Читать онлайн Любовь-победительница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Любовь-победительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Адам потер виски. Ему следовало предвидеть это. Софи была чересчур покладистой за завтраком. Он обогнул Мэри и подошел к сестре.
– Юная леди, ты не повиновалась моему приказу сидеть дома и ни во что не вмешиваться. Советую тебе немедленно отправляться в карету и надеяться, что я забуду о том, что ты вообще здесь была.
Софи нахально воззрилась на брата.
– Я не уйду, пока ты не скажешь мне, что ты делаешь с ней. – И жестом, достойным актрисы «Ковент-Гардена»,
type="note" l:href="#n_3">[3]
она указала на Мэри.
Мэри захотелось провалиться сквозь землю. Очаровательный румянец залил ее щеки. Она застенчиво потянула вверх лиф платья, но безуспешно – полупрозрачная ткань едва прикрывала кремовые полушария груди. Заметив этот жест, Адам тут же вспомнил, как замечательно было держать ее в объятиях! Облако рыжевато-золотистых волос ниспадало на плечи, белые, как алебастр. Всего несколько мгновений назад он ощущал вкус ее губ. Мэри Шеппард оказалась совсем не такой, как он ожидал.
– Ну, знаешь, старина, – заметил лорд Гарри Дэшвуд, – никогда бы не подумал, что ты можешь пасть так низко и увести у собственного брата его подружку!
Денди пожирал Мэри глазами, и необъяснимая ярость охватила Адама.
– А я полагал, что у тебя должно было хватить ума не привозить сюда мою сестру.
Гарри пожал высоко подложенными плечами.
– Кто я такой, чтобы отказать в просьбе прелестной нимфе? И не могу сказать, что раскаиваюсь. Все оказалось гораздо… интереснее, чем я предполагал.
– Ты ведь должен был помогать агентам с Боу-стрит, – укорила Софи Адама, – а не забавляться с убийцей. Подожди, вот мама услышит об этом!
Адам мог радоваться – маскарад Мэри себя оправдал. И хотя ему страшно не хотелось, но выбора не было, и он должен был поправить Софи:
– Мама ничего не услышит. А теперь позволь представить тебе мисс Шеппард. Мисс Мэри Шеппард.
Софи открыла от удивления рот и в кое-то веки не нашлась что сказать.
Лорд Гарри восторженно ахнул. Поклонившись Мэри, он щелкнул каблуками высоких сапог, которые сияли так, как будто его камердинер добавил в ваксу шампанского.
– Очарован, дорогая.
Мэри несмело смотрела на него из-под густых ресниц.
– Могу я узнать ваше имя?
Он поднес к губам ее руку.
– Простите Сент-Шелдону отсутствие манер. Я…
– Лорд Гарри Дэшвуд, самый отъявленный сплетник в свете. Который, надеюсь, наконец усвоит, что означает понятие «сдержанность». – Адам хмуро смотрел на Гарри до тех пор, пока тот не отпустил руку Мэри и не отступил назад. – А его сообщница – леди Софрония. Моя сестра.
– Вы не говорили, что у вас есть сестра. Хотя, конечно, мы знакомы всего два дня. – Мэри сделала довольно сносный реверанс и неуверенно шагнула к Софи. – Рада познакомиться с вами, ваше сиятельство.
– О, зовите меня просто Софи. – Разглядывая Мэри словно диковинную игрушку, она подошла к ней поближе. – Сходство поразительное. Вы с Джозефин, должно быть, близнецы. Вы даже говорите одинаково. Надо же, как это поразительно!
Мэри просияла:
– Вы встречали Джо?
– Да.
– Где? Когда? Прошу, скажите мне. Я не видела ее много месяцев, и мне ее так недостает.
Софи доверительно наклонилась к ней.
– Это было в прошлое воскресенье. На Джо было невероятно изумительное платье из зеленого шелка…
– Хватит сплетен, – вмешался Адам. – Мы договорились не вспоминать о том инциденте.
