Читать онлайн Самая упрямая, автора - Слоун Зора, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая упрямая - Слоун Зора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая упрямая - Слоун Зора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая упрямая - Слоун Зора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Слоун Зора

Самая упрямая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Джина только поздравила себя с тем, что ей удалось настолько разозлить Лэнга, что он не пошел за ней следом, как тот вдруг собственной персоной возник на пороге кабинета.
Сделав вид, что не замечает его, Джина продолжила водить карандашом по странице телефонного справочника.
— Что ты ищешь?
— Службу вызова такси. — Найдя номер, она сняла трубку.
Однако Алекс быстро шагнул вперед и нажал пальцем на рычаг.
— У тебя же нет денег.
— Дома есть.
Джина ждала, что Лэнг уберет палец, однако тот забрал у нее трубку и положил на место. Выражение его лица было мрачным и решительным, но Джина не испугалась. Насильно он ее здесь не удержит.
— Это глупо, — негромко заметила она. — Я могу отправиться в деревню и позвонить оттуда.
— Не нужно. Я обещал отвезти тебя домой и сделаю это. Но вначале прочти вечернюю газету.
Алекс открыл кейс и вынул сложенную вчетверо газету. Затем направился к двери и запер ее на замок. Только после этого подал газету Джине.
— Что ты делаешь? — слегка занервничала та.
— Предотвращаю внезапное появление Остина, — коротко пояснил он. — Я купил этот экземпляр на заправочной станции. Подобное чтиво не в моем вкусе, но когда мне на глаза попалась фотография…
Сердце Джины сжалось. Опустив взгляд, она увидела на газетной странице крупнозернистый, явно сильно увеличенный снимок, сделанный каким-то удачливым репортером у ворот клиники «Сисайд». Внизу было написано: «Не это ли настоящее лицо известной рок-дивы Джины Сандей?».
Застонав от досады, Джина пробежала взглядом основную статью на третьей полосе. Там рассказывалось о том, как она покидала клинику. Как всегда, представители прессы истолковали все совершенно неправильно. Они решили, что вокалистка группы «Спаут» попала в больницу в результате нервного истощения. Сообщалось также, что менеджеру группы, Уиллу Риверсу, ничего не известно о нынешнем местопребывании Джины Сандей. Тем временем последний сингл группы «Спаут» вторую неделю не сходит с первой позиции списка хитов.
— Разве ты не переговорила с менеджером? — спросил Алекс, когда Джина с отвращением бросила газету на стол.
— Разумеется! Но ты не знаешь Риверса, он воспользуется любой возможностью, только бы повысить уровень продажи нашей последней пластинки.
— Что тебя тоже вполне устраивает, насколько я понимаю, — заметил Алекс.
— Я не имею к этому ни малейшего отношения, — сердито ответила Джина. — Неужели ты не понимаешь? Этот снимок напрочь перечеркивает для меня возможность вести нормальную жизнь.
Алекс едва не расхохотался. Джина Сандей говорит о нормальной жизни? Смех, да и только.
— Ну, зачем же так мрачно смотреть на вещи? По-моему, это неплохой трамплин для сольной карьеры.
Джина покачала головой, поражаясь подобному цинизму, затем вновь взяла газету.
— Скажи, узнал бы меня посторонний человек?
Она подняла лицо, и Алекс пристально посмотрел на нее: большие зеленые глаза, аккуратный носик, пухлые губы и крошечная ямка на подбородке. Все вместе выглядит гораздо привлекательнее, чем на газетной фотографии.
Алекс поймал себя на том, что слишком долго рассматривает Джину, и отвел взгляд.
— Сразу узнать трудно, но если присмотреться, то можно, особенно когда ты хмуришься.
— Великолепно! Придется остаток жизни ходить с идиотской улыбкой на лице. — Джина сердито протянула Алексу газету. — Лучше уничтожь это, иначе Остин может найти и прочесть.
