Читать онлайн Одна безумная ночь, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Одна безумная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18
ПРИЗНАНИЕ БРЭНДА

Шарлотта предвидела, что Розочки рано или поздно узнают о расследовании, но не ожидала, что они узнают об этом от сыщика с Боу-стрит.
Было очевидно, что появление Ганнибала Джонса повергло всех в шок. Как только они с Брэндом вошли в библиотеку, леди Стокфорд, крикнула:
– Поторопись, Брэндон! Этот человек обыскал весь дом, все перевернул вверх ногами!
Леди Инид сидела в кожаном кресле у письменного стола и нервно обмахивалась носовым платком, который держала в здоровой руке. Увидев внучку и графа, она воскликнула:
– О Боже, Шарлотта, ты в крови! Неужели убийца и до тебя добрался?!
Опустив глаза, Шарлотта обнаружила коричневые пятна на перчатках и ротонде, которые раньше не заметила. Она подошла к леди Инид, чтобы заверить старушку, что с ней все в порядке:
– Мы спасали собаку, бабушка. Ничего страшного не случилось, не волнуйся.
Чтобы не смущать старушку, Шарлотта сняла перчатки и ротонду и бросила их на дальний стул, подальше от глаз. Брэнд последовал ее примеру.
Но ни Шарлотта, ни Розочки его не интересовали. Он направился прямиком к Ганнибалу Джонсу:
– Что здесь происходит?
Долговязый сыщик, стоявший у стола, молча открутил маленькую позолоченную корону на конце своей дубинки и постучал полой деревяшкой по ладони. Из дубинки выскользнул свернутый листок бумаги. С издевательской ухмылкой на лице Джонс протянул листок графу:
– У меня имеется ордер на обыск, милорд. Так что, как видите, все по закону.
– К дьяволу ваш проклятый ордер! – Брэнд скомкал листок и швырнул его в камин. – Вам нечего искать в моем доме.
– Неужели? Вы в этом уверены? – Сыщик выдвинул верхний ящик письменного стола. – В таком случае... как вы объясните вот это?
Шарлотта приблизилась к столу; она была уверена, что там не могло быть ничего предосудительного. Ведь несколько дней назад она сама тщательнейшим образом обыскала стол, но ничего не обнаружила – только перья, запасную чернильницу и писчую бумагу, украшенную гербом Фейвершемов.
Однако теперь в ящике лежали аккуратные стопки банковских билетов – десять довольно толстых пачек, перевязанных бечевкой. На первый взгляд это были обычные черно-белые банкноты, выпущенные банком Англии.
Брэнд нахмурился:
– Это не мои деньги... – Он протянул руку, словно хотел взять одну из пачек, но Джонс остановил его, выставив вперед свою деревянную дубинку.
– Именем закона я их конфискую, – объявил полицейский. Собрав перевязанные пачки, он принялся раскладывать их по карманам. – Они фальшивые, милорд. Но не могу не признать, что сработаны они качественно.
Розочки дружно ахнули. Шарлотта же захлопала глазами, она совершенно ничего не понимала. Действительно, откуда в столе появились эти деньги?
Повернувшись к Брэнду, Шарлотта пробормотала:
– А их не могли принести тебе в качестве уплаты карточного долга? Может быть, деньги положил сюда дворецкий или камердинер.
– Исключено, – возразил Брэнд. – Никто, кроме меня, не прикасается к моему письменному столу. А я вижу эти деньги впервые.
– Убедились?! – раздался голос леди Инид. – Брэндон никогда не опустился бы до подобной низости!
– На мой взгляд, – вмешалась леди Стокфорд, – эти деньги не отличить от настоящих. Вы уверены, что они фальшивые?
– На эмблеме Британии не хватает одной линии, – пояснил Джонс, поднеся одну из банкнот к свету масляной лампы. – Так что банкноты фальшивые. Поверьте моему опыту, я на этом собаку съел.
– Это возмутительно! – взорвалась леди Фейвершем. Она бросилась к сыщику, потрясая своей тростью. – Как вы смеете выдвигать обвинения против моего внука, словно он какой-то преступник?
