Читать онлайн Любовь-победительница, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Любовь-победительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Мэри уронила перо.
Она как раз обмакнула его в чернильницу, когда раздался стук в дверь, и теперь черные кляксы украшали тщательно составленное и надушенное письмо. Она целый час билась над ним, пока не сумела придать ему тон учтивой неотложности. Почему-то ей казалось очень важным произвести благоприятное впечатление на Адама своим первым письмом.
Ей хотелось, чтобы он считал ее равной себе. Ей хотелось, чтобы он бросился к ней на помощь не только из чувства долга или справедливости, но и потому, что ему просто невыносимо видеть ее несчастной, потому, что за всем его высокомерием кроется подлинное расположение к ней.
Глупые мечты! С таким же успехом можно надеяться достать звезду с неба.
Снова послышался осторожный стук в дверь. Сердце у нее замерло, и в голову сразу полезли мысли о грабителях. Но потом возобладал здравый смысл. Преступник не станет афишировать свое появление.
Возможно, это как-то связано с Джо?
Схватив свечу, Мэри поспешила в прихожую. Принни заскулил, обнюхал входную дверь и возбужденно завилял хвостом.
Если пес не считает посетителя врагом, значит, и ей нечего бояться. Поставив свечу на скамью, Мэри повернула ключ, слегка приоткрыла дверь, а потом распахнула ее.
На пороге стоял Адам Брентвелл. Удивительное дело, на этот раз он выглядел далеко не безупречно: черные волосы были взлохмачены, словно он только что встал с постели. Однако, несмотря на скромный костюм и простой галстук, его невозможно было принять за простолюдина. Сумрак подчеркивал властные черты его лица, и при виде его сурово сжатого рта Мэри окатила волна страха.
Не обращая внимания на тонкий пеньюар, она вышла на крыльцо и дотронулась до его руки.
– Вы узнали что-то о Джо?
Черная бровь резко выгнулась.
– Нет.
– Значит, что-то с лордом Сирилом? Господи, ему стало хуже?
– Конечно, нет. Он крепко спал, когда я уходил.
Мэри посмотрела через его плечо.
– А где ваша карета?
– Я пришел пешком.
Герцог оглянулся, посмотрел на утопавшую в тумане улицу, потом вдруг взял ее за талию и подтолкнул в дом. Дверь закрылась за ними с тихим щелчком.
Его таинственное поведение беспокоило Мэри.
– Что-то случилось? Скажите мне.
– Карета повернула за угол, вот что. – Его горячий взгляд скользнул по ее распущенным волосам, шелковому пеньюару, босым ногам. – Вас ожидал бы скандал, если бы кто-нибудь увидел вас рядом со мной в это время.
Мэри вспыхнула от смущения и взглянула на него из-под полуопущенных ресниц.
– Сомневаюсь. Кто станет сплетничать о какой-то провинциалке?
– Вы не представляете, как люди любят судачить. Я не допущу, чтобы ваше имя трепали в гостиных Лондона.
При виде сурового выражения его лица у Мэри перехватило дыхание. Она восторгалась его высокой фигурой, длинными сильными ногами в высоких блестящих сапогах. Нет, нужно немедленно отослать его, пусть даже его манеры безупречны и учтивы, как всегда. Но сама мысль о расставании с ним была для нее невыносима.
– Мы можем поговорить в гостиной, – сказала, она и, взяв свечу, пошла вперед. – Удивительно, что вы пришли именно сейчас. Почему?
Он подошел к камину и взглянул на нее странным, пронзительным взглядом.
– Мне не спалось, и я решил прогуляться.
Это простое объяснение не удовлетворило ее. Как удивительно, что он стоит рядом, словно ее фантазии стали реальностью.
– Вы, должно быть, прочли мои мысли, – сказала она.
– Прошу прощения?
– Я только что написала вам записку с просьбой посетить меня, чтобы рассказать, что произошло.
– Говорите.
