Читать онлайн Проблеск небес, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск небес - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск небес - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск небес - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Проблеск небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Лето близилось к концу. Кэтрин чувствовала, что стоит на пороге новой жизни. Она сидела на каменной скамье в розовой беседке и с наслаждением вдыхала прохладный сентябрьский воздух. Несколько лет назад это место служило ей убежищем после ссор с Альфредом. Но теперь оно вызывало более приятные воспоминания.
Здесь на мягкой траве под платаном они с Берком поцеловались. Это произошло во время бала, в туже ночь он впервые пришел к ней в постель и разбудил чувства, дремавшие в ее сердце.
Она с улыбкой на губах размышляла о любви, которая теперь была взаимной. Для человека, который вел себя как равнодушный, пресыщенный джентльмен, Берк оказался нежным и внимательным любовником. Скоро он будет больше чем любовником. Он будет ее мужем.
Кэтрин вдохнула аромат запоздало цветущих роз, вьющихся по решетчатой стене беседки. Порыв ветра занес лепесток на ее раскрытую ладонь. И она добавила его к лежавшим, у нее на коленях розовым, алым и кремовым лепесткам, казавшимся еще ярче на медовом фоне платья.
Посреди ночи она проснулась в объятиях Берка. Он спал. Глядя в полутьме на любимое лицо, она почувствовала, как в душе растет надежда и отступают сомнения. Почему она сопротивлялась единственному человеку, который мог дать ей счастье? Даже если случится, что она не сможет родить ребенка, она приложит все усилия, чтобы заполнить его жизнь так, чтобы он никогда не ощущал потери. Она откроет школу, и дети смогут удовлетворить его потребность в отцовстве. Она посвятит ему каждую минуту своей жизни и сделает счастливым.
Ей не терпелось сообщить Берку о своем решении, и она беспокойно заерзала на скамье. С этого возвышенного места Кэтрин видела болота. Она ждала появления его черного коня. Берк уехал, когда струившийся в окна солнечный свет, разбудил ее. Уехал на поиски стрелявшего.
Кэтрин не позволяла мрачным подозрениям затмить ее радость. Все утро она провела в состоянии блаженства. Оно сохранялось и во время завтрака, когда она сообщила семье, что скоро они с Берком уедут в Корнуолл. Оно продолжалось, несмотря на туманные оскорбления Лорены, намекавшей на ночь, проведенную с графом. И потом, пока Кэтрин укладывала свои немногочисленные вещи. Сейчас она ждала его, погружаясь в мечты. Представляя, как они зимним вечером сидят у камина, танцуют на балу, целуются прямо во время стрижки овец. Нельзя сказать, что она что-нибудь знала об овцах. Но сможет научиться. Она собиралась участвовать во всех делах своего мужа.
Звук приближающихся шагов нарушил ее мечты. Кэтрин повернулась и увидела Родерика Гришема, выходящего на лужайку.
– Я хотел поговорить с вами, миссис Сноу.
В нем все, начиная с ледяного взгляда серых глаз и кончая носками начищенных башмаков, дышало агрессией. Этот надменный аристократ будет ее свекром. Почему-то эта мысль не вызывала у Кэтрин ни малейшего беспокойства.
Находясь на вершине счастья, она безмятежно улыбнулась:
– Добрый день, милорд. Прекрасная погода, не правда ли?
Она хотела встать, чтобы сделать почтительный реверанс, но он жестом остановил ее.
– Можете обойтись без церемоний. Но я все же спрошу, как вы себя чувствуете.
– Сегодня мне намного лучше. Свежий воздух лечит.
Заложив руки за спину, маркиз пристально разглядывал Кэтрин.
– Уверен, вы знаете, почему я хочу поговорить с вами.
Решив, что не позволит ему запугать себя, Кэтрин посмотрела ему в глаза.
– А я уверена, что не знаю.
Он сжал губы.
– Я пришел сюда, чтобы попросить вас подумать о своей помолвке с моим сыном. Ваша дерзость еще больше убеждает меня, что вы неподходящая для него женщина.
Безмятежность исчезла с ее лица.
– Берк убежден в обратном.
