Читать онлайн Недоверчивые любовники, автора - Смайт Шеридон, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивые любовники - Смайт Шеридон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивые любовники - Смайт Шеридон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивые любовники - Смайт Шеридон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смайт Шеридон

Недоверчивые любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Я понимаю, вы нуждаетесь в телохранителе, — кивнул Люк Маквей. — Особенно в свете того, что вы мне рассказали.
Он вздохнул и, распахнув полы пиджака, сунул руки в карманы брюк. Высокий, полный чувства собственного достоинства, с редеющими седыми волосами, Маквей являл собой воплощение преуспевающего адвоката. Кэндис он понравился с первого дня знакомства, и дружба их укреплялась с годами.
— Не имеет значения, насколько невинный характер носят отношения между вами и вашим… работником. Если кто-нибудь узнает, что он здесь, вы понимаете, сколько вонючей грязи они выльют на вас в связи с этим?
Кэндис беспокойно задвигалась на диване, глядя на адвоката, который мерил шагами комнату; она понимала, насколько неразумно пренебрегать добрыми советами. И ей не надо было спрашивать, кого он имел в виду, говоря «они». Ее свойственники были бы счастливы отыскать хоть что-то, способное изменить ситуацию в их пользу.
Кэндис откашлялась в надежде, что Люк не заметит ее пылающих щек, и спросила:
— Разве они не обязаны доказать, что наши отношения не были платоническими?
Люк остановился и посмотрел на свою клиентку долгим задумчивым взглядом, как бы решая, стоит ли продолжать расспросы.
— Все, что им нужно, — это посеять хотя бы крошечное семя сомнения. Советую вам быть максимально осторожной. Держитесь по возможности как можно дальше от мистера Хайда.
Люк взял руки Кэндис в свои, глядя на нее глазами, полными тепла и искреннего сочувствия.
— Кэндис, вы уверены, что можете доверять этому парню?
Она ответила сразу:
— Уверена. Его рекомендовал доктор Джек.
«К тому же он веселый, смешит меня, и с ним я чувствую себя чудесно», — добавила она про себя.
Люк скептически поднял брови, но ничего не сказал. Снова принялся ходить по комнате.
— У вас многое поставлено на карту, — напомнил он. — Ваше будущее и будущее вашего ребенка зависят от вашей осмотрительности. Будьте же осторожны, хорошо?
— Буду. — Кэндис помолчала, чтобы убедиться, что адвокат кончил свою речь, и сменила тему: — Люк, я хотела бы спросить, нет ли у вас кого-то, кто мог бы купить часть моих драгоценностей.
Он повернулся к ней:
— Вы нуждаетесь в деньгах? Почему вы мне не сказали? Я был бы более чем счастлив дать вам в долг.
Кэндис помотала головой:
— Это очень любезно с вашей стороны, но я хотела бы сделать по-своему. Я совершенно не нуждаюсь в большей части драгоценностей, купленных мне Ховардом.
Она не добавила, что ненавидит эти дорогостоящие напоминания о ее рабском подчинении, не сказала и о том, что их с Ховардом вкусы в этом отношении были совершенно различны. Ховарда и Люка связывала долголетняя дружба, и Кэндис из уважения к адвокату держала мнение о покойном муже при себе.
— Опять этот паршивый попрошайка, ваш отчим? — требовательно спросил Люк, в большей степени напоминая Кэндис заботливого отца, чем адвоката. — Снова канючит насчет денег?
Кэндис улыбнулась, глядя на разъяренную физиономию Люка, но улыбка ее быстро угасла при воспоминании об отвратительной сцене с отчимом три месяца назад. Ничто и никогда не менялось в Пите Клэнси: вечно небритый, нечесаный, и Кэндис не помнила случая, чтобы от него не пахло виски.
— Полагаю, я убедила Пита во время последней встречи, что источник иссяк.
Разумеется, она сообщила Питу это уже после того, как отдала ему для продажи слишком броское обручальное кольцо. Люк вряд ли разделил бы глубокое удовлетворение Кэндис при мысли, что этого кольца она больше не увидит. В глазах Ховарда оно было не более чем символом обладания.
По ее молчанию Люк понял, что Кэндис не намерена открыть ему причину своей нужды в деньгах, и пожал плечами:
— Отберите то, что хотели бы продать, и позвоните мне. Я знаю ювелира с хорошей репутацией, который даст вам справедливую цену.