Мэри резко повернула голову и гневно посмотрела на него.
– Я буду вам признательна, если вы не станете перебивать. У вашей сестры могут быть ценные сведения.
Ее лицо пылало гневом, тонкие брови нависли над глазами, зелеными, как лесная чаща. И Адам вдруг понял, что его завораживает эта ее неожиданная необузданность и страстность, с которыми она защищает сестру, словно наседка своего цыпленка. Но в то же время возникший к ней интерес вызывал в нем раздражение.
– Софи не может сообщить вам ничего важного. – Он повернулся и многозначительно посмотрел на Софи. – Пойдем, я провожу тебя.
Лорд Гарри встал на их пути, засунув большие пальцы за пояс желтых панталон.
– Постарайся не быть занудой, Сент-Шелдон, хотя я знаю, что ты в этом не виноват. Раз леди Софи видела любовницу Сирила, то я, например, с удовольствием послушаю все эти интересные подробности.
– Как и я, – сказала Мэри. – Это могло бы помочь нам узнать, куда пропала моя сестра.
– Видишь? – торжествовала Софи. – Какой вред я могу причинить своим рассказом?
Адам сжал зубы. Не хватало только, чтобы и без того хрупкое здоровье матушки пошатнулось из-за этого прискорбного события, которое может запятнать их имя.
– Была короткая случайная встреча, не имеющая никакого значения. Все, тема закрыта.
Софи сморщила вздернутый носик.
– Как пожелаете, Великий Герцог.
– Не забывайте о манерах, леди Дерзость. Особенно учитывая, что вы сегодня совершенно забыли о приличиях.
– Никто из нашего круга не видел меня входящей сюда, если ты это имеешь в виду, – сказала Софи, шмыгнув носом. – У меня хватило ума надвинуть капор пониже. Единственный человек, с кем я столкнулась сегодня, был тот ужасный слуга.
– Слуга? – спросил Адам, нахмурившись. – Рейберн оскорбил тебя?
– Не он. Дворецкий Джозефин Шеппард. – Софи подошла к столику и, взяв серебряную шкатулку для карт, стала вертеть ее в руках. – Клянусь, он просто чудовище. Отказался сообщить хоть что-нибудь о тебе или о любовнице Сирила.
– Вы имеете в виду Обедайю, – сказала Мэри. – Он добрый, когда узнаешь его поближе.
Адам выхватил шкатулку из рук сестры, пока она не увидела непристойные картинки на картах. Он с яростью взглянул на лорда Гарри, который издал какой-то придушенный звук.
– Значит, вы были и в доме Сирила? А что, если там болтался какой-нибудь писака из скандальной газеты?
– Оставьте ее. – Мэри шагнула вперед. – Мое пребывание там не делает меня падшей женщиной. И репутация вашей сестры не пострадает.
– Слушайте, слушайте. – Софи вытянула шею, разглядывая резной камин, неяркие шелковые обои, мебель с обивкой в серебристо-голубых тонах. – Однако жаль, что все здесь так скучно и пристойно. Я совсем иначе представляла себе любовное гнездышко.
Лорд Гарри вдруг очень пристально стал изучать свои ногти, а Адам почувствовал, как его душит гнев. Видит Бог, он уже созрел для того, чтобы отправить сестру в школу для сбившихся с пути девиц.
– Ты так ужасно осторожен, – продолжала Софи, ничего не замечая. – Я даже и не догадывалась, что ты содержишь любовниц. А мама знает?
Адам, схватив Софи за руку, потащил ее к дверям.
– Ты едешь прямо домой и проведешь остаток дня в одиночестве. Нет, скорее, остаток месяца.
Она безуспешно пыталась вырваться.
– Но ты даже не сказал мне, что делаешь с сестрой Джозефин Шеппард!
– И не собираюсь.
