Читать онлайн Прекрасная изменница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Прекрасная изменница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

5 ноября 1701 года
Сегодня Ночь Гая Фокса, вся Англия торжествует победу над злодейским заговором. На площади полыхал костер, и мне позволили посетить праздник в сопровождении верной Мэри. О, что это был за восторг! По всему Лондону разносился перезвон колоколов, а издалека отвечала пушка. Старый полковник Дикинсон носил по улицам соломенное чучело, за ним следовала колонна ликующих горожан. Радовались и господа, и слуги. И вот среди всеобщего веселья я неожиданно очутилась в объятиях.
Это был Уильям! Он увлек меня во тьму, где мы предались поцелуям со всем пылом запретной страсти. Окончательно ослабев, я обещала утром прийти к нему на квартиру.
О, что же мне теперь делать? Как поступить? Нарушить данное Малфорду обещание верности? Или разбить сердце дражайшего Уильяма?
Из дневника Аннабел Чатем-Рамзи, третьей герцогини Малфорд
На следующий день, раздраженный и разочарованный бесплодными расследованиями, Грант остановил коня у подъезда элегантного особняка на Парк-лейн. Отвратительная погода вполне соответствовала его настроению, а холодный дождь грозил промочить до нитки. Мистер Чандлер сбросил пропитанный водой плащ и шляпу, с которой текла вода, на руки стоявшему у двери ливрейному лакею и направился в гостиную.
Тетушка Фиби, словно монаршая особа, восседала в кресле возле небольшого стола и, сжимая перо унизанными кольцами пухлыми пальцами, писала письмо. Карими глазами под тяжелыми веками, бледной кожей, надменным носом и пепельно-седыми волосами она напоминала королеву Елизавету в старости. Да и в манерах ее проскальзывало высокомерие. Впрочем, от королевы-девственницы почтенную светскую даму отличало то обстоятельство, что ей выпал жребий похоронить трех титулованных мужей. Овдовев в третий раз, леди заявила, что намерена жить в одиночестве до конца жизни.
Заметив застывшего в дверях племянника, тетя Фиби не выказала ни малейшего удивления, словно проказник отсутствовал всего несколько дней, а не десять лет. Она спокойно положила перо на место, устремив на Гранта высокомерный взор.
– Наконец-то снизошел до меня. Рэндольф сказал, что вчера встретил тебя в клубе.
Услышав имя брата, Грант почувствовал укол раздражения. Однако спорить с ней, а уж тем более ссориться, он не собирался. Напротив, намеревался в полной мере использовать ее вездесущую шпионскую сеть.
– Значит, меня выдали, – отшутился он с очаровательной улыбкой. – Могу ли я рассчитывать на прощение?
– Хм. Если учесть, что ты мой наследник, то можно было бы ожидать от тебя разумного поведения, то есть немедленного визита. Но ведь ты редко поступаешь так, как того требует здравый смысл.
Она протянула для поцелуя руку в пигментных пятнах. Грант наклонился и нежно чмокнул в напудренную морщинистую щеку. Легкий цветочный запах напомнил о счастливых днях, проведенных в обществе эксцентричной, но любящей родственницы. Грант находил у нее убежище всякий раз, когда отец, всемогущий граф Литтон, выгонял его из дома.
– Милая тетушка Фиби, как же я по тебе соскучился! А ты все так же прелестна.
– Льстец, – заявила непреклонная леди, но ее губы тронула улыбка. – А теперь сядь, чтобы я могла, не задирая головы, рассмотреть тебя.
– Прежде всего я хотел бы выпить бренди. Присоединишься?
Карие глаза тетушки лукаво блеснули.
– И ты еще спрашиваешь?
Грант прошел в библиотеку и вскоре вернулся с графином и двумя бокалами. Наполнив оба почти до краев, один протянул тетушке. Старушка сделала глоток и вздохнула, не скрывая гедонистского удовольствия.
– Чудесно! – Она поднесла бокал к глазам, восхищенно созерцая его янтарную глубину – Соскучилась по нашим дружеским посиделкам. А предаваться возлияниям в одиночестве не привыкла: боюсь превратиться в старую перечницу, которая добавляет бренди в чай под лицемерным названием «французские сливки».