— Спасибо, Люк.
— Не стоит благодарности. За время работы в качестве адвоката Ховарда я стал богатым человеком, и помочь его очаровательной вдове — самое малое, что я могу сделать.
Кэндис одарила его мгновенной дразнящей улыбкой.
— А я-то вообразила, что всему причиной мое очарование!
— Отчасти, — улыбнулся в ответ Люк; он направился к двери, и лицо его вновь стало серьезным. — Держите под наблюдением вашего мастера на все руки. Вы находитесь в уязвимом положении, Кэндис. Мне страшно подумать, что кто-то может этим воспользоваться.
* * *
Кэндис вспомнила предостережение Люка в тот же вечер, обнаружив, что несколько драгоценных украшений исчезли из ящика комода. Она решила перед сном провести ревизию; ей очень хотелось получить в свое распоряжение наличные деньги и по-настояшему заняться детской.
— Просто не могу представить, — пробормотала она, опускаясь на четвереньки и заглядывая под кровать и под комод. Ничего, даже ни пылинки. Отсутствие пыли Кэндис ничуть не удивило: миссис Мерриуэзер была просто помешана на уборке.
Удивляло ее то, что она не может найти украшения. Кэндис поверить не могла, что кто-то их взял. И каждый раз, когда в связи с этой пропажей ей приходило в голову имя мистера Хайда, она отбрасывала это попросту смешное предположение.
Выпрямившись, Кэндис села на пятки и начала думать вслух:
— Ну хорошо, но почему же они взяли только одну серьгу с бриллиантами и мое жемчужное ожерелье, а брошь с изумрудами оставили?
Брошь была гораздо дороже жемчужной нитки. Профессиональному вору это, конечно, должно быть известно.
— Может, надеялись, что мы ничего не заметим, если они возьмут немного?
Кэндис обернулась и увидела в дверях спальни миссис Мерриуэзср чуть ли не в слезах. Экономка была в ситцевой ночной рубашке в мелких розовых розочках, халате такой же расцветки и пушистых, тоже розовых, шлепанцах.
— Я не могу найти медальон моей матери, — сообщила она, хлюпнула носом и, вынув из кармана халата носовой платок, шумно высморкалась. — Он ни для кого не имеет ценности, кроме меня.
— Если он не имеет денежной ценности, зачем кому-то понадобилось его брать?
Кэндис поднялась на ноги и села на постели, глубоко обеспокоенная непонятными кражами. Теперь, когда имя мистера Хайда всплыло у нее в памяти, Кэндие поняла, что уже не влраве махнуть на это рукой.
Он только что перебрался в дом. Но даже если он и оказался бы вором, то вряд ли стал бы действовать столь нагло и поспешно. Это глупо. И почему все-таки он взял одну серьгу, а другую оставил? А теперь еще и медальон миссис Мсрриуэзер! Кэндис хорошо помнила это украшение, потому что миссис Мерриуэзер иногда надевала его по воскресеньям. Медальон был милый, но явно недорогой.
Все это просто глупо.
Миссис Мерриуэзер села к ней на кровать и устало вздохнула.
— Мне неприятно думать об этом, миссис Дейл, но если мистер Хайд…
— Нет!
— Простите? — Миссис Мерриуэзср убрала платок от покрасневшего носа и взглянула на Кэндис сквозь слезы. — Как вы можете не подозревать его? Если это не я и не вы, остается лишь одна возможность.
Кэндис покачала головой, поддавшись логике миссис Мерриуэзер всего на две-три секунды.
— Это странно, бессмысленно. Если он профессионал, то понимал бы, что лучше не совершать кражу так скоро, и знал бы, что ваш медальон не стоит похищать. Он драгоценен в ином смысле, — поспешила добавить Кэндис, так как миссис Мерриуэзер снова захлюпала носом. Потом она опустила подбородок на грудь и серьезно о чем-то задумалась.
— Может, я положила медальон не на место? — очень тихо, неуверенно проговорила она. — Но ведь и у вас пропали вещи. Мистер Хайд очень долго был сегодня здесь, а после сказал, что ему нужно кое-что доделать у себя в квартире над гаражом до того, как он окончательно переберется в дом. У него была прекрасная возможность.
— Вы помните, он согласился помочь мне устроить все как следует в детской комнате… А если он вынашивает какие-то планы?