– Подождите! – Мэри торопливо направилась к ним, ее роскошные волосы сияли в предвечернем свете. – Я буду рада помощи леди Софи. Она может подготовить меня к сегодняшнему маскараду.
– Маскараду? – переспросила Софи.
– Маскараду? – повторил за ней лорд Гарри. – У меня гора приглашений, но ни одного на бал-маскарад.
Они уставились на Адама.
– Не обращайте внимания. Это небольшое, незначительное событие…
– Напротив, это вопрос жизни и смерти. – Мэри повернулась к его сестре. – Понимаете, я должна выдать себя за Джозефин. Таким образом мы надеемся поймать ее похитителя.
– Ее похитителя? – удивленно воскликнула Софи.
– Да, мы с вашим братом установили, что она невиновна. Он так добр, что помогает мне отстоять ее честное имя. Вы разве не знали?
Софи и лорд Гарри обменялись недоверчивыми взглядами.
Денди вопросительно взглянул на Адама.
– Что это еще за чертовщина?
– Все очень просто, – сказал Адам, чувствуя, что погружается в трясину вины и лжи. – Негодяй, который хотел заполучить Джозефин для себя, выстрелил в Сирила, а потом захватил ее.
– Мы надеемся поймать этого человека, прежде чем он убежит из города с Джо. Если уже не сбежал.
Гарри пристально посмотрел на Адама.
– Надо же!
Адам не отвел взгляда, словно призывая Гарри оспорить его рассказ.
– Какой удивительный поворот событий, – сказала Софи. – Джозефин действительно казалась слишком приятной женщиной, чтобы быть убийцей.
– Она невиновна, – подтвердила Мэри. – Более всего я желаю, чтобы ваш брат пришел в сознание и сказал вам это всем. – Взглянув на Адама, она прикусила губу. – Если бы я только могла помолиться у его постели, возможно, я могла бы попросить Всевышнего о его выздоровлении.
Софи захлопала в ладоши.
– Какая блестящая идея! Сирил услышит ваш голос и подумает, что вы – Джозефин.
– И тут же снова впадет в забытье. Нет, – сказал Адам. – Он в руках самых лучших докторов. Я не стану менять свой план.
– Герцог хочет, чтобы я заставила похитителя поверить, что Джо сбежала, – добавила Мэри. – Он так добр, что учит меня, как должна вести себя девушка в высшем обществе.
Она улыбнулась Адаму такой чистой и доверчивой улыбкой, что у него вновь едва не перехватило горло от раскаяния. Когда она узнает о его обмане, она уже не будет смотреть на него с такой слепой верой, она станет презирать его.
– Ты явно подходишь к обучению очень ответственно, Сент-Шелдон, – сказал лорд Гарри.
Адам постарался сохранить на лице полную невозмутимость. Черт бы побрал тот поцелуй, черт бы побрал его самого за то, что не устоял перед обезоруживающей наивностью Мэри Шеппард. Он невольно вспомнил, что чуть не потерял голову от ее просыпающейся чувственности. Она нужна была ему не просто для удовлетворения плоти. Он вдруг ощутил желание защитить Мэри, запретить ей играть роль ее многоопытной сестры. Он хотел, чтобы она принадлежала только ему.
Он старался справиться с захлестнувшим его стыдом. Конечно, его влечет к Мэри, но он вовсе не собирается соблазнять ее. Хотя для маленькой праведницы у нее слишком много задатков грешницы.
– Я совершенно ничего не знаю о прическах и других женских хитростях, – застенчиво сказала Мэри. – Вы могли бы помочь мне, леди Софи? Если это вас не слишком затруднит.
– Ну разумеется.
– Нет, – тут же вмешался Адам. – Моя сестра не служанка.
– А кто же тогда будет помогать ей мыться и одеваться? – поинтересовалась Софи с хитрой улыбкой. – Ты?