Ужасающие подробности видения вновь вернулись к ней. Дрожащей рукой она поставила подсвечник на каминную доску.
– Сегодня вечером я получила послание от сестры. Страшное послание, явившееся мне во сне.
Его брови приподнялись.
– Во сне?
– Я знаю, что все это странно, – сказала она, подавив раздражение. – Но вы должны поверить мне. Мы с сестрой всегда умели обмениваться мыслями. Столько, сколько я себя помню.
– Вы это уже говорили. – Опустившись на колено, Адам мягко потрепал Принни по ушам, и пес заскулил от удовольствия.
– Сегодня я видела Джо очень отчетливо. Вопреки нашим предположениям ее удерживают не в Лондоне. Она заперта в каком-то каменном сооружении где-то на побережье.
– Хм… Прямо готический роман.
– Это правда. Я слышала, как бьются о берег волны. – Вновь переживая ужас сна, Мэри присела рядом с Адамом на ковер. – Похититель предъявил ей ультиматум. Если она откажется выйти за него замуж, он продаст ее в бордель на Востоке.
Он слегка улыбнулся.
– Вы, случайно, не читали на ночь страшный роман?
Ее терпение лопнуло.
– Это не дешевый фокус на сельской ярмарке! – вскричала она, жалея, что под рукой нет сорняков, чтобы швырнуть в него. – И у меня нет привычки рассказывать сказки, когда жизнь сестры в опасности.
Его улыбка погасла.
– Опять я за свое.
– Что?
– Опять я обидел вас. Пренебрег вашими чувствами, как тогда, когда обманул вас. Сможете ли вы простить меня?
Его синие глаза завораживали ее. Не отводя от нее взгляда, он продолжал гладить собаку, и Мэри внезапно почувствовала непреодолимое желание ощутить его прикосновение.
Она накрыла его руку своей рукой и почувствовала, как тонкие иголочки пронзили кожу. Как изящны его пальцы, как тепла кожа! Какая-то загадочная связь вспыхнула между ними, более глубокая, чем у нее с сестрой. С Адамом это было не столько соединением умов, сколько слиянием душ.
Чувствует ли он эту духовную связь? Ей хотелось верить, что да. Хотя она и боялась, что он разобьет ей сердце.
– Я не могу оправдать ваше поведение в отношении моей сестры, – прошептала она.
Нахмурившись, Адам перевернул руку так, что их ладони встретились.
– Я вел себя как упрямый осел. Поймите: я лишь хотел защитить интересы брата.
– Я понимаю. Но это не извиняет вас.
– Позвольте мне закончить. Я осудил вашу сестру как охотницу за состоянием, не потрудившись даже поближе узнать ее. Но раз она была готова отказаться от Сирила, лишь бы он не порвал с семьей, мне остается только восхищаться ее бескорыстием. – Он скривился, словно вспомнив что-то неприятное. – Я ошибся в ней. Ужасно ошибся.
Мэри переплела пальцы с его пальцами. Она чувствовала, как трудно далось ему это признание.
– Вы правда так думаете? И благословите их?
Он колебался, насупив брови.
– Я буду честен, Мэри. Мне претит мысль о том, что скандал в связи с этим союзом может задеть мать и сестру. Однако Сирил совершеннолетний и сделал свой выбор. Обещаю вам, что больше не буду мешать ему.
Она полагала, что Адам несгибаем в своих убеждениях. Однако сейчас он готов был разрешить младшему брату жениться на простолюдинке. Со временем он полюбит ее сестру так, как любит ее она. Как же может быть иначе?
– Ах, Адам, я даже не знаю, что сказать.
– Удивительно, что вы вообще со мной разговариваете. – Его глаза ласкали ее, и он понизил голос: – Особенно наедине, в разгар ночи, когда ваш жених не может защитить вас.
Сердце ее забилось быстрее. Господи, она же не сообщила Адаму свою новость. Обрадует ли она его?
