Читать онлайн Грех и любовь, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грех и любовь - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грех и любовь - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грех и любовь - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Грех и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Белый пушистый пудель кружился на длинных тонких задних лапах, зарабатывая конфетку, которую леди Эслер держала в вытянутой руке Вдова маркиза Эслера Элеонора, обладательница огненно-рыжих волос и сверкающих карих глаз, обожала животных, что подтверждалось наличием в ее доме двух пестрых кошек, спавших на коврике у камина, и многочисленных рисунков лошадей, висевших на стенах гостиной.
— Вот так, моя прелесть, молодец. Еще, еще! Покажи всем, на что ты способен, — приговаривала она, наклонившись к псу, ничуть не стесняясь своей пышной груди, которая чуть не вываливалась из выреза ее платья.
Итан обозревал открывшийся ему вид холодным взглядом знатока. Элеонора представляла разительный контраст с Джейн, которая сидела на стуле, прямая как палка, сложив на коленях затянутые в перчатки руки Итан прекрасно знал, о чем она сейчас думает. О том, что он выбирает женщин, руководствуясь лишь их физическими данными. Что он не кто иной, как развратник, который только и умеет, что заниматься любовью.
Он и сам не понимал, почему столь низкое мнение Джейн о его персоне в последнее время так сильно его раздражает.
Итан считал, что умеет отлично ладить с женщинами. Он был внимательным и нежным любовником, а расставаясь со своей очередной подругой навсегда, старался причинить ей как можно меньше боли Неудивительно поэтому, что Элеонора приняла его с распростертыми объятиями.
Она бросила лакомство собачке, и та схватила его на лету.
— Кушай, мой хороший, кушай, мой Снежок. Ты заслужил угощение.
— Смотри, перекормишь собаку, — заметил Итан.
— Не ворчи. Вспомни, как нам с тобой когда-то было весело. — На миловидном, усеянном веснушками лице Элеоноры заиграла лукавая улыбка, и она сразу стала похожа на капризного ребенка, а не на тридцатидвухлетнюю вдову. Повернувшись к Джейн, она добавила. — Знаете, он такой шалунишка!
— Слышала, — презрительно отозвалась та.
— Смотрите, как бы он не заманил вас в какую-нибудь темную комнату. Он еще и не на такое способен.
Слушая болтовню бывшей любовницы, Итан подумал: а что, если и вправду хоть разок заманить Джейн в темную комнату, зажать в уголок и посмотреть, сможет ли он вдохнуть хоть немного тепла в ее холодное тело?
Может, хоть темнота сделает ее податливее? Вряд ли. Достаточно на нее посмотреть. Сидит как аршин проглотила. Сама непримиримость и строгость. Плотно сжатые губы, аккуратный пучок на затылке. От нее так и веет холодом. Аккуратна и подтянута. Единственная вольность, о которой она, пожалуй, даже не подозревает, — черный мешок, именуемый платьем.
Единственный намек на эмоции — горящий желанием взгляд.
Желанием ли?
Да о каком желании может идти речь? Мисс Мейхью никогда в жизни не посещали грешные мысли. Скорее всего она сейчас размышляет о человеческих добродетелях. Или составляет список его грехов. А этот блеск в глазах — просто игра света.
— Леди Эслер, позвольте объяснить, зачем мы к вам приехали, — начала Джейн.
— Прошу вас! Особенно если ваш приезд связан с потрясающей новостью, о которой я услышала прошлой ночью на балу у Херрингтонов. — Элеонора повернулась к Итану:
— Прости за прямоту, Чейз, но ты действительно прячешь у себя в доме своего внебрачного ребенка?
Итану с трудом удалось сохранить улыбку. Как он презирал людей, считавших Марианну неодушевленным предметом, о котором можно было распускать любые слухи.
— Я скажу тебе правду, если и ты будешь со мной откровенна, — ответил он. — Договорились?
— Конечно. Клянусь Богом, я ни единой душе не выдам твою тайну.