Удобно устроившись на диване, Грант рассмеялся; дурное настроение сразу отступило.
– В таком случае наслаждайся. А мне нужно многое тебе рассказать.
Тетушка выразительно вскинула тонкие брови.
– Надежные источники сообщили, что ты приехал на пару недель и снял дом, некогда принадлежавший лорду Таллируду. Одет по последней моде. Зная, как мальчик ненавидит долги, можно сделать вывод, что у него завелись деньжата.
О воровстве тетушке знать ни к чему. Она будет в шоке.
– Об этом лучше не спрашивай.
– А почему, собственно? Ты столько лет болтался на континенте, что просто обязан рассказать о своих приключениях. Впрочем, как хочешь. Но при одном условии: отвечай честно, чем ты так занят в Лондоне?
Грант откинулся на диване и расслабился. Впервые после вчерашнего бурного прощания с Софи.
– Надеюсь, тебе известно, что я назначен опекуном молодого Малфорда.
– Ах да, конечно. И это обстоятельство, несомненно, означает возобновление знакомства с герцогиней.
Грант постарался сохранить невозмутимость. Во всем, что касалось Софи, он решил хранить молчание. В конце концов, это его личное дело.
– Да, знакомство действительно возобновилось. А если честно, то мне необходим твой совет по одному весьма деликатному вопросу, связанному с этой особой.
– В чем дело, мой мальчик? Уж не осчастливил ли ты ее по-семейному?
– Черт подери, конечно же, нет! – резко ответил Грант. Со вчерашнего вечера приходилось бороться с неотступной фантазией. «Я могу забеременеть» – так Софи аргументировала отказ. А вот ему никак не удавалось прогнать ее образ – беременной его ребенком. Казалось бы, эта мысль должна была привести его в ужас, но ужаса почему-то он не испытывал, только желание обладать ею.
– Как жаль, – печально заметила тетушка. – А я, признаться, не переставала надеяться, что вы снова найдете друг друга и на этот раз непременно поженитесь.
Настроение у Гранта вновь испортилось.
– Бог мой, тетя! Давайте не будем обсуждать эту тему. Она явно устарела.
– Можно и не обсуждать, как хочешь. Но ты не можешь отрицать, что неравнодушен к этой особе.
– Я был к ней неравнодушен до того, как она предпочла выйти замуж за моего друга. И было это давным-давно. – Грант поднялся и стал мерить шагами гостиную. – А главное, – продолжил он, – как и прежде, не имею ни малейшего желания связывать собственную жизнь ни с герцогиней Малфорд, ни с какой-либо другой леди. Свобода мне дороже всего.
– Что ж, ничего удивительного в этом нет. Твои родители преподали тебе отвратительный урок семейной жизни. Так что твой страх перед семейной жизнью вполне объясним.
Любовь. Нежное чувство принадлежало поэтам и восторженным юношам, но не имело ничего общего с тем похотливым вожделением, которое Грант испытывал к Софи. Сама того не подозревая, молодая вдова околдовала его, заставила забыть о цели, с которой он приехал. А вчера напомнила о том, с какой легкостью ей удается лишить его самоконтроля. И не держи он себя в руках, не сохраняй полную боевую готовность, наверняка поверил бы любой лжи, сорвавшейся с ее очаровательных губ.
Заметив на себе проницательный взгляд, Грант вынул из фарфоровой вазы красную розу и с театральным поклоном преподнес тетушке.
– Ты единственная женщина, к которой я питаю нежные чувства.
Тетушка приняла розу и раздраженно покачала головой.
– Умеешь очаровывать женщин, дорогой племянник. Однако настанет день, когда женщина будет вить из тебя веревки.
Десять лет назад Софи именно этим и занималась. Больше такое не повторится. Беседа приняла опасный оборот, и Грант поспешил сменить тему.
– Мы отклонились от важного вопроса. Помнишь письмо Малфорда, которое ты мне пересылала? Он написал его незадолго до смерти.
– Разумеется, помню. А спустя неделю, сразу после его похорон, пришло еще одно, от Софи. – Тетя Фиби помолчала. – Тогда я подумала, уж не собирался ли герцог с тобой помириться. На смертном одре человеку подчас хочется исправить совершенные ошибки.