– Мы больше не жених и невеста. Я разорвала помолвку два дня назад.
Лицо Адама потемнело.
– Боже, если он поднял на вас руку…
– Нет! Ничего подобного не было. Он не такой.
– Тогда почему?
Стыд захлестнул Мэри, словно ее секрет вырвался наружу. Ей до боли хотелось признаться ему, и она опустила голову.
– Это моя вина, – сказала она сбивчивым шепотом. – Я не должна была соглашаться на эту помолвку. Понимаете…
Когда она заколебалась, терзаемая страхом, что Адам станет плохо думать о ней, он мягко сказал:
– Расскажите мне.
– Виктор раньше был женихом моей сестры.
– Я знаю.
Она удивленно взглянула на Адама.
– Знаете?
– Я же говорил вам, что послал человека разузнать о Джозефин все.
Конечно, они ведь поссорились по этому поводу в тот день, когда она и Софи пробрались в Брентвелл-Хаус и столкнулись с герцогиней. А в карете по пути домой Адам второй раз поцеловал ее.
Стоя перед ним на коленях, она чувствовала себя грешницей, заслуживающей его упреков. Но в его глазах не было упрека, только одно внимание.
– Ну разве вы не понимаете? Я хотела того, что было у Джо. Я так завидовала ей, что закрыла от нее мысли и сердце. Мое отчуждение стало причиной ее бегства. – У нее перехватило дыхание. – Боюсь, что именно поэтому мне теперь так трудно установить с ней контакт. Это меня Бог наказал: я знаю, что она отчаянно пытается ко мне пробиться, но не имею возможности найти ее.
Он нежно погладил ее руку.
– Не будьте так жестоки к себе. Вы допустили ошибку, вот и все.
– Это была не просто ошибка, это был грех. Я желала Виктора. Человека, принадлежавшего моей сестре.
Легкое дыхание Адама нарушило ночную тишину.
– Вы так его любите?
Его голос дрогнул, словно ответ был очень важен для него. Она покачала головой.
– Поначалу я так думала. Но теперь понимаю, что любила лишь мечту о Викторе. Я восхищалась его праведностью, его верой, его совершенством. Я хотела быть похожей на него. И все же больше этого я хотела… – Не в силах признаться, она опустила голову.
Адам приподнял пальцем ее подбородок.
– Хотели чего?
Она скорее умерла бы, чем призналась ему. Это казалось невозможным. Но его синие глаза настойчиво требовали правды.
– Я хотела узнать физическую любовь, – прошептала она. – Хотела плотской страсти.
Ее тело вспыхнуло, как тогда, когда она лежала в темной повозке, прислушиваясь к голосам Джо и Виктора, сидевшим снаружи, завидуя им и терзаясь запретными желаниями.
Слезы покатились по ее щекам горячим дождем. Теперь Адам поймет, что она вовсе не преданная сестра и далеко не добродетельный ангел, а всего лишь женщина со слабой волей.
Он обнял ее за плечи и крепко прижал к себе.
– Тихо, Мэри. Не упрекайте себя за совершенно естественные желания. Нет ничего грешного в стремлении обрести счастье.
– Но я хотела отнять его у сестры! Самого моего близкого друга…
– И тогда она уехала в Лондон и встретила Сирила. – Адам убрал пряди волос, прилипшие к ее влажным щекам. – Она ведь рада этому, не так ли? Уж мой брат точно рад.
Мэри судорожно вздохнула. Он прав. Возможно, все действительно случилось к лучшему. Она так долго носила в себе это бремя вины, и вот теперь забрезжила надежда… тут же исчезнувшая под натиском страха.
– Но я оттолкнула ее. И теперь она может погибнуть.
– Шшш. – Он подхватил слезу кончиком пальца. – Она не погибнет. Я сделаю все, что в моей власти, чтобы найти ее. Даю вам слово.