Адам вдруг представил, как раздевает Мэри, опускает ее в медную лохань, моет каждый дюйм ее роскошного тела…
– Вообще-то тебя это не касается, – заявил Адам, – но я нанял подходящую помощницу.
«Из самого шикарного лондонского борделя», – мрачно добавил он про себя, выпроваживая сестру в прихожую. Оглянувшись, он увидел, что Мэри опять возится с вырезом платья. Если уж это творение портновского искусства заставляет ее краснеть, то завтра вечером она почувствует себя такой же нагой, как Венера Милосская.
Она даже не представляла, какой разнузданной шлюхой он собирался ее представить.
– Ты уверена, что это разумно? – вновь спросила Мэри. – Не рассердится ли герцог?
Она и леди Софи ехали в нанятой карете. Мягкое покачивание рессор должно было бы действовать успокаивающе, но Мэри дрожала от волнения, и это не предвещало ничего хорошего. В середине дня Софи внезапно появилась в городском доме Джо и заявила, что Мэри отправится с ней в Брентвелл-Хаус навестить Сирила.
Сейчас она успокаивающе похлопала Мэри по руке.
– Не волнуйся. Я знаю, как вести себя с братом. И потом, нас ведь никто не увидит. Мама всегда отдыхает во второй половине дня. Адам отправился к судье на Боу-стрит. Я доставляю тебя обратно в целости и сохранности еще до того, как он обнаружит, что тебя нет.
Мэри горячо надеялась на это. Вечером ей предстояло сыграть роль Джо, и она проснулась задолго до рассвета, не в силах больше спать от волнения. Это было даже хуже, чем ожидать, когда наступит время петь псалмы во время службы. Придуманная Софи поездка по крайней мере позволила ей несколько отвлечься, как и ее непринужденная болтовня о моде, последних сплетнях и людях того круга общества, который был очень далек от мира фермеров, пастухов и домашних хозяек с целым выводком детей, в котором выросла Мэри.
Одетая в желтое муслиновое платье с мелким рисунком и огромную шляпу с перьями и лентами, леди Софи была классическим представителем праздного дворянства. Отец учил Мэри, что, только отказавшись от богатства и положения, аристократ может надеяться на спасение души.
И все же леди Софи была приветливой и доброй. Может, ее щедрая натура свидетельствует о чистой душе? Или эта девушка со сверкающими глазами обречена гореть в аду лишь за то, что родилась в семье аристократов? Это ведь так несправедливо.
Мэри очень смущало, что ее тянет к Софи. Как и Джо, Софи воспринимала жизнь как веселое приключение. Правила и ограничения, принятые в их кругу, не могли сдержать ее жизнерадостности. Как же она, наверное, испытывала терпение своей матери, жившей по строгим правилам света!
Лицемерным правилам, поправила себя Мэри. Сент-Шелдона беспокоили только внешние приличия. Ни одной даме из общества не подобает знать, что он содержит частный дом для удовлетворения своих пороков. Дом, куда он привозил своих любовниц, целовал их, прикасался к их обнаженной груди…
Боже милостивый, с каким упоением он целовал ее! Его язык проник в ее рот, его руки крепко сжимали ее в объятиях. Мысли об этом заставили Мэри покраснеть.
К своему стыду, она хотела, чтобы он научил ее всему. Она жаждала этого. Должно быть, сам Сатана внушил ей желание позволить герцогу делать с ней все, что он пожелает.
Тяжело вздохнув, Мэри усилием воли прогнала эти мысли, это искушение плоти. Лучше удовлетворить свое любопытство по поводу семьи Брентвелл. Ей хотелось узнать, что значит расти с детства в роскоши, быть членом семьи, корни которой уходят в седую древность. И она гадала, каким был Адам в детстве, был ли он веселым и беззаботным или же таким же сдержанным, как теперь. Появилось ли это высокомерие тогда, когда он унаследовал титул? Ведь было же время, когда он был мальчишкой с взлохмаченными черными волосами и озорными синими глазами.