Грант подошел к камину и положил руку на мраморный портал. Сделал глоток бренди. Запоздалые сожаления бесполезны. Лучше использовать энергию с пользой и отомстить за гибель Роберта.
– Все обстояло гораздо серьезнее. Малфорд писал о другом. Подозревал, что его отравили.
– Да, слышала. Недоброкачественной пищей. Слава Богу, больше никто в доме не заболел!
– Речь шла о преднамеренном отравлении.
Рука, только что неспешно подносившая к губам бокал, замерла в воздухе. Леди резко вздохнула и уставилась на племянника.
– Малфорда убили? Ни за что не поверю!
– Но это правда. Несколько дней назад я разговаривал с доктором Атертоном, и тот согласился, что симптомы расстройства очень напоминали признаки отравления мышьяком. К сожалению, Атертон чересчур чванлив и претенциозен, чтобы признать собственную ошибку.
– Но… дорогой мой мальчик… ты уверен? Может быть, герцог ошибался? Ведь он был тяжело болен; возможно, даже бредил.
– Письмо не вызывает сомнений. Малфорд хоть и был болен, письмо писал в здравом уме и твердой памяти.
– Но кто это сделал? И зачем?
– Малфорд написал, что это сделал дорогой его сердцу человек. Подозреваю, преступление совершила сама герцогиня.
– Софи… преступница? Что за чушь!
– Это не чушь. Она вышла замуж за Малфорда из-за титула и богатства. Сама когда-то призналась. А со временем, возможно, просто устала от супруга…
– Скажешь тоже! Мир переполнен женами, уставшими от мужей. – Тетушка поднялась с кресла и принялась мерить шагами комнату, не желая верить услышанному.
– Время от времени я встречала Софи на светских раутах, и она выглядела вполне довольной жизнью. А на похоронах плакала, убитая горем.
Грант с трудом подавил нахлынувшие чувства.
– Что ж, в таком случае она прекрасная актриса. Сыграла роль безутешной вдовы, чтобы скрыть собственное преступление.
– А ты не думал о сестре герцога, леди Хелен Рамзи? – спросила тетушка. – Или о кузене… как зовут этого тощего типа? Того самого, у которого всегда грязь под ногтями?
– Эллиот, – подсказал Грант. – Да, я думал об обоих, но счел решающим то обстоятельство, что Софи не обмолвилась об отравлении ни единым словом. Малфорд наверняка поделился с ней подозрениями – если, конечно, не считал убийцей именно ее.
– Мог и не поделиться. Герцог принадлежал к тому типу мужчин, которые смотрят на жену как на хрупкую фарфоровую куклу и всячески оберегают от огорчений.
Вряд ли Софи допустила бы подобное отношение к себе. Однако предположение позволяло взглянуть на историю с иной стороны и добавить ясности туманному представлению о возможных мотивах убийства.
– Возможно, тебя убедит такой аргумент: полагаю, Софи каким-то образом узнала о том письме, которое послал мне Роберт. Дело в том, что, когда я пришел, она нисколько не обрадовалась, увидев меня.
– Еще бы, – фыркнула тетушка. – Десять лет назад ты ее отверг, а теперь ей навязали тебя в качестве опекуна ее сына.
Грант стиснул зубы. Тетушка не знала, что на самом деле псе произошло иначе! Не он отверг Софи, а она его. Дала ему понять, что он ей не нужен, поскольку не имеет ни состояния, ни титула.
– Разреши все-таки закончить, – сухо попросил он. – В тот самый вечер кто-то ворвался в мой дом, до полусмерти избил камердинера и все перевернул вверх дном.
Почтенная леди схватилась за спинку кресла.
– Не можешь же ты подозревать, что Софи…
– Еще как могу! Она хотела уничтожить доказательства отравления.
– Письмо было украдено?
– К счастью, нет. Я его спрятал. Вообще ничего не пропало.
– Ясно. – Тетушка в полном изнеможении опустилась в кресло и снова глотнула бренди. – Не могу себе представить, что Софи способна ударить человека. Впрочем, она могла нанять какого-нибудь подонка. И все же…
– И все же рассматривать события как случайное совпадение опрометчиво. Она убила Роберта, и я намерен это доказать.
