Читать онлайн Проблеск небес, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск небес - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск небес - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск небес - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Проблеск небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Берк проснулся от леденящего холода. В темной спальне пахло пролитым бренди. Несколько часов назад он вернулся из комнаты Кэтрин с непреодолимым желанием напиться. Затем, с горечью поняв, что таким образом не уймет боль в сердце, отшвырнул графин.
Он сидел неподвижно в кресле и дрожал от холода. Огонь давно погас, но не этим объяснялся необычный холод, царящий в комнате. Должно быть, с севера дул предвестник зимы. Завывания ветра походили на человеческие голоса, и его охватил необъяснимый ужас, почему-то заставивший повернуться.
И тогда он это увидел.
Среди темных теней блистал огонек. Берк смотрел на него, и огонек затрепетал и стал расти, пока голубоватое сияние не приняло облик человека.
Альфреда.
Берк протер глаза и вновь взглянул на него. Призрак шевельнулся. Рука, бледная как туман, сделала жест, зовущий его. Затем светящаяся фигура подплыла к двери и исчезла, пройдя сквозь деревянную панель.
«Кэтрин. Поторопись».
Слова возникли в голове Берка, как будто призрак вслух произнес их. Его сердце рвалось из груди. Не осознавая, что делает, Берк пошел за привидением.
«Кэтрин. Поторопись».
Гришем распахнул дверь. Коридор был погружен в темноту, и… странно, в нем было теплее. Призрак Альфреда растаял в дали коридора.
Призрак? Нет, безумие! Берк затряс головой, стремясь избавиться от привидевшегося словно во сне образа. Это его собственный мозг создал эту неземную фигуру.
Но тревожное предчувствие не покидало его, опутывая, как липкая паутина.
«Кэтрин. Поторопись».
Она в опасности. Уверенность в этом взволновала Берка.
Он вбежал в спальню и зажег свечу от тлеющих углей в камине. Затем бросился бежать по лабиринту коридоров.
«Ты был прав, называя любовь бесполезным чувством. Я наслаждалась нашим маленьким романом, пока он длился. Но теперь он закончился. Навсегда».
К черту ее желания! Нравится ей это или нет, он не должен был оставлять ее одну. Ему безумно хотелось прижать Кэтрин к груди, чтобы ее тепло разогнало холод в его душе.
Это была его собственная вина, ибо он не решился признаться, что любит ее. Он оказался трусом, скрывая это. Даже если пострадает его гордость, даже если уже поздно вернуть ее любовь, он все равно скажет правду.
Без сомнения, он увидит, что она спокойно спит – ангел с черными волосами, разметавшимися по подушке, – и легкая ночная рубашка прикрывает ее тело. Он разбудит ее – постепенно, нежными ласками, совсем как в их первую ночь. Только на этот раз он раскроет перед ней свои истинные чувства. Он обнажит перед ней душу, и Кэтрин снова примет его. Он хотел провести остаток ночи с ней – и затем каждую ночь всей их жизни.
Дверь в ее комнату была приоткрыта. Все мечты вылетели из головы. Берк вбежал в комнату и застыл на месте. Дрожащий свет свечи упал на откинутое покрывало и на след ее головы, оставшийся на подушке.
Кэтрин не было.
В углу стоял дорожный сундук. Пистолет лежал там же, где он его оставил.
Опершись на спинку кровати, он судорожно соображал. Куда она могла исчезнуть в такой поздний час? Помочь одной из близнецов? Оказать помощь прислуге? Или ее позвала Лорена?
Да. Кэтрин могли заманить в спальню Лорены под каким-то предлогом. Она упорно не хотела верить, что эта женщина может причинить ей вред.
Но Берк опасался обратного.
Моля Бога, он схватил пистолет и выбежал из комнаты.


В темной кладовой Кэтрин отчаянно сопротивлялась напавшему на нее человеку. От страха у нее звенело в ушах. Она не видела его лица. Но чувствовала запах его мыла, железную твердость мускулов.