– Он только хочет позлить меня.
– Пожалуйста, признайтесь, что он слишком умен для этого.
Родерик расхаживая взад и вперед, не спуская с нее глаз.
– Вы очень красивая женщина, миссис Сноу.
– Благодарю вас.
– Однако, если быть откровенным, прежняя жизнь плохо подготовила вас для роли графини Торнуолд. Поэтому я посоветовал сыну не брать вас в жены.
Прежние сомнения закрались в ее душу. Но она отогнала их.
– Почему вы не посетили Берка, когда он выздоравливал после Ватерлоо?
Маркиз замедлил шаг и настороженно взглянул на Кэтрин:
– Прошло более месяца, прежде чем я узнал о его ранении. Кажется, Берк запретил сообщать мне об этом. К тому времени когда он вернулся в свое имение и я наконец-то все узнал, он был уже вполне здоров. И посещать его не имело смысла.
– Почему? Он же ваш сын.
Родерик нахмурился:
– Я здесь не для того, чтобы оправдываться перед вами. Это не имеет никакого отношения к его намерению жениться.
Кэтрин сжала в руке горсть лепестков, и воздух наполнился их нежным ароматом.
– Позвольте с вами не согласиться, – тихо сказала Кэтрин. – Это доказывает, что все эти годы вы пренебрегали Берком. Вы не имеете права ожидать от него, что он последует вашему совету.
– Права! Если бы Берк вел себя как деловой человек, а не как никчемный повеса, я бы гордился своим родством с ним.
– Вы все еще вините его за смерть Колина, не так ли?
Родерик мгновенно повернулся к ней. Лицо его покраснело.
– Колин? Как вы смеете говорить о нем?! Вы ничего об этом не знаете.
Кэтрин не дрогнула при виде его ярости.
– Я знаю, что вы назвали семилетнего мальчика трусом. Если Берк, став взрослым, пил и играл, то только потому, что хотел забыть о боли, причиненной жестокостью отца.
Родерик стоял как статуя, высеченная из камня. Даже порыв ветра не шевельнул ни одного волоска на его седой голове. Молчание становилось таким тяжелым, что, казалось, прижимало к земле даже опавшие с платана листья. Внезапно маркиз провел ладонью по своему лицу.
– Вы даже не можете представить, что значит потерять сына.
У Кэтрин сжалось сердце.
– Но если вы можете, почему же прогнали своего единственного оставшегося в живых сына?
Родерик снова заходил по лужайке, затем остановился.
– Прогнал его? Я хочу быть его советчиком, но он каждый раз отталкивает меня. Он должен понять, что его долг заключить достойный брак с леди, принадлежащей к его классу.
Кэтрин больше не могла терпеть оскорблений. Она встала, рассыпав розовые лепестки по траве.
– В таком случае будьте добры обратиться со своими заботами к Берку, когда он вернется. Мне больше нечего вам сказать.
Но маркиз преградил ей дорогу:
– За огорчение, которое принесет вам разрыв этой помолвки, я готов предложить сумму в пять тысяч фунтов.
Его предложение, словно пулей, пронзило ее грудь. Родерик Гришем считал ее не кем иным, как охотницей за деньгами.
Его мнение не должно было бы иметь значения. Но имело.
Он пристально наблюдал за Кэтрин.
– Вы выставляете напоказ свои чувства, миссис Сноу. Это едва ли присуще леди, каковой вы себя считаете.
– Заниматься подкупом едва ли достойно благородного джентльмена, каковым вы себя считаете. Я отказываюсь от ваших денег!
Высоко подняв голову, Кэтрин прошла мимо и направилась по выложенной плитами аллее к дому. Он быстро догнал ее, встал перед ней, преграждая дорогу.
– Если вас не устраивают пять тысяч, – сказал он, – я могу увеличить сумму…
– Кажется, вы не понимаете. Я всем сердцем люблю вашего сына. Вы не смогли бы заставить меня отказаться от него, даже если бы предложили мне бриллианты из королевской короны.
Маркиз опустил седеющие брови. Он долго и задумчиво смотрел на Кэтрин.