– Отправишься на Боу-стрит и выскажешь свои подозрения полицейским? – поинтересовалась тетушка.
– Нет, ничего подобного я делать не собираюсь. Сам во всем разберусь. Как можно тише и незаметнее, чтобы это не отразилось на судьбе молодого герцога.
Люсьен действительно представлял серьезную проблему. Сын Роберта оказался умным, любознательным, живым ребенком. Грант с неожиданной радостью посмотрел на мир его глазами. Когда они возвращались из Тауэра, Грант заметил, как Софи обнимает спящего мальчика. Нежность тронула его глубже, чем хотелось бы признаться себе самому. У Софи наверняка были грехи, но сына она любила самозабвенно.
Неужели она могла лишить Люсьена отца? Только потому, что устала от Роберта? Вряд ли. Для убийства нужен более серьезный мотив.
– Прежде чем выдвигать обвинения, необходимо отыскать веские доказательства, – задумчиво произнесла тетя Фиби. – А кроме врача ты с кем-нибудь разговаривал?
Грант рассказал о том, что целый день провел в поисках того самого повара, который приготовил злополучный пирог со сливами. Вскоре после несчастья Софи уволила француза без рекомендаций. Грант расспрашивал кухонную прислугу многих знатных домов, однако месье Ферран бесследно исчез.
– Хм, – скептически заметила тетушка. – Сомнительно, чтобы кто-нибудь из высшего света принял на работу повара, повинного в смерти герцога. А вот хозяева рангом пониже могли закрыть на это глаза. Ведь повар был профессионалом высокого класса. Если хочешь, могу осторожно навести справки.
– Буду тебе признателен. Ферран может рассказать, была ли Софи в кухне в тот самый день, когда он готовил обед.
Грант попытался представить себе, как Софи пробралась на кухню с пакетиком крысиного яда и, как только повар отвернулся, высыпала отраву в любимый десерт супруга.
– Но зачем, почему? – с болью воскликнул он.
– Понятия не имею.
Тетушка подняла на племянника полные печали глаза.
– Когда-то я слышала разговоры, но подумала, что это сплетни, и выбросила их из головы. А сейчас вспомнила.
– Говори же!
– Светские сплетницы судачили о том, что Малфорд… – Она помолчала, словно пытаясь найти нужные слова, и продолжила: – Говорили, что герцог не спал с женой, вообще не спал с женщинами, предпочитая мужчин.
Выйдя из библиотеки, Софи направилась к лестнице. В этот момент из своей комнаты неожиданно появилась Хелен. Они не виделись со вчерашнего вечера, но ничего удивительного в этом не было. Если не считать краткого визита в классную, Софи почти весь день провела в библиотеке. Чтобы не думать о Гранте, старательно искала второй том дневника Аннабел.
Однако не преуспела ни в том, ни в другом.
– Добрый вечер, Хелен. Этот дом поистине слишком велик: за весь день ни разу не встретились.
Золовка неожиданно улыбнулась и протянула Софи стопку уже запечатанной корреспонденции.
– Писала приглашения.
– Приглашения?
Хелен кивнула и взяла невестку под руку.
– Пойдем вниз, хочу успеть к вечерней почте.
Направляясь к парадной лестнице, Софи не переставала удивляться, почему золовка не ворчит по поводу вчерашнего дня, который Софи провела в обществе Гранта.
– Не понимаю. Мы не принимали гостей с тех пор, как…
– Да, с того ужасного дня, как заболел мой брат. – По лицу Хелен пробежала тень, и она на мгновение отвела взгляд. Однако вскоре снова с улыбкой посмотрела на Софи. – Но вряд ли Роберт захотел бы видеть нас отшельницами, правда? Так что званый ужин на следующей неделе будет весьма кстати.
– Позволь узнать, кого мы приглашаем? – поинтересовалась она, сделав ударение на слове «мы».
– Прости, пожалуйста, – с виноватым видом произнесла Хелен. – Я тебе ничего не объяснила. В следующую среду день рождения Эллиота. Праздник готовится в его честь. Я пригласила нескольких особ из высшего света.
Софи подумала, что Хелен неспроста затеяла все это.