Она ударила его голой пяткой, и удар пришелся по голени. Он заворчал, и его локоть уперся в ее рану. Боль пронзила бок словно огненная молния. Дыхание перехватило. Он слегка ослабил хватку, пытаясь затолкнуть кляп в ее рот.
Кэтрин отвернулась. А когда он сделал вторую попытку, она со всей силой укусила его за палец, ощутив соленый вкус крови.
Неизвестный выругался, и как только отдернул руку, она закричала. Громко и пронзительно. Так, что звук вырывался за пределы кладовки.
– Сука!
Он ударил ее в ухо. Искры брызнули из глаз. Кэтрин не успела прийти в себя, как он заткнул ей рот и прижал стальной нож к горлу.
Господи! Он собирался убить ее.
– Тихо, дорогая, или прольется твоя кровь. На этот раз я не промахнусь.
Эзикиел Ньюберри!
Узнав его голос, Кэтрин похолодела от ужаса. Берк оказался прав: Ньюберри стрелял в нее.
Ему нужны деньги? Если бы он вынул этот кляп, она отдала бы ему две тысячи фунтов, все, до последнего пенни. Стоило отказаться от Джилли-Грейндж хотя бы ради того, чтобы сказать Берку о своей любви. Кэтрин никогда не откажется от него.
Ньюберри вытащил ее из кладовки в кухню. Лампа освещала желтым светом длинный стол, но углы комнаты скрывала темнота. Кэтрин смогла разглядеть, что Зик приставил к ее горлу не нож, а острое лезвие рапиры. В кипящем котелке булькала вода, внося веселую нотку в голос страха, звучавшего в голове Кэтрин.
– Вот подожди только, когда его дражайшая милость узнает, что ты в моих руках, – сказал он посмеиваясь и продолжая толкать ее к задней двери. – Сбросить подвыпившего Зика Ньюберри в воду – такое никому не сойдет с рук. На болотах есть маленький домик, где никто не разыщет нас…
Дверь, ведущая в коридор, распахнулась.
– Сейчас же отпусти ее!
От прозвучавших слов сердце Кэтрин радостно забилось. В кухню вошел Берк, волоча за собой Лорену. На нем не было ни галстука, ни сюртука. Полурасстегнутая белая рубашка открывала смуглую грудь.
Он направил пистолет на Ньюберри. И Кэтрин.
– Отпусти ее, – сказал Берк, – и я положу пистолет. И хорошо заплачу, если ты навсегда покинешь Англию.
– Пожалуйста, милорд! – взвизгнула Лорена. – Он не примет ваше предложение. Застрелите этого дьявола.
Грубый смех Ньюберри оглушил Кэтрин.
– Вы не выстрелите, милорд. Вы не будете рисковать жизнью леди, – издевательским тоном сказал он Берку.
– Ты – подлый трус, прячущийся за женской юбкой. Трусливый мерзавец.
Ньюберри трясло.
– Брось пистолет! Сейчас же! Или я перережу ей горло. – Лезвие рапиры прижалось к нежной коже, и у Кэтрин сквозь кляп вырвался короткий крик ужаса.
Берк не шевельнулся. Свет лампы бросал резкие тени на его лицо, и прядь спутанных черных волос спускалась на лоб. И только это несколько смягчало суровое выражение его лица, резкие скулы и сжатые губы. Холодная надменность в его глазах заставила Кэтрин на минуту подумать, что он может пренебречь риском.
Затем его взгляд остановился на ней, и в этот короткий миг она увидела в его глазах мучительный страх за нее и отчаяние от того, что у него нет выбора. Он медленно опустил пистолет.
– Стреляйте в него! – снова потребовала Лорена. – Вы не можете позволить Ньюберри уйти. Он убьет ее.
Берк стряхнул с себя ее руку, подошел к Ньюберри, держа пистолет на ладони.