И чтобы придать своим словам больший вес, Элеонора торжественно перекрестилась.
— Так вот, слухи относительно ребенка верны, — объявил он, пристально глядя на Элеонору. — Ребенок может быть моим.
— Как это — может быть?
— Вопрос о том, кто ее родители, спорный. Но я надеюсь, ты сможешь пролить свет на это дело. А теперь твоя очередь. Итак, расскажи мне все, что ты знаешь о ней.
— О ком — о ней?
— О ребенке, естественно.
— А что я, собственно, могу о ней знать? — нахмурилась Элеонора.
— Может быть, очень многое. Начни с того, что ты тайно родила Марианну и подбросила ее мисс Мейхью.
— Я ее подбросила? Я?! Так ты считаешь, что я ее мать?
Изумленное выражение на лице Элеоноры сменилось печальным. Уголки пухлых губ понуро опустились. Она похлопала ладонью по дивану, а когда пудель вскочил на него и сел рядом, обняла его, прижала к себе, и оба они, хозяйка и собака, уставились на Итана прозрачными карими глазами.
— О, Чейз, — сказала Элеонора тихим голосом, совершенно не похожим на тот жизнерадостный тон, которым она разговаривала только что. — Как бы я хотела, чтобы это, и в самом деле было так.
— А ты можешь доказать обратное?
— К сожалению, да. — Прижавшись щекой к пушистой белой шерстке собаки, она тихонько продолжила:
— Хотя я и не должна тебе этого рассказывать. Это знал только мой дорогой Гарри, упокой. Господи, его душу.
— Не беспокойся, я никому ничего не расскажу. И Джейн тоже. Она не из тех, кто выдает чужие секреты.
Итан твердо знал, что, несмотря на все причуды, присущие старым девам, Джейн верна своему слову. Она была одной из немногих, которым он доверял.
— Клянусь честью, леди Эслер, — совершенно искренне пообещала Джейн.
Прикусив нижнюю губку, Элеонора медленно, как будто каждое слово доставляло ей боль, начала:
— Я отдала бы все за то, чтобы у меня был ребенок. И когда-то он мог у меня быть… Видите ли, вскоре после моего замужества я принесла маркизу счастливейшее из известий, что еще до конца года он станет отцом. О, как мы оба были счастливы! Доктор предупреждал, чтобы я была осторожной, побольше отдыхала, но…
Элеонора замолчала, и Джейн осторожно спросила:
— И что случилось, миледи?
— Я не могла целыми днями лежать в постели, слишком уж была порывиста и нетерпелива. И от прогулок верхом тоже не хотела отказываться. Как-то раз моя лошадь испугалась и шарахнулась в сторону. Я упала и… потеряла ребенка.
Джейн ласково погладила Элеонору по руке, пытаясь успокоить. Итан окаменел. Угрызения совести мучили его. Быть может, если бы он так быстро не расстался с Элеонорой, посчитав ее пустой кокеткой, она бы поведала ему свою печальную тайну.
— Мне очень жаль, — с трудом выдавил он.
— Но это еще не все. — Слезы заструились по веснушчатым щекам Элеоноры. Наклонив свою медноволосую голову, она погладила пуделя по белоснежной шерстке. И дрожащим от сдерживаемых рыданий голосом прошептала:
— Доктор сказал, ., сказал, что у меня больше никогда не будет детей.


Джейн сидела в своей спальне на подоконнике, сжимая в руке записку. Было уже слишком темно для того, чтобы перечитывать послание, вызывающее у нее тревожное чувство, и Джейн стала смотреть в окно. Во дворе два лакея зажигали фонари вдоль подъездной дороги, ведущей к парадному подъезду. В мерцающем желтом свете на фоне сгущавшихся сумерек ворота, казалось, вели в какую-то сказочную страну. Сегодня вечером должен состояться бал по случаю помолвки леди Розалинды и герцога Келлишема, и Джейн раздирали противоречия. Она не знала, что ей делать.