Выслушав гневную тираду старушки, Джонс едва заметно поморщился:
– Я всего лишь выполняю свои обязанности, миледи. Позвольте вам напомнить, что я нахожусь здесь в связи с расследованием нескольких убийств. А эти банкноты являются подтверждением того, что граф, возможно, замешан в противозаконных действиях.
– Проклятие! Я не имею представления, как эти банкноты могли оказаться в письменном столе моего внука. – Покосившись на Брэнда, леди Фейвершем добавила: – Но согласна, фальшивые банкноты – это очень подозрительно.
– Разумеется, миледи. – Сыщик отошел от стола; для человека такого высокого роста он передвигался слишком уж проворно. – Я занялся изучением прошлого вашего внука и обратил внимание на кое-какие подозрительные факты. В частности, меня заинтересовало следующее... – Он выразительно взглянул на Брэнда. – Скажите, милорд, каким образом вы получили титул?
На несколько мгновений воцарилась тишина. Ее нарушил громкий голос Шарлотты:
– Что вы хотите этим сказать, сэр? Его брат и племянник умерли от холеры.
– Вы уверены? – осведомился Джонс. – Позвольте заметить, миледи, что симптомы подобных заболеваний почти ничем не отличаются от признаков отравления. Мышьяком, к примеру.
При этих словах сыщика Шарлотта оцепенела. Неужели полицейский всерьез полагал, что Брэнд убил своего брата и племянника? За всю свою жизнь она не слышала более нелепого и чудовищного обвинения. К тому же голословного. У сыщика явно не было доказательств, одни предположения.
Она перевела взгляд на Брэнда, ожидая увидеть его праведное возмущение. Но он молча смотрел на сыщика, смотрел не мигая. Первой пришла в себя леди Фейвершем. Взмахнув тростью, она ударила полицейского по ноге.
– Довольно! – крикнула она. – Немедленно убирайтесь из нашего дома. И примите к сведению: я это дело без последствий не оставлю.
Джонс отступил на шаг и сжал в руке дубинку – словно собирался отразить новое нападение. Потом сдержанно поклонился и сказал:
– Как вам угодно, миледи. Сожалею, что принес вам столь неприятные новости.
Однако Шарлотта очень сомневалась в его раскаянии. Ей вдруг пришло в голову, что этот сыщик, в сущности, ничем не отличался от преступников, которых должен был ловить. Отравление! Надо же такое придумать!
Перед тем как уйти, пристально взглянул на Брэнда. Потом, чуть прихрамывая, вышел из библиотеки. Вскоре из холла донесся резкий хлопок парадной двери.
Какое-то время все молчали. Наконец леди Фейвершем опустилась в кресло и, прикрыв глаза, пробормотала:
– Боже мой, о Боже...
Шарлотта тут же подошла к ней и, прикоснувшись к ее плечу, сказала:
– Этот мистер Джонс – ужасный человек. Презренный лжец. Подумать только, а я ведь даже радовалась, что он взялся за расследование.
– Он получит по заслугам, этот негодяй! – заявила леди Стокфорд в негодовании. – Как посмел он сделать столь возмутительное заявление?!
Леди Инид поднесла к глазам носовой платок и пробормотала:
– Я нисколько не сомневаюсь в том, что наш Брэндон любил Джорджа и маленького Питера ничуть не меньше, чем все мы.
Брэнд по-прежнему молчал, и на лице его было какое-то отстраненное выражение, значение которого Шарлотта не могла понять. «К тому же он ведет себя довольно странно, – подумала Шарлотта. – Подобное отсутствие эмоций – не в его характере». Она подошла к нему, но он, ни слова не сказав, отошел в сторону. Потом вдруг повернулся к старушкам и спросил:
– Так что же мистер Джонс – успел вам рассказать до нашего прихода?
– Он сказал, что это дело связано с Лигой Люцифера, – ответила леди Стокфорд. – Сказал, что за последние пять месяцев были убиты пять бывших членов клуба.