– Куда его положить?
– Стойте там. Положите пистолет на стол. Тихо и спокойно, вот так.
Оружие чуть слышно звякнуло о стол.
– Теперь отойдите, – сказал Ньюберри. – Обратно к шкафу, туда, в угол. И при этом я должен видеть ваши руки.
Берк, подняв ладони, отошел.
– Я сделал, как ты сказал. Теперь отпусти Кэтрин. Из-за чего бы вы ни поссорились с Лореной, Кэтрин здесь ни при чем.
– Вы ничего не знаете о моей ссоре с этой сучкой. – Горячее дыхание Зика обжигало шею Кэтрин, и она чувствовала, как он дрожит. – Расскажи им, моя пухленькая голубка, как ты сегодня пыталась обмануть меня.
– Лжец. – ответила Лорена. – Мало ли что ты наболтаешь, чтобы спастись от виселицы. – Для женщины, которая совсем недавно была близка к обмороку, она выглядела удивительно здоровой. Ее глаза сверкали. – Отпусти девушку и убирайся отсюда. Если поспешишь, может, спасешься от суда.
– А что подумают эти прекрасные люди, когда обнаружат в кладовке связанного мистера Фабиана? Ты велела ему подкараулить меня. Ты сказала ему, что я угрожал Кэтрин и собирался захватить ее сегодня. Ты велела ему сразу же, как он увидит меня, стрелять.
– Что здесь за шум? Что происходит? – раздался мужской голос с порога кухни.
Там стоял Родерик Гришем. Он обвел взглядом Берка, Кэтрин, прижатую к Ньюберри.
– Что это, черт побери! Сейчас же уберите от нее руки.
– Это еще кто? – Ньюберри сильнее сжал Кэтрин, и она почувствовала острый запах страха, исходящий от преступника. – Ладно, не важно. Еще один свидетель твоего разоблачения, Пег Нью…
– Нет! – закричала Лорена. – Я навсегда заткну тебе глотку. – Она рванулась к столу и схватила пистолет.
Кэтрин увидела круглое отверстие дула, направленного прямо на нее. Инстинкт подсказывал, что надо присесть. Но рапира не позволяла пошевельнуться.
Как только палец Лорены коснулся спускового крючка, Берк мгновенно выскочил из угла и встал между женщинами.
Прогремел выстрел. Берк покачнулся и повернулся к Кэтрин. Затем пошатнулся, кровавое пятно расплывалось по белой рубашке… И свалился на пол.
Родерик схватил руку Ньюберри и вывернул. Рапира со звоном покатилась по каменному полу. Кэтрин, не растерявшись, мгновенно вырвала кляп и опустилась на колени возле Берка.
Она положила его голову себе на колени и нащупала пульс. К ее великому облегчению, пульс бился, хотя и неровно.
– Берк! Берк, ответь мне, любовь моя. Открой глаза.
Он не отвечал. Дрожащими руками она расстегнула рубашку. Рана зияла на плече, струйка крови бежала вниз по груди, заливая старый шрам, находившийся чуть ниже. Всей душой она страстно молилась за него. В кухне появились слуги.
– Мы слышали выстрел, мэм, – объяснила Марта.
Ее карие глаза округлились как пуговицы, когда она увидела распростертого на полу Берка.
– Принеси мне полотенце, – сказала Кэтрин. – И побыстрее.
Горничная повиновалась, а Кэтрин приложила льняную салфетку к ране Берка. Он пошевелился и застонал от боли. Оуэн с заспанным видом топтался рядом.
– Поезжайте за доктором, – сказала ему Кэтрин. – Немедленно.
– Да, мэм.
Не успел лакей скрыться за дверью, как Берк открыл глаза и посмотрел ей в лицо. Побелевшие губы раздвинулись в улыбке.
– Голос ангела. Отдает приказания, как всегда.