С самого начала она решила не ходить на этот бал. Джейн знала, что она чужая на этом празднике, что бы там ни говорила леди Розалинда. Наверняка будет держаться скованно, да и как себя вести и о чем говорить с расфранченными и искушенными представителями высшего общества, не имела ни малейшего представления. И в то же время мечты, которым не суждено было сбыться, завладели ее душой, и она только поэтому позволила суматохе приготовлений увлечь себя.
А суматоха в доме царила невообразимая! Всю последнюю неделю леди Розалинда вела себя как генерал, подготавливающий свои войска к сражению. Целый полк горничных натирал полы, что-то чистил и подметал. Целая армия слуг что-то полировала, переносила, устанавливала. Целый батальон садовников полол сорняки, подстригал кустарники, облагораживал деревья.
Каждое утро к Джейн приходил учитель танцев, впадавший в отчаяние от ее скудных способностей. Джейн послушно посещала эти ненавистные уроки, которые организовала для нее леди Розалинда, ни словом не обмолвившись о том, что не собирается идти на бал. Она рассчитывала, что при таком скоплении гостей никто не заметит ее отсутствия.
И вот всего лишь полчаса назад лакей доставил ей записку, которую она держала сейчас в руках. От записки исходил нежный цветочный аромат.
Хотя в комнате уже сгустились сумерки и разобрать буквы было почти невозможно, Джейн развернула послание Порции и с трудом перечитала его.


Мое положение становится отчаянным. Я должна немедленно поговорить с Чейзбурном! Но он отказывается Принимать меня в своем доме. Поэтому во время бала, устраиваемого ее светлостью, я попытаюсь проскользнуть в сад. В полночь вы должны выманить Чейзбурна из дома, чтобы я могла с ним встретиться.
Прошу вне, умоляю, не подведите меня! От вас зависит будущее моего ребенка. Я верю, вы мой единственный настоящий друг
Порция.


Джейн понимала, что не сможет проигнорировать записку. Стоило ей подумать о леди Порции, о ее будущем ребенке, и она была готова сделать все, чтобы помочь ей. Сложность заключалась в том, что Итан презирал свою бывшую жену и запросто мог отказать ей в помощи. И она, Джейн, должна. заставить его пойти на свидание.
Как же она жалела, что отказалась заказать то нарядное платье для бала, которое выбрала для нее леди Розалинда. Тогда она могла бы спокойно войти в залу и смешаться с толпой гостей, не стесняясь своей поношенной одежды. А теперь ей придется украдкой спуститься вниз, выждать, пока Итан окажется поблизости, и, придумав какой-нибудь предлог, выманивать его из залы. Что ж, ничего не поделаешь. Сама виновата. Решила показать характер. Придется действовать по обстановке. Но она сделает для леди Порции все, что может.
А сейчас она поднимется наверх, к Марианне.
Крошка уже, должно быть, спит, но можно посидеть у колыбельки и почитать при свете свечи. Рядом с Марианной она не будет чувствовать себя такой одинокой.
Как бедняжка леди Эслер.
Мысли Джейн перенеслись к вдовствующей маркизе. При всей своей красоте и богатстве леди Эслер не была счастлива: у нее не было ребенка. Неудивительно поэтому, что она так нянчилась со своими питомцами, домашними животными.
Неужели и она, Джейн, закончит свою жизнь вот так, в полном одиночестве и никому не нужной?
Нет! Она должна изыскать способ оставить у себя Марианну. Нужно во что бы то ни стало убедить Итана не отдавать девочку матери, которая от нее отказалась.
Джейн думала, что не будет испытывать к бывшим любовницам Итана никаких чувств, кроме омерзения. Но оказалось, что они вовсе не бессердечные эгоистки, какими она их себе представляла, а несчастные женщины, достойные жалости. Все они пережили в жизни большие трагедии: леди Эслер потеряла желанного ребенка, так и не доносив его; мисс Аврора Дарлинг вынуждена была жить в разлуке с любимой дочерью; леди Порция понесла жестокое наказание за то, что раз в жизни изменила мужу.
