Читать онлайн Любовь-победительница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Любовь-победительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Суссекс, Англия
14 мая 1817 года
Мэри Элизабет Шеппард замерла в ожидании, укрывшись в тени фургона. Здесь, куда не доставали отблески пылающих факелов, освещавших поляну, на которой собрались жители деревни, она, окруженная вечерними тенями, чувствовала себя в безопасности. И в то же время она стояла достаточно близко, чтобы шагнуть вперед и выполнить свой христианский долг, когда настанет время.
Пытаясь успокоиться, она порылась в кармане фартука, вытащила морковку, припасенную с ужина, и протянула коню. Джордж Третий с удовольствием взял угощение, его огромные зубы щекотали ее ладонь. В теплом ночном воздухе послышался хруст.
Всходившая луна отбрасывала серебристые блики на людей, стоявших на деревенской лужайке. Здесь собрались простые фермеры, уставшие после изнурительного труда на полях, краснощекие женщины в домотканых платьях; босоногие ребятишки гонялись друг за другом. Собравшиеся выглядели усталыми, но довольными и болтали с непринужденностью, которая возникает лишь между давно знакомыми людьми. Мэри уже в который раз позавидовала им. Она тосковала по такому семейному, дружескому кругу людей, чьи корни были здесь, на земле их предков. Каково это – жить из года в год в одном и том же уютном сельском домике, изо дня в день наблюдать, как распускаются деревья в саду, каждый день встречать дружелюбных соседей?
Мэри не знала ответа на этот вопрос. В свои восемнадцать лет она проехала всю Англию, видела все ее горы и долины. Ее домом была повозка, и другого дома у нее никогда не было.
Повозка закачалась и заскрипела, когда из нее спустился одетый в черную сутану мужчина. Преподобный Томас Шеппард пригнул голову, чтобы не задеть крашеную доску с надписью «Смерть – плата за грех».
Обычно первым выходил дьякон Виктор Габриэль; его божественно прекрасный профиль и ласковая улыбка всегда вызывали завистливые вздохи у женской половины прихожан. Но сегодня жених Мэри отправился в Дувр, чтобы забрать новые псалмы с прибывшего американского судна, и должен был вернуться лишь на следующий день. Мэри испытывала неловкость от того, что радовалась его отъезду, но зато теперь могла на какое-то время избавиться от чувства стыда, возникавшего в его присутствии.
Со своего места в тени каравана повозок Мэри видела спину отца и его тонзуру. Томас Шеппард стоял на верхней ступеньке, простирая руки к толпе, словно стремился обнять всех и каждого.
Разговоры смолкли. Кто-то кашлянул, хриплый звук разнесся в ночном воздухе и затих. Заплакал ребенок, и его мать тут же стала укачивать малыша.
– Приветствую вас, братья мои! – Голос священника загудел, словно церковный колокол. – Мы собрались сегодня вместе, чтобы возрадоваться слову нашего Господа, осудить богатство и то искушение, которое оно несет с собой. «Да не оттолкну Я того, кто приходит ко Мне». Давайте соединим наши голоса в псалме.
Это был сигнал для Мэри.
Она прижалась к теплой шее старого коня. Ее сердце колотилось, горло перехватило так, что воздух с трудом попадал в легкие. Больше всего ей хотелось сейчас убежать в темноту и спрятаться в кустах, обрамлявших поля пшеницы и горчицы.
– Выйди, дочь моя, – приказал Томас Шеппард. – Господь наградил тебя ангельским голосом. Ты должна использовать его во славу Господа.
Так он говорил каждый вечер. И каждый вечер Мэри подчинялась ему.
Дрожащими пальцами она прикоснулась к голове, проверяя, не выбились ли рыжеватые пряди из туго заплетенных кос. Неужели она никогда не преодолеет свою застенчивость, из-за которой со страхом ожидала каждого появления на публике? Лишь пристальный взгляд отца давал ей силы сделать шаг вперед. Прижав псалтырь к груди, Мэри, одетая в скромное платье с высоким воротником, смущенно вышла в круг света и заняла свое место у подножия лесенки.
Томас Шеппард ободряюще улыбнулся ей. Она несмело улыбнулась в ответ и открыла книгу, делая вид, что сверяется с текстами псалмов, которые на самом деле уже давно запечатлелись в ее памяти.