– Я всего лишь женщина, – прошептала она, наклонившись так близко, чтобы ее мог слышать лишь он один. – Это ты ангел. Мой герой.
Он нашел ее руку и крепко сжал. Отражение истинных чувств на его лице сняло камень с ее души.
Гришем попытался подняться, и его лицо исказилось от боли.
– Ты не должен напрягаться, – поспешно предупредила Кэтрин.
– У меня вполне достаточно сил, – возразил он, хотя было видно, что ему трудно говорить. – Просто дай мне минутку.
– Позвольте мне, – сказал лорд Уэстхейвен.
Только теперь Кэтрин заметила, что он стоит рядом. Его лицо было таким же бледным, как и у сына. Маркиз где-то нашел веревку и связал Ньюберри руки за спиной. В глазах маркиза больше не было ледяного высокомерия, тревога за сына растопила его.
Родерик бросился к сыну и помог ему встать. Они обменялись долгими взглядами, и Кэтрин испугалась, что Берк откажется от помощи отца. Но к счастью, этого не случилось.
– Помогите ему подняться наверх, – сказала Кэтрин. – Моя комната ближе всего.
– Постойте! – воскликнула Лорена. – Уж не хотите ли вы отвести этого преступника тоже наверх? Его надо запереть. Кто-нибудь, пошлите за констеблем! – С безумным видом она размахивала пистолетом.
– Мадам, – ледяным тоном сказал Родерик, – вы ранили моего сына. Предлагаю положить пистолет и пойти с нами. Вы должны кое-что объяснить.
Под его тяжелым взглядом Лорена сжалась и осторожно положила пистолет на стол.
– Мне нужно лечь, – слабеющим голосом сказала она. – Такой шок… вы должны извинить меня… ужасная ошибка…
– Идите. – На мгновение отпустив Берка, Родерик схватил рапиру и указал ею на черную лестницу. – Сейчас же!
Она заколебалась. Ее лицо покрылось смертельной бледностью.
– Да, милорд.
Кэтрин повернулась к Марте:
– Я полагаю, Фабиан – в кладовке, связанный. Помоги ему, пожалуйста.
Взволнованная горничная схватила лампу и убежала.
Вскоре все собрались в спальне Кэтрин. Берка уложили на подушки. Он выглядел уже лучше, но, меняя повязку, Кэтрин снова испугалась. Из раны сочилась кровь, казавшаяся в свете лампы темной, как вино.
– Тебе надо отдохнуть, – сказала она. – Все остальное может подождать.
– Дело не во мне, – Берк взял ее за руку. – А как ты? Как твоя рана? Это ты должна лежать, а не я.
Во всем этом хаосе Кэтрин забыла о своей ране. После ее борьбы с Ньюберри боль в боку не проходила, но как она могла жаловаться, когда Берк ради нее рисковал жизнью?
– Мне уже хорошо от того, что ты жив, – тихо сказала она.
Она хотела отойти, но он не выпускал ее руку.
– Посиди со мной, пожалуйста.
У Гришема был такой измученный вид и губы так кривились от боли, что Кэтрин повиновалась.
Ньюберри, со связанными руками, прислонился к стене, а Лорена молча сидела на краешке большого кресла.
– Это какой-то абсурд, – заявила она. – Этот мерзавец должен сидеть за решеткой.
– Никто с этим не спорит, – сказал Берк. – Но сначала я хочу задать вам обоим несколько вопросов.
Держа в руках отобранную рапиру, Родерик расхаживал по тесной спальне.
– Позволь мне взять на себя все разговоры, сын. Тебе трудно пришлось этой ночью.
Берк кивнул, и у Кэтрин мелькнула слабая надежда, что они могут помириться.
Родерик остановился перед Ньюберри.
– Скажите мне, зачем вы среди ночи вошли в этот дом?
Блеснув белыми зубами, Ньюберри улыбнулся:
– Я пришел не воровать серебро, милорд.
