Читать онлайн Прекрасная изменница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Прекрасная изменница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

14 октября 1701 года
Сегодня состоялась примерка приданого у лучшей в Лондоне портнихи. Пять модисток суетились вокруг с кусками атласа, шелка, дамаста и парчи. Мама твердо решила одеть меня по самой последней моде, как приличествует супруге герцога. Это означает, что каждое платье должно утопать в кружевах, лентах и оборках. Я попыталась протестовать, однако получила строгий выговор за то, что не умею ценить доброту и щедрость отца.
По решению Малфорда, свадьба состоится в первый день января. Впереди множество разных дел, а я все смотрю в окно и мечтаю убежать с дорогим Уильямом.
Из дневника Аннабел Чатем-Рамзи, третьей герцогини Малфорд
Первый этап плана прошел успешно. И все-таки вечером того же дня, входя в клуб на Сент-Джеймс-стрит, Грант испытывал странное напряжение и разочарование.
Лысеющий мажордом в изумрудной, с золотыми пуговицами, ливрее сурово застыл у двери. Он пренебрежительно взглянул на чужака, явно намереваясь выставить его прочь, однако уже в следующий момент расплылся в широкой улыбке.
– О, мистер Чандлер! Как приятно снова вас видеть!
Грант сдержанно улыбнулся в ответ:
– Благодарю, Пеннингтон. За картами собралось прежнее общество?
– Да, разумеется! Только вас и не хватает!
Грант вошел в гостиную, где несколько джентльменов отдыхали, ублажая себя чтением газет и любимой трубкой. Однако и богатое убранство большой комнаты, и комфорт терялись словно в тумане. Все мысли сосредоточились на Софи.
Покинув Малфорд-Хаус, он ощутил такое острое, гнетущее беспокойство, что не нашел сил вернуться домой. Требовалось отвлечься, прийти в себя, собраться с мыслями и подавить страстное желание вновь увидеть герцогиню.
Она оказалась такой же и в то же время совсем другой. Даже траурное черное платье не могло скрыть горячей, земной чувственности. Материнство обогатило внешность, добавило новое, женственное обаяние полной груди, тонкой талии, изящным бедрам. До боли хотелось накрыть поцелуем пухлые, четко очерченные губы – особенно в те моменты, когда она смотрела на него с холодным недоверием. Хотелось увидеть, как зажгутся желанием неспособные хранить секреты зеленые глаза. Сорвать покров притворства, заставить ее отбросить аристократическое высокомерие. Да, он должен склонить ее к роману – ведь только так можно раз и навсегда избавиться от одержимости.
В то же время нельзя забывать о главной цели – необходимости доказать преднамеренное убийство Роберта. Равно как и о том, что в первую очередь подозрение пало именно на нее, Софи.
Из столовой вышел джентльмен. Облик незнакомца воплощал изысканный и непререкаемый аристократизм: тщательно зачесанные назад темные, с легкой сединой волосы, сложенная газета под мышкой безупречно скроенного строгого темно-синего смокинга, уверенная и горделивая осанка. Он на мгновение повернулся, разговаривая с кем-то, кто остался в комнате, и надменный римский профиль с высоким лбом поразил его словно удар молнии. Грант остановился.
Всего лишь один миг он смотрел на восставшего из могилы отца. Не может быть! Старый тиран давно превратился в прах. А навстречу шел всего лишь Рэндольф, нынешний граф Литтон – старший брат.
Первой пришла в голову мысль юркнуть в ближайшую комнату. Дьявол! Откуда такая трусость?
Грант собрался с духом и упрямо шагнул вперед. В тот же самый момент Рэндольф закончил разговор и направился дальше по коридору. И тут увидел Гранта. Посмотрел ему прямо в глаза, остановился. Двое мужчин молча стояли в слабо освещенном коридоре закрытого аристократического клуба и в упор рассматривали друг друга. Нынешний граф Литтон унаследовал от предыдущего графа Литтона серые, со стальным оттенком, глаза и острый взгляд.
К счастью, в отличие от предшественника очередной носитель титула научился хотя бы изображать любезность. Вот и сейчас он с улыбкой шагнул навстречу Гранту и приветливо протянул ему руку.
– Какой сюрприз! Грант! А я уже начал было сомневаться в том, что ты вообще когда-нибудь вернешься в Англию!
Грант пожал брату руку, хотя столь теплый прием вызвал серьезные подозрения. Любимый старший сын деспотичного отца, Рэндольф всегда отличался редким сознанием собственной значимости и непогрешимости, из-за чего в детстве происходило немало ссор и стычек. Зачинщиком всех драк неизменно оказывался Грант, поскольку не выносил высокомерных, а порой и откровенно презрительных насмешек Рэндольфа.