– О Господи... – пробормотала леди Инид. – Брэндон, ты можешь стать следующим.
А леди Фейвершем побледнела и добавила:
– Этого убийцу нужно поймать немедленно. Посвяти нас в подробности, Брэндон. Только, пожалуйста, ничего не забудь.
Брэнд коротко и без лишних эмоций изложил основные факты, не преминув также упомянуть о покушении на самих старушек.
– Мне всегда казалось, что у этого Таппера какой-то слишком уж беспокойный взгляд, – заметила леди Фейвершем. – Так ты выследил негодяя?
– Только однажды, на Биллингсгейтском рынке, – ответил Брэнд. – А потом где только его не искал, но не мог найти. Он словно сквозь землю провалился.
– Подумать только... Все это происходило у нас под носом. – Леди Стокфорд сокрушенно покачала головой. – Вы должны были нам все рассказать.
– Мы должны были в первую очередь думать о вашем здоровье, – возразила Шарлотта. – Вы еще не вполне поправились после дорожного происшествия. По правде говоря, вы сегодня снова рисковали, когда спускались по лестнице. Вы могли упасть. – Представив подобный исход, Шарлотта в ужасе содрогнулась и, склонившись над сидевшей в кресле бабушкой, обняла ее за плечи.
Леди Инид погладила внучку по волосам и проговорила:
– Успокойся, моя милая. Мы не могли позволить постороннему человеку рыскать по дому без присмотра, правда же? Как только Норт сообщил о его приходе, мы тотчас спустились вниз.
– Значит ли это, что вы все время находились с Джонсом? – спросил Брэнд.
– За исключением первых десяти, – сказала леди Фейвершем. Презрительно фыркнув, она добавила: – Я заставила его вывернуть карманы, чтобы убедиться, что он ничего не прихватил из столового серебра.
Брэнд нахмурился:
– Получается, что у него все-таки была возможность незаметно проникнуть в эту комнату.
– Похоже, что да, – кивнула леди Стокфорд. – Но на что ты намекаешь, Брэндон?
– Не исключено, что мистер Джонс сам мог подложить фальшивые банкноты, – пояснила Шарлотта. Она повернулась к Брэнду: – Но с какой целью? Зачем ему это понадобилось?
Граф пожал плечами. Немного помолчав, пробормотал:
– Нам остается только гадать. Но он, кажется, с первого взгляда меня невзлюбил.
Шарлотта молча кивнула. Ей тоже показалось, что Джонс считает Брэнда своим личным врагом. А вдруг сам Джонс и есть убийца? Однако в подобное трудно было поверить. А может... Может, у него имелись тайные связи с Лигой Люцифера?..
– Брэндон, когда в последний раз ты заглядывал в этот ящик? – осведомилась леди Стокфорд.
– Возможно, неделю назад. – Брэнд бросил на Шарлотту многозначительный взгляд: – А ты?
Приложив максимум усилий, чтобы не покраснеть, она повернулась к старушкам и сказала:
– Я заглядывала в ящик пять дней назад. Я искала... ручку. И тогда денег там не было.
– Пять дней назад? – переспросила леди Фейвершем. – А кто за это время к нам приходил? Проклятие, ненавижу болеть. Когда болеешь, ничего не знаешь.
– Сегодня утром к Шарлотте заходила мисс Дарби, – вспомнил Брэнд. – Это кузина Клиффорда Бона.
– А какая она? – поинтересовалась леди Стокфорд.
– Очень милая, робкая и скромная, – ответила Шарлотта.. – Разумеется, она не замышляла ничего плохого.
– Но она полностью зависит от Бона, – заметил Брэнд. Он присел на край стола и скрестил на груди руки. – Возможно, Боны заставили ее подложить банкноты.
Шарлотта похолодела. Неужели мисс Дарби действительно на это способна?
– Когда она приехала, я была еще в постели. Она могла здесь побывать, пока меня ожидала. Но мне трудно поверить, что мисс Дарби способна на такой поступок. Сомневаюсь, что Боны заставили ее участвовать в своих грязных интригах.