– Вы вынуждаете меня коснуться деликатной темы. Вы не можете иметь ребенка.
Тошнота подступила к горлу Кэтрин. Она с трудом проглотила комок, но во рту остался горький привкус.
– Берк сказал, что для него это не имеет значения.
– Для всех состоятельных и знатных мужчин наследник имеет большое значение. Берк это очень быстро поймет, как только огонь юношеской страсти уступит место осознанию своего супружеского долга. Особенно если принять во внимание перемену, которая произошла в его жизни.
– Перемену?
Суровое выражение лица Родерика смягчилось.
– В этом году Берк впервые достаточно много времени провел в своем имении. Он проявил глубокий интерес к ведению собственных дел. Он уже увеличил доходы по имению за счет продажи шерсти. Поэтому сейчас более чем когда-либо он захочет иметь наследника.
Берк действительно переменился. Все его шутки по поводу разведения овец оказались правдой..
Кэтрин скрестила руки в безнадежной попытке отгородиться от жестокой правды. У него будет цель улучшать свои земли – создавать наследство для своих детей.
Господи! Она позволила себе поддаться искушению романтических мечтаний. Но маркиз был прав. Когда-нибудь отсутствие сына станет пустотой в жизни Берка. Как бы он ни клялся в обратном, как бы она ни старалась заполнить эту пустоту, со временем он пожалеет, что выбрал такую жену.
– Вы его действительно любите, – с неожиданной добротой во взгляде сказал Гришем-старший и положил руки ей на плечи. – Я приехал сюда совершенно уверенным, что вам нужен мой сын только ради денег и положения. Приношу извинения за то, что так сурово судил о… и огорчил вас. Если ваши чувства к Берку искренни, то вы не обречете его на бездетный брак.


– Ох! – Лорена сморщилась от боли. Повернувшись на табурете, она выхватила из рук Марты головную щетку. – Дуреха! Ты отправишься скрести горшки в судомойне, если не научишься причесывать как следует.
Горничная поджала розовые губки.
– Простите, мэм. Я очень стараюсь.
В ее карих глазах не было и намека на уважение. Лорена замечала такой же вызывающе смелый взгляд у Кэтрин.
Кэтрин, которая утром уезжает. Она встала с постели и за завтраком объявила об этом семье. Лорена до сих пор не могла прийти в себя от шока, негодование кипело в ее душе.
Она вскочила с табурета и швырнула серебряной щеткой в Марту, попав прямо в лицо.
– Наглая девчонка!
Горничная пошатнулась. Губы дрожали, но она высоко подняла голову.
– Вам бы не следовало делать этого. У меня останется след. И мне придется рассказать, откуда он появился.
– Не угрожай мне, плебейка. Кому ты можешь рассказать?
– Мне, – раздался у двери голос. – Она может р-расска-зать мне.
Лорена оглянулась: в будуар входил Фабиан. Как и всегда, за ним по пятам следовала длинноухая собака. Он подошел к Марте, осторожно отвел ее руку и осмотрел красневшую щеку.
Повернувшись на каблуках своих высоких сапог, он обратился к Лорене:
– Вам не следовало бить ее. Я-я требую извинений.
В его тоне звучали суровые нотки, никогда не слышанные Лореной прежде. Он стоял расправив плечи и, несмотря на потрепанный деревенский твидовый костюм и неумело завязанный галстук, имел вид человека, с которым необходимо считаться. И что еще более странно, держал руку Марты так, как будто они были влюбленными.
«Так вот как обстоят дела», – подумала Лорена, пошатнувшись от нанесенного ей второго за этот день удара.
Ничего удивительного, что его не интересовала Пруденс. Эта вульгарная девчонка задирала юбки перед хозяином Сноу-Мэнор. Даже такой идиот, как Фабиан, был бы околдован свежестью и теплом женской плоти.
Лорена постаралась скрыть раздражение. Для начала надо умиротворить его. Фабиан, сам того не подозревая, мог своим желанием разрушить ее замысел.
– Ты совершенно прав, племянник, – сказала она, изображая раскаяние, и обратилась к Марте: – Я совершила ужасную ошибку. Прости меня, Марта.