– Отвечайте, или я позабочусь, чтобы уже сегодня вы болтались на виселице.
– Я пришел похитить Кэтрин Сноу. Но прежде чем вы бросите меня в тюрьму, позвольте сказать, что ее свекровь подговорила меня это сделать.
Лорена схватилась за подлокотники кресла.
– Гнусная ложь! Не слушайте его, ваше сиятельство. Он изобразит из себя святого Георгия, чтобы спасти свою тощую шею.
– Кажется, вы стоите друг друга, – заметил Родерик. – Я хотел бы знать характер ваших отношений.
– Здесь нечего знать, – сказала Лорена, на щеках которой вспыхнули красные пятна. – Я впервые встретила этого человека на прошлой неделе, когда он незваным явился ко мне на бал. Я потрясена, что кто-то может подумать, что нас что-то связывает.
– Кончай представление, Пег. – С ноткой торжества в голосе Ньюберри оглядел присутствующих. – Я скажу вам, кто она. Она – моя жена.
Берк сжал пальцы Кэтрин. А она с изумлением посмотрела сначала на ухмыляющегося Ньюберри, затем на Лорену. Та тяжело дышала, лицо ее покрылось красными пятнами.
Неожиданно она бросилась к Ньюберри, как разъяренная кошка.
– Дурак! – закричала она. – Ты никогда не умел держать язык за зубами.
Ньюберри толкнул женщину ногой, и она упала навзничь, нелепо выставив толстые ноги.
Кэтрин с изумлением смотрела на непривлекательный вид своей такой строгой к соблюдению приличий свекрови, напоминавшей сейчас базарную торговку. Скривив от отвращения губы, Родерик помог Лорене подняться.
Он стоял перед ней с рапирой в руках.
– Попробуйте еще раз, – холодно сказал маркиз, – и я свяжу вам руки, как сделал это с вашим мужем.
Но боевой дух, казалось, покинул Лорену. Бордовый тюрбан съехал набок, но она даже не пыталась его поправить. Щеки обвисли, лицо вмиг постарело. Она бессильно повалилась на кресло.
– Я не понимаю, – озадаченно сказала Кэтрин. – Когда вы поженились? Двенадцать лет назад, когда умер мистер Сноу?
– Это было задолго до его смерти, – сказал Ньюберри. – Еще до того, как она придумала себе благородное происхождение; тогда она была простолюдинка Пег Ньюберри.
Берк тихонько присвистнул.
– Двоемужество. Брак Лорены с отцом Альфреда был по закону недействительным. Так вот какую тайну хотел скрыть Альфред.
– Правильно, приятель. Мы с Пег поженились на Флит-стрит, когда нам было всего по восемнадцать.
– А где же вы были все эти годы? – спросила у Ньюберри Кэтрин.
Его лицо помрачнело.
– Это долгая история, и лучше начать сначала. Пег все знает. – Он обратился к Лорене: – Давай, голубка. Расскажи, как мы трудились тридцать лет назад, зарабатывая себе на жизнь.
– Это ложь, Я леди. Леди! – проворчала Лорена.
– Ты такая же леди, как последняя судомойка. Родилась в Уайтчепеле, в грязи. – Когда она тихо застонала и закрыла лицо руками, Ньюберри с вызовом посмотрел на присутствующих. – Мы с Пег были больше чем муж и жена. Мы были партнерами, грабили богатых джентльменов в Лондоне. У Пег был такой невинный вид, что никто бы не поверил, что в красивой фигурке порочные косточки.
Кэтрин вспомнила, как Лорена призналась, что украла деньги со счетов по ведению хозяйства, чтобы заплатить портнихе. Но это далеко не то преступление, какое каралось бы законом.
– Мне трудно в это поверить.
– Вы еще не слышали самое интересное. Мы действовали по одной схеме. Она нанималась в гувернантки или камеристки. Затем ночью впускала меня в дом, где я вскрывал сейфы. И всегда оставлял фартинг. Так, ради шутки.