Брэнд усмехнулся и проговорил:
– Еще приходил Гарольд Раунтри. Вчера этот негодяй гулял в парке, что через дорогу. Он достаточно хитер, чтобы провернуть нечто подобное.
Так ли это? Чтобы хоть немного успокоиться, Шарлотта принялась мерить шагами комнату.
– Он справлялся обо мне с черного хода. Но если бы он попытался проникнуть в дом, то слуги наверняка его остановили бы.
– Мы имеем дело с хитрым и коварным убийцей, – заметил Брэнд. – Не сомневаюсь, что он мог проделать этот трюк.
– Но зачем? Если он и есть убийца, то почему он просто... не убил тебя? – Шарлотта судорожно сглотнула. – Действительно, зачем понадобилось ему устраивать весь этот спектакль с фальшивыми банкнотами?
– Потому что это столь же эффективно, как убийство, только гораздо умнее, – пояснил Брэнд. – Подделка банкнот карается смертной казнью.
У Шарлотты подкосились ноги, и она опустилась на диван.
– Но ты... Ты же не простолюдин, а граф.
Брэнд снова усмехнулся:
– Даже граф не имеет разрешения на совершение столь тяжкого преступления. Правительство безжалостно расправляется с фальшивомонетчиками. Экономика Британии рухнула бы, если бы каждый печатал деньги, когда ему вздумается.
Леди Фейвершем издала протяжный стон.
– Но у тебя нет мотивов, Брэндон, Зачем тебе понадобилось бы подделывать деньги? У тебя нет долгов, и ты очень богатый человек.
– Зачем подделывать? Чтобы стать еще богаче. То есть из алчности. Многие охотно поверят, что я способен на все, лишь бы набить карманы.
– Как это подло, – прошептала леди Инид с содроганием.
Леди Стокфорд горестно вздохнула и промолвила:
– Но даже Джонс, вероятно, сознавал всю слабость своего обвинения. Иначе он арестовал бы тебя уже сегодня.
– Он не арестует моего внука! – заявила леди Фейвершем. – Не арестует, если мы докажем, что банкноты мог подложить кто угодно. У нас уже есть три подозреваемых: мисс Дарби, мистер Раунтри и сам Джонс.
– Возможно, найдутся и другие, – добавила Шарлотта, хватаясь за соломинку. – Мы опросим слуг и выясним, кто еще мог здесь побывать.
Вызвав Норта, они узнали, что днем, почти сразу же после отъезда Шарлотты и Брэнда на собачьи бои, приезжал с визитом Урия Лейн. Но сам дворецкий в это время находился в дворницкой и с гостем не разговаривал. Подобной чести удостоился Джиффлз. Камердинер явился незамедлительно.
– Ты застал Лейна здесь, в библиотеке? – осведомился Брэнд.
Камердинер кивнул:
– Да, милорд.
– Хм... Он находился рядом с моим столом?
– Э-э... да, рядом. Только он в него не заглядывал, смею вас уверить.
– Что же в таком случае он здесь делал?! – Леди Фейвершем ударила тростью в пол. – Выкладывай!
Камердинер покосился на Шарлотту и густо покраснел.
– Боюсь, он находился здесь... в обществе одной из служанок.
– И он, конечно же, ее домогался, – проворчал Брэнд. – Мне следует серьезно поговорить с этим мерзавцем.
– Кто была эта девушка? – спросила леди Стокфорд. – Может, она видела, как он прятал деньги.
Джиффлз замялся.
– Мисс Киллигру, – объявил он после некоторого колебания. – Горничная леди Шарлотты.
– Нэн? – Шарлотту охватило неприятное предчувствие. – Но почему она находилась здесь с этим человеком? – «Ведь он – бывший член Лиги Люцифера», – добавила она мысленно.
– Горничная утверждала, что вы попросили ее принести книгу.
Джиффлз вопросительно посмотрел на Шарлотту. Все остальные последовали его примеру.