Единственная, кто вызвал в ней отвращение, была мисс Диана Рассел, к которой они с Итаном ездили несколько дней назад.
Мисс Рассел, знаменитая актриса театра в Хеймаркете, оказалась хрупкой женщиной с огромной грудью и непомерным самомнением. Театрально всплеснув руками, она заявила, что нелепо даже думать о том, что она могла позволить себе забеременеть, поскольку каждый день занята в спектаклях. Она бы ни за что не стала рожать ребенка, ведь это означало бы на какое-то время отказаться от сцены. И уж если бы у нее возникли какие-то проблемы, она бы непременно обратилась к Итану. После этой тирады мисс Рассел, нимало не смущаясь присутствием Джейн, уселась к Итану на колени и поцеловала его.
Да еще в губы!
Джейн готова была провалиться от стыда сквозь землю.
Краешком глаза она заметила, как мисс Рассел нагло прижалась к нему всем телом, забралась руками под сюртук, словно бы для того, чтобы быть к нему еще ближе. Поцелуй длился недолго — Итан отстранил от себя чересчур ретивую любовницу, пожурив ее, — однако и за это короткое время Джейн успела залиться краской стыда от унижения…
— Почему ты здесь сидишь? — послышался у нее За спиной голос леди Розалинды.
Джейн, по-прежнему сидевшая на подоконнике, обернулась. При свете свечи она увидела графиню, которая вошла в спальню в сопровождении нескольких служанок. Джейн украдкой сунула сложенную записку под подушку, на которой сидела.
— Я и не слышала, как вы постучали, миледи, — извинилась она.
— Должно быть, витаешь в облаках. Ничего удивительного.
Сидишь тут в темноте. — И, проворно повернувшись к толпе слуг, захлопала в ладоши:
— Бетти, зажги свечи. Элис, разожги в камине огонь. Еще час назад следовало бы это сделать!
Девушки бросились выполнять распоряжение хозяйки.
— Они не виноваты, — вступилась за них Джейн. — Служанка уже приходила зажечь свечи, но я ее отослала. Не вижу необходимости тратить столько свечей на одного человека.
— Ну ладно, не будем об этом. Я должна посмотреть на дело рук своих.
— Какое дело? — удивилась Джейн.
Таинственно улыбнувшись, леди Розалинда кивнула служанкам, и они исчезли.
Только сейчас Джейн обратила внимание, что в руках они держали коробки всевозможных размеров — и большие, и поменьше, и совсем крохотные.
— Что это у них?
— Мне бы тоже хотелось это знать, — послышался с порога голос тети Вильгельмины. Придерживая одной рукой подол домашнего платья пурпурного цвета, а в другой держа свою любимую серебряную фляжку, она просеменила в спальню. — Я отдыхала перед балом и проснулась от громкого топота.
— Вот и прекрасно, что проснулись. Давно пора вставать и начинать собираться, — улыбнулась леди Розалинда. — До приезда гостей осталось всего два часа. Так что туалеты Джейн доставили от модистки как раз вовремя.
— Туалеты? — едва выдохнула тетя Вилли. — Все это?!
— Должно быть, произошла какая-то ошибка, — пролепетала Джейн, чувствуя, однако, как в душу ее начинает закрадываться подозрение. — Я заказывала только одно платье.
— Давай посмотрим, что у нас есть. О, обожаю распечатывать свертки и открывать коробки! — Взяв Джейн за руку, леди Розалинда повела ее в туалетную комнату, где одна служанка зажигала свечи, а другие распаковывали свертки, в которых оказались и платья, и туфли, и шляпки, и нижнее белье, причем все в таких количествах, что у Джейн голова пошла кругом.