– Мы никогда не отмечали день рождения Эллиота.
– Верно. Но иначе его сюда не заманишь. Римские развалины для него – дом родной. Его не интересуют светские рауты и все остальное, что происходит в Лондоне.
Хелен посмотрела на Софи с легким лукавством.
– Все очень просто. Я всего лишь написала, что необходимо обсудить вопрос о передаче найденных в Чичестере древних артефактов в Музей Монтегю.
Пораженная Софи остановилась на лестничной площадке. В прошлом году один из фермеров обрабатывал земельный участок в отдаленном поместье Роберта и наткнулся на римское захоронение. В могиле оказалось немало ценных предметов, в том числе золотой диск, брошь с драгоценными камнями, золотые и серебряные монеты. Эллиот сразу воспылал неукротимой алчностью, однако Роберт твердо заявил о намерении передать сокровища в музей. Кузены поссорились. К сожалению, Роберт умер, так и не успев осуществить свой план, и археологические находки перекочевали в сейф одного надежного банка.
– Надеешься заманить Эллиота под фальшивым предлогом, – произнесла Софи и стала спускаться с лестницы. – Но ведь обман обнаружится, едва он приедет.
Хелен удивленно вскинула брови.
– Ну и пусть. Главное, чтобы он появился здесь.
Странный замысел и причины его возникновения не давали Софи покоя.
– Если имеешь в виду отъезд Люсьена в школу, можешь не беспокоиться и не тревожить кузена. Мистер Чандлер уже одобрил мое намерение оставить сына дома еще на год.
– Одобрил? Ты явно не теряла времени даром и уже успела очаровать джентльмена.
Софи спокойно встретила взгляд Хелен.
– Ошибаешься. Я всего лишь делаю то, что считаю полезным для ребенка.
– Поступай как знаешь. В данный момент меня интересуют эти приглашения. – Спустившись в холл, Хелен подошла к небольшому столику возле двери, положила письма на серебряный поднос для корреспонденции и с довольным видом вернулась.
– И все-таки ты чего-то недоговариваешь.
Губы Хелен изогнулись в хитрой улыбке.
– Милая Софи, ты невероятно проницательна, – пропела она. – У меня действительно созрел план. На ужин приглашены достойные незамужние леди. Давным-давно пора подыскать Эллиоту супругу.
Дождь наконец прекратился. Грант вышел из дома тетушки и поехал к себе.
Погруженный в размышления, Грант не замечал печального пейзажа. Тетушка Фиби уговорила племянника остаться к обеду, а также попросила не бросаться на Софи с яростными обвинениями. Настроение было ужасным, возмущение перехлестывало через край.
«Говорили, что герцог не спал с женой, вообще не спал с женщинами, предпочитая мужчин».
Эти слова причинили Гранту острую боль. Спокойный, гордый, безукоризненно воспитанный Роберт – и вдруг содомит? Уму непостижимо.
Однако тетя Фиби привела несколько убедительных фактов.
– Черт возьми, но ведь он ухаживал за женщинами и даже женился!
– Да. Отличный способ скрыть от мира правду. Разве можно винить в этом человека? Не забывай, что мужеложство карается смертью.
– У него родился сын.
– Эти люди нередко имеют детей. Традиционная семья – лучшая маскировка порочной склонности.
– Но он ни разу, даже намеком, не делал мне никаких двусмысленных предложений.
Наивное замечание рассмешило проницательную леди.
– Ты, милый, чересчур откровенно и беззастенчиво интересуешься женщинами. Надо быть слепым, чтобы этого не заметить.
– Никогда не доверял сплетням и не собираюсь делать это впредь.
– Я тоже. Услышав впервые, не поверила. Но в данном случае нельзя отвергать вероятность, поскольку она может иметь решающее значение.
Грант хмуро вглядывался в серую муть тумана. Что и говорить, неожиданное открытие многое объясняло. У Софи был серьезный мотив для убийства.
Нетрудно представить себе тот ужас, который охватил герцогиню, едва открылась горькая правда о муже. Если новость привела в смятение даже его и стала настоящим шоком, то что говорить о молодой супруге? Вряд ли она подозревала о существовании подобной порочной склонности.