Кэндис считала, что никого не стоит обвинять бездоказательно. Она как никто другой знала, к какой неразберихе приводят слишком поспешные выводы и заключения. Вряд ли мистера Хайда задели бы один-два вполне невинных вопроса, заданных исключительно ради спокойствия миссис Мерриуэзер. И это вовсе не означало, что ей самой очень хотелось бы снова его увидеть.
Но как бы в насмешку над придуманным ею неуклюжим предлогом сердце у Кэндис радостно забилось при одной мысли о встрече с Остином.
— Что, если я поговорю с мистером Хайдом? Просто спрошу его, не видел ли он украшения где-нибудь на полу, когда был здесь раньше. — Подогретая своими теоретическими соображениями, она добавила: — Может, он их поднял с пола и положил куда попало.
— Например, к себе в карман? — мрачно предположила миссис Мерриуэзер.
Кэндис предпочла пропустить ее замечание мимо ушей.
— Завтра мы как следует осмотрим дом. Уже не в первый раз мы что-то теряем в этом огромном старом доме, не так ли, миссис Мерриуэзср?
Экономка прерывисто вздохнула.
— Может, найдем и нашу маленькую зверюшку.
— Разве Люси исчезла?
— Боюсь, что так. Я отпустила ее побегать по дому, а она как сквозь землю провалилась.
— Не огорчайтесь. Я уверена, что она вернется, как только проголодается. А почему вы не ложитесь спать?
— Куда там спать. — Миссис Мерриуэзер встала и выпрямилась в своей ночной рубашке в полной боевой готовности. — Я пока сделаю себе чашечку горячего чая, а если вы через полчаса не вернетесь, позвоню в полицию.
Кэндис подавила вздох раздражения, сняла с крючка на двери ванной махровый халат и накинула поверх черной шелковой пижамы. Туго затянула пояс.
— Мистер Хайд не тронет даже волоска у меня на голове. Если бы он намеревался причинить мне зло, у него для этого было достаточно возможностей.
Кэндис вышла из дома через заднюю дверь и сразу заметила, что на чердаке у Остина горит свет. Причем выглядело это так, будто в помещении зажжены все лампочки. Удивленная и немного обеспокоенная, она прошла но дорожке и молча поднялась по лестнице.
Дверь была приоткрыта.
Прислушиваясь, Кэндис подошла поближе. Ее поразила и напугала мертвая тишина. Что, если в доме и в самом деле побывали грабители? Если они напали на Остина и?..
Она подавила инстинктивное желание повернуться и удрать. Приоткрыла дверь шире и заглянула внутрь. Необходимо было убедиться, что с Остином все в порядке.
Дыхание у нее остановилось, когда она увидела его. Остин стоял к ней спиной, обнаженный до пояса; под бронзовой от загара кожей заиграли мускулы, когда он поднял руку. Тряпка, перепачканная красками, свисала из заднего кармана джинсов, словно он засунул ее туда по рассеянности.
Он занимался живописью.
— Ос… мистер Хайд?
«Вот-вот, дорогая, держись официально. Помни совет Люка. После окончания судебного дела можешь делать вес, чего пожелает твое сердце, а пока…»
Остин обернулся на звук ее голоса, его красивое лицо побледнело. Потом он встретился с Кэндис взглядом и улыбнулся.
Для начала сердце Кэндис сделало невероятный скачок. И продолжало биться такими же дурацкими скачками, пока Остин разглядывал ее. Все ее тело загорелось огнем и затрепетало, словно он гладил Кэндис своими большими красивыми руками.
Любопытно, была бы реальность такой же умопомрачительной, как фантазия?
Будто угадав ее мысли, Остин вопросительно приподнял золотистые брови.
— Пора спать?
Кэндис с трудом заставляла себя сохранять равнодушное выражение лица. Неужели нашлась бы женщина, которая воспротивилась бы призыву такого мужчины, как Остин? Мистер Хайд, строго напомнила она себе.
— Нет, я… Можно войти?
Жаль, что она не переоделась. Правда, пижама да еще халат скрывали все тело, но пижама наводила на мысли о постели, не говоря уже о том, что рядом с Остином она и без того думала о постели.
Остин взмахнул кистью и по неосторожности капнул краской себе на джинсы.
— Разумеется. Я уже заканчиваю.