Выражение его лица говорило о твердой решимости и абсолютной уверенности, которую еще день назад она сочла бы тщеславием. Постепенно страх стал отступать. Адам использует свои обширные возможности для поиска. Истинный джентльмен, он спасет даже женщину, внесшую хаос в его семью. Как она могла думать, что он недостоин ее доверия? Не в силах сдержаться, она погладила его щеку.
– Никогда не думала, что скажу вам это, но вы – человек чести.
Его щека напряглась под ее пальцами.
– Разве? У меня есть сомнения на этот счет.
Его взгляд скользнул к ее груди, прикрытой тонким шелком, который лишь подчеркивал женственные изгибы ее тела, и Мэри вспыхнула. Огонь в его глазах уже не казался ей оскорбительным. Напротив, она снова почувствовала себя чистой, освободившейся от вины, а охватившее ее желание оказалось сильнее скромности.
– Я так рада, что вы пришли, – застенчиво призналась она. – Я счастлива, что вы подумали обо мне, когда вам не спалось. Я тоже думала о вас.
– Да поможет мне Бог, – пробормотал он, – но меня так тянуло к вам, что я ничего не мог с собой поделать.
Его губы приникли к ее губам с жадностью, которая удовлетворила все ее самые тайные фантазии. Закрыв глаза, она отдалась искушению его губ, обвила руками его шею и погрузила пальцы в шелковистые волосы. Как замечательно было прижиматься к его крепкой груди, воспринимая каждый удар его сердца как собственный. В душе ее росло желание слиться с его телом, ей хотелось принадлежать ему безраздельно. С ним она чувствовала себя женщиной, нежной и желанной.
Его пальцы проникли в вырез пеньюара и обхватили ее грудь, прикрытую лишь тонким шелком, скользнувший по чувствительному бутону соска палец заставил ее затрепетать. Какими греховными и чудесными оказались его ласки.
Умом Мэри понимала, что не должна позволять ему подобных вольностей, но какое-то волшебное безумие заставило ее забыть обо всем. Ее душа кричала о желании, которое подавляло ее волю, о желании почувствовать его губы там, где ее никогда не касался мужчина, о стремлении разрушить существовавшие между ними барьеры, о желании познать тайны, выходившие за пределы ее воображения.
Его крепкие мускулистые руки нежно обнимали ее. Большие ладони заскользили по ее спине и, приподняв, прижали к его телу. Его жар передался ей, и она подчинилась неодолимому желанию обнять его. Боже милостивый, даже там он оказался твердым.
Стон вырвался из груди Адама, и он сжал руками ее лицо.
– Мэри, Мэри, я должен немедленно уйти!
На нее словно повеяло холодным ветром. Открыв глаза, она посмотрела на его напряженный рот и возбужденное лицо, пытаясь понять причину этого внезапного решения.
– Почему? Разве вам не нравится целовать меня?
Нежная улыбка осветила его насупившееся лицо.
– К сожалению, слишком нравится. Чересчур нравится. – Он провел пальцем по ее губам. – Но я не могу пользоваться твоей доверчивостью.
Она поцеловала его пальцы.
– Я сама отдаю вам все. Так что вы ничем не пользуетесь.
– Ты не понимаешь, что говоришь. – Он резко схватил ее за плечи и отодвинул от себя. – Подумай, Мэри. В том, что я хочу от тебя, нет ничего благородного. Я больше не могу довольствоваться одними лишь поцелуями.
– И. я тоже.
– Если я останусь, я овладею тобой. Так что ради всего святого и ради самой себя отошли меня.
Он давал ей шанс сохранить добродетель. Но эта добродетель не могла заполнить пустоту в ее душе. Нравственность не может согревать ее ночами. Она потеряла всех, кто был ей дорог, но обрела Адама.