Недоверчиво глядя на хозяйку, горничная низко присела:
– Да, мэм.
– А теперь беги, милая. Нам с мистером Сноу надо поговорить.


Тихий настойчивый стук в дверь спальни отвлек Кэтрин, стоявшую на коленях перед дорожным сундуком. Она взглянула на дверь. Берк. Должно быть, он наконец вернулся.
Ее сердце радостно дрогнуло и затем стремительно рухнуло вниз. Наступило время сказать ему все.
Она медленно разогнула пальцы, выронив в сундук нижнюю юбку, и с трудом поднялась. Мешала колющая боль в боку. Кэтрин только однажды присела, чтобы написать письмо, а все остальное время беспокойно раскладывала и перекладывала свои вещи.
Запыхавшись, она подошла к двери и открыла ее. Как она и надеялась и боялась, на пороге, заполняя широкими плечами и всей внушительной фигурой дверной проем, стоял Берк. Золотой луч послеполуденного солнца освещал его.
Белозубая улыбка блеснула на его смуглом лице.
– Ты хорошо выглядишь, слава Богу.
– Мне лучше. – Она не сдержалась и добавила: – Сейчас.
Он наклонился, чтобы поцеловать ее. Его губы были нежными и твердыми, с незабываемым вкусом и запахом. Усталость Кэтрин исчезла от нахлынувшего чувства любви, такого острого, что к глазам подступали слезы. Она упивалась этой драгоценной минутой, тем чувством полного удовлетворения, которое испытывала лишь в его объятиях.
Обнимая его за талию, она наткнулась на холодный металлический предмет. Отпрянув, ахнула:
– Дуэльный пистолет Джервиса! Зачем ты его взял?
Берк вынул из-за пояса длинноствольный пистолет и положил на туалетный столик.
– Надо быть во всеоружии, когда имеешь дело с такими крысами, как Эзикиел Ньюберри.
– Ты нашел его?
Берк поморщился и закрыл дверь.
– Нет. Но хозяин трактира в Уэст-Скрафтоне думает, что человек, судя по описанию, похожий на Ньюберри, возможно, вчера покупал провизию в пабе.
– Возможно?
– Время было обеденное, народу много, поэтому он не может с уверенностью утверждать это. – Берк снял перчатки и бросил рядом с пистолетом. – Ублюдок все еще жив.
Кэтрин дотронулась до его сжатого кулака:
– Не мучайся из-за этого. Ньюберри наверняка докинул Йоркшир, как ты ему и велел. Сейчас он, наверное, уже в Лондоне.
Берк медленно разжал пальцы. Когда он погладил ее лицо, она прижалась щекой к его ладони. От него пахло ветром, кожей седла и непередаваемым мужским запахом. Вопреки голосу разума она и телом и душой рвалась к нему.
Гришем взял ее за подбородок и пристально посмотрел в глаза.
– Пока я ездил, у меня было достаточно времени для раздумий. Я вспомнил кое-что, что могло бы заинтересовать тебя.
– Еще одно воспоминание Альфреда? – Кэтрин покачала головой, все ее прежние сомнения были пустяком по сравнению с тем, что она должна была сказать. – Теперь это не имеет для меня значения.
– Я говорю не об Альфреде. Я хотел рассказать тебе о Великане Керне.
– О… ком?
Он подвел ее к кровати и усадил рядом с собой.
– Великан Керн – это древнее кельтское изображение человека, вырезанное в торфе на меловом холме в Девоне. Огромная фигура обнаженного мужчины ярко белеет на фоне зеленой травы.
Кэтрин улыбнулась.
– И какое отношение имеет древний рисунок ко мне?
Берком владело какое-то странное волнение.
– Его создали много веков назад как бога плодородия. – Берк положил руку на ее живот. – Говорят, что он помогает бесплодным женщинам.
Кэтрин была ошеломлена. В его глазах светились нежность и надежда, пробуждавшие в ней самые заветные и тайные мечты.
«Если ваши чувства к Берку искренни, то вы не обречете его на бездетный брак».
