Читать онлайн Грех и любовь, автора - Смит Барбара Доусон, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грех и любовь - Смит Барбара Доусон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.01 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грех и любовь - Смит Барбара Доусон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грех и любовь - Смит Барбара Доусон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смит Барбара Доусон

Грех и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

— Что-то ты сегодня весь день улыбаешься, — прошептал Итан, и сердце Джейн запело от радости.
Они поднимались по парадной лестнице особняка лорда Келлишема. Снизу, из холла с куполообразным потолком, доносился приглушенный гул голосов. Вместе с другими представителями великосветского общества Итан и Джейн были приглашены на торжественное чаепитие, устраиваемое в честь предстоящего бракосочетания герцога и леди Розалинды.
Сегодня утром Джейн забрала из типографии готовую книжку со стихами, тоненькую, в мягком сафьяновом переплете. Взяв ее в руки и перелистав страницы, Джейн почувствовала гордость за Итана, написавшего такие прекрасные стихи. Скорее бы уж наступил вечер, когда они останутся одни и она сможет вручить ему свой подарок.
— Разве? — спросила Джейн, едва удержавшись, чтобы в очередной раз не улыбнуться. — Должно быть, оттого, что сегодня твой день рождения.
— Гм… — хмыкнул Итан, подозрительно взглянув на жену. — А у меня такое чувство, будто ты что-то задумала.
— Задумала. Но пока это сюрприз. Впрочем, я уверена, тебе он понравится.
Наклонившись к Джейн, Итан прошептал, обдав ее ухо теплым дыханием:
— Если ты подразумеваешь, что я увижу тебя обнаженной, то непременно понравится.
Легонько стукнув его по рукаву сложенным веером, Джейн прошептала в ответ:
— Разве это сюрприз, милорд?
— Что верно, то верно. И тем не менее это всегда приводит меня в восторг.
Джейн нравилось, когда они с Итаном вот так непринужденно подшучивали друг над другом, однако в глубине души ей хотелось чего-то большего. Она жаждала узнать, что у Итана на сердце, хотела, чтобы он поверял ей свои секреты. Но он защищался от нее как щитом обычной пустой болтовней. Ни разу не сказал, что любит ее, а ей так хотелось услышать это…
Изобразив на лице улыбку, Джейн в сопровождении Итана подошла к дверям парадной гостиной, где стояли герцог и леди Розалинда, приветствуя гостей, поток которых, казалось, никогда не иссякнет. Они представляли собой поразительную пару: графиня, миниатюрная, с рыжевато-каштановыми волосами и тонкими чертами лица, и герцог, высокий, широкоплечий, мужественный.
— Мои дорогие Итан и Джейн, — пропела леди Розалинда, глядя на них сияющими голубыми глазами и пожимая им руки. — Как я рада вас видеть!
— Ты нас видела только что за ленчем, мама, — буркнул Итан. — Или забыла? Ты мне еще, как всегда, подарила булавку для галстука.
— Да ну тебя! Право, вечно ты пытаешься меня уколоть. Но на сей раз не выйдет. Через два дня я стану женой его светлости, и ничто и никто не сможет испортить мне настроение.
Она с обожанием взглянула на своего жениха, а герцог улыбнулся ей с такой любовью, что Джейн почувствовала зависть.
Но она надеялась, что сегодня вечером, после того как она подарит Итану книжку его стихов, он тоже взглянет на нее с любовью. Сначала он, наверное, немного рассердится, однако злость его скоро пройдет, когда он поймет, какой неоценимой помощницей она может стать для него.
Улыбаясь, Джейн под руку с Итаном вошла в величественную гостиную, выдержанную в голубых и золотистых тонах, с позолоченными лепными карнизами и двумя массивными каминами и с интересом огляделась по сторонам. Этот мир разительно отличался от того, к чему она привыкла. Чаепитие в ее убогом домишке в Уэссексе проходило весьма незатейливо. Они с тетушкой садились в гостиной у камина, пили чай из щербатых фарфоровых кружек и съедали по тоненькому кусочку хлеба с маслом. Здесь же, в доме герцога, все было по-другому. Облаченный в ливрею лакей стоял рядом с огромными серебряными подносами, уставленными всевозможными деликатесами, сандвичами, цукатами и разнообразными пирожными, рассчитанными на самый изысканный вкус. Джейн нравились оба этих мира. Этот — потому, что это был мир Итана, тот — потому, что в нем царили покой и уют.
Тетя Вилли уже сидела на диване у стены вместе с другими пожилыми дамами. Заметив многочисленных знакомых, Джейн подошла к ним поздороваться. Оживленно обсуждая с пожилыми джентльменами новые книги, Джейн вдруг услышала за спиной чей-то голос:
— Добрый день, леди Чейзбурн. У вас такой вид, словно вы что-то скрываете.
Джейн почувствовала, как у нее екнуло сердце. Обернувшись, она увидела лорда Кибла и мистера Даксбери. Они ухмылялись во весь рот. При виде их у Джейн отлегло от сердца.
— Может быть, и скрываю, — весело сказала она. — Только вам я своей тайны не выдам.
— О, вы причиняете мне нестерпимую боль! — воскликнул Кибл, прижимая руку к груди, плотно обтянутой переливчато-синим сюртуком, и сверля Джейн пронзительным взглядом глубоко посаженных глаз. — Но ничего, можете не говорить, мы и так все разнюхаем. Мы это умеем, верно, Дакс?