Мэри украдкой взглянула на полные ожидания лица людей. В первом ряду она увидела носатого мужчину с золотыми коронками на зубах, изможденную домашнюю хозяйку с глазами, полными надежды, группу мальчишек, толкавших друг друга локтями. Облизнув губы, она в который раз с тоской подумала: как жаль, что рядом нет Джо. Она чувствовала себя увереннее, когда держала за руку сестру-близняшку и их необыкновенной чистоты сопрано сливались в ангельском дуэте и возносились к небесам.
Эти времена ушли навсегда. Мэри испытывала непередаваемую печаль и раскаяние. Это было ее наказание, ее расплата за грехи. Она глубоко вздохнула и начала петь:
– «Тот, кто будет отважен…»
Кристально чистые звуки воспарили над людьми, над соломенными крышами поселка, погруженного в ночь. Мэри устремила взгляд на одинокий дуб и представила, что она одна во всем мире. Ветви покачивались на ветру, листья шелестели, словно аккомпанировали ей. И тут Мэри увидела ее.
Из темноты деревьев выбежала женщина в ослепительно белой рубашке. Рыжевато-золотистые волосы струились по ее плечам. В свете факелов ее глаза сияли, как изумруды; это прекрасное лицо было знакомо до боли, и Мэри замерла, оборвав псалом.
– Джо, – только и смогла прошептать она и потом громче, с восторженным всхлипом: – Джо! Ты вернулась!
Мэри не слышала окриков отца. Псалтырь выпал из ее ослабевших рук, и она бросилась сквозь толпу, с трудом воспринимая удивленные восклицания, которые неслись ей вслед. Она торопилась навстречу сестре.
Джо остановилась перед толпой; ее глаза были широко раскрыты и в них плескался страх. Ночная рубашка колыхалась, раздуваемая ветерком, и спереди были заметны темные пятна. Кровь?
Мэри! О, прошу тебя, Мэри, спаси меня!
Душа Мэри откликнулась на этот зов. Она спасет сестру и избавит от ужаса, который гнал ее сквозь темноту ночи. Они ведь две половинки одного целого – по крайней мере так было до той роковой ночи три месяца назад, пока Джо не сбежала в Лондон и не предалась греховной жизни.
Но сейчас Мэри не могла об этом думать. Ее сестра вернулась, и это – главное.
Она раскрыла ей объятия. Но вместо теплого тела руки ощутили лишь прохладный ночной воздух. Призрак сестры задрожал и исчез в черном бархате ночи.
– Нет!!!
На какое-то мгновение Мэри застыла, не желая верить, что сестры нет рядом. Паника в голосе Джо звучала у нее в ушах. Она опустилась на землю и зарыдала. Ее бросало то в жар, то в холод; дрожь сотрясала все тело. Она опять была одна.
Мэри с детства преследовали видения, и теперь это вновь произошло.
Многие месяцы она сопротивлялась потусторонней связи, существовавшей между ней и сестрой. Она молилась и постилась, чтобы очистить себя от сил тьмы. Но теперь со страхом и тревогой поняла, что так и не смогла разорвать нити, связывающие их души.
Отец подошел к ней.
– Мэри Элизабет! Что значит это бегство?
– Я видела ее, папа! Джо стояла здесь. Вот здесь.
Боль потери вновь захлестнула Мэри.
Суровое лицо отца было изборождено морщинами, которых еще полгода назад не было. Он порывисто вдохнул.
– Это снова происки дьявола. Я предостерегал тебя от них.
– Но она звала меня, – прошептала Мэри. – О, папа, с ней что-то случилось. Что-то ужасное.
Возбужденный гул прошел по толпе деревенских жителей. Несколько человек осенили себя крестным знамением. Томас Шеппард посмотрел на Мэри.
– Слушай меня внимательно, – сказал он. – Джозефин мне не дочь, а тебе не сестра. Она пошла по дороге греха, и теперь расплачивается за свой поступок.
– Как же мы можем отвернуться от нее? Мы нужны ей!
– Дьявол искушает тебя греховной жизнью. Будь сильна, дочь моя. Не поддавайся зову тьмы. И забудь о своей заблудшей сестре.
Повернувшись, он размеренным шагом направился к повозке и снова поднялся на ступеньку. Воздев руки к небу, Шеппард провозгласил:
– Моей дочери Мэри сегодня было видение. Это предостережение всем нам! Отрекитесь от тщеславия, в котором погряз греховный мир! Помолимся же, братья, обо всех заблудших и слабых духом! Их прегрешения не должны запятнать души таких праведников, как вы.