– Возможно, это все суеверие, – продолжал Берк, – но я подумал, что мы могли бы остановиться там по пути в Корнуолл.
Кэтрин отбросила его руку и, вскочив на ноги, отвернулась.
– Нет.
Его улыбка угасла.
– Как пожелаешь. Я только подумал, что поездка туда поднимет твое настроение. – Он тоже встал. – Принимая во внимание твое здоровье, наверно, нам лучше всего поехать прямо в замок Торнуолд.
Боль в сердце была сильнее боли в ране. Страдая от необходимости нанести Берку удар, Кэтрин собралась с духом и сказала:
– Я не поеду в Корнуолл.
Он помрачнел.
– Конечно, поедешь. Мы же решили, что здесь тебе опасно оставаться.
– Это ты решил. Я никогда не была уверена, что кто-то стрелял именно в меня. – Она покачала головой. – У Эзикиела Ньюберри нет причины желать моей смерти.
Берк прижал ее к себе.
– Есть причина. Лорена могла толкнуть его на это, потому что она хочет сохранить для себя твою вдовью долю наследства.
Кэтрин похолодела, но не могла в это поверить.
– Это невероятно, – прошептала она. – Конечно, Лорене не хочется отдавать деньги. Но убивать…
– Я не хотел пугать тебя. – Наклонившись, Берк прикоснулся к ее губам. – Я хочу защищать тебя, Кэтрин, дать тебе такую жизнь, которой ты достойна. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Ее грудь разрывалась от желания довериться ему. Но, уступив, она лишит его семьи. И наследника.
Освободившись от объятий, она попятилась и уперлась спиной в острый край гардероба.
– Боюсь, Берк, ты просишь невозможного. Я думала весь день. И пришла к выводу, что мы не подходим друг другу.
Он стоял с протянутыми руками, как будто снова собирался обнять ее. И медленно опустил их.
– Что ты говоришь? Ты же не можешь сказать, что последние недели ничего для тебя не значили. – Ему трудно было в это поверить, и он тихим голосом добавил: – Только вчера ты сказала, что любишь меня всем сердцем.
Ей было больно вспоминать об их близости. И еще больнее видеть, как изменилось его лицо. Но выбора не было.
– Однажды я уже была замужем. С меня достаточно. Мне нужна свобода. Я хочу жить самостоятельно. Открыть школу, как я и собиралась. Я уже отправила письмо к мистеру Харвуду с предложением купить Джилли-Грейндж.
Берк отшатнулся, как от удара. Было видно, как под белоснежной рубашкой и лиловым сюртуком, плотно облегавшим широкие плечи, вздымалась и опускалась грудь. Вдруг его взгляд стал холодным и странно настойчивым.
– С тобой поговорил мой отец, не так ли? Он настроил тебя против меня.
Она не имела никакого желания расширять пропасть, разделявшую отца и сына. Или допустить, чтобы он обвинял кого-то еще.
– Это было мое решение. Мое окончательное решение. – Голос дрогнул. – Я прошу тебя, уходи сейчас же.
Гришем сжал губы и шагнул к ней:
– Я не оставлю тебя сегодня ночью одну.
Кэтрин подумала, что они останутся вместе в этих стенах, когда любовь переполняет ее сердце, а рядом соблазнительная постель. Он легко мог бы преодолеть ее решимость. Если только она не прогонит его, раз и навсегда.
– А ты был прав, называя любовь бесполезным чувством. Я получала удовольствие от нашего маленького романа, пока он длился. Но сейчас он закончился. Навсегда.


Кэтрин разбудил какой-то звук. Она рывком села на постели, и боль ударила в бок. Серебристый луч лунного света, проникавшего через окно, почти не рассеивал темноту в спальне. Ветер гулял по крыше и как будто звал кого-то жалобным голосом. Где-то снаружи стучал о стену незапертый ставень. Очевидно, этот звук и разбудил ее.
Она уже положила голову на подушку, когда звук повторился. Кто-то царапался в дверь.
Ее сердце тревожно забилось. Перед тем как уйти, Берк предупредил ее, что следует быть осторожной. Он оставил на туалетном столике дуэльный пистолет, хотя она была слишком расстроена, чтобы выслушать его объяснения, как с ним обращаться. Берк напугал ее, рассказав о замышлявшемся убийстве, и она обещала запереть дверь и никому не открывать.
