Читать онлайн Покоренное сердце, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покоренное сердце - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покоренное сердце - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покоренное сердце - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Покоренное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Зло станет правдой, правда – злом.
type="note" l:href="#n_4">[4]
У. Шекспир «Макбет»
– Ты не представляешь, какой номер выкинул Саймон на балу у герцога Стэнфилда, – сообщила Амелия матери на следующий день.
Саймон оторвался от «Таймс» и посмотрел на впорхнувшую в комнату младшую сестру, облаченную в пышное зеленое платье, удачно оттенявшее ее рыжевато-каштановые волосы. На лице ее играл здоровый румянец, а пополневшая талия выдавала ранний срок беременности. Со свойственной ей беспечностью она сбросила на золоченый стул, отделанный золотом плащ, и он тут же соскользнул на голубой узорчатый ковер.
Перчатки постигла та же участь. Стрельнув глазами в сторону брата, Амелия поцеловала мать в щеку. Леди Рокфорд сидела в шезлонге у окна и занималась вышиванием. Она только-только пришла в себя после очередного приступа малярий. С той памятной ночи, когда ей прострелили грудь, а отца Саймона убили, здоровье ее сильно пошатнулось.
Саймон постарался стереть из своей памяти воспоминания о том страшном дне. Прошлое не изменишь, но он сделает все от него зависящее, чтобы мать как можно меньше страдала. И по этой причине он был рад приходу Амелии – это отвлечет мать от грустных раздумий.
Однако тема, которую сестра явно собиралась развить, ему не понравилась.
– В «Таттлере» открылась вакансия репортера, – заметил он, бросив на нее взгляд поверх газеты. – Я думаю, ты можешь на нее претендовать.
Амелия сморщила носик.
– Когда дело касается твоей собственной семьи, это уже не сплетни.
Наблюдая за их пикировкой, леди Рокфорд улыбнулась и покачала головой. Бордовое шелковое платье особенно сильно подчеркивало ее худобу и болезненную бледность. В каштановых волосах уже поблескивала седина. Она отложила в сторону шитье и сложила руки на коленях. Этого было достаточно, чтобы дети прекратили спор и обратили взор в ее сторону.
– Не думаю, чтобы это была такая уж потрясающая новость, – сказала она с сомнением в голосе. – Саймон мне ничего не рассказывал, да я и сама не представляю его в роли нарушителя спокойствия.
– Нуда, он ведь у нас старый зануда, – насмешливо сказала Амелия.
– Я бы предпочел иметь репутацию храбреца и задиры. Проигнорировав его реплику, сестра прошествовала к столу и налила себе чашку чая.
– На этот раз он потерял голову, мама. Начать с того, что он дважды танцевал с одной девушкой. Подумать только: дважды! Могу поклясться, что все гости на балу обсуждали только эту новость. Это было равносильно тому, как если бы он на глазах у всех упал перед ней на колени!
– Боже, вот уж действительно новость! – Глаза леди Рокфорд засветились радостью. – Саймон, ты меня приятно удивил. Отчего ты ничего не рассказал мне?
Мать уже много лет уговаривала его жениться, и надежда, засветившаяся в ее взгляде, говорила о том, что он движется в правильном направлении. Саймон ничего не сказал ей о своих намерениях за завтраком только из-за дурацкого пари с Гарри. Он не представлял, каким образом сумеет объяснить матери, почему он остановил свой выбор на Розабел.
Его сестра вмешалась прежде, чем он успел ответить.
– А он и нам ничего не сказал, – пожаловалась она. – Ни мне, ни Элизабет, ни Джейн – никому.
– Ах, простите. Я не знал, что должен заручиться одобрением своих сестер, – сухо ответил Саймон.
– Это элементарная вежливость. – Амелия подлила в чашку сливки и энергично помешала чай ложечкой. – Своим поступком ты поставил меня в неловкое положение. Все расспрашивают меня, а я не знаю, что ответить!
– Не стоит так драматизировать, дорогая, – урезонила ее леди Рокфорд. Дрожа от волнения, она смотрела на сына. – Расскажи мне об этой девушке. Кто она?
– Она милая, добросердечная и имеет хорошее происхождение. Ее зовут…
– Леди Розабел Лэтроп, – перебила его Амелия. Хихикнув, она плюхнулась на обтянутую золотой парчой кушетку и поставила чашку на колени. – В том-то и загвоздка, мама. Вокруг столько умных, воспитанных девушек, а Саймон решил оказать предпочтение этой безмозглой Розабел Лэтроп!