– Смотри, – сказала Софи. – Мы приехали.
За окном кареты появилось огромное здание из мрамора, и Мэри восторженно охнула. Шесть огромных колонн поддерживали массивный портик. Обе стороны парадного входа украшали фигуры из греческой мифологии. Десятки сверкающих окон тянулись вдоль казавшегося бесконечным фасада здания.
Странное чувство охватило Мэри. При виде этого величественного здания ей вдруг показалось, что она уже видела его раньше… где-то…
Она заморгала, и ощущение нереальности пропало.
– Боже милосердный, – выдохнула она. – Да это дворец!
Софи рассмеялась.
– Что, эта груда камней? Ты бы видела герцогский дом в Дербишире. Представляешь, там можно заблудиться и тебя несколько дней не найдут. Однажды Сирил показывал мне дом, а потом убежал и оставил меня одну. Так Адам несколько часов искал меня наверху. – Она щелкнула пальцами. – А теперь быстро опусти вуаль.
Мэри закрыла лицо тонкой вуалью как раз в тот момент, когда лакей в напудренном парике и ливрее открыл дверь и опустил лесенку. Она оперлась на его протянутую руку и ступила на толстую подстилку из соломы, устилавшей подъезд к дому.
Софи скривилась, когда солома прицепилась к подолу ее платья.
– Ужасно неопрятно, правда? Но солома заглушает стук копыт лошадей и грохот колес карет, чтобы не беспокоить Сирила.
– Он же, кажется, без сознания, – удивилась Мэри. – Может, стоит его разбудить?
– Скажи это Адаму. Никто не осмеливается нарушить его указания.
За исключением его сестры, подумала Мэри, следуя за Софи мимо огромного входа по выложенной плитами дорожке, по обе стороны которой росли идеально подстриженные кусты. Хотя на ней была ее неброская зеленая накидка, слишком трудно было остаться незамеченной, сопровождая Софи, одетую в ярко-желтую накидку с красными эполетами и шляпу с высокими перьями. Когда они огибали дом, Мэри подумала, что кто-нибудь может заметить их, слуга или родственник. Она молила Бога, чтобы никто не рассказал герцогу о даме в вуали. И почему одобрение Брентвелла имеет для нее такое значение?
Софи поднялась на террасу и открыла стеклянную дверь. Ее глаза возбужденно сверкали.
– Мы можем проскользнуть здесь, – театрально прошептала она.
Сомнения терзали Мэри.
– Может, нам лучше вернуться?
– Не будь трусихой. Что случится, если ты проведаешь Сирила?
Софи взяла Мэри за локоть и подтолкнула ее через порог. Они оказались в огромной библиотеке. Мэри вытянула шею, пытаясь разглядеть ряды аккуратных томов вдоль стен. За всю свою жизнь она не видела столько книг. Над книжными шкафами висели портреты в золоченых рамах, с которых на нее сурово взирали предки герцога. Она вдохнула приятный аромат кожаных переплетов и пчелиного воска.
– Ты читала все эти книги? – спросила она у Софи. Софи потянула ее за собой.
– Да что ты, конечно же, нет. Зачем читать, когда можно испытать настоящее приключение?
Подойдя к креслам с обивкой золотистого цвета, она сняла шляпу и расстегнула накидку.
Мэри последовала ее примеру, оставив, однако, шляпку с вуалью. Она чувствовала себя обнаженной в бледно-золотистом платье с глубоким вырезом и уже не в первый раз пожалела о том, что утратила всякую скромность.
Софи засунула их накидки за диван.
– Вот. Теперь никто не спросит, где я была. А если кто-нибудь остановит тебя, то ты – скромная племянница леди Фристоун, приехала из провинции.
Она подошла к двери и высунула голову в коридор, но тут же отпрянула от двери.
– Ой.