Однако Кэтрин не могла лежать, умирая от страха. Она встала и набросила в темноте халат. Затем взяла тяжелый пистолет и тихонько подошла к двери.
– Кто здесь?
– Это Марта, – услышала она приглушенный голос.
Кэтрин с облегчением положила пистолет, повернула ключ и открыла дверь. Горничная в широкой ночной рубашке и чепчике дрожала. Свеча, которую она держала в руке, бросала причудливые тени на ее лицо с широко раскрытыми глазами. Марта заглянула за плечо Кэтрин в темноту спальни.
– Вы одна?
Кэтрин невольно вздрогнула.
– Да, но какое это имеет значение?
– Хозяйка не велела мне беспокоить его сиятельство. Она довела себя до такого состояния, что не хочет, чтобы кто-то другой, кроме вас, успокаивал ее.
– Состояние? Из-за чего?
– У нее пропало бриллиантовое колье. Она вытащила меня из постели и заявила, что я украла его! – Марта ухватилась за руку Кэтрин. – Но я не брала его, миссис Кэтрин. Как на маминой могиле, клянусь, не брала.
Кэтрин вспомнила совет Берка не покидать своей комнаты. Но как она могла оставаться равнодушной при виде заплаканного лица горничной? Кто-то должен защитить ее перед Лореной.
– Пойдем. – Кэтрин перешагнула через порог, и они пошли по полутемному коридору.
– А что вы сделаете? – спросила Марта дрожащим голосом.
– Я заставлю ее поверить тебе. Без сомнения, она сама куда-то положила его. Или одна из сестер без разрешения взяла его поносить.
– Она уже спрашивала мисс Присциллу и мисс Пруденс. Они не брали. – Марта горестно вздохнула. – А вдруг мистер Фабиан поверит ей? Вдруг он подумает, что я воровка?
– Он справедливый человек. Он выслушает тебя.
Когда они завернули за угол, свет упал на лицо Марты и осветил пятно на щеке. Кэтрин ахнула:
– Это синяк! Как это случилось?
Марта прикрыла щеку рукой.
– Пустяки.
– Кто-то ударил тебя?
Прикусив пухлую нижнюю губу, горничная опустила глаза. И Кэтрин догадалась.
– Это Лорена, правда?
Девушка неохотно кивнула.
– Это не важно.
В душе Кэтрин вспыхнул гнев. Она и раньше была свидетельницей приступов ярости Лорены, но обычно свекровь старалась сдерживаться. Как смела она поднять руку на беззащитную девушку?!
Вдохновленная желанием высказаться, Кэтрин подошла к комнатам Лорены и постучала. Свекровь мгновенно распахнула дверь, как будто все время стояла за нею в ожидании.
– Слава Богу, ты здесь.
Белая ночная рубашка за ее спиной раздувалась как парус. Бордовый тюрбан, покрывавший волосы, подчеркивал бледность лица. Она сжала кружевной платочек и указала пальцем на Марту:
– Вот она, маленькая воровка! Ты вернулась, чтобы украсть и остальные мои драгоценности?
Служанка попятилась в темный коридор.
– Я ничего не брала! Я уже вам говорила.
– Лгунья. Я утром вызову судью. Тебя вышлют за твое преступление. Только Богу известно, не украла ли ты и драгоценности леди Боуфорт.
Марта, рыдая, упала на колени.
– Вы не можете меня выслать. Я не сделала ничего плохого. Пожалуйста, мне некуда больше идти!
– Никто тебя не накажет. Беги к себе и ложись спать. – Кэтрин помогла Марте подняться и подтолкнула к лестнице, ведущей в комнаты слуг. Затем повернулась к Лорене. – Издевательство над слугами не поможет вам найти колье, – резко заметила она. – Как и ложные обвинения.
– Вот как! Откуда ты знаешь, что они ложные? Такое колье большой соблазн для девушки ее положения.