Мэри сидела на корточках, обхватив руками колени, и изо всех сил сопротивлялась греховным мыслям, сбивавшим ее с пути истинного. Ей следует преклонить колени в тихой молитве и просить Господа ниспослать ей силу. Она всегда слушалась отца и сейчас вновь покорно склонила голову, соглашаясь с его решением. И все же Мэри не могла забыть кровь на рубашке Джо и ее мольбы о помощи.
С раннего детства между ними существовала какая-то странная связь. Они чувствовали друг друга, каждая из них могла мысленно вызвать образ другой и увидеть, чем занимается и о чем думает сестра. Мэри точно почувствовала момент, когда Джо упала в колодец, и спасла ее. Когда за Мэри гнались злые люди, Джо почувствовала это и бросилась к ней на помощь. Когда их отец осудил это противоестественное свойство, Джо уговорила сестру сделать это их секретом и объяснила ей, что это вовсе не грех, а разговор их сердец.
Сейчас Мэри была абсолютно уверена, что ее сестре грозит страшная опасность. И знала, что ответит на этот зов, даже если Господь разгневается на нее.
Впрочем, как и ее отец.


Лондон
14 мая 1817 года
Адаму Брентвеллу, пятому герцогу Сент-Шелдону, пришла пора жениться.
Но сейчас он стоял в тени алькова бальной залы и намеренно избегал взглядов престарелых дам, восседавших у дальней стены. Ему наскучили дебютантки с кукольными личиками. И у него не было ни малейшего желания присоединиться к джентльменам, танцевавшим с дамами в платьях с высокой талией. Он уже выполнил свой долг, протанцевав с вереницей глупых красавиц. И теперь наслаждался одиночеством, вспоминая свой визит к Джозефин Шеппард и прикидывая планы на будущее.
– Прячешься от охотниц за титулом, Сент-Шелдон? – К нему подошел давний друг семьи лорд Гарри Дэшвуд, денди с байроновскими локонами и пухлой нижней губой, в обтягивающих панталонах, высоком крахмальном галстуке и лиловом фраке с такой узкой талией, что дело тут явно не обошлось без корсета. – А что, если нам покинуть это тоскливое мероприятие и найти парочку веселых птичек?
Адам был не прочь поразвлечься, но в данном случае не мог себе этого позволить.
– Мы не можем уйти так рано, это невежливо.
– Да к черту эту вежливость! – проворчал Гарри. – Тебе нужно брать пример с брата.
Адам напрягся.
– То есть?
– Я хочу сказать, что у Сирила хватило ума уклониться от этой тоски с лимонадом и черствым пирогом. И в эту минуту он, несомненно, наслаждается с какой-нибудь голубкой. – Гарри хитро взглянул на Адама. – Кстати, два дня назад кто-то видел, как известная нам женщина, поднималась по ступеням дома Брентвеллов. В чем причина такой неосмотрительности, как ты считаешь?
Чертов проныра. Адам окинул Дэшвуда холодным взглядом.
– Я никогда не позволил бы шлюхе войти в мой дом!
– Жестокосердный граф. Мисс Остин следует написать о тебе роман. Она могла бы назвать его «Гордость и ханжество».
Адаму было не до шуток. Нужно было обязательно отвлечь чем-нибудь Дэшвуда, пока он не разнес по всему свету этот позорный факт.
– Кстати, о слухах: говорят, у тебя карманы опустели. Так, может, тебе стоит поискать себе здесь невесту?
Пожав плечами, Гарри поднес к глазам лорнет и лениво взглянул на танцующих дам.
– Похоже, мы оба на пути к женитьбе. Ты – из чувства долга, я – исключительно от отчаяния.
– Рано или поздно всем мужчинам приходится остепениться.
– Разумеется, – хмыкнул Гарри, продолжая рассматривать толпу. – А вот эта дама, по слухам, приглянулась тебе. Леди Камилла Крокфорд очень богатая наследница. Ты уже остановил на ней свой выбор?
Темноволосая девушка танцевала котильон безупречными, крошечными шажками. Адам оценивающим взглядом окинул ее аккуратную фигурку. Она станет прелестным украшением для любого джентльмена. Да, он посватается к ней. Но ему не хотелось торопиться.
– Я объявлю о своем выборе, когда придет время.