– Литтон, прекрасно выглядишь.
– Брак мужчине на пользу, – дружелюбно пояснил Рэндольф. – Надеюсь, ты получил мое письмо? В прошлом году я женился на дочери Инглхэма. Через несколько месяцев Джейн подарит мне первенца.
– Поздравляю. Богатая наследница, дочка герцога, к тому же еще и плодовита. Если повезет, скоро избавишься от такого надоедливого наследника, как я. Разве можно желать большего?
В глазах брата мелькнуло раздражение.
– Постарайся впредь следить за выражениями, говоря о моей графине. Джейн наверняка захочет с тобой познакомиться. Попрошу ее послать тебе приглашение к обеду – где-нибудь в конце недели.
– Не беспокойся. В настоящее время я слишком занят.
– Ну так навести нас летом в Кендалл-Парке. Тогда познакомишься еще и с новой племянницей – или племянником.
В Кендалл-Парк Грант в последний раз приезжал, когда ему было двадцать лет, на похороны отца.
Покидая родной дом в шестнадцать, он поклялся, что ноги его там больше не будет. А в тот единственный раз вернулся лишь по просьбе тетушки Фиби.
– Сельская жизнь никогда меня не привлекала, – ответил он. – Предпочитаю развлечения и удовольствия большого города.
– Пора бы и тебе обзавестись семьей и остепениться. – Холодный осуждающий взгляд придал Рэндольфу поразительное сходство с отцом. – Но тебе, разумеется, некогда: занят игрой.
– Я как раз собирался присоединиться к картежникам. Если позволишь.
Войдя в игровую комнату, Чандлер неожиданно очутился в прошлом: да, в хорошо знакомом, близком, удобном прошлом.
– Чандлер! Ты ли это?
Один из игроков поднялся из-за стола и поспешил навстречу Гранту. Грант увидел солидного, среднего роста человека с животиком. Расплывшееся добродушное лицо с двойным подбородком показалось смутно знакомым. Через мгновения Грант его узнал и радостно улыбнулся.
– Хокридж! – воскликнул Грант.
– Он самый, – подтвердил виконт Хокридж и по-свойски похлопал приятеля по плечу. – Сколько лет, сколько зим. Где тебя черти носили?
– В Италии, – лаконично ответил Грант. Ответ можно было считать почти правдивым, поскольку в Рим он возвращался постоянно. В тени древнего Пантеона планировал и обдумывал дерзкие кражи, тщательно выбирая жертвы нападения. Неизменно руководствовался одним и тем же принципом: не грабить честных людей. Зато бесчестных считал вполне достойной добычей.
– Присоединяйся к нам, – пригласил Хокридж, увлекая приятеля к столу. – Нам четвертый не помешает. Надеюсь, помнишь Килминстера и Апдайка?
– Тех ребят, которые подожгли публичный дом Салли Чейзен, чтобы посмотреть, как оттуда выскакивают голые проститутки? Еще бы!
Эти слова были встречены дружным хохотом.
– Точно, это сделали мы, – подтвердил Килминстер. – И до сих пор не жалеем. Зрелище того стоило.
– Вот только джентльменам почему-то не понравилось бегать по улице без штанов, – ехидно усмехнулся Апдайк.
– Расскажи-ка об итальянских шлюшках, – похотливо сверкая бледно-голубыми глазами, обратился Килминстер к Гранту. – Говорят, стоит лишь пальцем поманить, а они уже и ноги растопырили.
– В таком случае придется вернуться в Древний Рим. – Грант рассмеялся не столько вместе с ними, сколько над ними. – Дело в том, что сейчас в храмах одни туристы.
Пока Хокридж сдавал карты для партии в очко, Грант удовлетворял любопытство джентльменов рассказом об одной похотливой итальянской графине и сонме ее любовников. Распространяться о собственных подвигах не хотелось, да и времени на амурные похождения не оставалось. Партнеры наперебой хвастались победами прошедшего десятилетия.
Все продолжалось точно так же, как и в прежние времена.
Или нет?
Грант постарался сосредоточиться на игре, чтобы не позволить мыслям вернуться к встрече с братом. Карты пришли неудачные, и делать безумные ставки, как в юности, не хотелось. Тогда он умудрился за несколько лет спустить щедрое наследство бабушки по материнской линии. Горький опыт охладил азарт.