Мэри, не доверяй ему… не доверяй ему…
Легкая дрожь пробежала по ее телу. Но ведь сестра говорила о похитителе, а не об Адаме. Не о мужчине, который сейчас стоял перед ней с нескрываемым желанием в глазах. То, что он считался с ее чувствами, уважал ее, освободило Мэри от всех оков условностей. Какой неполной и унылой будет ее жизнь без него, какой одинокой станет она, оставшись одна! В этот момент она наконец поняла, что неразрывно связана с ним, что ее сердце принадлежит ему. Навсегда.
– Я хочу испытать страсть. – Она взяла его руку и положила ее к себе на грудь. – Поверь, Адам, я знаю, что делаю. Останься сегодня со мной. Ты нужен мне.
Он мечтал об этом мгновении, мечтал увидеть нежную уступчивость в зеленых глазах Мэри, мечтал услышать приглашение разделить с ней ложе. Но он никогда не надеялся, что его фантазии осуществятся. И сейчас при виде этого чуда он не находил, нужных слов.
Рука, накрывшая его руку, была маленькой и теплой. Распущенные волосы водопадом падали на белый пеньюар, золотисто-рыжие пряди были так же своевольны, упрямы и свободны, как она сама. Как он мог принять ее за строгую пуританку, нетерпимую в вопросах нравственности?
Она стояла перед ним с такой нежной, полной надежды улыбкой, что ему стало не по себе. Он подумал, что не способен сейчас осознать последствия своего шага. И еще его мучил один момент в его отношениях с ее сестрой, о котором Мэри не подозревала, эпизод, который лучше забыть. Она отвернется от него, узнав, что он сделал, а ему теперь мысль о расставании с ней была невыносима. Если у него остались хоть какие-то принципы, он должен встать и уйти, не оглядываясь.
Но ее давно одолевают тайные желания. Она жаждет познать страсть и хочет, чтобы он стал ее учителем.
Одним плавным движением он подхватил ее на руки и вышел с ней из гостиной.
Она обвила руками его шею, глаза ее были широко распахнуты.
– Куда ты несешь меня?
– В постель.
Вздох вырвался из ее груди, и она уткнула лицо в его плечо. Ее легкое дыхание возбуждало его больше, чем самые чувственные ласки куртизанки. Он торопливо поднимался по ступеням, прижимая к себе ее теплое тело.
Если бы она только знала, что он готов был овладеть ею прямо там, в гостиной, на полу! Но ему хотелось защитить ее от глаз Обедайи. Старый слуга станет отчитывать Мэри, а она и так уже в своей жизни столько раз напрасно страдала.
Адам поднялся на верхний этаж и, миновав хозяйскую спальню, выбрал одну из небольших комнат для гостей. Дорожка лунного света освещала путь к кровати под пологом. Он осторожно опустил Мэри на постель, и его руки невольно задержались, не желая расставаться с ее телом.
Принни проковылял к кровати и заскулил, помахивая хвостом. Адам отошел к двери и щелкнул пальцами.
Повесив голову, пес понуро поплелся к выходу, и Адам, наклонившись, в утешение погладил собаку по голове.
– Прости, старина, но сегодня тебе придется спать одному. В отличие от меня.
Охваченный нетерпеливым желанием, Адам закрыл дверь. В комнате было темно, но слабый свет из окна освещал кровать. Мэри лежала на боку, наблюдая за ним. Он не видел ее лица, поэтому не мог сказать, что она сейчас испытывает – предвкушение или сомнения. Когда он подошел, она потянулась к нему, и в вырезе рубашки показалась ложбинка на груди. Лунный свет освещал ее обнаженную ногу так, как он и представлял себе в своих мечтах.
Безудержное желание захлестнуло его. Ему до сих пор не верилось, что они вместе и им предстоят несколько долгих часов наедине. Он даже испугался, что она вдруг может исчезнуть, словно призрак, оставив его в одиночестве.
Сев на край постели, он погладил ее ногу. Да нет же, она настоящая, теплая и восхитительная. Ее лодыжка была такой же изящной, как и все тело. Сегодня она принадлежит ему. Эта мысль вспыхнула в нем, словно пламя, и он подавил желание поднять ее юбки и закрепить их союз мгновенным соитием. Нет, он не допустит, чтобы его страстная мечта овладеть ею испортила ожидающее ее наслаждение.