– Что такое? – прошептала Мэри.
Софи побледнела, словно увидела привидение. Она знаками велела Мэри молчать. В коридоре раздался звук приближающихся шагов.
Сердце Мэри громко застучало. Она прижалась спиной к книжным шкафам, сцепила дрожащие руки и молилась о спасении. Тяжелые шаги звучали совсем рядом, а потом прошли мимо и затихли вдали.
Софи с шумом выдохнула.
– Едва не попались.
– Кто это был?
– О, не важно. Поспешим, пока все тихо.
Она устремилась в коридор, и Мэри вдруг с болью вспомнила о Джо. Когда они росли, Джо всегда была зачинщицей шалостей, любила выбираться из повозки ночью или устраивать ловушки обидчикам. Однажды, когда деревенская девчонка издевалась над залатанным платьем Мэри, Джо стащила парадное платье этой девчонки и нацепила его на свинью. Она хлопнула животное по заду, и свинья с визгом понеслась по дороге. Даже Мэри смеялась – так свинья напоминала толстую матрону. И она испытала греховное чувство радости, когда животное улеглось в канаву и стало кататься в грязи.
Она и сейчас испытывала такое же возбуждение, радость неизведанного. Устыдив себя, она сосредоточила все мысли на своей тайной цели. Да простит ее Господь, но она оказалась в доме Брентвеллов не только за тем, чтобы помолиться о выздоровлении Сирила.
Она надеялась, что здесь вновь услышит голос сестры.
Набравшись решимости, она поспешила за Софи, которая уже поднималась по лестнице в конце коридора. Расположенная в углу, эта лестница никак не могла быть парадной. Но Мэри была поражена изящной лепниной на стенах, сверкающими хрустальными канделябрами, искусно украшенной балюстрадой. Должно быть, все это казалось таким романтичным, потому что она смотрела вокруг через кружево вуали.
Как можно называть это огромное пространство просто домом? Это же не дом, это памятник богатству и привилегированному положению. Резиденция герцога Сент-Шелдона.
Адам Брентвелл здесь хозяин. Ему не нужно красться, словно вору, по лабиринту широких коридоров. Это его дом. Здесь он живет, принимает гостей, ест и спит. Как странно представлять его в естественной для него обстановке.
Он вырос среди этой роскоши, среди слуг, готовых выполнить любую его прихоть. А ее детство было заполнено простыми радостями – ей нравилось сидеть на краю повозки, когда теплое солнце светит в лицо, сажать цветы вдоль дорог, забиться с сестрой в теплый уголок долгими зимними вечерами. Она довольствовалась простыми развлечениями – читала книги, запускала камешки по воде вместе с отцом. Могла бы она быть счастливой в таком величественном месте?
Мэри неуверенно следовала за леди Софи, минуя статуи на пьедесталах, картины в роскошных рамах, стулья с позолотой. Один раз им пришлось спрятаться в пустой спальне, когда две служанки проходили мимо с кипой постельного белья. Наконец Софи остановилась перед дверью, отделанной позолоченным металлом. Серебряная ваза с цветами стояла рядом на столике. Софи повернула ручку двери и заглянула внутрь, а потом знаком поманила Мэри за собой.
Они, казалось, очутились в огромном склепе. Кое-где горели свечи, освещая небольшие островки в темноте. Остальная часть комнаты освещалась лишь пламенем камина. Шторы на окнах были плотно задернуты и не пропускали солнечный свет. Мэри сморщила нос, почувствовав резкий запах болезни и лекарств.
Софи направилась к огромной кровати под пологом, и Мэри на цыпочках последовала за ней. Шелковые портьеры цвета слоновой кости были частично раздвинуты, и Мэри почувствовала внезапное возбуждение. Наконец она увидит человека, ради которого ее любимая сестра отказалась от семьи.
Из тени в углу показалась темная фигура.