Сначала Шарлотта хотела взять Нэн под защиту и сказать, что действительно дала девушке такое поручение. С болью в сердце она вспомнила тот день, когда собственными глазами видела, как Нэн стащила на рынке в Йорке буханку хлеба. Тогда Нэн была худенькой тринадцатилетней девочкой, вынужденной воровством добывать себе пропитание. Шарлотта привела ее к себе домой и научила незамысловатым обязанностям горничной. Со временем Шарлотта узнала ужасающую историю этой совсем еще молоденькой девушки. Отец постоянно избивал ее и склонял к непотребным действиям, и вот одной роковой ночью Нэн оказала сопротивление и ударила отца кухонным ножом...
Шарлотта надеялась, что Нэн бродила по дому графа исключительно из любопытства и лишь по чистой случайности натолкнулась на Урию Лейна. Она не могла встречаться с ним прежде. Не могла впустить его в дом и позволить ему подложить эти злосчастные банкноты.
Но если она, Шарлотта, ошибалась, то Брэнд мог оказаться на виселице. Она поймала на себе его ледяной взгляд. И он, конечно же, ждал ответа.
Тяжко вздохнув, Шарлотта проговорила:
– Нет, я не просила Нэн принести мне книгу.
– В таком случае необходимо задать несколько вопросов твоей горничной, – заметил Брэнд.
– Я немедленно приведу девушку, – сказал Джиффлз. Он вопросительно взглянул на графа: – Привести ее, милорд?
– Не утруждай себя, – ответил Брэнд. – Думаю, что лучше застать ее врасплох. Если пригласить ее сюда для встречи со мной, у нее будет время придумать какое-нибудь оправдание.
– Сейчас она должна быть наверху, у меня в комнате, – сказала Шарлотта, поднимаясь на ноги. – Я пойду с тобой.
Старушки тоже встали. Брэнд покосился на них и проворчал:
– Полагаю, вам там делать нечего. Между прочим, где Майкл и Вивьен?
– У маленького Уильяма заболело горло, и они решили провести сегодня весь день у себя, – сообщила леди Стокфорд.
– Тем не менее всем вам пора вернуться в свои покои, – заметил Брэнд. – Волноваться больше не о чем.
– Ошибаешься, – возразила леди Фейвершем. – Я не смогу успокоиться, пока не буду знать, что ты вне подозрения.
– Я тоже, – поддержала подругу Стокфорд.
– И я, – подала голос леди Инид. – Мы не можем сидеть сложа руки, пока тебе грозит тюрьма.
Шарлотта пересекла комнату и обняла бабушку за располневшую талию:
– Пожалуйста, позвольте нам самим в этом разобраться. Так всем будет спокойнее. Нэн и без того станет нервничать, когда увидит нас с Брэндом. Но если мы набросимся на нее впятером, то она испугается и вообще не произнесет ни слова.
– Вы и так уже утомились, – добавил Брэнд, глядя на леди Фейвершем. – Даже не пытайтесь это отрицать. Посмотри на себя, бабушка. По-моему, ты очень устала.
– Верно, у нас сегодня был тяжелый день, – в задумчивости пробормотала леди Стокфорд. Она взглянула на подруг: – Что ж, идемте к себе. Похоже, нам и впрямь пора готовиться ко сну. Я бы с удовольствием пропустила стаканчик шерри и чего-нибудь съела. А они сами в состоянии задать горничной несколько вопросов. – Она снова обвела подруг многозначительным взглядом.
Леди Инид нахмурилась, но тут же расплылась в улыбке:
– Да, конечно. Должна признаться, что у меня уже разболелась рука. Пожалуй, будет лучше, если я прилягу.
Леди Фейвершем поджала губы и кивнула:
– Как вам угодно, леди. Полагаю, мы можем воспользоваться случаем и обсудить последние события.
Брэнд подошел к бабушке и взял ее под руку. Предложив другую руку леди Стокфорд, сказал:
– В таком случае идемте. Мы с Шарлоттой проводим вас наверх.