– Марта уже два года с нами и ни разу не была замечена в чем-либо нечестном. – Кэтрин стало больно от мысли, что, когда она уедет, некому будет заступиться за слуг. Она подошла ближе к свекрови. – Если вы хотите иметь хороших слуг, то не должны бить их. Ни один слуга не останется в доме, где хозяйка может ударить.
Тяжело вздохнув, Лорена опустила голову.
– Ты права, конечно. Если ты так уверена в этой девчонке, то мне этого достаточно. А теперь помоги мне.
Кэтрин не раздумывая подала свекрови руку, и Лорена тяжело привалилась к ее здоровому боку. Поразительно, как быстро перестроилась свекровь. Однако приятно было думать, что она осознала свою ошибку.
Войдя в комнату, Кэтрин застыла на месте. В свете мигающих ламп она увидела в комнате полный разгром. Все ящики были выдвинуты. Одежда разбросана по ковру и огромной кровати под шелковым балдахином.
– Что это? – вырвалось у нее. – Что случилось?
– Я хотела найти колье, – раздраженно ответила Лорена. – Мой дорогой Генри подарил мне его в день свадьбы. Это фамильная драгоценность Сноу. – Она всей тяжестью опустилась в кресло и принялась сморкаться в носовой платок.
У свекрови был действительно расстроенный вид, и это невольно вызвало у Кэтрин сочувствие.
– Не могло ли оно завалиться за туалетный столик?
– Мне не пришло в голову посмотреть там. – Лорена шумно прочистила нос. – Ты всегда была хорошей помощницей. Не знаю, как я буду обходиться без тебя.
Подавляя слабое чувство вины, Кэтрин скрупулезно осмотрела спальню и будуар, проверила шкафы и шкатулку с драгоценностями, даже отодвигала мебель. Наконец в отчаянии развела руками:
– Боюсь, что я тоже не могу его найти.
Лорена обмахивала лицо, на котором не было обычного слоя ночного крема.
– Что же мне делать? Колье должно перейти к Присцилле при ее замужестве. А теперь оно исчезло. Исчезло!
– Оно найдется, – Кэтрин незаметно прижала рукой повязку на боку. – Мы обе устали. Поищем утром, когда будет светло.
– Значит, ты уезжаешь. Оставляешь меня.
Кэтрин преодолела себя.
– Мои планы немного изменились. Я не сразу уеду.
Лорена уставилась на невестку из-под кружевного платка:
– Это почему же?
– Мы отменили нашу помолвку.
Вот и все. Она сказала. Кэтрин убеждала себя, что ей будет от этого легче. Но на душе стало холодно, как будто ее коснулся зимний ветер с пустошей и болот.
С трудом выпрямившись в кресле, Лорена сказала:
– Моя дорогая девочка. Мне ужасно жаль. Ты можешь жить здесь сколько захочешь.
– Я ценю это, – искренне ответила Кэтрин. – Но я вскоре перееду в собственный дом.
– Бросишь меня. После всего, что я для тебя сделала. – Лорена схватилась руками за голову. – О, у меня вдруг закружилась голова! Как будто я… упаду в обморок.
Ее голова затряслась, а глаза закатились. Ахнув, Кэтрин бросилась к ней.
– У вас есть нашатырь?
Лорена слабо взмахнула рукой:
– Не надо этого, ужасного запаха. Хорошая чашка горячего ячменного отвара помогла бы мне. Да, но ты устала. Я бы никогда тебя не попросила…
Шнур звонка был проведен в кухню, но в это ночное время все слуги спали наверху. Кэтрин вздохнула. Как бы ни болела рана, ей придется пойти самой.
– Лежите спокойно, – сказала она свекрови. – Я постараюсь вернуться как можно скорее.
– Спасибо тебе, моя дорогая. Ты так добра.
Кэтрин взяла одну из ламп и пошла по темному коридору. Проходя мимо комнаты Берка, она заметила, что из-под двери не виднелось света. Должно быть, он спал. Если бы она могла проскользнуть внутрь и лечь рядом с ним! Если бы она могла найти покой и блаженство в его объятиях, теплый приют от одиночества, уже поселившегося в ее душе!