Мэри, вздрогнув, обернулась и увидела человека в седом парике, с таким высоким и жестким воротником, что он упирался ему в подбородок.
Он склонился перед Софи.
– Миледи.
– Есть ли изменения, доктор? – прошептала она.
– Нет, к сожалению. Я снова применил пиявки, но тщетно.
Мэри вздрогнула.
– Возможно, болезнь удастся прогнать, открыв окна? – осмелилась предложить она. – Мой отец никогда не болел больше одного-двух дней и говорит, что его доброе здоровье объясняется свежим воздухом, который даровал нам Господь.
Врач приподнял тонкие брови.
– Прошу прощения, мисс. Вредный прохладный воздух непременно сведет его сиятельство в могилу.
Мэри вспыхнула и замолчала. Она не хотела привлекать к себе внимание. Менее всего ей нужно было, чтобы Адаму Брентвеллу стало известно, что она в его доме.
– Можете идти, доктор, – сказала Софи. – Мы с моей компаньонкой посидим пока с лордом Сирилом.
– Но его светлость настаивает, чтобы врач всегда был рядом, в любое время…
– Но это всего на полчаса. – Софи очаровательно улыбнулась. – Я позвоню, если понадобится помощь. Отправляйтесь на кухню, вас накормят. Повар делает сегодня пирожные со сливами. Ваши любимые.
Острым, словно у ящерицы, кончиком языка доктор облизал губы.
– Если вы так настаиваете, миледи.
– И если вы вдруг встретите герцога или герцогиню, не говорите им, что я здесь. – Она подмигнула. – Мне сейчас полагается отдыхать в своей комнате.
Едва за доктором закрылась дверь, Софи отдернула полог над кроватью. Озорная улыбка исчезла с ее лица, уголки рта грустно опустились.
Мэри подняла вуаль и медленно подошла к кровати, ее взгляд был прикован к неподвижной фигуре под расшитым покрывалом. Муслиновая повязка белела на его голове, пряди волос выглядывали наверху и по бокам. Кто-то, должно быть, побрил его, потому что его благородное, с тонкими чертами лицо было гладким и бледным, как у мраморной статуи. Она устремила на него взгляд, изучая каждую мельчайшую деталь, заставляя мозг соприкоснуться с мыслями Джо.
Чувство нереальности обволокло ее, и мужчина в постели уже не казался ей незнакомцем. Словно под гипнозом, она опустилась на край постели и склонилась над ним, вглядываясь в ресницы цвета темного меда, тонкий нос, изящный рот, который мог смеяться, целовать, приносить такую радость и грусть.
Она почувствовала головокружение – сестра опять была с ней! Внезапно черты его лица стали расплываться…
Выстрел разбудил ее. Она резко села, сердце стучало, словно молот. Лишь слабый свет из коридора проникал в темную спальню. Тень показалась у изножия кровати. Но она испытала лишь мимолетный страх, потому что взгляд ее остановился совсем на иной картине.
Сирил лежал на полу. Кровь окрасила его светлые волосы, растекаясь вокруг головы, расплываясь пятном по ковру. Его глаза были закрыты, словно у мертвеца.
Дикий крик вырвался из ее груди.
– Нет!
Она вскочила с постели и опустилась рядом с ним, положив его голову себе на колени. Его кровь окрасила ее руки и промочила ночную рубашку. Она все кричала и кричала.
Тень бросилась на нее. Руки сомкнулись вокруг горла, словно челюсти капкана. Вонючий кляп заглушил крик. Но она продолжала кричать, но крика теперь никто не слышал…
Мэри! О, прошу тебя, Мэри, спаси меня!
– Мэри, перестань. Пожалуйста, перестань!
Кошмар исчез, словно темные волны отлива. Как сквозь туман она увидела крепко сжатые розовые губки и встревоженные голубые глаза. Леди Софи. Ее мягкая, надушенная рука прижималась ко рту Мэри.