— Еще как верно. Мы с тобой известные нюхачи.
И, сморщив нос, Даксбери препотешно зашевелил его кончиком, после чего переглянулся с лордом Киблом, и оба захихикали. Джейн едва сдержалась, чтобы не расхохотаться. Право, эти двое слишком глупы, чтобы тратить на них время.
— Что ж, лорд Нюхач и мистер Нюхач, вижу, сюда направляется мой муж с двумя чашками чаю. Так что прошу меня простить.
И она поспешила к Итану. Лицо его выражало не довольство. Таким оно было всякий раз, когда она флиртовала с мужчинами. Он явно ревновал, и эта ревность была Джейн приятна.
Протянув ей чашку, Итан сказал:
— Если эти двое к тебе пристают…
— Ну что ты! — Джейн успокаивающе положила руку ему на локоть, с удовольствием ощущая упругие, твердые мышцы. — Думаю, ты согласишься со мной, что они весьма забавны и безобидны.
Выражение лица Итана смягчилось.
— Только если они не распространяют сплетни о тебе или Марианне.
— Конечно, нет. Это уже пройденный этап. Перемывать нам косточки давно уже всем наскучило.
Итан наклонился к ней:
— Так, может, подогреем их интерес к себе, миледи?
На красивом смуглом лице Итана появилась волчья ухмылка. Он стоял так близко, что Джейн ощущала исходящее от него тепло и в груди ее начинало разгораться пламя. Сейчас он ее поцелует, прямо здесь, на глазах у изумленной публики. и она не станет его отталкивать. И Итан прекрасно это понимает, стоит только взглянуть в его темные глаза.
Скользнув взглядом по ее груди, Итан помрачнел.
— А где твой медальон?
— Я… — Джейн замолчала. Уж очень ей не хотелось ему лгать. — Я куда-то его положила и никак не могу найти. Но ничего, со временем отыщется.
— Непременно спроси горничную. — Итан сжал ее пальцы. — Я знаю, как много этот медальон для тебя значит.
В глазах его светилось искреннее беспокойство, и сердце Джейн сладко заныло: он помнит, как ей дорога эта вещица, единственное, что осталось от родителей. Он не должен узнать о том, что она пожертвовала медальоном, чтобы издать сборник его стихов.
В этот момент раздались рукоплескания. От неожиданности Джейн вздрогнула и едва не расплескала чай. Послышался громкий голос, перекрывший гул голосов;
— Прошу минуту внимания!
Она взглянула в ту сторону, откуда донесся этот призыв.
Лорд Кибл взгромоздился на скамеечку для ног, стоявшую возле камина. Теперь они с Даксбери, который находился тут же, ухмыляясь во весь рот, были одного роста. Кибл выпрямился и гордо выпятил пухлую грудь. «Наверное, решил провозгласить какой-нибудь глупейший тост», — подумала Джейн.
— Надеюсь, он не испортит леди Розалинде праздник, — прошептала она Итану.
— Не беспокойся, она ему так задаст, что мало не покажется. Моя матушка прекрасно умеет за себя постоять.
И Итан погладил Джейн по руке, ласково и в то же время возбуждающе. Как же ей хотелось вернуться домой и вручить ему подарок, но вместо этого приходится сидеть в гостях и слушать всякую дребедень, которую сейчас будет нести Кибл.
— Леди и джентльмены! У меня сегодня для вас необычный сюрприз. Среди нас, представителей высшего общества, есть человек, обладающий редчайшим талантом, которого все мы хорошо знаем. Однако до сегодняшнего дня ему успешно удавалось скрывать от нас свой талант.
Кибл замолчал, а Даксбери закивал головой в подтверждение слов своего друга.
Гости возбужденно загалдели, с любопытством переглядываясь.
— Какая милая речь, — прошептал Итан. — Право, Киблу уже пора выступать в цирке в роли конферансье.
Джейн не ответила. В горле отчего-то застрял комок, и, охваченная недобрыми предчувствиями, она поспешно сделала глоток из чашки. Что-то в манере Кибла ее насторожило.
Наверное, то, что он не сводил глаз с нее и Итана.
— Если вы собираетесь рассказать нам какую-то сплетню, Кибл, — раздался голос герцога, — я вынужден просить вас замолчать.
— Это не сплетня, ваша светлость, и я готов доказать это прямо сейчас, — изрек Кибл, переступая с пятки на носок, как ребенок в предвкушении чего-то приятного. — Этот таинственный незнакомец — поэт, причем поэт неординарный, чье мастерство превосходит талант лорда Байрона и мистера Шелли. И мне доставляет несказанное удовольствие первым прочитать вам несколько стихов из его только что вышедшего сборника.
Джейн почувствовала такой ужас, что у нее затряслись руки, а чашка запрыгала на блюдце. Кибл, обведя торжествующим взглядом толпу, уставился прямо на Итана.
Нет! Этого не может быть! Откуда виконту знать, что она ездила в типографию, чтобы заказать сборник стихов Итана? Ведь за ней никто не следил, она в этом уверена!
Нахмурившись, Итан поставил чашку на стоявший у стены стол.
Сунув руку во внутренний карман переливчато-голубого сюртука, Кибл вытащил тоненькую книжку. Джейн испытала очередной шок: обложка книги была точь-в-точь как та, что она заказала для Итана!
Но ведь она заперла свой подарок на ключ в ящике стола.
Как Кибл сумел его раздобыть?
Должно быть, это другая книжка. Наверное, еще кто-то тайком сочиняет стихи, решила Джейн. Однако она и сама не верила в это.
Пролистнув несколько страниц, Кибл наконец нашел то, что искал, и, театрально откашлявшись, начал декламировать:


Тому, кто почил при Ватерлоо


Он отправился на войну,
Доблестный воин,
Один из многих, кто боролся за правое дело,
Не щадя жизни своей,
А не отсиживался дома, у камина…


Услышав знакомые слова, Джейн застыла как вкопанная.
Этого не может быть, повторяла она про себя, это не правда!
Она с трудом заставила себя повернуть голову и взглянуть на Итана. Он, не отрываясь, смотрел на Кибла, сжав кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели, лицо искажено от бешенства. Так продолжалось несколько секунд, после чего он повернулся к Джейн.
Его мрачный вопросительный взгляд, казалось, пригвоздил ее к месту. Что могла она ему сказать? В глазах Итана стояла такая неприкрытая боль, какую ей довелось видеть лишь однажды, в тот уже далекий день, когда она тайком пробралась в башню и Итан застал ее за чтением своих стихов. Ошеломленная тем, что явилась невольной причиной этой боли, Джейн опустила голову и зажмурилась, ответив тем самым на молчаливый вопрос Итана.
И все-таки Джейн никак не могла понять, каким образом Киблу удалось завладеть сборником стихов Итана. Должно быть, выкупил у хозяина типографии копию, решила она.
Кибл замолчал. По гостиной пронесся шепот, с каждой секундой набирая силу и становясь все громче и громче. Послышались всхлипывания, потом раздался протяжный стон.
— Боже мой! Какие прекрасные стихи! — раздался чей-то голос.
— Мой дорогой Джеймс тоже отдал жизнь за родину, — вытирая слезы, проговорила какая-то дама.
— Где я могу купить эту книгу? — поинтересовался кто-то из гостей.
— Кто автор? — в один голос выкрикнули несколько человек. — Назовите нам его имя!
Горделиво выпрямившись, Кибл важно изрек:
— Я несказанно счастлив, что мне первому выпала честь назвать вам имя этого…
Итан издал яростный рык, оборвав Кибла на полуслове.
Джейн открыла глаза: Итан направлялся прямиком к Киблу с Даксбери.
Круглое лицо Кибла вытянулось: Выражения триумфа — как не бывало. Он попятился и тоненьким голоском залепетал:
— То есть… я хочу сказать… э… может быть, он пока не желает, чтобы его имя разглашали. А может быть, предпочтет, чтобы это сделала его жена…
Выхватив книгу у Кибла из рук, Итан быстро перелистал ее и нахмурился еще сильнее. Переведя разъяренный взгляд на Кибла, он бросил:
— А может быть, он презирает тех, кто сует нос не в свое дело!
И, вскинув руку, нанес ему сокрушительный удар в челюсть. Коротышка рухнул прямо на Даксбери. Тот, не устояв на ногах, свалился на ковер. Кибл распластался на нем.
Не ожидавшая подобной развязки толпа заахала, заохала.
Кто-то смотрел на Итана разинув рот, женщины визжали.
Возбуждение достигло апогея.
Выронив из рук чашку и не обращая внимания на то, что забрызгала чаем подол бледно-лилового платья, Джейн бросилась к Итану. Нужно увести его отсюда, и как можно скорее.
Нужно с ним объясниться, сказать, что она ни в чем не виновата.
Но герцог ее опередил, первым подойдя к Итану.
— Что все это значит, Чейзбурн? — строго спросил он.
— Вы должны быть мне благодарны, — небрежно бросил Итан, сгибая и разгибая пальцы. — Я просто очищаю ваш дом от всякого сброда.
Застонав, Кибл сел, осторожно трогая распухшую челюсть, — Никакой я не сброд, — захныкал он. — Я ничего плохого не сделал. Только прочитал стихи.
Даксбери поднялся на ноги. Галстук его сбился набок, волосы растрепались. Вид у приятелей был весьма жалкий.
— Да, стихи, причем хорошие, — с вызовом заявил он.
В этот момент рядом с герцогом появилась леди Розалинда. Полными слез глазами она взглянула на сына.
— Неужели это ты написал? — прошептала она. — Ты?!
Лицо и шея Итана начали медленно покрываться краской. Он молчал.
— Ты написал их в честь Джона… капитана Ренделла, твоего друга, — тихо сказала она. — О, Итан, как это прекрасно…
— Это мое дело, — угрюмо бросил Итан, сунув книжку в карман сюртука. — И я был бы тебе благодарен, если бы ты об этом никогда больше не упоминала.
Присутствующие загалдели. Джейн понимала: люди были поражены, узнав о том, что самый легкомысленный повеса во всем Лондоне способен так тонко чувствовать. И несмотря на страх перед предстоящим объяснением, она испытала гордость за Итана.
Взяв его под руку, она сказала:
— Простите нас, ваша светлость и миледи, но нам пора идти. У нас с мужем назначена важная встреча.
Итан бросил на нее испепеляющий взгляд.
— Это точно.
И незаметно подтолкнул Джейн к открытым дверям.
— Подождите! — крикнул кто-то. — Скажите нам, пожалуйста, где мы можем приобрести ваш сборник стихов?
Наступила тишина. Все с нетерпением ждали ответа.
— Боюсь, вам придется довольствоваться творчеством лорда Байрона и мистера Шелли, — ответил Итан с напряженной улыбкой на лице. — До свидания.