Саймон сжал губы. Леди Розабел, конечно, не так умна, как его сестры, и не получила такого блестящего образования, и тем не менее ее воспитывали как великосветскую даму – для его будущей жены этого достаточно. Она красива, добродушна и даже в некотором роде оригинальна, хотя и впрямь не способна поддерживать интересный разговор.
В отличие от ее компаньонки миссис Клары Браунли.
Эта мысль вернула его к ночному происшествию в саду. Он с удовольствием вспомнил словесную пикировку с компаньонкой Розабел Лэтроп. Она возбудила его интерес с самой первой минуты, когда вынырнула из темноты прямо в его объятия. Он с наслаждением вспомнил запах ее лавандового мыла и нежную кожу. Тогда, под покровом ночи, его воображение так разыгралось, что он вообразил себе необыкновенную женщину, в которой удивительным образом сочетались ум и красота.
Когда она упомянула о муже, у него зародилось подозрение, что она говорит неправду, и это еще больше подогрело его интерес. Он благословлял тот миг, когда встретил женщину, которая бесстрашно парировала каждый его выпад, и вознамерился разоблачить ее обман.
Как это она сказала? «Ваша судьба, сэр, – сметать с дороги всех, кто попадается вам на пути». В тот момент ее слова рассмешили его, но сейчас он оценил ее храбрость: не всякая девушка осмелилась бы сказать ему такое в лицо. И как же он был разочарован, когда они вышли на свет, и загадочная незнакомка оказалась некрасивой вдовой, которую обстоятельства вынудили к тому, чтобы самостоятельно зарабатывать на хлеб.
Такая женщина никак не могла стать его женой.
– Лэтроп, – сказала его мать, сдвинув брови. – Она имеет какое-то отношение к маркизу Уоррингтону? Я знаю леди Эстер Лэтроп, но леди Розабел что-то не припомню.
Мать Саймона редко появлялась на светских балах. Из-за слабого здоровья ей приходилось ограничиваться скромными приемами для узкого круга близких друзей. Несмотря на хрупкое здоровье, леди Рокфорд была весьма решительна в своих суждениях и обладала сильной волей. Саймон дорожил ее мнением, и ему было важно получить ее одобрение.
– Леди Розабел – внучка маркиза Уоррингтона, – подтвердил Саймон. – Это ее первый сезон, поэтому ты не могла ее видеть. Но могу тебя заверить: Розабел Лэтроп обладает всеми необходимыми качествами для того, чтобы стать образцовой женой и матерью.
Амелия фыркнула:
– Поскольку ее мыслительные способности не входили в набор этих качеств, смею предположить, что на твое решение повлиял внушительный размер ее…
– Довольно. – Рассерженный, Саймон бросил газету на стол и строго посмотрел на Амелию. – Довольно оскорбительных замечаний в адрес этой леди. Отныне ты будешь отзываться о ней с исключительным уважением.
Сестра продолжала пить чай с самым невинным видом.
– Я имела в виду всего лишь внушительный размер ее приданого. Ведь именно приданое интересует мужчин в первую очередь, верно?
– Ее приданое меня мало интересует, – резко сказал Саймон. – Гораздо важнее то, что моя будущая жена происходит из весьма уважаемого рода…
– Жена?! – в унисон спросили два голоса.
В гостиную вошли Элизабет и Джейн. Ну вот, поморщился Саймон, еще нет и десяти часов, а сюрпризы уже следуют один за другим. Что ж, в таком случае он сообщит о своих намерениях всем сестрам сразу.
– Как только новости дошли до меня, я сразу же помчалась к Амелии, – сказала старшая сестра, Элизабет. Она развязала ленты простой голубой шляпки и тряхнула темными локонами. У нее была гибкая тонкая фигурка, но несгибаемый характер. Она сделала блестящую партию, выйдя замуж за наследника герцога Блейтона. Ее супруг был одним из немногих, кто не позволял ей собой командовать. – Кажется, мы прибыли вовремя. Подумать только: Розабел Лэтроп!
– Я знала, что мне необходимо присутствовать на балу у Стэнфилда, – прощебетала Джейн. Средняя сестра, которая исполняла в семье роль миротворца, была одета в строгое шелковое платье медового цвета и держалась с подобающим виконтессе достоинством. – Но Лаура простудилась, и я побоялась, что малышка может от нее заразиться, поэтому мы с Томасом решили остаться дома. Но, Боже мой, записка Амелии потрясла меня до глубины души.
Саймон подлил себе кофе из серебряного кофейника.
– С добрым утром, – сказал он. – Как приятно услышать вместо приветствий упреки.
Его сестры были достаточно хорошо воспитаны, чтобы изобразить раскаяние. Они расцеловались и поздоровались с матерью и Саймоном, после чего уселись рядом с Амелией. Сидя в ряд, они смотрели на брата, словно строгие судьи.
Очевидно, леди Рокфорд тоже пришло в голову это сравнение, потому что она предупредила дочерей:
– Девочки, помните: вы не судьи, которым предстоит вынести приговор. Саймон свободен в своем выборе.
– Но он не может жениться на леди Розабел, – твердо произнесла Элизабет. – Я просто обязана напомнить ему, что эта девушка ведет себя слишком фривольно, у нее в голове нет ни одной здравой мысли.
– Уже через неделю после свадьбы он почувствует себя несчастным, – согласилась Джейн, озабоченно нахмурив брови. – Но я думаю, мама права. Наверное, нам не следует вмешиваться. Особенно если Саймон любит ее. – Она посмотрела на брата своими серьезными карими глазами. – Ты любишь ее, Саймон?
Он оказался не готов к столь прямо поставленному вопросу. До сих пор он старался быть своим сестрам примером. Что они скажут, если узнают, что он выбрал леди Розабел из-за дурацкого пари?
– Мне пока трудно ответить на этот вопрос. Главное, что я твердо решил ухаживать за ней.
– Это равносильно ответу «нет», – сказала Амелия. – Ты так настаивал на том, чтобы мы вышли замуж по любви, а сам намерен жениться по расчету.
– Когда дело касается мужчин, все обстоит немного иначе, – сказал Саймон. – Я старше вас, у меня больше опыта, поэтому я выбираю жену, руководствуясь другими принципами. Для меня гораздо важнее ее происхождение и воспитание.
– Напыщенный вздор, – объявила Элизабет. – У мужчин все обстоит точно так же. Или ты хочешь сказать, что Маркус меня никогда не любил?
Сестры наперебой начали возмущаться тем, что Саймон поставил под сомнение искренность чувств их супругов.
Временами Саймон жалел, что научил сестер спорить и возражать.
– Вы совершенно неправильно истолковали мои слова, – строго сказал он. – Вспомните: ни одна из вас не полюбила своего мужа с первого взгляда. Чувство появляется и углубляется постепенно.
Он благоразумно умолчал о том, что вряд ли сможет когда-нибудь полюбить девушку, которая изрекает одни банальности. Но в остальном Розабел прекрасно подходит на роль графини; к тому же, как только она родит ему наследника, они могут жить врозь.
– Не верю, что ты сможешь ее полюбить, – сказала Амелия, словно подслушав его мысли. – Скорее ты станешь ее презирать.
– Почему ты не сказал нам, что подыскиваешь себе жену? – поддержала ее Элизабет. – Мы помогли бы тебе выбрать более подходящую девушку.
– Еще не поздно, – сказала Джейн. – Ты ведь еще не делал ей предложения. Есть множество девушек, которые гораздо больше подходят тебе по темпераменту. Например, достопочтенная мисс Каллин. Она умеет поддержать беседу и является учредителем общества женщин-художниц.
– А как насчет леди Сьюзен Бердсолл? – вступила Амелия. – Правда, она немного старовата, но зато о-о-очень начитанна.
– А мне нравится мисс Грейсон, – сказала Элизабет. – Она – дочь министра и очень серьезная. Она даже написала статью о том, что женщинам необходимо предоставить право участвовать в выборах.
В комнате поднялся шум: сестры громко обсуждали внешность и характеры возможных кандидатур.
Саймон стиснул зубы. Если бы не дурацкое пари с Гарри, он, возможно, и прислушался бы к их мнению. Но сейчас он чувствовал, что должен немедленно внести ясность.
Он отбросил газету и встал.
– Тихо! – Удивленные и встревоженные, сестры приготовились его слушать.
Заложив руки за спину, он подошел к ним и посмотрел каждой в лицо, как бывало раньше, когда он проверял у них уроки.
– Я хочу, чтобы вы кое-что поняли. Первое. Я намерен ухаживать за леди Розабел независимо от того, одобряете вы мой выбор или нет. Второе. Я больше не потерплю никаких дискуссий на тему, подходит она на роль графини или нет. И третье. Когда я приглашу леди Розабел и членов ее семьи к нам в гости, вам придется принять их со всей любезностью и радушием. Разумеется, если мама будет чувствовать себя достаточно хорошо.
Леди Рокфорд, которая все это время молча наблюдала за ними, кивнула:
– Я уже совершенно поправилась, спасибо. Я во всем согласна с тобой, Саймон, и буду, счастлива, принять леди Розабел в этом доме. Надеюсь, мои дочери будут вести себя подобающим образом.
– Мы никогда бы не стали говорить ей всего этого в лицо, мама, – немного обиженно сказала Элизабет.
– Ну конечно! – воскликнула Джейн. – Как ты могла подумать такое?
– Но между собой мы всегда будем откровенны, – добавила Амелия. – И мы хотим быть уверены, что Саймон будет счастлив…
Леди Рокфорд хлопнула в ладоши, и в комнате мгновенно воцарилась тишина.
– Я понимаю, что вы говорили все это только потому, что очень любите своего брата, – довольно резко сказала она, – но он уже сделал свой выбор, и я полностью доверяю ему. И вы также должны уважать его решение.
Она улыбнулась Саймону, и улыбка смягчила ее черты. Она смотрела на сына с такой гордостью и верой в его правоту, что он почувствовал себя не в своей тарелке. Интересно, что сказала бы мама, если бы узнала, что он согласился жениться на первой попавшейся девушке? Что он доверил свою судьбу слепому случаю?
Пока Розабел отсыпалась после бала, Клер находила общий язык с прислугой. Это было важной частью ее плана. Она рассчитывала, что незначительная порция лести и доверительные беседы помогут ей выудить необходимую информацию у кого-нибудь из слуг маркиза Уоррингтона.
Прежде всего, она хотела найти доказательство того, что Призраком является ее дед. Для этого ей нужно было выяснить, питает ли он прежнюю ненависть к человеку, который когда-то отнял у него дочь.
Сначала она предложила неулыбчивой экономке миссис Флеминг помочь навести порядок в бельевом шкафу. Потом помогала штопать белье болтливой горничной леди Эстер. И сейчас она подсела к пожилому лакею лорда Уоррингтона, который наводил лоск на обувь хозяина.
Клер удалось разговорить всех троих, но ничего полезного для себя она не узнала, кроме того, что все они отзывались о маркизе с большой теплотой.
– С нашим лорд-адмиралом не пропадешь, – говорил ей лакей Оскар Эддисон. Пристроившись на табуретке, он поставил ботинок себе на колено и натирал его ваксой. – Он любит отдавать приказы и чтоб во всем был порядок – прям как тогда, когда он служил на «Нептуне» во флоте его величества.
Сидевшая напротив него на стуле с высокой прямой спинкой Клер подала ему кусок мягкой замши для полировки обуви.
– А мне он показался таким грозным! Надеюсь, он не обижает своих слуг? По-моему, он может.
Таким образом, она дала Эддисону повод высказать свое истинное мнение о маркизе.
Лакей на мгновение застыл, и гримаса недовольства обозначила глубокие морщины на его высохшем лице.
– Они впрямь резкий мужчина, да, но справедливый. Можете не сомневаться.
Клер принялась поправлять очки, чтобы скрыть, сколь глубоко она разочарована. Эддисон служил во флоте под началом Уоррингтона; вероятно, этим и объяснялась его привязанность к хозяину. Но Клер оценивала своего деда совсем по другой мерке. Только жестокий человек мог вычеркнуть из жизни собственную дочь.
Должно быть, старая неутоленная жажда мести толкнула его на преступление против Гилберта Холлибрука.
Эддисон посмотрел на нее с подозрением, и Клер постаралась объяснить свой интерес.
– Пожалуйста, простите мне мое любопытство, – сказала она. – Я ведь ничего не знаю о его светлости. Меня приняли на работу всего неделю назад, и за это время я видела его лишь однажды, да и то мельком.
– Он много времени проводит в библиотеке. – Казалось, Эддисона удовлетворил ее ответ, и он продолжил полировать ботинок. – В последнее время его сильно донимают старые раны.
– Раны?
– Он был ранен в Трафальгарской битве, мадам. Ему отхватили бы ногу, если бы он не пригрозил этому несчастному костоправу трибуналом.
Клер не желала сочувствовать маркизу. Если он был ранен, значит, в этом мире все-таки есть справедливость.
Поговорив с Эддисоном, она отправилась на кухню. Продвигаясь по едва освещенному коридору, она обдумывала свой следующий шаг. Пора поговорить напрямую с самим дедом, и эта задача требовала тщательной подготовки. Как и все слуги в доме, Клер имела четкий круг обязанностей и должна была соблюдать определенные правила. Одним из таких правил был запрет подниматься в верхние комнаты, за исключением тех случаев, когда ее сопровождала Розабел.
Розабел часто встречалась с дедом за вечерним чаем, но почти всегда в компании с матерью. Однажды Клер предложила пойти вместе с ними, чтобы помочь разливать чай, но леди Эстер поручила ей заниматься другими делами.
Нет, ей нужно придумать другую уловку, чтобы повидаться с маркизом. Каждый день промедления означал лишний день, проведенный ее отцом в сырой и холодной тюремной камере. С каждым днем приближался день суда, который должен был состояться в следующем месяце. Каждый час приближал его к виселице.
Страх раздирал сердце Клер. Когда ее отца арестовали, она потратила свои жалкие сбережения на визит к адвокату.
Он разговаривал с ней сухим официальным тоном и дал понять, что она попусту отнимает у него время, потому что он сможет помочь ей только в одном случае: если она предоставит убедительные доказательства того, что браслет ее отцу был подброшен. И даже в этом случае его услуги будут ей не по карману. После этого Клер наняла молоденького адвоката, который был недостаточно опытен, зато горел энтузиазмом.
Совет адвоката породил у нее мысль пробраться в дом маркиза. Ей невероятно повезло, что как раз в это время леди Эстер уволила очередную компаньонку Розабел, и Клер смогла получить ее место.
Но ей до сих пор не удалось получить ни единого доказательства невиновности отца. Если у нее ничего не получится…
У нее сжалось сердце. Нет, так не должно быть, этого не случится. Мысль о возможном провале была невыносимой.
Дойдя до кухни, она вдруг услышала резкий звонок и мгновенно очнулась от своих мыслей. На стене висел ряд колокольчиков, звонили из комнаты Розабел.
– Слышу, слышу, ваша светлость, – пробормотала дородная повариха, накладывая в маленькую фарфоровую розетку взбитые сливки. – Разве эта девушка не знает, что для того, чтобы приготовить завтрак, нужно хотя бы пять минут?
– Спасибо, что поторопились, миссис Балл. Давайте я отнесу Розабел поднос.
Клер взяла поднос, на котором уже стояли, серебряный чайник с горячим шоколадом, тарелка с тостами и вазочки с вареньем разных сортов. Сама она позавтракала несколько часов назад, но была так расстроена мыслями об отце, что дразнящие запахи не вызвали у нее ни малейшего аппетита. Она плечом отворила дверь на черную лестницу и начала подниматься по узким деревянным ступеням.
Ненависть к маркизу не должна ослепить ее, продолжала размышлять Клер. Она напомнила себе, что в семье есть и другие люди. Например, леди Эстер.
Вчера на балу тетя говорила, что отец Клер – злодей. Она сказала, что он соблазнил несчастную Эмили, польстившись на приданое. Конечно, в ее словах не было ни слова правды, но если она искренне верит, что из-за Гилберта Холлибрука пострадала репутация их семьи, она могла сама украсть браслет, а потом нанять человека, который подбросил его ее отцу.
Кроме того, есть еще лорд Фредерик – старший брат Розабел и наследник лорда Уоррингтона. Слуги болтали, что этот юноша – заядлый игрок и частенько нуждается в деньгах. Он тоже мог пойти на кражу, чтобы поправить свои дела, а козлом отпущения сделать Гилберта Холлибрука – человека, который бросил тень на их семью.
И, как бы это дико ни звучало, Клер не могла полностью исключить из списка подозреваемых Розабел. Что, если ее детская наивность – всего лишь маска, за которой скрывается изощренный ум?
Но зачем Розабел красть драгоценности? У нее полно своих. Ее гардероб ломится от дорогущих платьев, сшитых по самой последней моде. Она ходит по магазинам и покупает все, что ей приглянется, даже не спрашивая о цене. Тем не менее, Клер решила выяснить, где пропадала Розабел после того, как танцевала с Льюисом Ньюкомом.
Поднявшись на второй этаж, Клер оказалась в длинном, роскошно отделанном коридоре и чуть не столкнулась с леди Эстер, которая поднималась на этаж по главной лестнице. Запыхавшаяся женщина подошла к дверям покоев Розабел одновременно с Клер. Лицо ее раскраснелось от волнения, мощный бюст вздымался под плотным шелковым платьем медного цвета. Такая спешка была ей несвойственна, обычно леди Эстер старалась не утруждать себя.
Удерживая в руках поднос, Клер присела в реверансе.
– Доброе утро, миледи. Что-то случилось?
– Случилось? Боже мой, нет. Просто я должна немедленно видеть свою дочь!
Леди Эстер ворвалась в спальню, Клер проследовала за ней и поставила поднос на низенький столик у камина. Задернутые занавески плохо пропускали солнечный свет, и в бело-розовой комнате царил полумрак.
Несмотря на позднее время, Розабел все еще не вставала. Она удобно устроилась на подушках в своей огромной кровати с пологом. Ее золотистые локоны рассыпались по плечам, легкая белая ночная сорочка не скрывала роскошную грудь. Она сонно хлопала глазами, глядя на мать.
– В чем дело, мама? Что тебя так взволновало?
С сияющим лицом леди Эстер помахала какой-то бумажкой и села на край кровати.
– У меня прекрасные новости, дорогая. Граф Рокфорд просит моего разрешения отпустить тебя с ним покататься.