Она не без удовольствия проследила, как Алекс выдрал две страницы, которые затем разорвал в мелкие клочки и бросил в корзину для мусора.
— Кстати об Остине… Спасибо, что ничего не сказала ему, — негромко произнес он.
— Зачем мне было признаваться? — повела Джина бровью. — Чтобы твой сын набросился на меня с кулаками? Уверена, ты поделился с ним соображениями насчет моей косвенной виновности в гибели Эдди.
— Как я мог это сделать? Ведь мне неизвестна твоя роль в событиях, приведших к трагедии.
Алекс вновь пристально взглянул на Джину, словно ожидая… Чего? Полного и чистосердечного признания?
Ну вот, словно и не было последних двух дней. Лэнг помог Джине справиться с последствиями падения с лестницы, увез из-под самого носа вездесущих репортеров, приютил на ночь и даже пробудил страсть парой поцелуев. Но ничего не изменилось: он все еще думает, что Джина имеет какое-то отношение к смерти Эдди.
Она резко направилась к двери, движимая в большей степени злостью, нежели чувством вины, и попыталась пройти мимо Алекса, однако тот крепко схватил ее за запястье. Джина не стала сопротивляться, а лишь изобразила на лице скуку.
— Если ты расскажешь мне, что на самом деле случилось тем вечером, обещаю, разговор останется между нами, — произнес Лэнг.
— И я должна этому верить? — презрительно хмыкнула она.
— По-моему, ты уже успела понять, что мне претит всякая шумиха вокруг моего имени. И вообще, меня интересует правда, а не месть.
Джина попыталась высвободить руку, но Алекс лишь крепче стиснул пальцы вокруг ее запястья.
— Ладно… — сказала она, решив сделать признание, раз уж Лэнг так этого добивается.
— Ты прав, я во всем виновата. Я знала, что Эдди слишком взволнован для того, чтобы управлять мотоциклом. Мне стоило только слово сказать — и Эдди никуда бы не поехал. Но я промолчала. В итоге следом за ним отправилась Вив… и они погибли. Вот и все…
— Нет, — сухо возразил Алекс. — Чувствую, ты не все рассказала.
Чего ему еще надо?
— Разве мало того, что я признаю себя виновной?
Он качнул головой и произнес:
— Не понимаю, как ты могла бы остановить Эдди?
Джина усмехнулась.
— Он мужчина, я женщина… Нужны дополнительные разъяснения?
— Нет, больше не нужны.
Итак, Джина подтвердила его подозрения — между ней и Эдди существовали близкие отношения. Теперь Алекс это знал, но легче ему не стало. Напротив, на сердце лег дополнительный груз.
— Но почему ты отказала Эдди тем вечером? Парень тебе надоел?
— Не так, как ты думаешь, — вздохнула Джина. — Просто я тогда очень устала и чувствовала себя совершенно разбитой, понятно?
— Ну да, — язвительно произнес Лэнг, — масса поклонников, всем нужно уделить внимание… Ведь не можешь же ты разорваться на части. На Эдди у тебя просто не хватило сил. Вполне верю.
Джина едва не застонала от досады. Неужели Лэнг видит в ней роковую женщину?
— У тебя сложилось обо мне ошибочное впечатление!
— Вот как?
Джина взглянула в лицо, словно вытесанное из гранита. В глазах Алекса не было ни сочувствия, ни понимания. Судя по всему, он считает ее бессердечной шлюхой.
— Ты прав, — прошипела она. — Меня окружает множество мужчин. Среди них не только Эдди, которого больше нет, но также наш барабанщик, техники, осветители, не говоря уже о менеджере Уилле Риверсе! Может, я сплю со всеми… И как знать, если бы ты не был таким высокомерным, твердолобым и самоуверенным снобом, возможно, я бы и с тобой переспала!
Алекс прекрасно понял, что сказано это было лишь с целью оскорбить его, поэтому спросил с тонкой ухмылкой:
— Думаешь, я захотел бы заняться с тобой сексом?