Вскоре Шарлотта и Брэнд предстали перед Нэн. Горничная встретила их, распахнув глаза от удивления. В камине тихо потрескивал огонь, еще больше усиливая в комнате атмосферу напряженности. В темные окна барабанил дождь.
– Я не должна была ходить по этому этажу, миледи. Прошу меня простить. – Хотя Нэн вскинула подбородок, ее голос предательски дрожал, и она бросала в сторону Брэнда тревожные взгляды. – Поверьте, милорд, я там ничего не испортила.
– Что ты там делала, если не собиралась встречаться с Лейном? – допытывался Брэнд.
– Я... я просто гуляла. Я поступила нехорошо. Это больше никогда не повторится. Я запомню урок на всю жизнь.
– Уверен, что есть еще какая-то причина, о которой ты умалчиваешь, – проговорил Брэнд ледяным тоном. – Ты ведь залазила в мой стол, верно?
Шарлотта понимала, что Брэнд только хотел проверить Нэн, и все же не могла не обратить внимание, что девушка до смерти испугалась. Ее глаза стали еще больше, а плечи ссутулились, словно она приготовилась к удару.
– Н-нет...
Горничная явно что-то скрывала. Шарлотта это чувствовала. Господи, неужели Нэн каким-то образом замешана в эту загадочную историю? Может, она защищает Урию Лейна? Или кого-то другого из бывших членов Лиги Люцифера.
Шарлотта взяла девушку за руки:
– Нэн, ты должна быть честной со мной. Абсолютно честной. Это вопрос жизни и смерти.
– И пожалуйста, выкладывай побыстрее! – прорычал Брэнд. – Если ты имеешь хоть какое-то отношение к этим банкнотам, то висеть тебе на ближайшей виселице. Тебя спасет лишь одно: ты должна выдать имя своего сообщника.
– Я не брала никакие банкноты! – выкрикнула Нэн. – И к золоту не прикасалась.
Шарлотта заметила, что девушку бьет озноб. Она бросила на Брэнда укоряющий взгляд:
– Тише. Разве ты не видишь, что она и так боится?
Он гневно сверкнул глазами, но промолчал. Шарлотта легонько сжала пальцы горничной:
– Хорошо, я тебе верю. Но ты должна рассказать мне правду. Зачем ты заходила сегодня в библиотеку?
Глаза Нэн наполнились слезами.
– Ох, миледи, вы плохо обо мне подумаете.
– Возможно. Но разве я тебе уже не помогала? В какую бы беду ты ни попала, я снова возьму тебя под свою защиту. Обещаю.
Подбородок Нэн задрожал, и по румяным щекам покатились слезы. Она прошептала:
– Это Дик, миледи. Он приказал мне сделать это.
– Дик? – переспросил Брэнд. – Черт подери, кто он такой?
– Ее возлюбленный, – пояснила Шарлотта. – Но он же сейчас в Йорке, не так ли, Нэн?
– Он приехал в Лондон вслед за нами, миледи. Он сказал мне... Он велел... – Горничная громко всхлипнула.
– Он велел тебе обворовать его милость, – проговорила Шарлотта. О как же ей хотелось добраться до этого негодяя! Многие месяцы пытался он заставить девушку вернуться к прежней жизни уличной воровки. И все же она испытывала к Дику что-то похожее на благодарность – ведь именно он помог Нэн скрыться с места преступления в ту страшную ночь, когда она убила отца.
Девушка снова всхлипнула:
– Дик сказал... он сказал, что его милость не заметит пропажи нескольких золотых монеток. Но... я не смогла это сделать. Я держала руку на ящике, но я его не открывала. Клянусь. Тогда и появился мистер Лейн. – Нэн вцепилась в локоть Шарлотты. – Вы должны мне поверить. Я ничего не взяла. Я не смогла.
Брэнд поморщился, но Шарлотта не обращала на него внимания. Зная Нэн, она безошибочно чувствовала, когда та говорила правду, а когда лгала.