Но он-то давно знал, что к чему. Еще в закрытой школе слышал перешептывание товарищей о мальчиках, которые тайно делали что-то плохое и запрещенное, а, повзрослев, узнал о существовании борделей вполне определенного сорта: в них удовлетворяли желания клиентов, не задавая лишних вопросов. Знал и некоторых джентльменов, тайно посещавших подобные заведения. Неизменно пожимал плечами и, не желая вникать в подробности, игнорировал малопривлекательное явление. Сам он просто не представлял, что мужчина может не желать женщину.
Особенно Роберт.
Роберт женился на Софи.
На прекрасной, пылкой, чувственной Софи, которую так влекла любовная близость. А Роберт воспользовался ею как ширмой, чтобы прикрыть собственный порок. Быть может, раскрыв тайну, Софи в отместку отравила мужа? А вдруг Софи с самого начала знала правду и вошла с Робертом в сговор? Заключила сделку с самим дьяволом и в обмен на титул герцогини и богатство согласилась терпеть выходки извращенного супруга? До тех пор, пока в конце концов не устала от постоянных унижений.
Как бы то ни было, Гранту хотелось по-волчьи завыть.
На подступах к дому конь неожиданно занервничал. Решив, что гнедой мерин почувствовал тоску и смятение всадника, Грант ослабил поводья, но в следующий момент заметил, как в темной глубине конюшни что-то мелькнуло.
Там кто-то прятался. Вор?
Тут же вспомнились разоренные комнаты. Рен, едва не погибший от безжалостного удара по голове. Злосчастное письмо Роберта.
Грант пришпорил коня и бросился к добыче. Если это Софи, он ни за что не позволит ей убежать. Спрыгнув на землю, Грант схватил злоумышленника за полу.
Тот резко обернулся и поднял руку. В темноте сверкнула отточенная сталь.
Опасаясь причинить вред Софи, Грант удержался от инстинктивного порыва с силой стукнуть по запястью. Вместо этого отклонился и схватил преступника за рукав, намереваясь отвести нож в сторону.
Ошибка обнаружилась мгновенно. Едкий запах пота и неженская сила не оставили сомнений: перед ним вооруженный мужчина. Миг сомнения лишил Гранта преимущества в схватке.
Неизвестный нанес короткий и меткий удар ему в челюсть, извернулся и вырвался из захвата. Грант покачнулся и попятился. Упасть не дала каменная стена сада. Оттолкнувшись спиной, он снова бросился в бой.
Слишком поздно. Противник застыл возле коня и лихо вскочил в седло. Мерин затанцевал, почувствовав чужую руку, однако негодяй оказался отменным наездником и тут же подчинил себе испуганное животное.
Грант в ярости бросился вперед.
– Стой, мерзавец!
Он почти коснулся поводьев, но едва пальцы скользнули по конской гриве, разбойник развернулся и галопом ускакал в ночь.
Грант побежал следом, однако спустя минуту остановился. Беглец скрылся в тумане, а стук копыт был уже едва слышен. Оставалось лишь сожалеть о собственной глупости. Гнедого мерина он приобрёл всего неделю назад на аукционе чистокровных лошадей «Таттерсоллз», причем отдал кругленькую сумму. Нового коня купить нетрудно.
А вот шанса доказать, что преступника наняла Софи, возможно, больше не представится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон



Просто приятное чтение
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЕлена
9.05.2011, 15.31





Героиня типичная дура. Лишилась невинности, забеременнела и сделала из этого катастрофу. Я не могу выйти за него замуж потому что он предложил мне это таким тоном! Он меня не любит! В итоге - про ребенка не говорит и замуж выходит за другого. Прошло 10 лет....один мстит, другая ноет и страдает. Вывод - глупая женщина всегда умудрится создать геморрой на ровном месте. 3 из 10 за надуманность и глупость.
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусоннанэль
1.01.2014, 19.48





Бред) из всех романов автора,этот самый ужасный(
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонНадежда
6.01.2015, 22.29





Можно почитать.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонПл.
20.08.2015, 21.28





Приключенческий ЛР с надуманной завязкой и кучей ляпов: 5/10.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЯзвочка
21.08.2015, 0.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100