчание в адрес Салли. Это он увлек их в погоню, соблазнив обещанием проповедницы, которую Мей-джорс отпустит где-нибудь за городом после того, как попользуется ею сам. Вот они и понеслись за Люком. Теперь им стало ясно, что Салли ошибся. Судя по всему, Люк действительно решил взять проповедницу в лагерь для себя. А это уже совсем другое дело. Это его право на добычу, и если кто не согласен, пусть тот отбирает ее силой. Но любому ясно, что проповедница не стоила того, чтобы из-за нее вступать в схватку с Мейджорсом и подставлять свой лоб под ствол его кольта. Надо быть круглым идиотом…
Раздраженно ворча, злые, как черти, бандиты обогнали Люка и продолжили свой путь в сторону каньона.
Встреча с группой всадников произвела на Коди шокирующее воздействие. Она никак не ожидала, что Салли догонит их так быстро. Получалось, все то, что говорил Мейджорс, истинная правда. И Коди снова погрузилась в размышления над мотивами его странного поведения. Если, как утверждала молва, он хладнокровный убийца, то почему он так заботился о ней? Неужели он испытывает страх перед наказанием Господним? А может быть, в его душе есть зерна добра, которые готовы прорасти? Или же он просто преследовал какие-то известные лишь одному ему цели?
Глядя на скачущую впереди кучку бандитов, Коди вдруг заметила, что от руки Мейджорса, которая поддерживала ее, исходило нечто успокаивающее. Близость этого сорвиголовы вызывала у нее чувство безопасности, хотя, казалось бы, следовало ожидать обратного. Это маленькое открытие удивило девушку. Тем не менее Коди не сделала ни малейшей попытки хотя бы на сантиметр пододвинуться к Люку. Наоборот, она еще дальше отодвинулась от него, напомнив себе, что он все-таки убийца, хотя, может быть, чуть-чуть лучше других.
Однако перед самым рассветом усталость настолько сломила девушку, что она все же прислонилась к всаднику.
— А я вот ехал и все думал, как долго вы продержитесь в такой неудобной позе, сестра Мэри, — раздался над ее ухом насмешливый голос Мейджорса.
Коди промолчала. Она слишком устала, чтобы поддаться искушению поссориться с Люком. Закрыв глаза, она лишь крепче прижала к себе Библию, моля Господа о мудрости и силе, так необходимых ей для разрешения столь трудных задач. Она молилась также за Гордого Призрака.
Каньона они достигли на рассвете. К тому времени Люк окончательно выдохся, но продолжал держаться на нервах. Ему важно было убедиться, что Салли, наконец, оставил его и проповедницу в покое. Вслед за группой Мейджорс проследовал мимо охраны, находившейся в самом узком месте, затем направился к небольшому глинобитному домику, служившему ему жильем. Другие члены банды разошлись по своим домикам такого же типа. Лишь Салли задержался, поджидая Люка. Он посмотрел на Мейджорса свирепым взглядом.
— Она моя, — ответил ему таким же взглядом Мейджорс. — А то, что мое — это мое.
— Ну, это мы еще посмотрим, Мейджорс, — угрожающе пообещал Салли и поскакал к своему домику.
Спрыгнув на землю, Люк подал руку проповеднице.
— Не прикасайтесь ко мне! — возмущенно отвергла та помощь. — Я и сама могу слезть.
Она стала приноравливаться, как бы это спуститься на землю, но Люк бесцеремонно подхватил ее и поставил возле лошади.
— Не надо испытывать мое терпение, — жестко произнес он. — А теперь заходите в домик. Мне еще надо дать лошади корм и воду.
Коди посмотрела на него поверх очков. Она видела перед собой сурового, требовательного и дерзкого мужчину. Да, чтобы перехитрить такого, от нее потребуется все, на что она способна. Во всяком случае, роль стыдливой проповедницы ей предстояло играть еще довольно долго.
Коди подчинилась приказанию Мейджорса, но сделала это с высоко поднятой головой.
Оказавшись внутри домика, женщина огляделась, и то, что она увидела, ей не понравилось. Особенно не понравилось, что у стены стояла всего одна неширокая кровать. Правда, рядом оказались еще два стула, но это уже не имело значения.