– Хорошо, я верю тебе. И еще я надеюсь, что этот случай открыл тебе глаза на Дика. Думаю, теперь ты понимаешь, что он за человек на самом деле. Он мошенник и вор. Если бы ты действительно была ему дорога, он никогда бы не стал толкать тебя на преступление.
– Да, миледи. Теперь я это знаю.
Глаза Нэн выражали искреннее раскаяние, и Шарлотта надеялась, что девушка извлекла из случившегося хороший урок.
– Ты больше не будешь с ним встречаться. Обещай мне.
Нэн кивнула:
– Значит, вы меня не прогоните отсюда?
Она выглядела такой несчастной, что Шарлотта не удержалась и обняла ее:
– Конечно, нет. Все мы время от времени совершаем ошибки. Но поскольку ты поклялась вести себя хорошо...
– Ты говоришь глупости, – вмешался в разговор Брэнд. – Я не потерплю воровку у себя в доме. Даже если она раскаялась.
Шарлотта повернула голову и увидела, что глаза графа сверкают – он был вне себя от гнева.
– Она служит у меня, а не у тебя. И я несу полную ответственность за ее поступки. К тому же она не имеет никакого отношения к нашему делу. А в данный момент это самое главное.
Брэнд пожал плечами и проворчал:
– Хорошо, согласен. Но один неверный шаг – и она вылетит из этого дома. Джиффлз будет следить за ней днем и ночью и будет сопровождать ее повсюду, куда бы она ни пошла.
Нэн тяжко вздохнула и потупилась. Шарлотта же ненадолго задумалась. Решив, что не стоит испытывать терпение графа, она сказала:
– Да, Брэнд, конечно. – Повернувшись к Нэн, Шарлотта проговорила: – Почему бы тебе не пойти сейчас на кухню и не выпить чашку чаю? Можешь сегодня пораньше отправиться в постель. Я знаю, что ты расстроена, но завтра утром будешь наверняка чувствовать себя лучше.
– Сейчас она никуда не пойдет, – заявил Брэнд. Он подошел к письменному столу, обмакнул перо в чернильницу и нацарапал коротенькую записку. Посыпав записку песком, он свернул ее и протянул Нэн: – Немедленно отнеси это моему камердинеру. В записке – мои указания на твой счет. И не дай Бог, я узнаю, что ты этого не сделала или каким-то иным способом не оправдала моих надежд. Тебя выкинут на улицу без единого пенни. – Он холодно взглянул на Шарлотту. – И тогда уж твоя госпожа тебе не поможет, что бы она ни говорила..
Глаза Нэн снова наполнились слезами, но она все же склонилась в поклоне и пробормотала:
– Да, милорд. Благодарю вас.
Зажав в кулаке записку, горничная поспешно удалилась. Шарлотта осталась наедине с Брэндом.
В окна монотонно барабанили капли дождя. На тумбочке у кровати мерцали свечи в канделябре. Еще один подсвечник с зажженными свечами стоял на столике возле камина. Шарлотта старалась не думать о том, что находится с Брэндом наедине в своей спальне и умирает от желания оказаться в его объятиях. Она подошла к Брэнду и проговорила:
– Я очень рада, что Нэн не имеет к этому делу никакого отношения. Но все же меня кое-что волнует. Скажи, ты ведь не получал записку со словами «ты следующий»?
– Нет, не получал. Вероятно, потому, что в ближайшее время смерть мне не грозит. Если меня арестуют, то сначала состоится суд, а потом вынесение приговора.
Подобная перспектива ее пугала, и думать на эту тему не хотелось. Как мог он относиться к этому с таким безразличием?
Да. Следовало во что бы то ни стало найти убийцу. Найти как можно быстрее.
– А может, убийца – Урия Лсйн? – проговорила она неожиданно. – Но что могло заставить его убивать членов Лиги?
– Хотелось бы мне знать, – пробормотал Брэнд. – Наверное, он сумасшедший. Видишь ли, Лейн много лет страдает от сифилиса, который как пить дать уже разъел его мозги.