Опустившись на табурет перед туалетным столиком, она слабым голосом проговорила:
— Я же вас предупреждала. Я не могу себе позволить всего этого.
— Давай не будем об этом говорить. — Наклонившись, леди Розалинда порывисто обняла Джейн, обдав ее ароматом фиалок. — Не мешай мне сделать своей дорогой крестнице подарок. Я так долго тобой пренебрегала, что теперь мне не терпится наверстать упущенное, так что не порти мне удовольствие!
— Но я не могу вам этого позволить! — воскликнула Джейн и, оглянувшись на деловито снующих служанок, понизила голос:
— Я не могу допустить, чтобы Итан все это оплатил.
— Итан? — взвизгнула тетя Вилли. Подойдя прихрамывая к туалетному столику, она сделала очередной глоток из фляжки, — Незамужней девице не положено принимать такие интимные подарки от мужчины! Особенно от такого негодяя, как Итан!
— Не забывайте — вы говорите о моем сыне! — резко бросила леди Розалинда.
Поджав губы, тетушка Вильгельмина опустила глаза.
— Кроме того, он ничего не платил, — продолжала графиня. — У меня есть собственные средства. Я кое-что унаследовала от отца. — Она перевела взгляд на Джейн, и выражение ее лица смягчилось. — Прошу тебя, скажи, что ты принимаешь мой подарок. Ну пожалуйста!
Джейн взглянула на изысканные туалеты, разложенные на высоком комоде и на столе, и вдруг почувствовала такое острое желание их померить, что внутри у нее все сжалось. Как же ей хотелось хоть раз в жизни надеть нарядное платье, а не практичное убогое одеяние. Да и вид у леди Розалинды был такой несчастный, что у Джейн не хватило духу ей отказать.
— Вы клянетесь, что сами заплатили за все? — строго спросила она.
— Конечно. Итан не потратил ни пенса.
— В таком случае благодарю вас, миледи, за вашу доброту — воскликнула Джейн, порывисто стиснув маленькие нежные руки леди Розалинды.
— Ну что ты, — улыбнулась ее крестная. — О какой доброте может идти речь? Ведь ты дочь Сьюзен, и она бы хотела, чтобы я ввела тебя в высшее общество — Встав у Джейн за спиной, она принялась расстегивать ей пуговицы на платье — И для того, чтобы подготовить тебя к балу, у нас времени в обрез.
Джейн так и подскочила.
— К балу? Но я вовсе не собиралась на него идти…
— Как это — не собиралась? Ты должна пойти на бал, моя дорогая. Назови мне хоть одну причину, по которой ты не можешь этого сделать.
— Мне там не место.
— Чепуха! Ты такого же благородного происхождения, как и остальные гости.
— Я не научилась танцевать.
— Что верно, то верно, — встряла в разговор тетушка Вилли. — А потому составишь мне компанию. Сядем с тобой куда-нибудь в укромный, тихий уголок. У меня будет нервный срыв от всей этой громкой музыки и большого скопления людей — Ну, у Джейн наверняка нервы покрепче, чем у вас, — заметила графиня, продолжая расстегивать на Джейн платье. — Кроме того, искусство танцевать не такое уж сложное. Предоставь все партнеру, и дело с концом.
— Но я не умею вести светскую беседу, — продолжала сопротивляться Джейн.
— Вот и хорошо. Тогда побольше молчи. Мужчины любят загадочных женщин.
Неужели это правда? Вряд ли. Ничего загадочного в женщинах Итана она не заметила. Наоборот, невооруженным глазом было видно, чего они от него хотят.
— Джейн совершенно правильно боится, — заметила тетушка Вилли. — Если немолодая уже девица станет кокетничать с мужчинами, начнутся пересуды.
— И что с того? — отмахнулась леди Розалинда. — Они еще скорее начнутся, если такая молодая и очаровательная девушка будет отсиживаться в укромном уголке со старыми девами.