«Глаз дьявола» удалось выгодно продать через посольство русскому царю. Сделка принесла солидный куш. Капитальные активы в кораблестроительных и прочих выгодных предприятиях сделали Гранта Чандлера не просто состоятельным, а по-настоящему богатым. Так что он мог позволить себе выбросить на ветер кругленькую сумму, но не собирался этого делать.
Деньги ему достались нелегко.
Немного посидев со старыми приятелями, Грант поднялся и, несмотря на бурные протесты, решительно распрощался.
– В пятницу состоится гонка экипажей, – предупредил неугомонный Хокридж. – Смотри не пропусти.
– Подумаю, – ушел от ответа Грант. Эти парни не могли знать, что в жизни существуют проблемы значительно более серьезные, чем вопрос о том, куда и как потратить время. Для Гранта главное – раскрыть тайну смерти Роберта.
Возвращаясь домой верхом на гнедом мерине, Грант старался дышать как можно глубже: хотелось очистить легкие от дыма. Вечер выдался сырым, туманным и холодным. Самое время устроиться возле приветливо пылающего камина и хорошенько подумать.
Привлекательность чуждого времяпровождения испугала. Черт возьми! Он же не старик на грани слабоумия! Не какой-нибудь слабак, в ужасе бегущий от ночного буйства!
Просто настала пора посидеть спокойно, задать себе кое-какие вопросы и честно на них ответить. Решить, как вести себя с Софи. Спланировать задуманное соблазнение. А потом вернуться к прежней жизни.
Грант подъехал к конюшне, спешился и бросил поводья поджидавшему конюху. Он пошел по засыпанной гравием дорожке небольшого сада. И вдруг насторожился.
Ему показалось, что кто-то пристально за ним наблюдает.
Грант остановился в густой тени дуба и огляделся. Темные округлые курганы кустов утопали в вечернем тумане. Под старинным тутовым деревом светлела гранитная скамейка. В воздухе витал живительный аромат сырой земли.
Грант осторожно обошел сад по периметру и убедился в том, что в кустах никто не прячется. Постепенно напряжение спало, а ощущение чужих глаз исчезло. Даже если какой-нибудь потенциальный вор и изучал обстановку сквозь щель в заборе, то, очевидно, решил поискать более легкую добычу.
Грант повернулся к арендованному дому. Высокое здание было построено из серого камня и стояло последним в ряду себе подобных. В окне второго этажа мерцала одинокая свеча. Его спальня. Скоро он приведет сюда Софи.
Грант вошел в дом и запер за собой дверь. Шаги гулко отдавались в темном коридоре. Помимо камердинера и лакея, он держал всего двух слуг: пожилые супруги Хауэлл исполняли обязанности экономки и дворецкого. Сейчас они, видимо, обедают на кухне, расположенной в подвале. Так что здесь, в парадных апартаментах, кроме него, никого быть не должно.
На мгновение он почувствовал себя таким же пустым и холодным, как анфилада парадных комнат перед глазами. Тут же прогнал меланхолию: все дело в том, что посещение Малфорд-Хауса оставило неизгладимое чувство потери и напомнило о смерти Роберта.
Мальчики росли очень разными: один – спокойный, серьезный, вдумчивый; другой – отчаянный и дерзкий сорвиголова. И все же соседство и страстное увлечение баталиями игрушечных армий сблизило их и подружило. В детстве они с Робертом были неразлучны. В юности у каждого появилась собственная жизнь. И все же они продолжали дружить, время от времени навещали друг друга или встречались за обедом в клубе. Так продолжалось до тех пор, пока в их жизнь не ворвалась Софи.
Хитрая, амбициозная, умная, живая, очаровательная Софи Хантингтон.
Она мгновенно покорила светское общество и приобрела множество поклонников, среди которых оказались Грант и Роберт. Неистовая кокетка поражала сиянием лучезарных глаз, обворожительной улыбкой. Грант утонул в остром, доселе не испытанном вожделении. В горячечном бреду и безумном стремлении к обладанию он совершил немыслимое: в порыве дикой страсти лишил Софи невинности.
Они часто ссорились, особенно после того как чувство долга толкнуло Чандлера на безрассудный поступок. Он сделал Софи предложение. Софи ему отказала, объяснив, что не может выйти замуж за младшего из братьев, не обладавшего ни наследством, ни перспективами. Она стремилась к тому, чего Грант дать не мог: к титулу, богатству и уверенному положению в высшем обществе.
Спустя две недели мисс Хантингтон обручилась с Робертом Рамзи. Вне себя от обиды и ярости, Грант набросился на бывшего друга с кулаками, повалил на землю и в кровь разбил ему лицо. Стыд за безобразную драку и боль, вызванную предательством возлюбленной, гнали прочь из дома, прочь из родной страны. Так он оказался в добровольном изгнании.
