Читать онлайн Прекрасная изменница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Прекрасная изменница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

2 декабря 1701 года
С тех пор как я в последний раз встретилась с Малфордом, прошло уже три дня. Хорошо, что он не появляется: я в ужасе от собственной распущенности. Герцог, холодный и жестокий тюремщик, держит меня в домашнем заточении. Днем меня охраняет его тетка, она же надзирательница, а по ночам ни на шаг не отходит вечно шмыгающая носом и шныряющая глазками-бусинками Лэдди. Ну а жених в это время наслаждается мужской свободой.
До свадьбы осталось меньше месяца; торжество назначено на первый день нового года. Нельзя поддаваться панике. Надо верить в возможность встречи с Уильямом.
Из дневника Аннабел Чатем-Рамзи, третьей герцогини Малфорд
Грант не мог отделаться от мысли о неуместности встречи. Леди Хелен Рамзи повела себя как закоренелая старая дева. Кружевной чепчик на светлых волосах и бледная кожа подчеркивали огромное родимое пятно на щеке.
– В чем дело? Почему вы выходите из этой спальни вдвоем?
Грант ничуть не дорожил собственной репутацией, так что вполне мог бы сказать правду. Но дать повод осуждать Софи? Ни за что!
– Доброе утро, Хелен. Именно вас мы и разыскивали.
– Здесь?
– Разумеется, нет, – невозмутимо возразила Софи. – Сюда мы зашли в поисках улик. Этой спальней иногда пользуется Эллиот.
Хелен поджала губы так энергично, что они превратились в тонкую линию.
– Но не собираетесь же вы подозревать Эллиота в…
– В отравлении вашего брата? – пришел на помощь Грант, переключив внимание на себя. – Дело в том, что кузен не представляет жизни без чичестерских находок, а Роберт отказался их отдать. Чем не повод для убийства?
Хелен нахмурилась и задумчиво посмотрела в оба конца пустого коридора.
– Будьте добры, постарайтесь говорить тише. Мне и без того нелегко удержать слуг от досужих домыслов, особенно после того как этот сыщик с Боу-стрит засыпал их вопросами.
Напоминание о Эннибале Джонсе мгновенно вернуло Гранта к действительности и заставило насторожиться.
– В таком случае давайте обсудим это в надежном месте, – заключил он. – Лучше всего в вашей комнате. – Возможно, именно там появится возможность обнаружить новые свидетельства, способные вывести из-под подозрения Софи и в то же время вовлечь Хелен.
Старшая сестра Роберта вызывала немало вопросов. В детстве Гранту не раз приходилось видеть, как она терроризировала брата: пыталась контролировать каждый его шаг, хотела добиться безукоризненного поведения и беспрекословного подчинения. И если каким-то образом ей довелось открыть характер его взаимоотношений с Джеффри Лэнгстоном, отторжение могло оказаться настолько полным, что не исключало даже убийства.
Впрочем, скорее всего логические построения имели лишь одну цель: убедить самого себя в невинности Софи.
Хелен осуждающе посмотрела на Гранта.
– Незамужней леди не пристало входить в спальню с джентльменом, – изрекла она, метнув в сторону невестки многозначительный взгляд. – Кроме того, мне нечего обсуждать с тем, кто не является членом семьи. К тому же я не уверена в том, что Роберта умышленно отравили.
Софи взяла золовку за руку.
– Милая Хелен, не сердись. Мы всего лишь пытаемся выяснить правду, чтобы прекратить неприятные визиты этого Джонса. Ты полностью осведомлена о том, что происходит в доме. Может быть, поговорим в библиотеке? – Продолжая ее уговаривать, Софи повела золовку к лестнице.
Грант последовал за ними, с удовольствием разглядывая стройную фигурку герцогини.
Да, он знал каждый дюйм прекрасного тела, скрытого мрачным черным платьем, и все же грациозное покачивание бедер привлекало его внимание. Черт возьми! Надо было воспользоваться возможностью и соблазнить ее в голубой спальне! Стоило ли сомневаться? Все равно она считала его последним негодяем, так почему бы не прибавить к длинному списку еще один грех?