— Да я никогда… — начала было тетя Вилли, но леди Розалинда ее перебила:
— Вот и хорошо. Я знала, что вы никогда не допустите, чтобы нашей дорогой Джейн перемывали косточки. — И, махнув рукой в сторону двери, скомандовала:
— А теперь бегите, Вильгельмина. Огромное вам спасибо за совет, однако не смею вас больше задерживать. Вам и самой пора готовиться к балу.
И когда тетушка Вилли вперевалочку вышла за дверь, графиня, воздев глаза к потолку, прошептала:
— Избавь нас Бог от старых дев преклонного возраста.
Если я когда-нибудь стану такой занудой, обещай, что задашь мне хорошую взбучку, чтобы я пришла в себя.
Джейн едва сдержалась, чтобы не расхохотаться.
— А может быть, она права? Может быть, не стоит пытаться стать той, кем я на самом деле не являюсь?
— Какая чепуха! Танцевальная зала — это поле сражения женщины. Там она использует свой разум и мобилизует все свои способности, чтобы завоевать сердце мужчины. А теперь пора надевать твои доспехи.
Хлопнув в ладоши, леди Розалинда приказала служанкам унести все пустые коробки и немедленно привести к ней Джанетту, а Джейн — освободиться от старого платья.
Когда убогое черное одеяние упало к ногам Джейн бесформенной кучей, леди Розалинда небрежно отшвырнула его ногой в угол и попросила Джейн снять грубое льняное белье, а чтобы она не стеснялась, отправила ее за яркую ширму, вручив батистовую рубашку. Дрожа от холода и возбуждения, Джейн разделась донага и натянула через голову рубашку.
Мягчайшая ткань окутала ее тело легким облаком.
— Миледи, можно надевать платье.
— Подожди, — смеясь, отозвалась графиня. — Сначала выйди из-за ширмы.
Покраснев от смущения, Джейн послушно вышла. У нее никогда не было горничной, и никто никогда не видел ее полуодетой. Бросив на себя взгляд в зеркало на туалетном столике, она ахнула. Коротенькая, чуть выше колен, рубашка едва прикрывала грудь. Ткань оказалась настолько тонкой, что видны были темные соски, а внизу живота, там, куда ни одна приличная девушка не осмелится взглянуть, просвечивало темное пятно. Джейн поспешно прикрыла грудь руками, добившись, однако, лишь того, что материя натянулась еще сильнее.
Деловито подвинув к Джейн табурет, леди Розалинда усадила ее спиной к зеркалу, достала стеклянную голубую баночку и кисточку и начала покрывать шею и плечи Джейн благоухающей пудрой. В этот момент в комнату вбежала Джанетта. На темноволосой голове — белый чепчик, на хорошеньком личике — умиротворенное выражение, какое, как подметила Джейн, у нее бывало всегда, когда она кормила ребенка.
— Марианна спит? — спросила Джейн.
— Спать, si, моя ангел, — ответила Джанетта, изобразив для убедительности движение руками, будто укачивает ребенка.
— Я должна проверить, все ли в порядке, — сказала Джейн, поднимаясь с табурета. — Иногда по вечерам она бывает беспокойна и раскрывается.
— Ночью за ней присмотрит няня, — напомнила леди Розалинда, силой усаживая Джейн на табурет. — Так что ты свободна до утра и можешь повеселиться на балу, а Джанетта — попрактиковаться в другом своем искусстве.
И они с Джанеттой взялись за работу. Пока графиня красила губы и щеки Джейн, Джанетта вытащила из ее тугого узла шпильки и принялась накручивать на нагретые палочки длинные прямые волосы. Получились восхитительные локоны. Уложив их в высокую прическу, Джанетта помогла графине затянуть на Джейн корсет, и скоро Джейн показалось, что она сейчас задохнется, а внутренности у нее вылезут через рот наружу. Она попыталась протестовать, но от нее лишь отмахнулись, заставили надеть нижние юбки, а потом и изящное платье, то самое, которое ей приглянулось в журнале мод. Оно оказалось восхитительно шелковистым на ощупь и потрясающе роскошным. Наконец Джанетта подала ей кружевные перчатки, а леди Розалинда в последний раз окинула дело своих рук критическим взглядом. Заметив на груди Джейн золотой медальон, она нахмурила брови, словно пыталась что-то вспомнить.