В силу специфики своей работы Коди привыкла к резкой смене условий жизни. Иногда она устраивалась подобно королеве, утопая в роскоши, но бывало и наоборот. Поэтому сама по себе убогая обстановка не удивила ее. Что же касается неприятного чувства, то его вызвала необходимость делить одну узкую кровать с Мейджорсом.
Усталым шагом подойдя к койке, Коди похлопала по одеялу и с удовлетворением отметила, что из-под него не появилась ни одна ползучая тварь. Поскольку кровать оказалась такой же жесткой, как и стулья, девушка уселась на нее и стала ожидать возвращения хозяина.
Люк вернулся с ружьем в руках, которое прежде Коди видела прикрепленным к седлу. На пороге он остановился и внимательно посмотрел на сидевшую на его кровати гостью. Она подняла на него глаза, и тут до нее дошло, где именно она сидела. Коди тут же вскочила на ноги. Не хватало еще, чтобы он подумал, будто она намерена лечь в постель.
— Вы позаботились о лошади? — спросила она.
— Да, теперь пора позаботиться о вас, — сухо произнес он.
— Что вы имеете в виду? — уточнила она, широко открыв глаза при виде того, как он уверенной походкой направился к ней.
У нее мгновенно перехватило дыхание. Она вспомнила его заверения в том, что с ним ее честь в полной безопасности. Неужели он обманул? Ее руки еще крепче сжали Библию.
— Только одно, — произнес он, положив ей руки на плечо и слегка подтолкнув к кровати. — Идите спать, вам тоже нужен отдых.
— Но уже рассвело, — возразила она. — Что вы собираетесь делать?
— Тоже спать, — ответил он.
— И где вы собираетесь спать? — спросила она, втянув голову в плечи.
Он улыбнулся.
— Прямо рядом с вами и с моим ружьем.
— Ружье вам не нужно, я же не собираюсь бежать.
Он рассмеялся хриплым смехом.
— Я держу ружье при себе для того, чтобы при необходимости защитить вас… Ну хватит, ложитесь и засыпайте! Я очень устал. Ночь оказалась долгой, а день обещает быть еще длиннее. Нам нужно хотя бы немного поспать, пока у нас есть такая возможность.
— Хорошо.
Коди легла на кровать и отодвинулась к самой стенке.
— Вам придется сделать еще одну вещь, — заметил он.
— Что именно? — с трудом выдавила она из себя громким шепотом, ожидая, что он потребует, чтобы она разделась.
— Я всего лишь хочу, чтобы вы положили свою Библию, — сказал он с насмешливой улыбкой.
— И это все? — заметно обрадовалась она, хотя постаралась не подать виду.
В этот момент лицо женщины озарила лучезарная улыбка, и Люк с удивлением заметил, что готов назвать ее красивой. Но потом он мотнул головой и снова увидел перед собой серую мышку с очками на носу.
«Наверное, я здорово устал, если она показалась мне красивой», — подумал Люк.
— Благослови вас Господь, — негромко произнесла она.
— Спите, — пробурчал Люк.
Она аккуратно положила книгу возле стены и закрыла глаза. Но как только рядом на кровати растянулся Люк, она внутренне вся напряглась.
— Держите, — протянул он ей единственное одеяло.
Укутываясь в него, Коди чувствовала себя так, будто надевала броню.
Мейджорс наблюдал за ней с иронической улыбкой. Она заворачивалась в одеяло, словно в кокон. Когда снаружи остались только одни очки, Люк вздохнул.
— Так не пойдет, сестра Мэри.
— А что такое?
— Ведь это одеяло у нас с вами единственное… Что там в Библии сказано насчет того, что надо делиться?
Он понимал, что это не совсем хорошо, но другого выхода пока что просто не было. До тех пор, пока он не добудет второе одеяло, им придется укрываться одним.
Когда Коди услышала ссылку на Библию, у нее от страха в горле застрял ком. Неужели он хочет лечь с ней под одно одеяло? Неужели все сказанное им прежде не что иное, как болтовня?