И все же он не смог этого сделать. Не смог пойти против ее воли. Конечно, в минуту страсти она бы добровольно сдалась после одного-единственного поцелуя, но потом, придя в себя, строго осудила бы его за нарушение нелепого правила. А вызвать гнев, а то и ненависть женщины, к которой его неудержимо влекло, было бы неразумно.
Поэтому он и увлек ее в спальню. Не выдержал обвинений: гуляка, игрок. А главное, не смог смириться с тем, что его признали негодным к отцовству.
Вспомнились собственные неосторожные слова: «Сам не ожидал, но внезапно оказалось, что люблю детей. Не возражал бы против пары-тройки собственных малышей». Какой дьявол дернул его за язык?
Люсьен действительно производил приятное впечатление, а чувства, которые вызывал в душе живой и искренний мальчик, оказались неожиданно теплыми. Возможно, ребенок заражал свежим, ясным взглядом на мир. А может быть, просто напоминал о существовании невинности. Как бы то ни было, а поклонение Люсьена рождало стремление соответствовать образу и стать героем.
Но путь от опекунства до собственной семьи долог и труден. Прежде всего претила мысль об ограничении свободы. Да, Софи права: он вовсе не семейный человек. Как только освободится от нынешних отношений, непременно вернется к прежней разудалой жизни: будет кутить до зари, играть в карты с завсегдатаями клуба, такими как Килминстер, Хокридж и Апдайк. И в полной мере насладится обществом женщин.
Но дело в том, что желал он только Софи. Другие женщины для него просто не существовали. Две интимные встречи в спальне и одна в кабинете лишь разожгли страсть. Несмотря на физическую близость, интригующий ореол тайны сохранялся.
Спускаясь по лестнице рядом с золовкой, герцогиня сохраняла холодность и сдержанность истинной аристократки. Прежде ей не удавалось изображать столь безоблачное спокойствие.
Услышав вопрос о секретах, она испугалась и не смогла унять дрожь. Да, Софи, несомненно, что-то скрывала. Наверняка собственное участие в смерти Роберта, что же еще?
Что, кроме страха разоблачения, могло до такой степени ее напугать?
Едва дамы удобно уселись в библиотеке, Софи устремила на Гранта выразительный взгляд. Она старалась молча убедить его в своем праве задавать вопросы Хелен. В ответ он, как всегда, посмотрел на нее с вызовом. И как всегда, темные глаза взволновали и душу, и тело.
Не садясь, Грант подошел к окну и посмотрел на беспросветно серую улицу. Оставалось лишь надеяться на его сознательность, сдержанность и умение вести себя прилично.
Стараясь сосредоточиться на главном, Софи спросила:
– Кажется, Фелпс составил для сыщика список слуг, не так ли?
– Да. – Хелен сидела спокойно, сложив руки на коленях. – Но, по-моему, старался абсолютно напрасно. Письмо – всего-навсего злая шутка: абсурдно искать убийцу под этой крышей.
– Ах, как бы хотелось в это верить! – с чувством воскликнула Софи. – Но магистрату нужны доказательства. А потому необходимо поговорить с каждым, кто внесен в список.
– Я уже об этом подумала, – сухо произнесла Хелен. – Полагаю, будет надежнее предоставить персонал мне, ведь ты почти не знаешь этих людей.
Грант отвернулся от окна.
– В таком случае вам было известно о связи Эллиота с одной из горничных?
Хелен остолбенела.
– Что за чушь! – ледяным тоном произнесла она через пару мгновений.
– Всего лишь слух. Случайно донесся до наших ушей, – торопливо вмешалась Софи. – Я и сама удивилась подобной новости. Ты ничего не подозревала?
– Разумеется. Иначе тут же положила бы конец подобному безобразию. – Заметно расстроившись, Хелен опустила глаза. – Видела его пару раз в кухне, но… – Она подняла голову и взглянула на невестку. – Чепуха. Кто вам сказал?
– Вчера мы разговаривали с месье Ферраном. Он сейчас служит у торговца тканями по фамилии Ньюберри. Повар сказал, что в тот злополучный день Эллиот появлялся внизу.
Хелен выглядела так, словно только что проглотила червяка.
– Ферран! Но ведь он подал Роберту недоброкачественное блюдо! Нельзя верить ни единому его слову!