— Если бы представилась возможность, конечно! — бросила Джина, не помня себя от злости. Она надеялась, что теперь-то уж гордец Лэнг непременно оттолкнет ее.
Однако очень скоро стало ясно, что она ошиблась.
Сначала он действительно отдернул от нее руку, словно опасаясь подцепить какую-то опасную инфекцию. Джина даже позволила себе победно улыбнуться.
Но, когда она двинулась к двери, Алекс вновь схватил ее за запястье.
— Возможно, ты права.
— Что ты делаешь? — с запинкой пролепетала Джина.
И в ту же секунду оказалась прижатой грудью к торсу Лэнга.
— Оправдываю твои ожидания! — с усмешкой ответил тот, смыкая руки на ее талии.
— Пусти! — Отклонившись назад, Джина уперлась ладонями в грудь Алекса.
С тем же успехом можно было пытаться оттолкнуть кирпичную стену. Будучи очень высоким и сильным, Лэнг определенно вознамерился преподать гостье урок.
Темой этого урока была слабость. Ее, Джины.
С необычайной легкостью Алекс прижал ее к себе и медленно склонил к ней лицо. Странно, но вместо страха, негодования, брезгливости или иных малоприятных эмоций Джину охватило чувство трепетного предвкушения.
Возможно, если бы Лэнг был груб, она сопротивлялась бы сильнее. Но поцелуй был нежным. Начался он с едва ощутимого прикосновения дыхания к щеке, и лишь затем твердые мужские губы прижались ко рту Джины. Но и сейчас Алекс не спешил. Сначала он сжал верхнюю ее губу, затем нижнюю. А потом Джина непроизвольно издала стон, свидетельствующий о том, что она признает поражение.
Вообще, тут можно было бы остановиться, потому что Алекс доказал свою правоту. Но этого ему показалось мало. Он погрузил пальцы в волосы Джины и удерживал ее голову, постепенно углубляя поцелуй и требуя ответа.
Джина попыталась вздохнуть, чем дала возможность Алексу добиться большего. Он скользнул языком между ее приоткрытых губ и принялся нежно дразнить горячие глубины. Она ждала привычного приступа отвращения, но взамен ощутила мощный наплыв желания. Меж бедер Джины разлилось тепло, настолько приятное, что она не удержалась и громко застонала.
Алекс просунул руку под ее блузку, медленно продвигаясь вверх в поисках нежных упругих округлостей, которые ласкал не далее как сегодня утром.
Призвав остатки самообладания, Джина схватила через ткань его руку, но он хрипло простонал, касаясь ее губ своими:
— Позволь мне…
В ответ Джина издала тоненький звук, который мог означать что угодно. Алекс предпочел услышать в нем «да».
Его переместившаяся чуть выше рука не обнаружила никакого барьера. Он накрыл ладонью полную, но аккуратную грудь и вновь пережил те же сладостные ощущения, что и утром. Алекс вдруг страстно захотел увидеть Джину обнаженной. Он прервал поцелуй и отстранился.
Джина едва не застонала от разочарования. Как? Уже все?
Но нет. Несколько мгновений Алекс смотрел ей в глаза, затем, не спрашивая больше разрешения, быстро расстегнул и снял с нее блузку. Когда та упала на пол, он вновь окинул Джину жадным взглядом.
— Чудесно… — слетел с его губ завороженный шепот.
Затем он подхватил ладонями обе груди Джины. Она понимала, что должна каким-то образом выразить недовольство, однако в этот миг ее пронзил импульс острого наслаждения. Словно сквозь туман, все плотнее заволакивавший мозг, Джина сообразила, что Алекс ласкает большими пальцами ее соски. Начал он очень нежно, но потом его действия словно обрели смелость. Он разминал, оттягивал и вертел меж пальцев кончики упругой груди, пока они не отвердели, превратившись в подобие плотных бутонов.
Джина думала, что страстное желание постепенно сойдет на нет, однако оно разгорелось еще сильнее.