— Почему мне кажется, что я где-то видела этот медальон? — спросила она.
— Это мамин. В нем портреты моих родителей.
— Можно взглянуть?
Джейн кивнула, и леди Розалинда осторожно открыла замочек. Долго смотрела на миниатюры темноволосой женщины и улыбающегося мужчины, а когда закрыла медальон и взглянула на Джейн, в глазах ее стояли слезы.
— Моя дорогая Сьюзен… — прошептала она. — Как же я по ней скучаю. Она бы так сегодня гордилась тобой.
У Джейн перехватило горло от тяжких воспоминаний.
Порывисто обняв, графиня повернула ее лицом к зеркалу.
— Ну вот. Гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя.
Золотистый свет окутал стоявшую перед зеркалом прекрасную незнакомку. Джейн моргнула раз, другой… Неужели это и в самом деле она? Быть этого не может! Нет, все-таки она, но абсолютно на себя не похожа. Перед зеркалом стояла высокая, стройная девушка с лебединой шеей и покатыми белоснежными плечами, представлявшими резкий контраст с темно-зеленым платьем на чехле цвета морской волны. Платье, плотно облегавшее талию, подчеркивавшее стройность бедер и высокую грудь, имело такой глубокий вырез, что Джейн даже покраснела. Копна ниспадавших на плечи рыжеватых локонов делала строгие черты ее лица более мягкими и женственными.
Джейн забыла, что ее затянули в тесный корсет и она почти не могла дышать. Забыла, что всю жизнь презирала ухищрения, призванные завоевать мужчин. Изумление, восторг, счастье переполняли ее, били через край. А может быть, это сон? Ну так пускай он длится вечно!
— Я всегда восхищалась твоим ростом, — призналась леди Розалинда, постукивая пальцем по подбородку. — Гораздо легче казаться грациозной, когда у тебя длинные ноги.
Что она слышит? Графиня ей завидует? Ей, Джейн?! Нет, мир перевернулся!
— Но я совсем не грациозна, — возразила Джейн. — И я непременно оттопчу партнеру ноги.
— Ничего с ним не случится, потерпит, — хмыкнула графиня и подтолкнула к Джейн Джанетту. Опустившись на колени, та надела ей на ноги расшитые зеленые туфельки. — Только помни, ты не должна танцевать вальс, пока я не раздобуду для тебя приглашение к графине Джерси. Первый вальс молодая девушка должна танцевать там и только после того, как заслужит одобрение этой зануды.
— Я запомню.
— И еще. Не забывай: какой ты сама себя видишь, такой тебя будут видеть и другие. Если хочешь быть грациозной, считай, что ты грациозна, вот и все. — Встав на цыпочки, графиня поправила в прическе Джейн зеленую ленточку. — И потом, ты настолько умна и мудра, что наверняка быстро освоишься в непривычной обстановке.
— Я постараюсь не ударить в грязь лицом. — Представив себе предстоящий вечер, суливший сказочные возможности, Джейн даже задохнулась от счастья. Поддавшись порыву, она поцеловала свою благодетельницу в щеку. — Спасибо вам, большое спасибо!
Она всегда чувствовала себя уверенно в той размеренной, спокойной жизни, наполненной интеллектуальными занятиями, которую вела в Уэссексе. Но здесь, в Лондоне, она открыла для себя совершенно новый мир. Мир Итана.
Что он подумает, увидев, как она разительно изменилась?
Безумное нетерпение охватило Джейн. Сегодня состоится ее дебют в высшем обществе. Она будет танцевать и беседовать с самыми знатными представителями бомонда. Может быть, она даже осмелится флиртовать…
Вручив Джейн веер из перьев и одобрительно глядя на нее, леди Розалинда многозначительно улыбнулась и изрекла.