Держась неестественно прямо, он вывел Джейн из гостиной. Они спустились по парадной лестнице в просторный холл, освещенный хрустальной люстрой. Звук их шагов, отражаясь от светлого мраморного пола, эхом разносился вокруг. Один лакей подал им накидки, другой распахнул входную дверь и поспешил за каретой.
Погода испортилась. Небо было серым, дул холодный ветер. Итан метался взад и вперед по длинной галерее, не в силах сдержать раздражение.
Чувствуя, что больше не может выносить гнетущего молчания, Джейн заговорила:
— Итан, прошу тебя, пойми, я не хотела, чтобы кто-то…
— Замолчи! — выпалил он. — Дома поговорим!
Джейн пала духом. Она знала — Итан ненавидит, когда кто-то лезет в его личную жизнь. А она невольно способствовала тому, что тайна, которую он так тщательно берег от людских глаз, выплыла наружу. Остается только надеяться, что он ее выслушает, по крайней мере когда утихнет его гнев. А пока нужно хорошенько продумать, как убедить его в том, что она действовала из самых лучших побуждений.
Наконец изящное черное ландо подали к крыльцу. Итан помог Джейн спуститься по широким мраморными ступенькам, сесть в карету, после чего уселся напротив. Повисла напряженная тишина, и вдруг Джейн показалось, будто она сидит рядом с абсолютно незнакомым мужчиной.
— А теперь, — рявкнул Итан, — я готов выслушать твои объяснения!
Джейн заставила себя смотреть ему прямо в холодные глаза, хотя это и было нелегко.
— Я переписала несколько твоих стихотворений и отнесла их в типографию, чтобы их напечатали и сброшюровали в книгу, — дрожащим от страха голосом сказала она. — Это был мой подарок тебе на день рождения.
— А что, у Кибла сегодня тоже день рождения?
— Нет! Я не давала ему эту книгу! — Джейн наклонилась к Итану, не зная, как пробиться сквозь его недоверие. — Я попросила владельца типографии напечатать только одну книгу.
Только одну! Он не должен был никому давать читать стихи.
Но… Кибл с Даксбери, должно быть, видели, как я входила в типографию или как выходила из нее, и сумели убедить хозяина показать им твои стихи.
— Деньги — отличное средство убеждения.
«Он прав, — подумала Джейн, — именно так все и было».
— Значит, ты понимаешь? Веришь, что эта книга предназначалась лишь для твоих глаз и ни для чьих более?
Выражение лица Итана оставалось таким же суровым.
— Я понимаю только одно: ты взяла мои бумаги без разрешения. Ты читала то, что я никому не даю читать. И из-за тебя все мои ничтожные стишки стали достоянием широкой публики.
— Это вовсе не ничтожные, а прекрасные стихи! Всех присутствующих они задели за живое.
— А моя репутация покорителя женских сердец Полетела ко всем чертям!
— Не шути так. — Вскинув голову, Джейн в упор посмотрела на него. — По правде говоря, Итан, я не жалею о том, что произошло. Люди должны знать, что ты не никчемный ловелас, а человек, умеющий тонко чувствовать и глубоко сопереживать.
Наступила тишина, нарушаемая лишь стуком копыт. Карета качнулась: они поворачивали на подъездную аллею Чейзбурн-Хауса.
Итан застыл в угрюмом молчании и не отозвался на последние слова Джейн. Уговаривать его больше не было времени. Ландо остановилось, и вышколенный лакей открыл дверцу.
Чувствуя себя опустошенной после всех этих разговоров, Джейн ступила на мостовую. Порыв ветра чуть не сдул с ее головы шляпку и швырнул ей в лицо холодные капли дождя.
Не желая, чтобы кто-то заметил, как она несчастна, Джейн поспешно пошла к парадной двери огромного особняка. Как величествен ее новый дом, с высокими колоннами и широкими окнами. А она отдала бы его весь, до последнего камня, за любовь Итана.
Внезапно Джейн почувствовала, что Итан за ней не идет.
Она обернулась. Муж стоял у передка кареты и о чем-то разговаривал с кучером. Неужели он собирается уезжать, не позволив ей вымолить у него прощение? Охваченная паникой, Джейн побежала к нему. Итан уже садился в карету.
— Куда ты собрался? — шепотом спросила она.
— Туда, где самое место ничтожным светским повесам. — И, мрачно взглянув на нее, добавил:
— Не жди меня.
Он захлопнул дверцу, и Джейн машинально отступила.
Карета загрохотала по булыжной мостовой.
Пораженная страшной мыслью, чувствуя, что у нее дрожат колени, Джейн медленно побрела к дому. Не нужны Итану ее объяснения. Плевать ему на то, что она заказала сборник его стихов, руководствуясь самыми лучшими побуждениями. Он считает, что она выставила его на посмешище перед всем светским обществом, и никогда ей этого не простит.
Для него подарок, в который она вложила всю душу, обернулся еще одним предательством.