– Ты пришла в себя? – спросила Софи. – Больше не будешь кричать?
Мэри с трудом покачала головой. Софи медленно опустила руку.
– Нет, представь только! Ты кричала так, что и мертвого могла бы разбудить. Я едва не умерла от страха. Молю небеса, чтобы никто тебя не услышал.
– Я… я… это просто потрясение. – Почти ожидая увидеть кровь, Мэри посмотрела на свои дрожащие руки. Тонкие лайковые перчатки были безупречно чисты. – Я испытала потрясение при виде вашего брата. Он лежит словно мертвый.
Это было неловкое объяснение, но Мэри опасалась сказать правду. Дрожь пробежала по ее телу, когда кошмар наконец выпустил ее из своих когтей. Боже милостивый, она достигла цели, увидела ту роковую ночь.
Нo на этот раз она не просто видела Джо. Она стала ею.
Как и говорил отец, она обладает неестественными способностями, рожденными темными силами зла. Она противилась этим способностям, прибегая к молитве, сдерживая себя. Но сейчас она добилась странного успеха. Она погрузилась в кошмар, испытала его так, как прочувствовала его сестра.
Если бы только она смогла увидеть больше! Если бы только она разобрала лицо человека, стоявшего во мраке! Внезапная мысль приободрила ее. Возможно, лорд Сирил видел стрелявшего.
Она склонила голову.
– Прошу тебя, Господи. Пусть он очнется как можно быстрее.
– Сирил слишком упрям, чтобы умереть, – сказала Софи, нежно коснувшись руки брата. – Он скоро снова будет изводить меня своими насмешками.
Казалось, Софи пытается убедить саму себя. Грудь Сирила едва заметно вздымалась под покрывалом. Поток эмоций захватил Мэри. Она почувствовала блаженство, жажду и горячую страсть своей сестры.
– Она любит его, – прошептала Мэри. – Она действительно любит его. Поэтому она и не вернулась ко мне.
– Ты говоришь о своей сестре?
– Да. – Горечь сжала сердце Мэри, когда она вглядывалась в красивые черты лица молодого мужчины, лежавшего на постели. – Джо заслуживает ответной любви. Если бы только лорд Сирил женился на моей сестре, никто бы не осмелился похитить ее. Она была бы сейчас в безопасности.
Софи сжала руки и судорожно вздохнула.
– Ты должна знать правду, что бы Адам ни говорил.
– Какую правду?
– Адам не хочет, чтобы об этом узнал кто-нибудь, кроме нашей семьи. Всего за два дня до того, как в него стреляли, Сирил привез твою сестру сюда. Понимаешь, он хотел познакомить ее с нами.
Мэри выпрямилась на постели. Она вспомнила, как, глядя в зеркало, увидела образ сестры в прекрасном платье и изумрудах. Лорд Сирил шел рядом с ней, они поднимались по лестнице дома с портиком… Брентвелл-Хаус.
– Но ведь герцог никогда бы не пригласил сюда Джо.
Софи сжала руки Мэри.
– Он и не приглашал. Если честно, Адам пытался вышвырнуть ее из дома. Они с Сирилом чуть не подрались в большой гостиной, на глазах у нас с мамой.
Сердце Мэри болело за Джо, которую сочли недостойной войти в дом любимого ею человека.
– А зачем лорд Сирил решил привезти сюда мою сестру? С его стороны было жестоко подвергать ее оскорблениям.
– Но он действительно любил Джозефин. Вернее, любит. Достаточно для того, чтобы пренебречь условностями… и Адамом. – Лицо Софи радостно засветилось. – Видишь ли, Сирил собирался жениться на ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон



Сюжет неплох, но автора явно покинула муза, концовка не интересна
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусонлена
3.06.2013, 21.08





Интересный роман!
Любовь-победительница - Смит Барбара ДоусонАлена
28.10.2013, 22.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100