– От сифилиса? Что это?
Брэнд посмотрел на нее с удивлением:
– Это болезнь, которую он подхватил от зараженных шлюх.
– А у тебя нет этого... – Шарлотта в ужасе уставилась на Брэнда.
Тот отрицательно покачал головой:
– Я осторожен при выборе любовниц. Очень осторожен. – Его взгляд остановился на ее губах. – А почему тебя это беспокоит?
Сердце Шарлотты гулко застучало, и она почувствовала, что краснеет.
– Хочу быть уверенной, что ты внезапно не превратишься в буйнопомешанного.
– Я постараюсь держать себя в узде, если только ты не станешь умолять о противоположном.
Шарлотта вспыхнула:
– Я никогда никого ни о чем не умоляю! И уж конечно, никогда не стану умолять о чем-либо тебя.
Он провел пальцем по ее щеке.
– Я мог бы доказать обратное, Шер. Всего лишь за две минуты.
Его прикосновение разожгло в ней огонь желания. Они были одни, и Шарлотта слишком хорошо это сознавала; ей безумно хотелось, чтобы он ее поцеловал. Но, несмотря на бархатистые нотки в его голосе, чувствовалось, что он раздражен. Интересно, что именно его раздражало?
Шарлотта отстранила его руку.
– Мы говорили о расследовании, если ты помнишь. Я ошибалась в мистере Джонсе. Он страшный человек, и то, что он обвинил тебя в убийстве, не сойдет ему с рук.
Его губы скривились в ироничной ухмылке.
– Как, ты взяла меня под защиту? Но я и сам в состоянии за себя постоять.
– Не уверена, если тебя не отправят за решетку за преступления, которые ты не совершал. Ведь к мнению мистера Джонса на Боу-стрит прислушиваются. Он может оболгать тебя перед магистратом.
Брэнд нахмурился и проворчал:
– Может статься, что далеко не все ложь.
Шарлотта опешила:
– Господи, что ты говоришь? Разве ты стал бы охотиться за членами Лиги? И неужели ты мог бы убить собственного брата и племянника? Это так же нелепо, как если бы сказали, что моя бабушка способна на такое.
Брэнд принялся расхаживать по комнате; в эти мгновения он походил на пантеру в клетке. Внезапно он остановился и в ярости выпалил:
– Ты не в состоянии представить и десятой части того, что я сделал, Шер. Ты совсем меня не знаешь.
Шарлотта была заинтригована. Как же ей хотелось выведать все его секреты. Но больше всего ей хотелось, чтобы он обнял ее, поцеловал и... Она невольно покосилась на постель, но тут же отвела глаза.
– Брэнд, я прекрасно тебя знаю. Конечно, ты не святой, но и не убийца. Я абсолютно в этом уверена.
Ее слова, казалось, еще больше разозлили Брэнда. Он приблизился к ней и замер на несколько мгновений. Черты его исказились почти до неузнаваемости.
– Абсолютно уверена, говоришь? Так вот, знай: кое в чем Джонс прав. Это я убил Джорджа и его сына.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусон



Книга супер мне понравилось..)))))))))))))))))))))))))))))))
Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусонтатьяна
26.08.2012, 23.20





Роман интересный. Читайте.
Одна безумная ночь - Смит Барбара ДоусонКэт
18.05.2013, 11.28





неплохо
Одна безумная ночь - Смит Барбара Доусонлия
19.05.2013, 9.26





Отличный роман очень понравился !
Одна безумная ночь - Смит Барбара ДоусонНАТАЛИЯ
6.10.2015, 8.01





Пресно. Относительно сюжета - городили огород. 3 балла.
Одна безумная ночь - Смит Барбара ДоусонНюша
11.10.2015, 18.22





Легкая сказочка.Сюжет правда намудрили,но почитать можно.7-8 баллов не больше
Одна безумная ночь - Смит Барбара ДоусонНа-та-лья
27.05.2016, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100