– «Ограбления медного фартинга». – Родерик остановился и пристально посмотрел на Зика. – Значит, я правильно запомнил.
Ньюберри усмехнулся, словно гордясь своими подвигами. Затем улыбка угасла.
– Во время последнего дела, самого крупного из всех, мы обчистили графа Ноттингема. Как раз в тот момент, когда я открыл сейф, чтобы положить туда фартинг, ворвался сопляк лакей и захлопнул дверцу, защемив мне руку. Пег схватила мешок с драгоценностями и сбежала, оставив меня гнить в Ньюгейтской тюрьме. Какая преданность, не так ли, Пег?
Лорена ничего не ответила, Она сидела, выдергивая нитки из своего халата, с таким видом, как будто во всем мире не существовало более важного занятия.
– Из-за нее, – продолжал Ньюберри, – меня отправили с одной из первых партий каторжников в Ботани-Бей. Если вам, благородным людям, это неизвестно, то это в Австралии, на другом конце света. Я провел тридцать лет в этой вонючей дыре, прежде чем меня выпустили.
«Этот невероятный рассказ подтверждается его смуглой кожей и странным акцентом», – подумала Кэтрин.
– Если она изменила имя, то как вы нашли ее?
– Она все время твердила, что станет настоящей леди. Но я знал, что Лорена не посмеет показаться в лондонском обществе из страха, что кто-нибудь узнает ее. Я сообразил, что она найдет себе богатого дурака где-нибудь в провинции и не устоит перед соблазном объявить об этом в лондонских газетах. Но все же у меня ушел почти год на розыски хитрой сучки.
– Вы еще ограбили и леди Боуфорт, – заметила Кэтрин. – Неудивительно, что Лорена упала в обморок, когда прочитала в письме ее милости о медном фартинге.
– Ну, вам никогда не доказать мою вину, – с лукавой усмешкой сказал Ньюберри.
– Ты сделал это, – прохрипела Лорена. – Ты хотел, чтобы я знала, что ты скрываешься поблизости. Неужели тебе мало того, что ты мучил бедного Фредди?
Все взоры обратились к ней. В ее глазах было отчаяние, она судорожно сжимала в кулаке ткань халата.
– После того как ты выжал все из моего Фредди, ты обещал уехать и никогда не возвращаться.
Ньюберри шагнул к ней:
– Ах, Пег! Как ты могла подумать, что такая малость оплатит твой долг передо мной?! Все эти годы, когда я надрывался от непосильной работы, ты жила в роскошном доме, изображая благородную даму.
– Тебе следовало умереть, – прошептала она. – Умереть на твоем Богом забытом острове вместе с другими каторжниками.
– Прости, что не угодил. Но факт остается фактом, я все еще твой законный муж. Я сохранил документ, доказывающий это.
– И воспользовался им, чтобы шантажировать Альфреда, – сурово сказал Берк. – Если бы правда стала известна, второй брак Лорены был бы аннулирован, Альфред и его сестры стали бы незаконнорожденными и остались без гроша и с опозоренным именем.
Кэтрин внезапно все поняла, и ее охватила жалость.
– Так это была не моя вина, – прошептала она. – Теперь понятно, почему Альфред был так подавлен. Он знал, что потеряет все – честь, положение в обществе, даже крышу над головой.
– А теперь, – бросив на Лорену убийственный взгляд, сказал Берк, – свекровь хотела отдать тебя Ньюберри. Он бы использовал тебя, а затем убил. И в руках этих людей оказалось бы нечестным путем полученное наследство.
– Я это все отрицаю, – слабо возразила Лорена. – У вас есть только слова закоренелого преступника.
– Но я расскажу свою историю в суде, – усмехнулся Ньюберри. – Только подожди, пока вся Англия не узнает, что ты на самом деле Пег Ньюберри. Ты снова будешь жить в грязи. Твоим дочкам придется стать шлюхами, чтобы прокормиться. Может, и тебе тоже, если найдется кто-нибудь, кто захочет тебя.