— Если есть мужчина, который тебе небезразличен, не показывай ему этого. Не бросайся сразу же танцевать с ним.
Заставь его ждать. Подразни его, подогрей его интерес к себе.
Итан… Неужели она сумеет заставить его ухаживать за собой?
Джейн едва сдержала дрожь сладостного предвкушения.
— О, миледи! А что, если я что-нибудь перепутаю?
— Положись на свою интуицию, — загадочно изрекла леди Розалинда. — И к концу вечера он будет умолять тебя о поцелуе.
— И я должна буду ему позволить меня поцеловать?
— А это, моя милая, зависит от того, насколько сильно ты его желаешь.
Сделав это скандальное замечание, леди Розалинда послала Джейн воздушный поцелуй и вместе с Джанеттой быстро вышла за дверь.
Они ушли, а Джейн не могла сидеть спокойно. Она вошла в освещенную светом свечей спальню, потом опять вернулась в туалетную комнату, потом снова пошла в спальню и всякий раз во время этих своих хождений смотрелась в зеркало. Ей нравилось слушать, как шуршат юбки, ощущать, как шелк ласкает кожу. Приятно было чувствовать исходящий от тела нежный аромат. Ей казалось, что она и не жила до этого мгновения, что все свои двадцать шесть лет пребывала в спячке, мечтая об этом вечере.
Скоро к дому начнут съезжаться кареты. Она спустится вниз по парадной лестнице, ничем не выделяясь среди расфуфыренной аристократической публики. Нужно бы поупражняться с веером. И Джейн принялась обмахиваться им, кокетливо глядя поверх перьев, потом скользнула веером по полуобнаженной груди и захихикала. Какими же глупостями она занимается! Но как же легко на душе! Как хочется наслаждаться жизнью!
Сегодня вечером может произойти все, что угодно…
И вдруг она вспомнила.
Подойдя к подоконнику, Джейн вытащила из-под подушки сложенную в несколько раз записку и мрачно уставилась на тонко выписанные буквы. Напоминание о бедственном положении леди Порции вернуло ее с небес на землю. Средь шумного бала она не должна забывать о своей миссии.
Подойдя к камину, Джейн бросила бумажку в огонь.
Вспыхнув ярким пламенем, та сразу почернела и рассыпалась.
Однако содержание ее четко отпечаталось в памяти Джейн.
«В полночь вы должны выманить Чейзбурна из дома…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грех и любовь - Смит Барбара Доусон



Давно читала , мне понравилось ...
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонВиктория
2.04.2013, 12.33





Прекрасный роман!!! Жаль что таких романов мало((
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонхайбулла
5.10.2013, 14.23





Советую. Гг тупит, и все же роман получился.10!
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонелена:-)
16.02.2014, 16.42





Мне понравилось, читайте.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонКэт
29.10.2014, 10.47





Мне понравилось.Без всяких длительных заморочек у ГГ-в. Единственное что покоробило - это как ГГероиня соблазнила Итона(эта старая дева, простушка деревенская с моральными принципами!). Конец хороший.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонВ.А.
16.08.2015, 14.53





Очень понравился роман. Я прочитала с удовольствием.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонНюра
18.08.2015, 15.59





цікавий роман,легко читається,а любов - про яку можна тільки мріяти, та і ГГ порядний ,яких мабуть в наш час дньом з вогнем не знайдеш, а героїня молодчина - свої материнські почуття та і почуття до коханого потрібно завойовувати.В любви як на війні - всі методи хороші...
Грех и любовь - Смит Барбара Доусоннаталка
19.08.2015, 0.05





Я давно читала эту книгу,и снова прочитала с удовольствием. 10 балов.
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонтату
24.05.2016, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100