А что это за хриплые, эротичные звуки? Неужели ее собственные стоны? Разве способна она издавать нечто подобное? И почему ее голова запрокидывается сама собой, а тело выгибается, словно безмолвно умоляя о новых ласках? Это всегда так бывает, когда желаешь кого-то настолько сильно, что все остальное теряет смысл?
Алекс усадил Джину на стол, предварительно смахнув на пол какие-то бумаги, и припал губами к одному ее соску. Только сейчас она открыла глаза и посмотрела вниз. Ее грудь целовал совершенно посторонний человек, но, несмотря на это, ей не хотелось, чтобы ласки прекращались. Джина стиснула темноволосую голову руками, прижимая Алекса к себе и словно побуждая усилить напор.
Тогда, отбросив последние сомнения, Алекс втянул сосок в рот и принялся посасывать, лизать и покусывать его, пока он не выпрямился и не стал твердым, сладко ноющим столбиком. Затем Алекс подверг той же процедуре второй сосок. Джина сама подставила другую грудь, и он сдавленно застонал от удовольствия, смыкая губы вокруг розового кончика.
Спустя несколько мгновений, он нащупал молнию на джинсах Джины и потянул движок вниз. Дыхание Алекса было таким же частым и прерывистым, как и ее собственное.
Лишь когда он начал стягивать с Джины джинсы, она испытала первый приступ паники. Но было уже поздно: он забрался рукой под ее трусики. Еще секунда — и Джина ощутила прикосновение к самому интимному месту своего тела. Алекс ласкал ее столь искусно и нежно, что очень скоро она расслабилась и потеряла желание остановить его.
Напротив, она пошире раздвинула ноги, предоставляя умелым пальцам, возможность проникнуть чуть глубже, туда, где уже стало горячо и влажно.
Не прекращая своих действий, он вновь поцеловал Джину, еще более жадно и требовательно. Она отвечала, с готовностью принимая проявления мужской чувственности, от которых обычно лишь ежилась. Крепко держась за плечи Алекса, она легонько подавалась навстречу ласкавшим ее пальцам, и вскоре у нее возникло острое желание ощутить внутри себя, его всего.
Джина протянула руку к бедрам Алекса и судорожно глотнула воздух, почувствовав под ладонью пульсацию отвердевшей мужской плоти.
Алекс туг же отодвинулся от Джины, шепнув:
— Погоди…
Он наклонился и окончательно сдернул джинсы с ее ног. Выразить протест она просто не успела, потому что в следующее мгновение Лэнг вновь припал к ее губам. Секундой позже его рука снова скользнула между бедер Джины и принялась ритмично разминать нежную, поросшую шелковистыми волосками женскую плоть. Так продолжалось до тех пор, пока Джина не застонала от удовольствия.
Тогда Алекс прервал поцелуй. Выплыв из сладостной неги, Джина увидела, что он стаскивает с себя рубашку. Одна эта картина уже заставила ее затрепетать от прилива желания. Но затем Джина смутилась: разве не выглядит странной внезапная вспышка страсти к человеку, который даже не очень ей нравится?
Поймав ее взгляд, он увидел в нем сомнение. Джина уже качала головой, собираясь что-то сказать, но он вновь сжал губами ее дерзко торчащий сосок. Он щекотал плотный столбик языком, сосал и покусывал до тех пор, пока дыхание не начало вырываться из груди Джины частыми горячими толчками.
Алекс почувствовал, как Джина зарылась пальцами в его волосы, не желая отпускать, и понял, что медлить нельзя.
Джина ощутила на своих бедрах руки Алекса, уверенно притягивающие ее к краю стола, затем в нее уперлась мужская плоть, твердая и разбухшая. Взглянув на этот — как ей показалось, огромный — ствол, Джина замерла в испуге. А когда Алекс качнулся вперед, намереваясь войти в нее, она отпрянула.
Но было уже поздно — Алекс проник внутрь, нарушив вполне осязаемый барьер. