Читать онлайн Огонь в твоем сердце, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь в твоем сердце - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь в твоем сердце - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь в твоем сердце - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Огонь в твоем сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7
Опасная игра

На ужин Вивьен пришла с намерением очаровать лорда Стокфорда. На удивление, он незамедлительно реагировал на ее попытки.
Когда она вошла в зал и улыбнулась ему, он поприветствовал ее без единого намека на враждебность, добродушно шутил с ней, как будто она была девушкой, которой он восхищался и глубоко уважал. Он даже сделал комплимент Вивьен по поводу ее бледно-желтого платья, хотя его далеко не благородный взгляд был устремлен на ее пышную грудь.
Вивьен сумела скрыть свое волнение. Майкл мог лишь внутренне гордиться своим превосходством над ней. Как же мало ему было известно. Вивьен намеревалась сама обладать властью над ним.
Устроившись во главе длинного стола в тускло освещенном обеденном зале, Майкл оказался в господствующем положении.
Вивьен с трудом могла поверить, что это был тот самый человек, который только что утром оскорблял ее в библиотеке Эбби-Стокфорд. Сейчас же он был чрезвычайно обаятелен и улыбчив, он щедро раздаривал свою любезность присутствующим и рассказывал о последних скандалах в Лондоне. Даже леди Стокфорд встала с постели и присоединилась к ним. Вивьен была очень рада, что здоровье вдовы внезапно пошло на поправку.
Проницательными голубыми глазами Майкл то и дело поглядывал на Вивьен, как будто хотел убедиться, что она его слушает. Она действительно слушала, и более жадно, чем сама предполагала. Майкл же развлекал присутствующих историями высшего общества. Его описания были так остроумны и точны, что Вивьен с легкостью могла представить себе модниц, отчаянно пытавшихся подобрать подходящую шляпку, блистательные приемы с танцами до самого утра и даже мрачное мероприятие по вскрытию саркофага с древней египетской мумией. По его рассказам, лондонское общество выглядело чрезвычайно легкомысленным — и поэтому несколько чужим.
Вскоре леди Стокфорд медленно поднялась с места во главе стола. Маркиз тут же подскочил и устроился рядом с бабушкой.
— Вы перетруждаете себя, — произнес он, предлагая ей руку, — я же говорил, что не стоит спускаться к ужину.
— А я говорила, что я в полном порядке. Я немного вздремнула, когда ты ушел. — Отвергнув его помощь, леди Стокфорд сделала несколько шагов. — Не нужно так присматривать за мной.
Две оставшиеся Розочки суетливо последовали за ней.
— Мы с Оливией присмотрим за Люси. — Леди Инид наигранно подмигнула Вивьен, но так, чтобы Майкл не заметил. — Вы, молодые, можете теперь быть свободны и развлекаться. А мы, пожилые, не будем вам надоедать.
— Но вы не мешаете, — запротестовала Вивьен, — мне очень нравится ваша компания.
— Тем не менее мы втроем уходим к Люси в будуар, — вкрадчиво сказала леди Фейвершем, подхватывая леди Стокфорд под руку. — Наше отсутствие никак не должно испортить вам вечер. Лорд Стокфорд, не давайте Вивьен скучать, расскажите еще какие-нибудь лондонские сплетни.
— Верное замечание, — согласилась леди Стокфорд. — Майкл, я думаю, вам есть о чем поговорить с нашей дорогой Вивьен.
Розочки закивали, соглашаясь с ее словами. Затем все трое рука об руку направились к выходу из обеденного зала, бросая на парочку многозначительные взгляды.
Оставшись наедине с маркизом, Вивьен почувствовала, как увлажнились ее ладони. Тусклый свет канделябра отбрасывал тень на Майкла, что придавало его лицу мрачный вид.
Но черт его побери, он был дьявольски прекрасен в этой аристократической одежде. Темно-синий сюртук, желтовато-коричневые бриджи и белый галстук на шее. Его глаза изучающе смотрели на нее, рот искривился в легкой полуулыбке. По коже Вивьен пробежал холодок.
— Итак, мисс Тори, — растягивая слова начал он, — нас, кажется, оставили одних. И намеренно.
У Вивьен пересохло во рту. Януш был прост и глуп, так легко было читать его мысли. Майкл Кеньон, однако, оставался для нее загадкой. Он был суров и хладнокровен, и даже сейчас, когда он пытался вести себя вежливо, она чувствовала, что он полон тайн и загадок. Действительно ли он до сих пор переживает потерю жены?
Не важно. Если Розочки пожелали, чтобы она испробовала на нем свое умение общаться, она так и будет делать. Нет сомнения, он такой же мужчина, как и все.
Изобразив на лице улыбку, которую она многократно тренировала перед зеркалом, Вивьен направилась в его сторону.
— Ваша бабушка будет чрезвычайно довольна, если мы подружимся.
— Вопрос вот в чем: могут ли мужчина и женщина быть просто друзьями?
— Нет, если мужчина не считает эту женщину ровней.
Майкл засмеялся:
— Вы правы как никогда. Пойдемте со мной в оранжерею.
В своей раздражающе самоуверенной манере он даже не дождался ее согласия. Взяв ее под руку, он вывел ее в полутемный коридор. Вместо негодования уверенное прикосновение его пальцев вызвало у Вивьен всплеск любопытства. На мгновение ей показалось, что он действительно искренне заинтересован в ней. Разумеется, Вивьен ему не доверяла полностью. С какой стати он вдруг стал таким любезным?
— Сегодня утром вы ясно дали понять, что я вам крайне неприятна, — сказала она. — Что же так повлияло на вас, что вы изменили свое мнение?
Майкл пожал плечами:
— Нет причины для вражды. Моя бабушка намерена оставить вас у себя, и я должен подчиниться ее желаниям.
— А может быть, тот удар вбил в вас немного разума?
Майкл блеснул зубами:
— Может быть.
Разумеется, ему не понравилось напоминание о том, что женщина превзошла его. Он должен следить за ее острым язычком и разыграть мужскую слабость.
Придвинувшись ближе, Вивьен захлопала ресницами.
— Какова бы ни была причина, сэр, я рада, что вы и я наконец…
Майкл заставил ее остановиться:
— Вам что-то попало в глаз?
— Нет, а почему вы спрашиваете?
— Тогда почему вы так часто моргаете?
Не обращая внимания на ее протест, Майкл подвел Вивьен к канделябру на стене. Там, к ее унижению, он взял ее щеки в свои большие ладони, приподнял голову и, наклонившись ниже, начал внимательно разглядывать ее лицо в тусклом свете.
Еще ни один мужчина так близко не смотрел на нее сверху вниз. Вивьен окунулась в его мужской запах и как бы познала его изнутри. От его нежного прикосновения в ней вспыхнул огонь. Он стоял так близко, что она могла разглядеть тень его бакенбардов, идущих вдоль щек и подбородка. Еще она заметила бледный синяк в том месте, куда она его ударила.
И тут Вивьен охватило дикое чувство удовлетворения.
Большими пальцами Майкл провел по ее нижним ресницам.
— Я не вижу ни одной пылинки, — сказал он. — В каком глазу болит?
— Ни в каком, — фыркнула она, раздражаясь, что он не может отличить боль от флирта. — Все уже прошло.
Он немного отдалился от нее и стал изучающе разглядывать. Его пальцы медленно прошлись по ее скулам.
— Какие у вас красивые глаза, — произнес он тихим певучим голосом. — Они отражают огонь, идущий изнутри.
Сердце Вивьен упало, а задумчивая полуулыбка спутала все мысли. Она поймала себя на том, что смотрит не отрываясь на его рот, на чувственные губы.
— Ты должна кое-что знать, — пробормотал он.
Вивьен заглянула ему в глаза:
— Что?
— Ты должна знать, что моя бабушка не имеет никакого отношения к тому, что я нахожусь сейчас здесь с тобой.
Вивьен напряглась. Она-то знала, что здесь они совершенно одни, а вокруг была полная тишина, и что к ее присутствию здесь Розочки имели самое прямое отношение. Разумеется, она не собиралась ему об этом говорить.
— Я здесь, потому что ты меня очень интересуешь, — продолжал Майкл мягким, ласковым тоном. — Я хочу все узнать о тебе, Вивьен. Я верю, ты не станешь возражать, если я буду обращаться к тебе столь фамильярно.
С осторожностью она покачала головой:
— Нет, милорд.
— Называй меня Майкл, — продолжал он. — Нет никакой причины устраивать формальности между… друзьями. — Конец фразы он произнес тоном, явно таящим какой-то подвох, у Вивьен не было времени понять, какой именно.
Он приблизился, и в ужасе Вивьен поняла, что он пытался поцеловать ее. Пульс забился с неимоверной скоростью, она не могла ни шевельнуться, ни слова произнести. Никогда раньше у нее не было ни малейшего желания и интереса по-. чувствовать мужские губы на своих губах. Но не сейчас. Она почувствовала непреодолимое любопытство попробовать вкус его манящих губ, испытать поцелуй опытного соблазнителя…
Внезапно это незнакомое томительное чувство холодом отдалось внутри Вивьен. Она отступила назад, призывая себя к самообладанию. Будет не так-то просто очаровать его, не подав ему какую-то ложную надежду. Она хотела, чтобы этот самодовольный лорд без памяти влюбился в нее, а не возжелал ее физически. Она хотела видеть, как он преклоняется перед ней.
Несмотря на то что она разрушала все его намерения, Майкл умудрялся выглядеть довольным собой. Он стоял, прислонившись к позолоченной стене, как султан, выжидающий подходящего случая завоевать то, что ему причитается. Вид Майкла окончательно утвердил Вивьен в намерении одержать верх в этом противостоянии.
Маскируя свою злость, Вивьен улыбнулась самой женственной улыбкой.
— Как мило с вашей стороны интересоваться мной…
Майкл, — выдавила она из себя. В таборе все обращались друг к другу по именам, поэтому ей не стоило большого труда назвать его так. Все же в аристократическом обществе такое обращение казалось неестественным. — А мне интересно узнать больше о… твоих приключениях в городе. Так мы продолжим?
— Мне будет очень приятно.
Его слова прозвучали несколько непристойно; затем он снова взял ее за руку и повел в оранжерею. Вивьен тут же поняла, что было огромной ошибкой прийти с ним сюда. Полукруглая комната с высокими стенами и стеклянной крышей была огромна. Это создавало ощущение, что ты находишься вне помещения, но все же вдали От всего мира. В зале благоухал пьянящий аромат земли и растений. Бархатистая темнота окутала их. Единственным источником света был отблеск луны, серебром льющийся из окон.
Вивьен намеренно уселась посередине каменной скамьи, слишком маленькой, чтобы на ней разместились двое.
К удивлению, маркиз поставил ногу на скамью так, что его ботинок оказался рядом со складками ее платья. Нет, не маркиз, поправилась она. Майкл. Раз уж ей нужно было завладеть им и манипулировать, как марионеткой, она должна даже в мыслях называть его только по имени.
— Расскажите мне еще о Лондоне, — попросила Вивьен. — Мне показалось, люди там ужасно элегантны.
— Наоборот, до элегантности ужасны. Они крайне самолюбивы, поглощены лишь модой, азартными играми и всякого рода развлечениями.
— Тогда почему же ты там живешь? — спросила она, удивляясь его цинизму. — Почему же ты предпочел жить среди неприятных людей?
Опершись локтем о колено, Майкл наклонился над ней в непринужденной позе. Его запах донесся до Вивьен, что-то терпкое и мужское. Как бы ей хотелось разглядеть во мраке выражение его лица.
— Кажется, я не совсем правильно выразился, — ровным голосом сказал Майкл. — Кроме разгильдяев, там, конечно, встречаются умные и веселые, интеллигентные и начитанные люди. За городом не посетить ни оперу, ни литературные чтения.
— Можно, если найти человека, который прочитал ту же книгу, что и ты.
Майкл засмеялся, будто отвергая и мысль о том, что можно найти такого человека.
— В Лондоне у меня много друзей, — произнес он тоном, закрывающим тему. — Но хватит обо мне. Расскажи мне, нравится ли тебе жить в этом чудесном доме. Это, должно быть, сильно отличается от кочевой жизни.
Как аккуратно он сменил тему разговора. Вежливая леди всегда позволяет мужчине вести беседу. Пряча легкое раздражение, Вивьен сладко пропела:
— Мне действительно нравится этот огромный дом, хотя вначале я была в полной растерянности. Слишком уж здесь много комнат.
— Не больше двадцати.
— Двадцать четыре. Я посчитала. — Первую неделю Вивьен бродила по дому, заглядывая в комнаты и удивляясь размерам и количеству спален. Вся ее прежняя компания могла поселиться здесь. — И все для одного человека, — добавила она, качая головой со смешанным чувством отвращения и восхищения.
— Сейчас, кажется, для двоих. — Прежде чем Вивьен успела решить, были ли слова Майкла обидными, он продолжал:
— Дауэр-Хаус всего лишь небольшой коттедж по сравнению с Эбби-Стокфорд, где более ста двадцати комнат.
В то утро, когда Вивьен ходила в библиотеку, она бросила мимолетный взгляд на дом. Но все же она не представляла, насколько он был большим. Разумеется, Майкл был лордом-аристократом, расточительным и экстравагантным.
— Как у тебя получается пользоваться всеми комнатами?
— Я ими не пользуюсь. Большинство комнат заперты, а мебель, чтобы не пылилась, закрыта покрывалами.
— Но зачем же их тогда так много?
— Мне кажется, мой предок, который построил этот дом, очень любил развлечения. — На мгновение Майкл замолчал, и она услышала шелест упавшего где-то листа. — Кстати, скоро комнаты вновь пригодятся. Видишь ли, бабушка планирует большой прием. Нисколько не удивлюсь, если Розочки в этот момент пишут приглашения.
— Прием? Они не говорили мне об этом.
— Уверен, еще скажут. К тому же, Вивьен, они собираются представить тебя обществу.
Сначала сердце Вивьен упало, затем начало бешено колотиться. Она надеялась, что леди Стокфорд отказалась от этого плана, после того как Вивьен высказала свое неодобрение. Она совсем не хотела знакомиться с толпой высокомерных чужаков. Она просто хотела выждать, пока не закончатся эти два месяца.
Но если она не будет вести себя так, как пожелает вдова, то та может просто выгнать ее. И она может потерять двести гиней, которые обеспечили бы ее родителям хорошую жизнь до конца дней.
— Когда? — прошептала Вивьен.
— Через две недели или около того.
— И сколько будет людей?
— Все, кого знает моя бабушка, и, возможно, несколько человек, кого она не знает. — Майкл засмеялся странным смехом. — В свое время она была гостеприимной хозяйкой. А за последние годы она не так много развлекалась.
Все хуже и хуже. У Вивьен было только две недели, чтобы подготовиться. Две недели, чтобы выучить все манеры и правила с леди Стокфорд не должно быть за нее стыдно, — и затем отправиться паковать вещи. Две недели свободы, прежде чем она встретит еще более ненавистных аристократов. Она даже не рассчитывала, что кто-нибудь из них окажется таким же добрым и гостеприимным, как Розочки;
Сорвав веточку растущего рядом папоротника, Майкл нежно провел ею по щеке Вивьен.
— Не стоит так волноваться, — сказал он вежливым поддразнивающим тоном. — Это твой шанс проявить себя. Чтобы общество тебя приняло.
Мурашки побежали по коже из-за прикосновения листьев, Вивьен отодвинула руку Майкла.
— Я не хочу, чтобы меня принимали, — не раздумывая произнесла она, — как не хочу выбирать себе мужа.
— Мужа?
— У Розочек какая-то навязчивая идея выдать меня замуж.
На мгновение Майкл замолчал, а когда начал говорить, его голос стал низким и глухим.
— Это они тебе сказали?
— Да. — На секунду волнение охватило Вивьен. — Дьявол! Почему же они никак не могут понять, что женщина может быть вполне счастлива и без мужчины?
Он усмехнулся, играя веточкой папоротника, медленными движениями водя ею по руке.
— Есть много причин, зачем женщинам нужны мужчины. Для денег, для детей, для компании, — его голос понизился, — а для тех женщин, кто познал ласки искусного любовника, самой важной причиной является… наслаждение.
Вивьен насторожилась. Его мужской запах пробивался сквозь холодную темноту. Верхняя часть фигуры Майкла была погружена в тень, серебряный свет луны освещал лишь ногу, все еще стоящую на скамье, да так близко, что Вивьен стоило только протянуть руку, чтобы дотронуться до него.
Она спрятала руки в колени.
— Ты поступаешь совсем не по-джентльменски, подобным образом отзываясь о женщинах.
— Прошу прощения. — Убрав ногу со скамьи, Майкл довольно небрежно поклонился, размахивая веточкой папоротник как точно шляпой с пером. — Возможно, я выпил слишком много вина за ужином.
Вивьен сомневалась в искренности его раскаяния и задумалась: что же леди следует сказать сейчас?
— Извинения приняты. Наверняка ты захочешь покинуть эти места до приема.
— Это от многого зависит. Ты хочешь, чтобы я остался?
Она хотела, чтобы он ушел, и не была бы против того, чтобы ее план осуществился и он, как пес, стал преклоняться перед ней.
— Конечно, — произнесла она, пытаясь добиться теплоты в своем голосе. — Леди Стокфорд будет чрезвычайно счастлива, если ты продлишь свой визит, — А ты, Вивьен? Ты будешь счастлива, если я останусь?
Любой самый простой вопрос звучал в его устах томно и вкрадчиво. Взволновавшись, Вивьен тщательно подбирала слова:
— Сегодня мне очень понравилось с тобой разговаривать.
Это неплохая практика для предстоящей встречи с обществом.
Он слегка усмехнулся:
— Неплохой ответ и вполне подходит для настоящей леди.
Возможно, через какое-то время ты будешь отвечать мне попроще.
— Не представляю себе, как еще проще можно говорить.
— А я представляю. — Он снова прикоснулся к ней веточкой папоротника, на этот раз слегка проведя по ее обнаженной руке. Она вздрогнула от нежного прикосновения, и он добавил:
— Мне бы хотелось, чтобы ты не осторожничала так со мной.
Вивьен не могла сдержать ироничной улыбки:
— У меня есть причины осторожничать. Я слышала, ты неисправимый хулиган.
Майкл засмеялся:
— Сплетни иногда скрывают правду. Ты должна судить сама.
Вивьен решила не упускать возможности поддержать его ощущение своей важности. Мужчины любят говорить о себе.
— Тогда ты должен рассказать о себе больше.
— Что бы ты хотела узнать? — спросил он.
Заинтригованная его таинственностью, Вивьен не могла сосредоточиться на одном вопросе, из тех, что с неимоверной скоростью замелькали в ее голове. Она остановилась на самом важном:
— Мне бы хотелось знать, почему ты держишь дочь вдали от леди Стокфорд?
Майкл не двинулся, хотя было заметно, как напрягся каждый его мускул.
— Я не буду обсуждать Эми. Найди какую-нибудь другую тему.
Что-то странное и непонятное происходило с его маленькой дочерью.
— Она искалечена? Поэтому ты ее прячешь?
— Нет! У нее все превосходно. — Было ощущение, что Майкл говорит сквозь зубы.
— Тогда привези ее сюда, — продолжала Вивьен, — леди будет намного легче. Она беспокоится о тебе и своей правнучке.
— Бабушке придется смириться с обстоятельствами. Я никому не должен давать каких-либо объяснений.
— Черт! Ты должен уважать ее старость. И кроме всего прочего, за то, что она заботилась о тебе и братьях, когда твои собственные родители тебя забросили.
Майкл глубоко вздохнул:
— Насколько я понимаю, Розочки постарались нарассказывать тебе сказок? Есть одно правило, которое тебе следует добавить ко всем прочим, которым тебя научили: мужчины очень не любят быть объектом женских сплетен.
— Но и джентльмены тоже не должны говорить о женщинах.
— Ты что, часто была в кругу джентльменов, чтобы знать, о чем они говорят?
— Конечно, нет. Но я знаю, я выросла в таборе.
— Да, среди цыган. — Майкл придвинулся немного ближе, вновь касаясь веточкой папоротника ее щеки, отчего Вивьен слегка вздрогнула. — Мне крайне интересно узнать о твоей жизни до того, как ты пришла сюда. Был ли какой-нибудь мужчина, который интересовал тебя?
Вивьен отклонилась.
— Почему тебя это интересует?
— Потому что ты интересуешь меня, Вивьен. Я хочу знать о тебе все. — Он снизил голос до ласкового шепота. — Да, я хочу знать все.
Сердце Вивьен забилось чаще, но она тут же вспомнила, что собиралась изо всех сил не поддаваться соблазну.
— Ты не отвечаешь на мой вопрос, с чего же я буду отвечать на твои?
— Потому что, если ты ожидаешь от меня искренности, то для начала сама должна показать мне пример.
— Ото! Мужчина вроде тебя не знает ничего об искренности.
— Просто отвечай.
— Ну хорошо, — начала она, решив высказать всю правду в надежде вызвать у Майкла ревность. — Я должна была выйти замуж за мужчину по имени Януш.
Сквозь темноту Майкл пристально уставился на нее:
— Ты была с ним в постели?
Вивьен сжала губы. Свинья! Несколько секунд хватило, чтобы успокоить вспыхнувшую ярость.
— В таборе считается неприличным, если мужчина касается даже края платья женщины, следуя за ней.
— Ты ходишь вокруг да около. Это совсем не ответ.
Майкл все равно не верил тому, что она говорила, так что не стоило и спорить о ее невинности.
— У вас свои секреты, милорд, и, мне кажется, я имею право на свои.
Он надолго замолчал, в наступившей тишине слышался лишь плеск воды, льющейся где-то в оранжерее. Вдруг Майкл спросил:
— Ты умеешь ездить верхом?
— В таборе только мужчины сидели верхом.
— Я не об этом спросил.
— Я… — Обрадовавшись, что сменилась тема разговора, Вивьен призналась:
— Однажды, когда я убегала ночью, я села на лошадь и ехала, пока…
— Пока что?
— Пока меня не поймали.
Она попыталась вспомнить сердитое выражение отцовского лица. Пулика появился из предрассветного тумана в то самое время, когда она привязывала лошадь в самом конце стада. Она пыталась крайне тихо и осторожно чистить лошадь, но она не могла и предположить, что мужчина может узнать, ездили на его лошади или нет, и что ее отец что-то заподозрил. Наказание было суровым и незабываемым. Она до сих пор помнила болезненные угрызения совести и стыд за то, что так разочаровала родителей.
— На этой неделе состоится верховая езда, — сказал Майкл, — бабушка развлекается. Тебе понадобится подходящая одежда.
— Я больше не приму платьев от леди Стокфорд. Она уже дала мне больше, чем нужно.
— Также тебе понадобится необходимый инструктаж, — продолжал Майкл, как будто не слышал ее слов. — Мы начнем, пожалуй, уроки по верховой езде завтра утром.
— Мы?
— Да. Я намерен научить тебя всему, что тебе необходимо знать. — Снова в его голосе прозвучал двойной смысл.
Почему же он с такой настойчивостью ищет ее компании?
Могла быть только одна причина — он хочет затащить ее в постель. Она с полным безрассудством и нежеланием подчиняться правилам была готова дразнить его ложными надеждами и хотела заставить его страдать.
В лунном свете Майкл подошел ближе. Со скамейки, на которой сидела, Вивьен взглянула на него снизу вверх, вновь поразившись его красоте. Черноволосый, широкоплечий, он выглядел завораживающе в серебряном свете луны. Его ангельское лицо говорило само за себя: благородный род его исчислялся не одним поколением. Небольшие золотые пуговицы сверкали на сюртуке, подчеркивая ширину груди.
Упрекая себя, Вивьен встретила его настойчивый взгляд.
В нем было все, что она только презирала в мужчинах: агрессия, горделивость и… аристократичность. Она совсем не хотела делать то, что он просил. И в то же время как здорово было бы видеть его преклоненным.
— Где мы встретимся? — спросила она.
— У конюшни Эбби-Стокфорд в девять часов. — Майкл отбросил веточку папоротника и подал ей руку, чтобы помочь подняться. Его манеры были крайне обходительны, теплые пальцы держали ее руку, а большим пальцем он нежно гладил ее ладонь. — Конечно, если ты не струсишь.
Осознавая, что Майкл, сам того не зная, вызывает в ней ответные чувства, Вивьен понимала, что играет в опасную игру. Игру, от которой она получает удовольствие. От понимания того, что она потакает этому богачу, закипала кровь.
Вивьен невозмутимо убрала руку:
— Я там буду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь в твоем сердце - Смит Барбара Доусон



Очень красивая история!!!! Здорово! Кому-то может не понравится, но это на вкус на цвет. По-моему все реалистично в характерах героев, мне не встретились противоречивые моменты. Читайте, время точно не потратите зря!
Огонь в твоем сердце - Смит Барбара ДоусонВиктория
6.06.2013, 21.56





На какой странице он ее наконец трахнул/
Огонь в твоем сердце - Смит Барбара ДоусонФабрицио
25.10.2013, 12.43





Так себе.
Огонь в твоем сердце - Смит Барбара ДоусонКэт
16.07.2015, 13.11





Интересная история. Мне понравилось.
Огонь в твоем сердце - Смит Барбара ДоусонVintik
17.08.2015, 20.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100