Но та же любовь заставляла ее не поддаваться искушению. Она должна быть тверда в своем решении. Ради него.
Где-то вдалеке часы пробили час или два. Зловещий звук эхом прокатился по дому. Кэтрин спускалась по черной лестнице, свет лампы отбрасывал на стены причудливые тени. Холодок пробежал по спине и рукам. Вероятно, следовало бы прислушаться к предупреждению Берка.
Глупости! В доме она в безопасности. Кто может напасть на нее здесь? Не Лорена же, которая лежала, ослабев после нервного припадка.
Кэтрин спустилась с последних ступенек и вошла в кухню. Погруженная в темноту огромная комната вызывала страх, в дальнем углу массивная плита казалась присевшим на корточки великаном. Каменный пол холодил ее босые ноги. Странно было видеть это место пустым. Ни звука, только шум ветра за окнами.
Кэтрин вздохнула; в кухне приятно пахло ростбифом и луком, который готовили к обеду, и неизменным слабым дымком. Ей придется разжечь уголь, согреть воду и принести травы из кладовки.
Поставив лампу на стол, она подошла к груде щепок, приготовленных для растопки. Из темноты на Кэтрин смотрели два желтых глаза.
У нее перехватило дыхание. Она замерла, и только сердце громко стучало. Затем она рассмеялась и, наклонившись, подняла маленькое теплое тельце.
– Тигрица. Кто тебя впустил?
Котенок уцепился когтями за ее рубашку и попытался забраться на плечо. Его сердечко бешено колотилось.
Поглаживая мягкую шерстку, Кэтрин подошла к задней двери.
– Тебе нечего бояться, дорогая. Но ты не можешь здесь оставаться. У Лорены снова будет припадок, если она узнает, что ты бродишь по дому. Беги обратно на конюшню.
Она выпустила кошку за дверь, и Тигрица скрылась в темном саду. В лунном свете деревья раскачивались как призрачные танцоры. Кэтрин вздрогнула. От порыва ветра рубашка облепила ее ноги. Как напугано было животное! Еще более странным было то, что дверь оказалась открытой.
Хэмфри, отвечавший за безопасность дома, проверял замки каждый вечер. После того как ограбили леди Боуфорт, Лорена дала дворецкому подробные указания. Старый слуга был слишком педантичным. Не поддаваясь страху, Кэтрин повернула ключ и решила утром поговорить с ним.
Через несколько минут огонь уже горел и над ним висел медный котелок. Она открыла дверь в кладовку, и на нее из темноты пахнуло ароматом трав. Хороший отвар для Лорены получится из мяты, подумала она, вместе со щепоткой ромашки.
Когда она протянула руку к шкафчику со специями, в глубине кладовки раздался негромкий звук.
Удивленная, она повернулась и увидела надвигающуюся на нее черную тень. Кэтрин не успела крикнуть, чья-то рука зажала ей рот. Другая схватила за талию. Она потеряла равновесие и почувствовала удар.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск небес - Смит Барбара Доусон



Неплохо ...читать можно
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВиктория
2.04.2013, 12.51





Особых чувств не вызвал.почитать можно,когда больше нечего:-) 5/10
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонТаТьяна
28.10.2014, 11.02





Да, роман один из многих, но вызывает очень приятные чувства, и вполне достоин прочтения.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонТаня Д
13.05.2015, 18.50





Хороший конец. Но сам роман не очень... какие-то видения, фантастика... 8/10
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВикки
15.05.2015, 9.06





Мне понравился роман. Конечно, видения больше подошли бы женщине, но отрывки из прошлой жизни героев помогли ГГерою понять и помочь Кэтрин.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонВ.А.
20.08.2015, 16.00





По аннотации ожидала большего, герои не впечатлили, их горести не задели... Ну это ладно, вот галлюцинации героя на протяжении всей книги - это мда! А главное, я так и не поняла, для чего они были вписаны. Если для скуки - то да, автору это удалось. Я скучала, читая этот роман.
Проблеск небес - Смит Барбара ДоусонНаталия
27.10.2016, 19.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100