Кэндис вошла в комнату. Она была намерена соблюдать дистанцию, однако холст притягивал ее точно магнит.
— Можно мне посмотреть?
— Маленькая мисс Можно Мне, — мягко поддразнил он. — Вы никогда ничего не требовали?
Кэндис облизнула губы и постаралась не глазеть на его великолепную грудь. Она многое хотела бы потребовать, но ничего такого, о чем можно было бы сказать вслух.
Она сосредоточилась на полотне, и оно сразу произвело на нее сильное впечатление.
— Это очень хорошо, — искренне похвалила она работу Остина.
Перед ней было чудесное изображение женщины с ребенком на руках. Женщины, кормящей ребенка грудью, сообразила Кэндис, вглядевшись. Вечерние тени осеняли склоненную голову матери, крошечная ручка ребенка сжимала обнаженную грудь.
Вглядевшись в лицо женщины-матери, Кэндис, пораженная сходством, вздрогнула как от толчка — так ее поразило сходство. Она вскинула голову и посмотрела на Остина.
— Я надеюсь, вы не станете возражать, — произнес он непривычно резким тоном.
Он был то ли взволнован, то ли… немного смущен?
Итак, она права. Женщина выглядит такой знакомой, потому что…
— Это я, верно?
Остин кивнул, улыбнувшись мальчишеской, необыкновенно милой улыбкой, от которой у Кэндис сильнее забилось сердце.
Вспомнив недавний вопрос Остина о кормлении грудью, Кэндис неожиданно для себя выпалила:
— Ваша мать кормила вас грудью?
И снова повернулась к картине, чтобы скрыть вспыхнувший на щеках румянец смущения.
— Не думаю, чтобы силикон был безвреден для человеческого существа, — с горечью ответил Остин.
Еще один намек, вполне достаточный для того, чтобы захотеть узнать больше. И Кэндис отважилась задать еще один вопрос:
— Вы, похоже, не очень одобряете вашу мать, или я ошибаюсь?
—Нет.
Она ждала, что Остин продолжит, но он этого не сделал, и Кэндис мягко спросила:
— Вы хотели бы поговорить об этом?
Пальцы Остина легли Кэндис на подбородок и повернули ее лицо так, чтобы она смотрела прямо на него. Глаза у него горели.
— А вы хотели бы поговорить о вашем муже?
—Нет.
Кэндис с трудом выговорила это односложное слово — в горле у нее будто что-то застряло. И черт побери, зачем он затронул эту тему? Впрочем, он ведь не знал, что она целый год старалась не думать о Ховарде.
— Ясно. Значит, мы на равных. У обоих есть воспоминания, о которых мы предпочитаем не говорить. Разве что как-нибудь в другой раз.
Остин отпустил ее подбородок, и улыбка вернулась на его лицо с такой быстротой, что Кэндис невольно моргнула. Злой огонек, который она заметила в его глазах, исчез.
— Давайте лучше поговорим о том, почему вы разгуливаете поздним вечером без вашего телохранителя.
Кэндис удивилась сама себе. Она совершенно забыла, зачем сюда пришла. Остин нашел способ отвлечь ее. Нарочито небрежным тоном она ответила:
— Я, кажется, положила не на место несколько своих украшений и подумала, что вы могли увидеть их где-нибудь в детской. — Кэндис замолчала: судя по тому, что с лица Остина медленно сползала улыбка, она, несмотря на всю свою деликатность, допустила серьезный промах. — Я вовсе не обвиняю вас, мистер Хайд. Я просто…
— Значит, не обвиняете?
— Нет. Просто подумала, что могла обронить эти веши на пол, а вы нашли и положили куда-нибудь.
— Например, себе в карман? — предположил он, невольно повторяя слова миссис Мерриуэзер.
Кэндис снова вспыхнула — на сей раз от чувства вины, — но ничего не могла с этим поделать, как не могла прогнать жесткое выражение с лица Остина. Она вдруг почувствовала себя обиженной неизвестно по какой причине и на что и храбро встретила суровый взгляд Остина.
— Не знаю, с чего это вам взбрело в голову, я и не думала, что вы их присвоили! Нашли — да, но не украли.