– Скорее нельзя верить в то, что Роберт заболел из-за недосмотра повара, – заметила Софи. – Возможно, мы напрасно его уволили. Этому человеку можно доверять.
– Но он же француз! – нетерпеливо взмахнула рукой Хелен. – Ничуть не удивлюсь, если окажется, что именно он и подсыпал брату крысиный яд. Не забывай, что трагедия случилась почти сразу после поражения Наполеона при Ватерлоо!
Подобную идею выдвинул Фелпс. Несмотря на некоторую абстрактность логического построения, Софи все-таки решила выяснить у слуг, не высказывал ли Ферран открытой антипатии к англичанам. Не хотелось упускать ни одной из возможных версий.
По этой же причине она попыталась представить себе в качестве убийцы саму Хелен. Сестра Роберта вела себя как властная, нетерпимая особа, готовая подчинить своей воле всех и вся. Но способна ли она была убить собственного брата? Могла ли послать анонимное письмо в магистрат?
Грант подошел к камину и положил ладонь на мраморный портал.
– А в вашем доме вообще возникает потребность в крысиной отраве?
– Время от времени, – призналась Хелен. – Не забывайте, что мы живем в Лондоне. Но поверьте, в доме у нас безупречно чисто. Нет ни одного вредителя. Я за этим слежу.
– Никто не сомневается в твоем умелом руководстве персоналом, – успокоила Софи. – Грант всего лишь хочет сказать, что яд доступен. Он ведь хранится внизу, в кладовке?
– Да. Тебе и самой он время от времени требовался. Вспомни, сколько неприятностей крысы доставили в прошлом году.
– Сгрызли корешки нескольких книг, – пояснила Софи.
Воспоминание об отвратительном зрелище – мусоре, помете на ковре, испорченных страницах – заставило ее поежиться.
– К счастью, книги оказались довольно новыми, а потому заменить их не составило особого труда.
– Где именно это произошло? – поинтересовался Грант. Софи показала:
– Вон там, на самой нижней полке, справа от окна.
Грант подошел, присел на корточки и исследовал шкаф.
– Вижу, кто-то замазал небольшое отверстие в древесине, – заметил он. – Ты сама клала яд, Софи?
– Бог мой, конечно же, нет. Поручила одному из лакеев.
Грант выпрямился и подошел к дамам.
– Хелен, надеюсь, никто из слуг не сообщал о пропаже значительного количества отравы?
Хелен покачала головой:
– Нет, не припомню. Впрочем… много ли надо, чтобы навредить человеку?
Грант пожал плечами:
– Выясню у Джонса. Кстати, кузен не собирается в город в ближайшее время?
– Завтра, на праздничный прием в честь дня своего рождения. – Хелен гневно взглянула на Гранта. – Эллиота я знаю всю жизнь и готова с уверенностью заявить, что на преступление он не способен.
Заметив, что золовка рассердилась, Софи поспешила ее успокоить:
– Это всего лишь предосторожность. Поскольку Эллиот спускался в тот день на кухню, вполне возможно, он мог увидеть что-нибудь важное. – Повернувшись к Гранту, Софи добавила: – Кстати, ты тоже приглашен на ужин. Разумеется, если сочтешь нужным явиться.
– Спасибо, непременно буду, – рассеянно поблагодарил тот. – А пока хотелось бы поговорить с буфетчицей.
После трудного дня, проведенного в бесконечных беседах со слугами, Софи с удовольствием отправилась на обед к леди Фиби.
Самым неприятным было то, что разговор с буфетчицей по имени Элис так и не состоялся. Едва Грант задал ей первый вопрос относительно Эллиота, как девица притворилась, будто упала в обморок. Видимо, боялась потерять работу, а возможно, что-то скрывала. Софи решила, что утром непременно узнает правду. А пока можно отдохнуть, насладиться приятным обществом, забыв о тревогах.
И все же напряжение в отношениях между Грантом и старшим братом давало себя знать.
Мистер Чандлер полностью сосредоточил внимание на дамах, упорно игнорируя Рэндольфа. Зато обошлось без ссор. К тому времени как на десерт подали абрикосовый торт, Софи вынуждена была признать, что Грант безупречно общался и с тетушкой, и с супругой Рэндольфа – Джейн, графиней Литтон.