– Можешь не спешить. Ты попытался поцеловать ее и выяснил, что она Богиня Зимы. – Усмехнувшись, лорд Гарри доверительно зашептал: – Признаюсь, я и сам отведал этих фарфоровых губок. И не обнаружил ни капли тепла в этом божественном теле.
Адам скривился.
– Поосторожнее, ты говоришь о леди!
– Тебе нужно научиться улыбаться, старина. – Лорд Гарри все так же лениво созерцал толпу, но вдруг восхищенно присвистнул: – Господи, что это за прекрасная золотоволосая нимфа рядом с оркестром? Я думал, что уже со всеми дамами успел познакомиться.
Адаму надоела эта болтовня и он шагнул вперед в надежде увидеть девушку, о которой говорил его друг. Молоденькая мисс со сверкающими глазами, в девственно-белом платье, весело болтала с каким-то джентльменом, никого не замечая вокруг.
Адам поджал губы.
– Она только начала выезжать в свет. Это не твой тип.
– Напротив. Посмотри на эти пышные формы. Только подумай, как замечательно будет ласкать эту грудь.
– И не думай, – заявил Адам ледяным тоном. – Она не для тебя.
Гарри опустил лорнет.
– Ты знаешь ее?
Рано или поздно они все равно встретились бы, и Адам решил, что пусть лучше это произойдет сейчас, под его бдительным оком.
– Пойдем, я представлю тебя.
Он стал пробираться сквозь толпу. Дамы приседали в реверансе, даря ему обворожительные улыбки! Он, не останавливаясь, величаво кивал в ответ. Всех их завораживали его титул, его богатство, его статус холостяка. Интересно, хотя бы одна из них воспринимает его просто как мужчину, а не как товар? И волнует ли их то, что он хочет жениться не для продолжения рода, что он мечтает найти женщину, с которой мог бы делиться своими самыми сокровенными мыслями и чувствами?
Он отмахнулся от этих назойливых мыслей. Чувства лишь затрудняют принятие решения. Он выберет себе герцогиню, руководствуясь ее красотой, хорошим характером и, разумеется, происхождением. Только так можно достичь гармонии в браке.
Девушка заметила его приближение и капризно сморщила носик, словно невоспитанный ребенок. Какое-то мгновение он с негодованием ожидал, что сейчас она покажет ему язык.
Потом ее взгляд остановился на его спутнике. Лукавая улыбка осветила ее лицо, и она поспешила им навстречу.
Адам вполголоса сказал Гарри:
– Чтобы избавить тебя от необходимости лишних расспросов, скажу сразу, что у нее тридцать тысяч приданого.
– Тридцать?.. – Лорд Гарри ахнул и выронил лорнет. – Черт побери! Почему же я не слышал об этом?
Девушка подошла к ним, и Адам взял ее за локоть.
..– Леди Софи, позвольте вам представить лорда Гарри Дзшвуда. Гарри, это моя сестра.
Гарри так покраснел, словно его воротничок уменьшился сразу на несколько размеров. Он склонился над рукой в перчатке.
– Моя дорогая леди, признаюсь, я вас совершенно не узнал. Вы выросли и превратились в прекрасного ангела.
Софи ударила его по плечу сложенным веером.
– Прекратите молоть вздор. Не думайте, что я простила вас за то, что вы заставили меня поцеловать ту скользкую жабу.
– Но вам было всего двенадцать, и было бы грешно упустить возможность подразнить вас.
– Мне было всего девять, и с вашей стороны было жестоко так обмануть меня. Но вы преподали мне ценный урок. – Она окинула его взглядом с ног до головы. – Я поняла, что лягушка-квакушка никогда не превратится в принца.
Гарри побагровел.
– Добрая леди, вы должны дать мне шанс оправдаться. Могу ли я просить вас оказать мне честь этим танцем?
Софи, раскрасневшись, словно спелый персик, разглядывала его; Адам увидел в ее взгляде заинтересованность – и наивность.
– Насколько я помню, она обещала этот танец мне.
– Ха! – фыркнула Софи. – Матушки здесь нет, так что можешь не исполнять эту глупую обязанность. Особенно когда лорд Жаба так нуждается в моем обществе.
И с этими словами она устремилась вперед. Адам, схватив Гарри за руку, задержал его:
– Никаких вольностей!
– Слово чести.