Лорена сидела, сгорбившись от потрясения, и смотрела на них пустыми глазами. Несмотря на злой замысел, едва не стоивший ей жизни, Кэтрин пожалела Лорену. Вся эта история казалась невероятным, ужасным кошмаром, и она была рада теплому прикосновению руки Берка.
Напряженную тишину нарушил стук в дверь. Родерик прислонил рапиру к спинке кровати.
– Это доктор.
Он направился к двери, и в ту же минуту силы вернулись к Лорене. С диким воплем она схватила рапиру и бросилась на своего супруга.
Это произошло так быстро, что Кэтрин лишь с ужасом смотрела на происходящее. Берк поднялся с постели, а Родерик поспешил обратно от двери. Но они опоздали. Острое как бритва лезвие вонзилось в грудь Ньюберри по самую рукоять. Его глаза расширились, уже стекленея, и он опустился на пол.
Берк, пошатываясь, стоял над ним. Изумленный доктор, присевший рядом с Ньюберри, пощупал его пульс и покачал головой. Кэтрин отвела Берка обратно к кровати.
Родерик крепко держа Лорену, выкрикивающую страшные проклятия в адрес убитого мужа, потом вывел ее из комнаты. От всего этого Кэтрин стало совсем тоскливо.
Вскоре два лакея унесли тело Ньюберри, и доктор осмотрел рану Берка. Пуля прошла насквозь, рана была чистая, и доктору потребовалось лишь сделать перевязку.
Когда врач ушел, Родерик, бледный от усталости, вернулся в комнату.
– Я подумал, вы захотите узнать. Миссис Сноу… или, вернее, Пег Ньюберри, передана в руки констебля.
Кэтрин представила, как когда-то гордая женщина будет заключена в холодную камеру.
– Что с ней будет?
– Она проведет всю оставшуюся жизнь за решеткой, – сказал Берк. – Она заслуживает этого. Больше никогда она не причинит тебе зла.
Родерик подошел к кровати и взглянул на сына, сидевшего, опершись на подушки:
– Ты сегодня заставил меня гордиться тобой.
Берк пристально посмотрел на отца, и в его глазах тот увидел всю глубину его чувств.
– Я рад, что снова обрел отца, – тихо сказал он.
Они обнялись. Короткое мужское объятие закрепило их примирение. Видя их головы рядом, одну черную как вороново крыло, другую тронутую сединой, Кэтрин почувствовала, как сжимается горло. И вспомнила, как важно для мужчины иметь сына.
А может быть, просто кому-то отдавать свою любовь.
Родерик выпрямился, щеки его порозовели, когда он посмотрел на Кэтрин и Берка.
– Если позволите, я оставлю вас одних.
Когда он вышел и закрыл за собой дверь, Берк сказал:
– Теперь он принял тебя. Может, это и не важно, но мне легче от его благословения.
Сгорая от желания поверить, что Берк простит, Кэтрин подошла к потемневшему окну. Розовая полоска на горизонте предвещала наступление нового дня.
– Даже если скандал опозорит мою семью?
– Они не твоя семья, – решительно сказал Берк. – Ты всегда была здесь чужой.
Он сказал правду. Но несмотря на все, что произошло, она чувствовала симпатию к семье Сноу.
– Мне придется все рассказать Пруденс и Присцилле. Каким это станет ударом для бедных девочек: их мать разоблачат как преступницу и бросят в тюрьму. У них даже дома не будет. Дом, деньги, даже одежда – все принадлежит Фабиану. Он настоящий наследник.
– Он добрый человек. Не сомневаюсь, он позволит им оставить одежду. Однако, если ты не возражаешь, я куплю им скромный домик и дам небольшое содержание. Голодать им не придется.
Великодушие Берка потрясло Кэтрин.