Леди Фиби умело направляла разговор, развлекая гостей рассказами о светских скандалах, случившихся во время долгого отсутствия младшего племянника.
– Лорд Тергуд совершил путешествие в Америку, – поведала она, – и вернулся в шапке из меха енота, причем хвост свисал на спину. Эту вульгарную штуку он каждый день надевал на прогулку в Гайд-парк, пока наконец мастиф лорда Барримора не сорвался с поводка и не стащил добычу прямо с головы.
Все засмеялись.
– Бедняга, – весело заметила Джейн. – Почтенный лорд так любил эту шапку. А когда наконец отбил ее у собаки, остались лишь клочья меха.
Вспоминая слова Рэндольфа о сельской девушке, обожавшей дальние прогулки, Софи представляла себе Джейн высокой, крепкой, серьезной женщиной с большими ногами и прямолинейными, резкими манерами, но увидела очаровательную фарфоровую куколку с тонкими чертами лица, пышной копной золотистых кудрявых волос и веселым нравом. Свободное голубое платье уже не могло скрыть беременности. Графиня сидела рядом с супругом. Молодая пара то и дело обменивалась нежными взглядами или держалась за руки.
Рэндольф посмотрел на брата.
– Меня очень интересуют твои путешествия, Грант. Тетушка говорила, что ты добрался даже до Константинополя и России. А чем занимался все это время?
Грант не спеша допил вино и как бы невзначай произнес:
– Похищал драгоценности, разумеется.
Наступило молчание. Граф выглядел ошеломленным.
Джейн застыла с серебряной вилкой в руке. Выражение лица Гранта никак не вязалось с изысканно-аристократическим костюмом. На мгновение Софи показалось, что Грант говорит правду.
Леди Фиби повелительно взмахнула рукой.
– Не уходи от ответа, племянничек. Лучше расскажи какую-нибудь правдивую историю. Давно пора.
Грант просиял улыбкой.
– Простите за неуместную шутку. Может быть, желаете услышать о дворце султана, который я посетил в Смирне?
– Еще бы! А как тебе удалось познакомиться с султаном?
– Встреча оказалась неожиданной. Больше того, властитель крайне удивился, узнав, что перед ним англичанин.
– И сколько же, мистер Чандлер, вы гостили во дворце? – поинтересовалась Софи.
Ответом стал серьезный взгляд темных глаз.
– О, совсем недолго. Но успел посетить тронный зал, внутренний сад и даже личные апартаменты султана.
– До чего же романтично! – воскликнула Джейн, блеснув голубыми глазами. – И что же, все убранство дворца выдержано в стиле «Тысячи и одной ночи»? Мебель золотая? И кругом рабыни?
Грант улыбнулся. Враждебное отношение к брату не распространялось на милую графиню.
– Мебель действительно украшена золотом, – с готовностью пояснил он. – Во дворце двести комнат, в том числе и закрытый гарем для многочисленных жен. Его охраняют евнухи.
– Евнухи? – переспросила Софи. Грант невозмутимо взглянул на Софи.
– Это мужчины, которых… кастрировали; они не могут совокупляться с женщинами, заниматься с ними любовью.
– Довольно! – запротестовал Рэндольф. – Эта тема совсем не для ушей леди.
– Зато весьма интересная, дорогой, – возразила Джейн. Несмотря на внешнюю хрупкость, графиня, судя по всему, не была покорной женой. – Должно быть, очень интересно беседовать с иностранным правителем, чья жизнь совершенно не похожа на нашу.
– Честно говоря, я не слишком высокого мнения о султане, – признался Грант. – Несметные богатства нажиты бессовестной торговлей опиумом. Он владеет обширными маковыми полями на севере страны, в горах. К тому же он деспот, который правит железным кулаком.
Рэндольф нахмурился.
– Особого уважения султан не вызывает. А какой характер носил твой визит?
– Деловая операция, – холодно ответил Грант. Братья пристально посмотрели друг другу в глаза. Взгляд Гранта откровенно провоцировал, однако Рэндольф не произнес больше ни слова. Впрочем, встревоженное выражение лица подсказывало, что думал он о том же, о чем и Софи, – подозревал младшего брата в незаконных действиях, будь то азартные игры или что-нибудь более серьезное.