У Клер, которая наливала шоколад в тонкую китайскую чашку, дрогнула рука. К счастью, ни Розабел, ни леди Эстер не обратили внимания на ее оплошность, и Клер незаметно вытерла пролитый на блюдце шоколад пальцем.
Лорд Рокфорд. Поглощенная своими планами по изобличению Призрака, она совсем забыла о графе и его намерениях соблазнить Розабел.
Ее кузина тем временем сладко зевнула и потянулась.
– Он что, уже приехал? Если еще нет двух часов, отошли его прочь.
– Отослать прочь? – воскликнула леди Эстер. – Как тебе такое в голову могло прийти?! Этот мужчина – мечта каждой матери. Даже твой дед отзывается о нем с одобрением.
Розабел хитро посмотрела на мать.
– Для меня одобрение дедушки – плохая рекомендация. Тем более что граф для меня слишком старый и скучный.
– Тридцать три года – идеальный возраст для женитьбы, – вкрадчиво сказала леди Эстер. Она нагнулась и погладила золотистые локоны дочери. – Лорд Рокфорд мог выбрать любую девушку, но он выбрал тебя, моя милая красавица. Тебя – из стольких девушек.
Розабел состроила гримаску.
– Да, в самом деле. Осмелюсь сказать, мы с ним неплохо смотримся.
– Изумительно, – уверила ее мать. – Я готова поклясться, что, когда вы с ним танцевали, все гости, до единого человека, смотрели на вас.
Пока Розабел прихорашивалась, Клер размышляла, стоит ли ей сказать о том, что услышала вчера ночью в саду. Природная осторожность удержала ее. Леди Эстер может обвинить ее в том, что она сама флиртовала с лордом Рокфордом. Стоит ей сделать один неверный шаг, как ее немедленно уволят.
Лучше она сама присмотрит за ними.
Взяв поднос, она отнесла его Розабел и поставила ей на колени.
– Его сиятельство написал, в какое время нам следует быть готовыми? – спросила Клер леди Эстер.
– Вам? – нахмурилась леди Эстер. – Бог мой, а вам-то зачем? Вы останетесь дома.
– Но я должна присматривать за ними, – с тревогой в голосе сказала Клер. – Лорд Рокфорд может вести себя нескромно.
Розабел перестала намазывать на тост клубничное варенье и уставилась на Клер.
– Ты, в самом деле, так думаешь, Брауни? Мне он показался ужасно скучным, хотя он и вправду потрясающе красив. Ты заметила, как чудесно мы смотрелись с ним, когда танцевали?
Они действительно были прекрасной парой. Она – хрупкая и прекрасная, и он – мужественный и высокий. Вспомнив проникновенный взгляд его темных глаз, Клер почувствовала, как по коже у нее пробежали мурашки. При одном воспоминании об этом мужчине ей стало жарко.
– Помимо приятной внешности и размера банковского счета, немаловажное значение имеет характер мужчины. В компании он может вести себя благопристойно, а наедине с вами позволять себе вольности.
– Прошу меня простить, – ледяным тоном сказала леди Эстер, – но я не знаю мужчины более достойного, чем граф Рокфорд.
О, если бы они только знали…
– Простите, если я в своем беспокойстве зашла слишком далеко, миледи. – И, усмотрев возможность несколько продвинуться в своем расследовании, добавила: – Я просто вспомнила одну фразу из «Макбета». «Зло есть добро, добро есть зло».
Она смотрела на мать и дочь, ожидая, когда они вспомнят. Эту цитату Призрак оставил на месте одного из преступлений, и Клер сильно рисковала, напомнив им о ней. Если кто-то из них имеет отношение к интриге против ее отца, ее цитирование может показаться им подозрительным.
Судя по выражению их лиц, эта фраза им ничего не говорила.
– Я не очень люблю Шекспира, – заявила Розабел, отпив из чашки шоколад. – Я вообще, как правило, не могу разобрать, что произносят актеры.
– Эта фраза означает, что мы не должны судить о человеке по внешним признакам, – объяснила Клер. – Иногда привлекательный человек на поверку оказывается насквозь испорченным.
Карие глаза леди Эстер превратились в два ледяных кинжала.
– Миссис Браунли, вы забываетесь. Нет ничего неприличного в том, чтобы девушка прокатилась в Гайд-парк со своим женихом. Я больше не желаю слушать эти нелепые возражения.
Ее резкий тон заставил Клер умолкнуть. Она прекрасно сознавала свое положение. Слугам не положено высказывать свое мнение, даже если оно касается такого важного предмета, как честь юной леди. Она утешилась тем, что, по крайней мере, предупредила Розабел о грозящей опасности.
Но когда Клер взглянула на девушку, та подмигнула ей. В ее ярких голубых глазах плясало веселье. И Клер поняла, что ее предупреждение принесло больше вреда, чем пользы. У Розабел проснулся интерес к лорду Рокфорду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покоренное сердце - Смит Барбара Доусон