— Да, есть такая притча, — произнесла она. — И я собираюсь действовать в соответствии с ее моралью. Но давайте разберемся. Вы украли меня из моего дома, увезли от моих друзей. Вы притащили меня сюда, в это логово грешников. А теперь вы еще хотите, чтобы я поделилась с вами одеялом, точнее, спала под одним одеялом с вами. Боюсь, что не смогу сделать этого, сэр. Сейчас у меня осталась только честь, и я не хочу рисковать, находясь так близко от вас.
Она стянула с себя одеяло, села на кровать и протянула одеяло Люку.
— Можете забрать его. Моя вера согреет мою душу.
Затем Коди спустилась на пол, стала возле кровати на колени и начала молиться вслух.
— О, Господи, уведи меня из этого логова грешников, — вполголоса произносила она. — Спаси мою душу, Господи, и я возвеличу твою славу. Прошу тебя об этом, Господи. Аминь.
Слушая ее, Люк не сводил с нее глаз. Ему припомнилось, как в детстве он читал молитвы вместе с матерью. Те обращения к Богу были наполнены любовью и нежностью. Сейчас же, слушая молитву сестры Мэри, он почувствовал себя несчастным.
— Оставьте себе это проклятое одеяло! Я буду спать там.
С этими словами Люк взял свое ружье и улегся на полу в дальнем углу.
Коди никогда не сомневалась во всемогуществе Господа, но чтобы молитва сработала так быстро и эффектно, она не ожидала. Она едва не рассмеялась, видя, как этот грозный мужчина устраивался на полу, но вовремя закусила губу. Сняв очки, девушка положила их на Библию и нырнула под одеяло.
Ей хотелось быстрее заснуть, но сон, как нарочно, не приходил. В голове одна за другой проносились картины минувшего дня. Главным образом, мелькали сцены, в которых участвовал Люк Мейджорс. Он очень удивил ее своим поведением, и она все не могла найти этому объяснения.
«Может быть, в отдаленном прошлом он относился к джентльменам», — подумала она, наконец.


Люк позволил себе лишь немного вздремнуть. Его ожидало множество дел, и он не мог себе позволить долгий сон. В общем-то все намеченные дела сводились к одному: как можно больше узнать о личности Дьявола.
Собственно, и в Эль-Трэджар Люк отправился с единственной целью: послушать, что пьяные бандиты станут говорить о своем вожаке. В глубине души он надеялся на возможность увидеть при этом самого Дьявола. Но его ждало разочарование: он не узнал ничего нового и не установил никаких новых контактов.
Мейджорс убедился, что даже в лагере члены банды очень редко говорили о Дьяволе. Если кто-то и произносил это имя, то, как правило, с оглядкой. Чувствовалось, каждый беспокоился о том, чтобы не сболтнуть лишнего. За этой необычайной предосторожностью, как убедился Люк, стоял страх бандитов за свою жизнь.
Каков же он, этот Дьявол, если сообщники так боялись его? Люк попытался представить себе его внешний облик и характер. Конечно, он жесток, без малейших признаков жалости, совести и нравственности. Естественно, он крупный и очень сильный. Иначе эти воры и убийцы просто не стали бы подчиняться ему. Они признают только то, что их устрашает, и того, кто наводит на них ужас. В лагере Люк видел многих рослых, злобного вида бандитов, но ни один из них не был главарем. Итак, Дьявола не оказалось ни в лагере, ни в Эль-Трэджаре. И Люком все больше овладевало отчаяние.
Прежде он предполагал, что, узнав местоположение лагеря, он незаметно ускользнет из банды и доложит обо всем Джеку. Но потом понял, что этой информации недостаточно для поимки Дьявола. Ведь самое главное, личность Дьявола, так и не удалось прояснить. И Люк решил, что надо еще немного потерпеть, еще некоторое время пожить в банде, возможно, в дальнейшем ему повезет больше.
Конечно, здесь приходилось жить на нервах. В довершение всего он привез сюда сестру Мэри, которую теперь вынужден защищать. И без того опасная игра стала еще опаснее. Если ему и теперь не повезет, то назад возврата уже нет. А как хотелось ему бросить все на свете, вернуться в свою «Троицу» и разводить племенных породистых лошадей!