Его рука заскользила вверх по ее ноге, и кожа Мэри покрылась мурашками.
Он наклонился, легко прикоснувшись губами к ее губам.
– Не нужно бояться, – прошептал он. – Если вдруг захочешь, чтобы я остановился, только скажи.
– Никаких остановок. Я хочу, чтобы ты начал.
Ее нетерпение вызвало у него удивленный смешок.
– Все в свое время. Как и хорошее вино, любовь требует смакования.
Мэри мягко коснулась его щеки.
– Ах, Адам, я просто хочу узнать… почувствовать…
Он улыбнулся в темноте.
– Как пожелает моя дама.
Он торопливо стал снимать одежду, бросая ее бесформенной грудой на пол, оставив на время рубашку и панталоны. Он сомневался, что Мэри когда-нибудь видела раздетого мужчину, тем более возбужденного.
Ложась рядом с ней, он притянул ее к себе, и их губы слились в долгом, жарком поцелуе. Мэри благоухала пленительными тайнами и источала безыскусное желание. В отличие от сильно надушенных женщин, с которыми он искал утех, кожа Мэри пахла приятным мылом. Ее прикосновения были чисты. Руки Мэри скользили по его плечам, спине, она наслаждалась его мужественным телом.
Она не переставала удивлять его тем, что в ней непостижимым образом сочетались застенчивость и смелость, скромность и пылкость. Она не протестовала, когда он снял с нее шелковый пеньюар, но когда стал расстегивать крошечные пуговки на рубашке, остановила его.
– Что ты делаешь?
– Я хочу посмотреть на тебя, – прошептал он. – Доверься мне, любовь моя.
Ее глаза вспыхнули в лунном свете.
– Да.
На этот раз она сама помогала ему, приподнимая бедра и выскальзывая из рукавов, когда он снимал с нее рубашку. Подобно приносимой в жертву девственнице, она лежала на постели словно на алтаре, лишь распущенные волосы прикрывали ее обнаженное тело. Руками она стыдливо закрывала грудь.
Эта природная застенчивость подстегнула его желание. У него был богатый опыт, и он умел доставить наслаждение и себе, и партнерше. Но эта неопытная девушка возбуждала его до состояния безумия, а именно с ней нужно было держать в узде свои желания.
– Как ты прекрасна, Мэри Шеппард, – сказал он, и в его хриплом голосе прозвучала необычная нежность. – Как я жаждал оказаться с тобой вот так.
Задавшись целью соблазнить ее, пусть даже ценой невероятных для себя мук, он поцеловал пульсирующую жилку на ее шее, потом провел кончиками пальцев по шелковистой коже, оттягивая момент наслаждения до того времени, когда она будет к нему готова. Он ласкал ее плечи, шею и руки до тех пор, пока она не разомкнула ладони, прикрывавшие грудь.
– Я чувствую себя такой… живой, – прошептала она у его губ. – Так бывает всегда?
– Только когда мужчина и женщина неравнодушны друг к другу.
Это действительно было так, и он сам не знал этого до нынешнего момента. Он ответил не задумываясь, без присущего ему цинизма. Но нет, этого не может быть, эта невероятная привязанность, которую он питает к ней, скорее всего лишь временное помутнение рассудка. Просто их захватила буря чувств, когда по воле обстоятельств он и Мэри оказались вместе.
Сейчас она прижималась к нему, осыпая поцелуями его лицо. Каждое ее малейшее движение, когда их тела соприкасались, было для него пыткой. Это был ад… и рай.
С мучительным терпением он целовал ложбинку между ее грудей и лишь потом позволил себе обхватить грудь ладонью; его пальцы ласкали напряженные бутоны, но только спустя некоторое время он разрешил себе прикоснуться к ним губами.