Хороший роман,всего в меру. Но сильных эмоций не вызывает.
Покоренное сердце - Смит Барбара Доусонлариса
18.05.2014, 14.41





классный роман! обожаю когда мужчина ведет себя так, отдохнула душой. читайте, не пожалеете
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонЕкатеринка
3.06.2014, 18.57





Прекрасный роман,согласна с Екатеринкой,душа отдыхает.Главный герой потрясающий мужчина,эх....я прям влюбилась.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонНаталюша
11.08.2015, 22.59





Прекрасный роман. Читала с интересом, После него вернусь к Шекспиру.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонСофия
12.08.2015, 9.21





Для Сони С. Это то, что Вы спрашивали.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонЛидия
12.08.2015, 13.19





Лидия,спасибо!
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонСоня С.
12.08.2015, 13.39





глупенький легонький романчик....
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонНика
12.08.2015, 20.16





глупенький легонький романчик....
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонНика
12.08.2015, 20.16





Легко читается. Понравился.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонВ.А.
12.08.2015, 20.24





Роман неплох, можно прочесть.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.08.2015, 20.56





роман захватывает, конечно, но согласитесь, концовка смазана
Покоренное сердце - Смит Барбара Доусонвиктория
13.08.2015, 21.26





Фигня полная.Жалко своего времени на такой бездарний роман.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонДжу-джу
13.08.2015, 23.19





Начало романа-не оторваться!!!Дальше отпускает!!! А в целом 9 баллов по десятибалльной шкале!!!
Покоренное сердце - Смит Барбара Доусонлеля
15.08.2015, 0.22





Хороший роман: тут тебе и расследование, тут тебе и любовь, да и герои не заставляют краснеть за них. Приятное чтиво на вечер.
Покоренное сердце - Смит Барбара ДоусонНаталия
27.10.2016, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100