Оставив спящую сестру Мэри, Люк вышел из домика и огляделся по сторонам. Ему приходилось постоянно находиться в состоянии готовности к отражению чьего-либо нападения. Поэтому он выработал в себе своеобразную манеру поведения.
Внимательно посмотрев во все стороны, Люк увидел у костра сидящего Джонса. Тот пил кофе.
— Хочешь выпить чего-нибудь горяченького? — предложил тот.
— Звучит заманчиво, — согласился Люк, опускаясь на корточки рядом с Джонсом и наливая себе в кружку дымящийся крепкий напиток.
— Говорят, ты привез с собой проповедницу? — весело спросил Джонс.
— Иногда слухи бывают правдивыми, — уклонился Люк от прямого ответа.
Джонс недоуменно посмотрел на него и покачал головой.
— Мейджорс, в Эль-Трэджаре полно красивых женщин, какого черта ты спутался с этой проповедницей? Там в любом салуне можно выбрать себе такую…
— Она мне нравится.
— Сейчас, на трезвую голову, она все еще нравится тебе?
Джонс рассмеялся, довольный своей тонкой шуткой. Люк улыбнулся и промолчал. Ему не хотелось участвовать в обсуждении достоинств и недостатков проповедницы. Одно дело сожалеть о содеянном самому, и совсем другое признавать свои ошибки вслух.
— Мне она подходит, — хмуро пробурчал Мейджорс.
— Ладно, — продолжал посмеиваться Джонс. — Как только она тебе надоест, дай мне знать. Не сомневаюсь, что здесь найдутся такие, которым захочется попробовать что-нибудь новенькое лишь потому, что это новенькое.
— Поверь мне, Джонс, как только я буду готов поделиться с вами, ты узнаешь об этом первым, — произнес Люк с иронией.
Джонс не придал иронии особого значения, он счел обещание Люка искренним.
— А где остальные? — спросил Мейджорс после непродолжительного молчания.
Он давно заметил, что в лагере стояла непривычная тишина, что не слышно голоса Хэдли, Салли, не видно Карсона.
— Они направились на встречу с Дьяволом, — просто ответил Джонс.
Люк внутренне напрягся, но постарался скрыть это.
— Что, Дьявол приезжает в лагерь? — спросил Люк равнодушным тоном.
— Нет, — ответил Джонс. — Сюда Дьявол наведывается нечасто. Обычно он только информирует нас, а уж все остальное мы делаем сами.
— Разве сам он никогда не участвует в налетах? — позволил себе Люк поднять одну бровь.
— Нечасто, — немного подумав, ответил Джонс.
— Если он фактически стоит в стороне от главных дел, то почему же говорят, что это банда Дьявола? — вскинул Мейджорс обе брови.
— Потому что мы действительно банда Дьявола, — просто ответил Джонс. — Ведь это он руководит нами. Он говорит, куда и зачем идти, и мы идем. Он говорит, когда идти, и не ошибается. Наше дело — выполнять его приказы. Тот, кто точно выполняет и не обманывает его, живет долго. Хэдли лично следит за этим.
— Не сомневаюсь, что это так и есть, — пробурчал Люк. — А как насчет меня? Я тут уже несколько недель, а участвовал все в одном налете, на эту станцию.
— О тебе тоже будут говорить с Дьяволом, — сделал Джонс успокаивающий жест рукой. — Вот они вернутся и сообщат, принят ты или нет. Босс все знает и о каждом знает.
— Не думал, что тут принимают большинством голосов, — усмехнулся Люк.
— Да нет, — возразил Джонс. — Просто нам о тебе многое неизвестно и многое в твоем поведении непонятно. А Дьявол все знает… Вот ты пытался помешать нам в ограблении банка…
— И что я получил за свое геройство? — перебил его Люк. — Бросили за решетку и обещали повесить.
Джонс покачал головой и посмотрел Люку в лицо.
— Ты слишком много вопил о своей невиновности…
— Я думал, что мне кто-нибудь поверит.