Софи видела, что Рэндольфу удалось преодолеть детское соперничество. Что же случилось в те далекие годы, чего до сих пор не мог простить Грант? Неужели Рэндольф унижал его, бил? Или младший, нелюбимый сын просто ревновал к старшему, любимому? А может быть, перенес ненависть с прежнего графа на графа нынешнего?
Сидевшая во главе стола леди Фиби поднялась.
– Леди, пожалуй, нам пора удалиться в гостиную и оставить джентльменов в обществе бренди.
Заявление показалось неожиданным и странным. Неужели мудрая хозяйка не опасается, что «джентльмены» пустят в ход кулаки? Кто усмирит их пыл и выступит посредником в бесконечных перепалках? Однако вежливость не позволила Софи возразить и она вышла из-за стола вслед за хозяйкой и графиней.
Возле двери украдкой посмотрела на Гранта. В знак почтения к дамам он, как и Рэндольф, встал. Братья выглядели напряженными, а младший к тому же казался еще и угрожающе мрачным.
Прищуренные глаза и презрительное выражение лица не оставляли сомнений в откровенной враждебности.
– Бренди? – предложил Рэндольф, взяв с буфета графин и два стакана. Голос его звучал приветливо, а улыбка казалась вполне дружеской.
Однако Грант не доверял показной сердечности. Несмотря на беспокойство и неприязнь, снова сел за стол и как ни в чем не бывало откинулся на мягком стуле.
– Можешь не стараться. Все равно твоего притворства никто не увидит.
Рэндольф устроился на месте хозяйки, налил бренди и подвинул стакан Гранту.
– Никакого притворства. Это я попросил тетю Фиби оставить нас ненадолго, чтобы мы могли поговорить наедине.
– Нам не о чем разговаривать. Все было сказано много лет назад.
– Ошибаешься. Тема для разговора есть. Во всяком случае, у меня. – Рэндольф пригубил обжигающе крепкий напиток и пронзил брата острым взглядом голубых глаз. – Дело в том, что я хочу извиниться.
– Извиниться?
Рэндольф кивнул.
– В детстве я вел себя просто ужасно. Говорил такое, о чем и думать-то было нельзя, не только произносить вслух. Сожалею и раскаиваюсь. Настолько, что согласился бы отдать солидную часть состояния за возможность стереть сказанное из памяти.
В душе Гранта боролись противоречивые чувства. Победил гнев.
– Надеешься замести мусор прошлого под ковер? – Грант оттолкнул предложенный ликер. Густая янтарная жидкость выплеснулась на белоснежную скатерть. – Не пытайся, ничего не получится.
Рэндольф продолжал смотреть Гранту в глаза.
– Конечно, права на обиду у тебя не отнимешь. Понимаю, что не смогу оправдаться, и все же… на меня очень влиял наш отец.
– Твой отец, но не мой.
– По закону он был и твоим отцом. Ты второй сын четвертого графа Литтона, и ничто не в силах изменить конфигурацию генеалогического древа.
Грант резко отодвинул стул и вскочил.
– Что ж, в таком случае остается лишь проклясть собственного отца. Давным-давно я отверг вас обоих. Так что можешь отправляться к дьяволу вместе с ним.
Рэндольф лишь сжал губы.
– Знаешь, глупо пестовать в душе злобу. Ни тебе, ни мне все равно не удалось бы изменить обстоятельства твоего рождения, но мы в силах изменить жизнь к лучшему.
– Именно этим я и занимаюсь, – парировал Грант, меряя шагами просторную столовую. – Я выбрал свою жизнь и хочу распоряжаться ею по собственному усмотрению.
Рэндольф не собирался отступать.
– Хочу кое о чем тебя попросить. Это важно, поскольку здоровье мое оставляет желать лучшего.
Грант остановился. Мрачное выражение на лице брата не могло не встревожить.
– Здоровье? – озадаченно переспросил он.
– Именно так, – ледяным тоном ответил Рэндольф. – Хроническое заболевание сердца. Доктора говорят, что в любую минуту может случиться новый приступ. Неизвестно, когда именно: через пять минут или через пять лет. Все в руках Господа.