Его сердце таяло, когда он слышал вырывавшиеся у нее стоны желания. Его руки скользнули на ее талию, бедра приподнялись навстречу его бедрам, словно ища чего-то, стремясь к чему-то. Она еще этого не знала… а он знал.
Устремившись вниз, его рука проникла в самый укромный уголок ее тела. Ее удивленный возглас тут же сменился стоном нескрываемого наслаждения. Она выгнулась, и ее рука коснулась его запястья. Какое-то мгновение Адам со страхом думал, что она остановит его, но ее пальцы бесстыдно побуждали его к новым ласкам.
– Боже милосердный! – воскликнула она, и ее голова заметалась по подушке. – Боже милосердный!
Ее порывистые, неопытные движения сводили Адама с ума. Наступил момент, когда он мог бы подумать о собственном удовлетворении, но более всего он хотел доставить наслаждение ей. И немедленно.
Раздвинув нежные лепестки, он приник губами к самому потайному уголку ее тела. Она ахнула, и ее пальцы невольно впились в его плечи.
– Адам! – воскликнула она, и голос ее зазвенел.
И тут это произошло. Она выгнулась, задрожала… и восторженно вздохнула.
Ликование охватило его от того, что он доставил ей такое наслаждение, и, торопливо сбрасывая одежду, он накрыл ее тело своим.
Она лежала, раскинувшись, словно сдаваясь на его милость. И однако у него возникало странное чувство, что это он сдается ей.
Обхватив ладонями ее лицо, он прошептал:
– Женщина обычно испытывает боль, когда первый раз бывает с мужчиной. Боюсь, что я сделаю тебе больно.
Она прижала пальцы к его губам.
– Больше всего на свете я хочу, чтобы мы стали одним целым. В полном смысле этого слова.
Яростный огонь вспыхнул в его груди. Она принадлежит ему. Только ему. Осторожно проникнув в ее девственное лоно, он встретился с преградой и преодолел ее. Мэри, всхлипнув, вцепилась в его спину, и он замер. Шепча ласковые слова, он дрожал, сдерживая себя, давая ей возможность привыкнуть к новому ощущению.
Как замечательно было ему в этом лоне, тугом, жарком и целомудренном!
– Мэри, – прошептал он. – Ах, Мэри.
Он больше ничего не мог сказать, хотя сердце его было переполнено нежностью и готово разорваться. Он чувствовал их неразрывную связь, и это не было только единением тел. Но это странное чувство ускользнуло, когда ее пальцы ослабли и она изогнулась под ним.
Опершись на локтях, он проник глубже в этот нежный грот, и она ответила с таким пылом, что он сравнил ее с языческой богиней. Закрыв глаза, она откинула голову, ее обнаженная грудь манила к себе его губы.
Он знал, что уже совсем близко то мгновение, когда все в нем взорвется и вспыхнет восторгом, но оттягивал этот момент до тех пор, пока не почувствовал, как в ней нарастает такое же желание. Он увлекал ее за собой все дальше и дальше, пока она не задрожала и не простонала его имя, достигнув вершины блаженства. И только тогда с хриплым возгласом Адам окунулся в пучину страсти.
В дремотной тишине он лежал и наслаждался новым, необычным ощущением умиротворенности. Он не мог вспомнить, когда в последний раз испытывал подобное единение с женщиной.
Их близость сделала его невероятно счастливым. Их тела все еще соприкасались, и на этот раз у него не было желания отстраниться от партнерши. Ему хотелось остаться здесь навечно.
Вздох вырвался из груди Мэри, и она прижалась щекой к его плечу. Ее пальцы заскользили по его груди, и она еще раз восторженно вздохнула.
– Мы словно летали.
Смех заклокотал в его груди.
– Да, только я рад, что у тебя нет перьев и острого клюва.
Адам чувствовал, как она улыбается, как бьется ее сердце.
Потом она задумчиво сказала:
– Я только что вспомнила… там были чайки.