Итан вернулся домой за полночь пьяный в стельку.
Выйдя из кареты, он пошатнулся и едва не упал. Лакей бросился ему на помощь, однако Итан его оттолкнул.
— Н… не н… надо. Я с… сам, — заикаясь, пробормотал он, удивляясь тому, что с трудом ворочает языком.
Он повернулся к дому, и тот почему-то начал раскачиваться. Бросил взгляд на парадную дверь — по обеим сторонам от нее висело четыре фонаря, а не два, как было, когда он уезжал. Как сквозь сон он услышал стук колес: кучер повернул к конюшне. Итан глубоко вздохнул, и прохладный воздух немного взбодрил его. Вполне достаточно для того, чтобы войти в дом.
Шаг, другой… Левой, правой… Он поднимался по широким ступеням, и память тут же услужливо подсунула ему неприятное воспоминание. Он, мальчишка, несется стремглав по этой же лестнице и, зацепившись за последнюю ступеньку, падает прямо к ногам отца. На лбу тотчас начинает вздуваться шишка, однако пятый граф Чейзбурн, не обращая внимания на такие мелочи, делает сыну строгий выговор, что тот не умеет себя вести. Итан горько плачет от боли и обиды, и за это его отправляют в детскую.
На глаза Итана и теперь навернулись слезы. От воспоминания более свежего и более мучительного. Джейн… Сборник стихов… Как ни пьян он был, но сердце у него сжалось от боли.
Поднявшись на галерею, Итан покачнулся, с трудом удержавшись на ногах, и стукнулся плечом о высокую колонну.
Дворецкий бросился ему на помощь. Итан оттолкнул его. Заходить в дом не хотелось, и Итан перевел взгляд с ярких фонарей у двери — их все-таки оказалось два, а не четыре — на темневший за железным забором сад.
В грудь ему уперлось что-то твердое. Книга, вспомнил Итан, сборник его стихов. После того как он расстался с женой и отправился заливать горе виски, он не смог удержаться и, надев очки, начал перелистывать страницы.
Он читал и перечитывал знакомые строки, теперь уже не написанные его рукой, а напечатанные, и чувствовал, что, как ни странно, настроение его постепенно улучшается.
В темноте сада мелькнула какая-то тень. Мужчина, высокий, отметил про себя Итан, ощутив вдруг смутное беспокойство.
Он поморгал затуманенными алкоголем глазами, и тень растворилась, как будто ее и не было. Итан постоял несколько секунд, пристально вглядываясь во тьму, но в этот момент луна зашла за тучи, а газовые фонари у двери оказались не в силах рассеять мрак. Никакого мужчины в саду нет, решил Итан, успокаиваясь. Обман зрения, мираж…
Равно как и его вера в Джейн.
Она, наверное, уже спит в этот поздний час. Хорошо бы сейчас войти в ее спальню, подойти к кровати, улечься с ней рядом и заняться с ней, сонной, любовью. Почувствовать, как она начинает двигаться ему в такт, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, как содрогается в экстазе, выкрикивая слова любви…
Нет! Не нужна ему такая любовь, и сама Джейн тоже не нужна. Пусть убирается туда, откуда приехала. Слишком уж хорошо она его знает. И он тоже ее знает. Знает, что она не успокоится, пока он не откроет ей душу. Далась ей его душа!
Выругавшись, Итан оттолкнулся от колонны и каким-то чудом добрался до входной двери, даже ни разу не споткнувшись. Яркий свет фонарей ударил в глаза. «Фу, все-таки здорово я сегодня набрался, — подумал он. — Дай Бог поскорее оказаться в спальне».
Ладно, с женой он разберется завтра.