Известный лондонский повеса последовал за своей очередной жертвой, а Адам мрачно провожал их взглядом. Этот охотник за приданым прославился своей способностью выуживать нужные сведения. Сможет ли Софи удержать язык за зубами и не распространяться о проблемах с Сирилом? Или же она разболтает об этом скандале прежде, чем Адам сумеет тихо замять его?
Леди Камилла Крокфорд выскользнула из толпы и присела перед ним в реверансе; ее темные локоны красиво смотрелись на фоне бледно-голубого воздушного платья.
– Милорд, прошу простить мою смелость, но вы обещали мне второй танец.
Она выпрямилась перед ним с гордым величием. Губы застыли в холодной улыбке. Богиня Зимы.
Адам предложил ей руку:
– Прошу.
Камилла танцевала легко и грациозно, развлекала его сплетнями, причем делала это так дипломатично, что они казались скорее забавными, нежели обидными. Она, несомненно, сумеет организовать и чаепитие для небольшой группы, и бал для сотен гостей. Из нее выйдет прекрасная герцогиня.
Но при этом Адам не переставал гадать, способна ли она на глубокие чувства. Не найдя ответа на этот вопрос и даже не понимая, почему он так важен для него, Адам решил поискать сестру. Софи и Гарри были красивой парой. Однако лорд Гарри Дэшвуд был всего лишь шестым сыном в семье, без каких-либо надежд на наследство. А Софи по неопытности может не устоять перед его вызывающим очарованием.
Как только вальс закончился, Адам, извинившись, оставил леди Камиллу и направился к сестре. Несмотря на ее протесты, он позаботился, чтобы весь вечер она танцевала с более подходящими партнерами. Лорд Гарри исчез, явно отправившись на поиск запретных удовольствий.
Адам тоже был бы не прочь слегка поразвлечься. У него возникло неприятное предчувствие, что эту ночь он опять проведет без сна, меряя шагами спальню. В последнее время сон бежал от него, и он никак не мог понять причину. Он всегда презирал людей, не способных управлять собственными поступками. Бессонница вызывала у него чувство безысходности и еще стыд от того, что он не может подчинить себе естественную функцию организма.
Конечно, эти неприятности с любовницей Сирила кого угодно лишили бы сна. Ее наглость бесила Адама. Она вышвырнула Адама из своего дома, словно бродячего торговца. Он твердо решил отправиться к ней утром, чтобы раз и навсегда положить конец ее козням.
Бал близился к завершению, и Адам проводил Софи к их карете. Свет уличных фонарей отважно пытался пробиться сквозь мрак ночного города. Софи, устроившись напротив него на сиденье из синего плюша, зевала от усталости, но одновременно не уставала восторгаться, вспоминая свой первый выход в свет.
Адам был на одиннадцать лет старше сестры и ощущал себя стариком. Неужели и он когда-то так же радовался жизни? Конечно, он, как все дети, наслаждался каждым прожитым днем, затевая веселые игры со своими сверстниками, пока в четырнадцать лет на него не обрушилось бремя главы семьи. Ему пришлось слишком быстро повзрослеть, вот и все.
Казалось, прошла вечность с тех пор, как у отца случился сердечный приступ и его поспешно вызвали из школы. Адам отчетливо помнил запах лекарств в герцогской спальне, завывание зимнего ветра за окнами, шарканье своих туфель по полу, когда он приблизился к огромной кровати под пологом из расшитого золотом шелка. Адам впервые в жизни увидел отца лежащим в постели. Он испытал потрясение при виде мертвенно-бледного лица с посиневшими губами. И если бы не едва заметное шевеление покрывала от слабого дыхания, можно было бы подумать, что отец уже мертв.
Остановившись у изножья кровати, Адам слышал глухой стук своего сердца. С раннего детства он научился говорить лишь тогда, когда к нему обращались, но сегодня он не мог ждать, когда герцог заметит его присутствие.
– Папа?
Герцог приподнял редкие седые ресницы. Его голубые глаза глубоко запали.
– Сын мой, я умираю, – сказал он без всякого вступления. – Пришло время тебе становиться Сент-Шелдоном.
Прерывисто дыша, отец, как всегда невозмутимо, начал говорить о различных работах по улучшению их владений, о финансовом положении, об обязанностях, которые налагает на него их высокое положение. Адам слушал словно в тумане. Он уже давно понял, что его отец был значительно старше отцов его одноклассников, что герцог был уже в летах, когда женился и зачал троих детей. И теперь он умирал. Вскоре его безжизненное тело будет предано холодной земле.