Грант наконец понял, что стоит в темном холле и зачем-то изо всех сил сжимает резные перила мраморной лестницы. Заставив себя успокоиться, он вошел в кабинет и налил себе изрядную порцию бренди. Огненная жидкость обожгла горло и вернула его к действительности.
По словам Софи, Роберт умер медленной и мучительной смертью. Вдова выглядела такой бледной, слабой и беззащитной, что хотелось прижать ее к груди, согреть, утешить. Однако опыт подсказывал, что красавица способна и на ухищрения, и на лицедейство.
Может быть, ее утомила жизнь с положительным, уравновешенным, склонным к уединенным занятиям и размышлениям Робертом? Интересно, планировала ли она отравление заранее, возможно, на протяжении многих месяцев, или подсыпала яд импульсивно, в момент эмоционального всплеска? А что потом? Сидела у постели умирающего и тайно злорадствовала, наблюдая, как он угасает. Грант пришел в неописуемую ярость.
До чего же он ее презирает!
И в то же время желает.
На этот раз расчетливой красавице не удастся вышвырнуть его из собственной жизни. Он законный опекун Люсьена и может являться в Малфорд-Хаус в любое время.
Мысль о маленьком сыне Роберта встревожила Гранта.
Серьезный и искренний, мальчик складом характера напоминал отца. Ну а от матери юному герцогу досталась яркая внешность. Он с такой печалью и искренней любовью вспоминал папу, что в сердце Гранта шевельнулась жалость. Детство Гранта как небо от земли отличалось от детства маленького Рамзи, и все же он хорошо знал, что значит тосковать по отцовской любви.
Как же мальчик отреагирует на обвинение матери в убийстве и на заключение ее в тюрьму? Грант вовсе не хотел доставлять ребенку мучения. Люсьен обожает маму, а она в нем души не чает.
Если принять во внимание предполагаемую роль в смерти супруга, Софи оказалась на редкость внимательной и заботливой матерью. Она трепетно опекала Люсьена, а с прекрасного лица не сходило взволнованное выражение. Во время встречи в библиотеке нетерпеливо ждала малейшего повода отослать ребенка прочь, подальше от гостя, и при первой же возможности отправила в детскую учить уроки.
«К сыну я тебя не подпущу. Боюсь дурного влияния».
Эти слова ранили Гранта: неужели герцогиня искренне верит в то, что он способен испортить, растлить ребенка? Видимо, так оно и есть. Софи наверняка проконсультировалась с сотней адвокатов, пытаясь лишить его прав опекунства.
Но вот вопрос: почему Роберт поручил заботу о сыне именно ему, не имеющему ни малейшего понятия о воспитании детей, не представляющему, что значит быть отцом? На ум приходило лишь одно объяснение: Роберт вспомнил о старом друге и доверил ему судьбу единственного ребенка, потому что подозревал жену в отравлении.
Опасно недооценивать Софи: она умна и изобретательна. Чтобы добиться доверия и вырвать признание, потребуется немало усилий, обаяния, тактической тонкости и изощренного коварства. Ну а пока остается лишь задавать осторожные вопросы, чтобы восстановить картину последних дней Роберта.
Грант направился к лестнице. Хотелось снова, в двадцатый раз перечитать письмо Роберта. А вдруг обнаружится какой-нибудь не замеченный раньше намек? На смертном одре Роберт неуверенной рукой нацарапал довольно невнятное послание…
Тишину дома внезапно нарушил приглушенный крик.
Грант ошеломленно замер посреди холла. Кричала, несомненно, женщина. Причем не в парадных комнатах, а выше, в одной из многочисленных спален.
В его спальне?
Грант бегом бросился вверх по лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон



Просто приятное чтение
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЕлена
9.05.2011, 15.31





Героиня типичная дура. Лишилась невинности, забеременнела и сделала из этого катастрофу. Я не могу выйти за него замуж потому что он предложил мне это таким тоном! Он меня не любит! В итоге - про ребенка не говорит и замуж выходит за другого. Прошло 10 лет....один мстит, другая ноет и страдает. Вывод - глупая женщина всегда умудрится создать геморрой на ровном месте. 3 из 10 за надуманность и глупость.
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусоннанэль
1.01.2014, 19.48





Бред) из всех романов автора,этот самый ужасный(
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонНадежда
6.01.2015, 22.29





Можно почитать.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонПл.
20.08.2015, 21.28





Приключенческий ЛР с надуманной завязкой и кучей ляпов: 5/10.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЯзвочка
21.08.2015, 0.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100