– В таком случае я тебе определенно не нужен.
Брат даже не улыбнулся.
– Как раз очень нужен. Видишь ли, именно тебя я назначил попечителем своего состояния в случае смерти.
Грант замер в неподвижности. Рэндольф доверил ему огромное богатство? Ему, поганой овце безупречного семейного стада? Но почему?
– Черт возьми! – коротко выругался он.
– А еще мне необходимо твое обещание, – серьезно добавил брат. – По вопросу куда более существенному, чем богатство. Обещание оберегать интересы Джейн и ребенка после моей смерти.
– О чем, по-вашему, они говорят? – волновалась Софи. Она сидела на широкой софе рядом с женой Рэндольфа. Леди Фиби как раз разливала по чашкам ароматный чай. На каминной полке монотонно тикали золоченые часы. С тех пор как дамы вышли из столовой, прошло уже десять минут.
– Полагаю, – заметила Джейн, принимая из рук хозяйки тончайшую фарфоровую чашку, – что старший брат рассказывает младшему о сердечном недомогании. В моем присутствии Рэндольф не хочет об этом говорить. Считает, что я не понимаю серьезности положения.
Софи мгновенно забыла о собственных заботах.
– Слышала, что в прошлом году у графа случился сердечный приступ, но решила, что теперь все в порядке.
– Сейчас, слава Богу, так оно и есть, – подтвердила Джейн. – Но я заподозрила, что муж скрывает от меня правду, а потому с помощью тетушки Фиби предприняла собственное расследование.
– Мужчины считают нас слишком нежными, неспособными выдержать груз неприятной правды, – заметила пожилая леди. – И, как всегда, заблуждаются. Мужчины, конечно, сражаются на войне, зато женщины рожают детей и несут на своих плечах все домашние тяготы, так что вовсе не нуждаются в баловстве.
Софи подумала, что это чистая правда. Во всяком случае, Роберт придерживался именно этого ошибочного мнения. Временами стремление защитить Софи и оградить от трудностей вызывало у нее досаду, а подчас и обиду.
Леди Фиби продолжала:
– По просьбе Джейн я поговорила с доктором и получила исчерпывающие ответы на все вопросы.
Джейн улыбнулась:
– Четно говоря, завидую вашим способностям. Умеете заставить говорить всех и каждого.
– Все дело в долгих годах практики, – сказала тетушка. – Надо знать, когда польстить, когда надавить, а когда молча выслушать.
– Что же именно удалось выяснить? – озабоченно спросила Софи.
Тонкое, красивое, несмотря на годы, лицо помрачнело.
– Ничего хорошего. У старшего из племянников может снова случиться сердечный приступ, и на сей раз выкрутиться будет значительно труднее. А может быть, и невозможно.
Горькие слова отозвались в душе состраданием. Как это ужасно для Джейн, молодой супруги, ожидавшей первенца:
– Но неужели ничего нельзя предпринять?
– Надеюсь, что можно, – вступила в разговор молодая графиня. – В Девоне, в небольшой деревушке неподалеку от нашего поместья, жил один человек с похожим недугом. Он отказался верить врачам и не захотел влачить существование инвалида. Каждое утро совершал энергичные прогулки, а на обед ел только рыбу и овощи. В итоге дожил до девяноста лет. Такой же режим я стараюсь навязать Рэндольфу. – Грустное лицо осветилось улыбкой. – Иногда он ворчит, однако делает все, что говорю.
Да, для этой пары брак, несомненно, оказался счастливым. Софи поймала себя на том, что немного завидует им. Супруги любят, понимают, берегут друг друга. Таких отношений она хотела бы для себя и Гранта. Если, конечно, он откроет сердце ей навстречу.
И навстречу своему брату.
Герцогиня с тревогой взглянула на дверь.
– Надеюсь, мистер Чандлер не расстроит вашего мужа.
– Сейчас Рэндольфа нелегко вывести из себя, – заметила хозяйка. – Женившись на Джейн, он очень изменился. Теперь трудно узнать в нем некогда дерзкого, нетерпимого и высокомерного графа.