– Ты это сделаешь?
Он кивнул.
– Поскольку ты считаешь их своими сестрами. Но я отказываюсь искать им мужей. Ни один мужчина не сможет угодить им. Вероятно, они всю жизнь только и будут ссориться друг с другом. – Тон Берка смягчился. – Ты беспокоишься о них, когда тебе следовало бы побеспокоиться о себе. Ты тоже потеряла свое наследство.
Он был прав. Теперь у нее нет средств на покупку Джилли-Грейндж. Но она не жалела о потере этого приятного дома, у нее оставалось лишь одно самое сильное желание – сохранить этого человека в своем сердце. А не подумает ли он, что она изменила свое решение только потому, что у нее теперь нет денег и некуда идти?
Берк наблюдал за Кэтрин. Его грудь была обнажена, если не считать повязки, белевшей у плеча.
– Есть кое-что, в чем я до сих пор не решался признаться. Я люблю тебя, Кэтрин.
У нее перехватило дыхание. Берк говорил правду. Он любил ее.
Взволнованная, она поспешила признаться:
– Прости меня за те ужасные слова. Наверное, мне нет прощения.
Его глаза вспыхнули таким огнем, что она все поняла без слов. Он протянул ей руку:
– Иди ко мне.
Через мгновение она сидела рядом с ним на постели и он держал ее руки.
– Если ты действительно любишь меня, Кэтрин, я все тебе прощу.
Она поднесла его руки к губам.
– О, Берк, я буду любить тебя всю жизнь!
– Тогда ты будешь жить со мной. Как моя жена.
– Да, – радостно выдохнула Кэтрин. – Если только ты согласен, что у нас, может быть, никогда не будет детей.
– У нас будем мы. Это уже прекрасная жизнь, о которой я не мог и мечтать.
Не забывая о его плече, Кэтрин прижалась к нему, и их поцелуй был долгим и нежным.
– Сегодняшняя ночь могла закончиться совсем по-другому. Слава силам небесным, ты вовремя вошел в кухню.
– Силам небесным, – задумчиво повторил он. Со странным выражением лица Берк посмотрел в окно на светлеющее небо. – Это мысль. Силы небесные действительно имеют к этому отношение.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Очень странная вещь. Я не уверен, что все понимаю. Но призрак Альфреда предупредил меня, что ты в опасности. – Он торопливо рассказал о явлении, которое видел в своей комнате.
– Значит, между вами все еще есть связь? – удивилась Кэтрин. – Ты не думаешь, что он наш ангел-хранитель?
Берк усмехнулся:
– Если и ангел, то я надеюсь, он сейчас не следит за нами.
С этими словами Берк прижался к ее губам. Восход солнца разогнал ночные тени, а влюбленные обрели свой рай па земле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск небес - Смит Барбара Доусон



Неплохо ...читать можно
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВиктория
2.04.2013, 12.51





Особых чувств не вызвал.почитать можно,когда больше нечего:-) 5/10
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонТаТьяна
28.10.2014, 11.02





Да, роман один из многих, но вызывает очень приятные чувства, и вполне достоин прочтения.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонТаня Д
13.05.2015, 18.50





Хороший конец. Но сам роман не очень... какие-то видения, фантастика... 8/10
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВикки
15.05.2015, 9.06





Мне понравился роман. Конечно, видения больше подошли бы женщине, но отрывки из прошлой жизни героев помогли ГГерою понять и помочь Кэтрин.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВ.А.
20.08.2015, 16.00





По аннотации ожидала большего, герои не впечатлили, их горести не задели... Ну это ладно, вот галлюцинации героя на протяжении всей книги - это мда! А главное, я так и не поняла, для чего они были вписаны. Если для скуки - то да, автору это удалось. Я скучала, читая этот роман.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонНаталия
27.10.2016, 19.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100