Несколько долгих и напряженных секунд Кэндис боялась, что он поверит худшему. Однако Остин вздохнул и взъерошил свои солнечно-золотые волосы. Кэндис облегченно вздохнула, но тут же снова надулась, когда он заговорил:
— Советую вам держать ваши хорошенькие побрякушки в сейфе. Ей очень трудно отказаться от блестящих ве-шичек.
— Ей? — Кэндис задохнулась от возмущения. — Если вы считаете миссис Мерриуэзер воровкой, то вы самым нелепым образом заблуждаетесь, мистер Хайд!
— Кажется, я просил вас называть меня Остином.
Кэндис лишилась дара речи при виде его ленивой ухмылки. Как он может оставаться таким отвратительно спокойным, обвинив бедную экономку в краже? Наконец она со всей доступной ей холодностью сказала:
— К вашему сведению, мистер Хайд, у миссис Мерриуэзер пропал медальон.
Остин кивнул, словно эта новость ничуть его не удивила.
— Он золотой? Блестящий?
Замешательство мгновенно охладило пылкое негодование Кэндис.
— Да, само собой. А откуда вам это известно?
После столь четкого описания к ней снова вернулись подозрения. Было лишь одно объяснение тому, что он так уверенно говорил о медальоне.
— Дело в том, что Люси очень любит вещи, которые сверкают или блестят. Золото, серебро. — Остин пожал плечами. — Уловили суть?
Кэндис просто взбеленилась. О, еще бы, она отлично уловила суть! Он нарочно позволил ей поверить… да это просто садизм! В жизни не встречала такого возмутительного человека!
И еще смеется!
Что ж, в этом есть что-то смешное, но куда больше ничуть не смешного; по ее мнению, мистер Хайд переступил границу. Бросив на него взгляд, который мог бы пра-жечь измазанные красками джинсы, Кэндис направилась к двери.
— Погодите! Не хотите ли мороженого?
Кэндис остановилась, грудь ее бурно вздымалась. Очень ей нужен и он сам, и его покаянный тон. Она немедленно уходит. Да, именно это ей и следует сделать. Его предложение, вероятно, еще одна глупая шутка.
— Двойное шоколадное с вафлями.
У Кэндис рот наполнился слюной. Откуда ему-то знать, что она любит именно это мороженое? Мысленно дав себе пинок, Кэндис потянулась к дверной ручке. Мистер Хайд может сам слопать свое мороженое.
— С шоколадным сиропом. Символизирует предложение мира.
Кэндис помедлила. Если он и в самом деле приносит извинения, было бы грубо ответить отказом.
Она услышала, как за спиной открылась и снова захлопнулась дверца холодильника. Вздрогнула, когда он протянул руку через ее плечо, положил ей на ладонь холодную круглую упаковку мороженого, а сверху пристроил бутылочку с сиропом. Все еще обиженная, Кэндис напомнила себе недавнее предупреждение Люка и заговорила холодно и сдержанно, не оборачиваясь. Посмотреть на Остина было бы ошибкой.
— Спасибо. Подушку и постельные принадлежности вы найдете на кушетке в детской.
— Не стоит благодарности. Если вы подождете, пока я выключу свет, я пойду вместе с вами.
Остин стоял слишком бллзко, и, несмотря на почти официальный тон, хрипловатые нотки в его голосе лишали Кэндис самообладания. Чувствуя, что ей просто необходимо глотнуть свежего воздуха, она пробормотала:
— Я подожду вас на крыльце. Здесь… очень жарко.
Ей и в самом деле сделалось жарко — как всегда в его присутствии.
— Гм, я понимаю, что вы имеете в виду, — последовало негромкое согласие.
Кэндис поспешно выскочила наружу, на прохладный, освежающий воздух, пока мороженое не начало таять от ее собственного тепла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивые любовники - Смайт Шеридон



Очень интересный роман.Получила удовольствие.10
Недоверчивые любовники - Смайт ШеридонЛана
8.12.2013, 12.08





Понравился роман - нестандартный.Твердая 8!
Недоверчивые любовники - Смайт ШеридонЛюсьена
8.12.2013, 21.01





Прочитала с удовольствием.
Недоверчивые любовники - Смайт ШеридонСвета
25.04.2014, 13.03





Какой хороший и добрый роман, даже и не ожидала так как прочитано очень много и уже трудно найти то что понравится!
Недоверчивые любовники - Смайт ШеридонТатьяна
30.01.2015, 12.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100