Джейн проснулась от шума. Из спальни Итана доносились громкие голоса, однако через закрытую дверь она не могла разобрать ни слова.
Приподнявшись на локте, Джейн взглянула в окно: сквозь неплотно задернутые шторы пробивался серый свет, должно быть, только-только рассвело. Она заснула лишь под утро и сейчас чувствовала себя совершенно разбитой.
Живо припомнились вчерашние события. Стихи… Неудавшийся подарок ко дню рождения Итана… Его ярость…
И вот теперь в его спальне что-то происходит. Ведь не приснился же ей его сердитый голос и чей-то тихий мужской. Кто это ему отвечает? Уилсон? Женский плач, даже не плач, а тихие рыдания… А это еще что такое?
Неужели он привел домой проститутку?! При этой мысли Джейн стало нехорошо. Нет, не может быть! Наверное, делает выговор служанке, вот и все. Да как он только смеет вымещать свой гнев на ни в чем не повинной девушке!
Отбросив одеяло, Джейн вскочила с постели и бросилась к стулу, на котором оставила пеньюар. Схватив его, устремилась к двери в спальню Итана, на ходу просовывая руки в рукава и завязывая пояс.
Даже не удосужившись постучать, нажала на ручку двери и вошла.
В комнате царил полумрак: шторы были задернуты и не пропускали скудный утренний свет. Итан, в халате, небритый, лицо помятое, метался между камином и незастеленной кроватью. За ним по пятам ходил Уилсон с белой рубашкой в руке, тщетно уговаривая его одеться.
На полу на корточках сидела Джанетта и плакала навзрыд.
Черные волосы, выбившиеся из-под ночного чепчика, рассыпались по плечам.
В душу Джейн закралось беспокойство.
— Что здесь происходит? — резко бросила она. — Что-то случилось с Марианной?
Резко обернувшись, Итан взглянул на жену тоскливым взглядом и направился к ней. Подойдя, взял за руку и повел к стулу.
— Садись.
Услышав этот мрачный голос, Джейн похолодела. Выдернув руку, она рывком повернулась к мужу.
— Я не хочу. Ответь мне на вопрос. Марианна заболела?
Ты послал за врачом? Я должна немедленно к ней идти…
— Подожди, Джейн. Она не заболела. — Итан замолчал и, судорожно сглотнув, запустил руку в волосы. — Ее похитили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грех и любовь - Смит Барбара Доусон