– Чайки?
– У темницы моей сестры.
Он буквально кожей почувствовал, как тревожная мысль нарушила ее спокойствие, и уже был близок к тому, чтобы полностью вернуться в реальность. Но ему так хотелось задержать это возвращение, продлить мгновения блаженства в ее объятиях, и он прижал ее к себе еще крепче.
– Адам, мне бы так хотелось убедить тебя!
Грустные нотки в ее голосе коснулись его сердца, и он нехотя открыл глаза. Она лежала в облаке волос, лицо купалось в лунном свете. Еще свежи были воспоминания о пережитой страсти, и он сжал в ладонях ее лицо.
– Мэри… эта ваша способность читать мысли друг друга… Если бы об этом говорил кто-то другой, я бы даже и слушать не захотел.
Она потерлась щекой о его руку, словно котенок.
– Если бы я только могла точно сказать тебе, где Джо, ты поверил бы мне.
Ее мука и боль передались ему, он ощущал ее боль как свою. Он не мог поверить в это чудо. Они были одним сердцем, одной душой. Если у него возникла такая связь с женщиной, которую он знает всего неделю, то почему Мэри не могла иметь еще более тесную связь со своей сестрой, ведь они были вместе еще во чреве матери? Да. Ему хотелось поверить.
– Ш-ш, – прошептал он в ее душистые волосы. – Я верю тебе.
– Правда?
– Правда. Как только наступит утро, я организую поиски, как и обещал. – Он снова притянул ее к себе. – А сейчас спи, любовь моя. Спи.
Он поцеловал ее волосы, и она обняла его за шею, уткнувшись лицом в его плечо. Ему захотелось вновь любить ее, но его остановила странная нежность. Она лежала рядом с ним, ее грудь размеренно вздымалась, и он уже решил, что она задремала, но Мэри вдруг открыла глаза.
– Адам, – сонно прошептала она, – я тоже тебя люблю.
Она легко прикоснулась губами к мочке его уха, потом затихла, и по ее ровному дыханию он понял, что она заснула.
Он лежал в темноте и думал. Тоже! Ну конечно. Он назвал ее «любовь моя». Она неопытна, и поэтому не знает, что мужчины в постели говорят ласковые слова, хотя сам он никогда раньше не говорил именно этих слов. Просто ее бесхитростная натура вызывала в нем стремление защитить ее.
Адам, я тоже тебя люблю.
Он не помнил, чтобы за все его двадцать девять лет жизни кто-нибудь говорил ему эти слова. Цивилизованные люди не говорят вслух о сильных чувствах. Он без всяких признаний знал, что его мать глубоко любит его, Сирила и Софи.
И все же никто никогда не говорил ему этих слов. Никто, кроме Мэри.
Она спала в его объятиях, теплая и доверчивая. Только присущая ей порядочность заставила ее поверить, что она любит его, твердил он себе. Иначе она бы не смогла принадлежать ему.
Что же он натворил, соблазнив столь невинное создание?
Ему нужно уйти, чтобы не возникло искушения снова овладеть ею. Он должен уйти до того, как она осознает свою ошибку, пока он не причинил ей еще большую боль. Он никогда не задерживался в постели женщины, просто не видел в этом смысла. Но сейчас он медлил, не в силах заставить себя покинуть ее.
Усталость накатила на него, словно теплая морская волна. Он балансировал на грани сна, наслаждаясь редким ощущением покоя и умиротворения. Давно он не испытывал ничего подобного. Он даст себе еще несколько мгновений, чтобы побыть с Мэри, держа ее в своих объятиях.
Еще несколько мгновений…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь-победительница - Смит Барбара Доусон



Сюжет неплох, но автора явно покинула муза, концовка не интересна
Любовь-победительница - Смит Барбара Доусонлена
3.06.2013, 21.08





Интересный роман!
Любовь-победительница - Смит Барбара ДоусонАлена
28.10.2013, 22.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100