Софи не нашла в себе сил подавить любопытство.
– Не сочтите за бесцеремонность, но мне как-то довелось услышать разговоры о происхождении Гранта. Говорили, что у его матери случился роман.
– Отвратительная история, – поморщилась леди Фиби. – Графиня спуталась с камердинером. Но еще хуже оказалось отношение моего брата Бертрама к родившемуся ребенку. Грант не видел в доме ни капли любви, так что при каждом удобном случае я старалась забрать его к себе.
Сердце Софи сжалось.
– Неужели братья уже в детстве знали правду?
– Да, однажды Бертрам пришел в ярость и излил душу в их присутствии. После этого и начались бесконечные ссоры и драки. Грант отличатся вспыльчивостью, а Рэндольф точно знал, какими словами его легче всего обидеть. Стоило старшему прошептать пару хорошо рассчитанных оскорблений, как младший бросался на него с кулаками. Ну а виноватым оставался тот, кто затеял драку. Поэтому Бертрам считал Рэндольфа святым, а Гранта – бесом.
– Рэндольф вовсе не святой, – возразила Джейн. – Упрям и вспыльчив ничуть не меньше Гранта. Но, заболев, изменился к лучшему. Очень сожалеет, что вел себя подобным образом. Если здравый смысл ему не изменит, он непременно извинится перед мистером Чандлером.
– А если здравый смысл не изменит мистеру Чандлеру, он обязательно примет извинение, – сказала Софи. – Он тоже виноват.
Хозяйка посмотрела с пониманием.
– Мой племянник вас интересует, Софи. Ну а он, в свою очередь, выглядит влюбленным не меньше, чем в юные годы.
Софи почувствовала, что краснеет. Неужели проницательная старушка поняла, что у них с Грантом завязался бурный роман? Может быть, Джейн тоже знает? Но ведь связь всего лишь временная, а острая любознательность на лицах обеих дам намекала на матримониальные планы.
Увы, свадьбы не будет, как бы ни мечтала об этом Софи.
Надо сменить тему, подумала она.
– Мы просто давние приятели, – заметила герцогиня и, обращаясь к молодой графине, пояснила: – Грант назначен опекуном моего девятилетнего сына.
– Оказывается, вы уже опытная мать. Можно посоветоваться с вами по важному вопросу?
– С радостью отвечу на ваши вопросы.
– Надо ли сразу отправлять ребенка в детскую, как предписывает обычай? – Она положила ладонь на живот. – Или можно поместить малыша в своей спальне? Я предпочла бы второй вариант.
– Первые несколько месяцев Люсьен лежал в колыбели возле моей кровати, – ответила Софи. – Ведь так гораздо легче кормить ночью.
– О, как приятно это слышать! Я тоже так считаю. Не хотелось бы отдавать первенца кормилице.
Во время беседы Софи не переставала думать о том, что происходит в соседней комнате.
– Может быть, пора посмотреть, чем заняты джентльмены?
Леди Фиби усмехнулась и отодвинула чашку.
– Сидят вдвоем уже больше получаса, а до сих пор не слышно ни воинственных криков, ни треска сломанной мебели. И все-таки надо убедиться в том, что оба живы-здоровы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусон



Просто приятное чтение
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЕлена
9.05.2011, 15.31





Героиня типичная дура. Лишилась невинности, забеременнела и сделала из этого катастрофу. Я не могу выйти за него замуж потому что он предложил мне это таким тоном! Он меня не любит! В итоге - про ребенка не говорит и замуж выходит за другого. Прошло 10 лет....один мстит, другая ноет и страдает. Вывод - глупая женщина всегда умудрится создать геморрой на ровном месте. 3 из 10 за надуманность и глупость.
Прекрасная изменница - Смит Барбара Доусоннанэль
1.01.2014, 19.48





Бред) из всех романов автора,этот самый ужасный(
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонНадежда
6.01.2015, 22.29





Можно почитать.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонПл.
20.08.2015, 21.28





Приключенческий ЛР с надуманной завязкой и кучей ляпов: 5/10.
Прекрасная изменница - Смит Барбара ДоусонЯзвочка
21.08.2015, 0.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100