Давно читала , мне понравилось ...
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонВиктория
2.04.2013, 12.33





Прекрасный роман!!! Жаль что таких романов мало((
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонхайбулла
5.10.2013, 14.23





Советую. Гг тупит, и все же роман получился.10!
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонелена:-)
16.02.2014, 16.42





Мне понравилось, читайте.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонКэт
29.10.2014, 10.47





Мне понравилось.Без всяких длительных заморочек у ГГ-в. Единственное что покоробило - это как ГГероиня соблазнила Итона(эта старая дева, простушка деревенская с моральными принципами!). Конец хороший.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонВ.А.
16.08.2015, 14.53





Очень понравился роман. Я прочитала с удовольствием.
Грех и любовь - Смит Барбара ДоусонНюра
18.08.2015, 15.59





цікавий роман,легко читається,а любов - про яку можна тільки мріяти, та і ГГ порядний ,яких мабуть в наш час дньом з вогнем не знайдеш, а героїня молодчина - свої материнські почуття та і почуття до коханого потрібно завойовувати.В любви як на війні - всі методи хороші...
Грех и любовь - Смит Барбара Доусоннаталка
19.08.2015, 0.05





Я давно читала эту книгу,и снова прочитала с удовольствием. 10 балов.
Грех и любовь - Смит Барбара Доусонтату
24.05.2016, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100