— Тогда до тебя и дошло, что лучше бежать вместе с нами? Среди нас нет ни одного порядочного человека, здесь только воры, убийцы, мошенники. Так что ты не случайно оказался среди нас. Тебя посчитали таким же, как мы. Смотри, как все получилось. Ты пришел в банк за кредитом, тем не менее жители Дель-Фуэго готовы были линчевать тебя после случая с ограблением банка. И если бы они вздумали устроить на тюрьму налет, то мы с Карсоном отделались бы легким испугом, а тебя, несомненно, линчевали бы.
Люк что-то промычал в ответ.
— И что ты теперь думаешь об этих добропорядочных горожанах? — спросил Джонс.
— Я здесь, — пробормотал Люк. — И одно это уже достаточно ясно говорит, что я думаю о них. По крайней мере, здесь меня приняли таким, каков я есть. Может быть, Салли и некоторым другим я и не нравлюсь, но дело не только в них. С этим я, в конце концов, не собираюсь заводить дружбу.
— Да, да, — закивал Джонс. — Мы все здесь не доверяем друг другу, поэтому относимся друг к другу терпимо. Нас объединяет то, что мы добываем сообща деньги. А насчет дружбы? Настоящих друзей тут едва ли найдешь.
— Деньги, говоришь? — повернул разговор в сторону Люк. — Я еще их не видел. Если мне не станут платить или выдавать ничего, то мне придется уехать. Промышляя кольтом, я и сам смогу добывать деньги. И немалые.
— Не волнуйся, — успокоил Джонс. — Как только Дьявол скажет, что ты принят, тебе будут выдавать деньги наравне с другими.
— А как, черт побери, я узнаю об этом, если никогда не встречусь с Дьяволом? — стал возмущаться Мейджорс.
— У Дьявола есть свои способы узнавать всю подноготную, — заверил собеседник. — Не удивляйся, через пару дней наши парни вернутся и сообщат, что с тобой все в порядке.
Люк кивнул, потом молча допил свой кофе и, не произнеся ни слова, отправился в свой домик. Ему хотелось посмотреть, что делает сестра Мэри. Его обрадовало сообщение Джонса об отъезде Салли на несколько дней, теперь он мог немного расслабиться. Вместе с тем его разозлило, что бандиты не взяли его с собой на встречу с неуловимым Дьяволом. Теперь оставалось только ждать благоприятного случая.
Войдя в свою лачугу, Люк обнаружил, что проповедница еще спала. Она лежала к нему спиной и казалась теперь маленькой и беззащитной. Но он не сомневался в том, что, проснувшись, она тут же обретет свирепость волчицы. Библия и Святой Дух только на вид казались слабым вооружением, но сестре Мэри они придавали непобедимость. Глядя на проповедницу, Мейджорс неторопливо размышлял о том, что же с ней делать дальше?


Проснувшись, Коди резко, встала и изумленно посмотрела на окружавшую ее обстановку. Ее сердце бешено колотилось. Прошло не менее минуты, прежде чем она припомнила все события минувшего вечера и те обстоятельства, которые привели ее сюда. Разглядывая изнутри грязную лачугу, она не знала, радоваться ей или же огорчаться. Конечно, хорошо, что она находилась у Люка Мейджорса, но…
— Ладно, все будет в полном порядке, — произнесла Коди, сделав глубокий вдох. — Все складывается наилучшим образом.
Действительно, она находилась рядом с человеком, за которым охотилась. Теперь ей оставалось только найти способ, как вывезти его из этой отвратительной банды Дьявола и доставить Джеку Логану.
Коди неторопливо нацепила очки. Они сильно раздражали ее, поскольку у нее отличное зрение, но очки являлись элементом имиджа проповедницы, и приходилось мириться с ними до тех пор, пока не закончится вся эта игра.
Встав с кровати, женщина подошла к двери и выглянула на улицу. В голове пронеслась было мысль о побеге, но Коди тут же отбросила ее, поскольку сразу стало ясно, бежать некуда.
Ее волосы растрепались и пришлось поправить прическу. Сделав ее, как прежде, аккуратной и даже строгой, Коди разгладила немного складки на юбке, взяла в руки Библию и решительно отправилась осматривать лагерь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-обманщица - Смит Бобби



роман отличный! наконец-то героиня не размазня, а вполне цельная личность. читать!
Леди-обманщица - Смит БоббиНастя
20.12.2012, 8.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100