Адам не хотел с этим мириться. Он пытался сдержать слезы, столь неподобающие мужчине. Он вырос в благоговении перед герцогом, всю жизнь надеясь услышать хотя бы одно слово похвалы, но почти никогда не получая ее. Одна мысль о том, что ему придется носить герцогскую корону, привела его в панику, И только теперь он понял, что так и не успел завоевать любовь отца.
Почувствовав себя маленьким мальчиком, нуждающимся в поддержке взрослых, Адам упал на колени.
– Ты должен жить, папа! – Рыдание вырвалось из его груди, и он потянулся к руке отца. Она была холодна, так холодна, – Ты должен!
– Не хнычь, мальчик. Это вульгарно. – Тяжело задышав, герцог отдернул руку и осуждающе посмотрел на сына: – Встань. Покажи мне гордость Сент-Шелдонов.
Адам вскочил на ноги и замер по стойке «смирно». Щеки его пылали, словно он получил пощечину.
– Да, ваша светлость.
– Герцог рожден для того, чтобы повелевать. Никогда не забывай, что ты выше других…
И даже сейчас, спустя пятнадцать лет, Адам помнил то чувство полного одиночества и горя, которое охватило его после смерти отца. Он умер на следующий день, и Адам погрузился в водоворот новых обязанностей. Позади остались беззаботные, веселые дни детства, его юношеская жажда любви и ласки. Со временем он понял, что ему было оказано огромное доверие. Он возмужал, и его юношеское стремление к похвале исчезло.
– Мне кажется, ты вовсе не слушаешь меня, – сказала Софи, капризно надув губы.
– Прошу прощения, – машинально ответил Адам. – Какие же захватывающие сплетни я прослушал?
Она сморщила носик.
– Я лишь спросила, не знаешь ли ты, кто мог нанести нам визит в столь поздний час. Взгляни.
Адам выглянул в окно в тот момент, когда карета подкатила к парадному входу дома Брентвеллов. В отличие от остальных домов на Гросвенор-сквер это здание с портиком стояло в величавом одиночестве за железными воротами, не менее прекрасное, чем любой загородный дом. Как ни странно, в этот поздний час в доме ярко горели свечи.
Его взгляд устремился к карете, стоявшей у входа. Ему показалось, что он узнал герб на дверце. Врач? Неужели матушке снова плохо?
Адам мгновенно забыл о намерении проводить Софи и отправиться на поиски чувственных удовольствий. Выскочив из кареты, он бросился бежать, в два прыжка одолев ступени мраморной естницы.
Софи бежала за ним, шаркая туфлями, словно ребенок.
– Ты захлопнул дверь прямо у меня перед носом! – возмутилась она. – Я так и знала, что ты учтив лишь на публике.
Адам, не обращая на нее внимания, распахнул парадную дверь, и заспанный дворецкий бирюзовой с золотом ливрее вскочил со стула.
Адам крикнул:
– Где герцогиня?
– Наверху, ваша светлость. Позволю себе заметить, что здесь сегодня были ужасные события.
– Адам! – окликнула его мать. – Слава Богу, ты дома!
Она спускалась по парадной лестнице, цепляясь за перила, словно у нее подкашивались ноги. Ее платье было заляпано, седые волосы струились по спине. Неряшливый вид поразил Адама: мать всегда следила за своим внешним видом и была очень аккуратна.
– Мама! – воскликнула Софи. – Что случилось?
Адам устремился к матери и, заключив ее в объятия, почувствовал, как дрожь сотрясает ее хрупкое тело. Он ужаснулся, вдруг осознав, что ее платье забрызгано кровью.
– Кто-то поранился?
– Это все его любовница! – воскликнула она. – Разве я не говорила, что эта наглая девчонка погубит твоего брата? Разве не говорила?
Она была на грани истерики. Сдерживая собственный страх, Адам успокаивающе гладил ее по спине.
– Успокойся и расскажи мне, что случилось.
Герцогиня подняла голову и судорожно вздохнула. Слезы блестели на ее все еще красивом лице.
– Ах, Адам, эта ужасная женщина стреляла в моего Сирила!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон



Сюжет неплох, но автора явно покинула муза, концовка не интересна
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусонлена
3.06.2013, 21.08





Интересный роман!
Любовь-победительница - Смит Барбара ДоусонАлена
28.10.2013, 22.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100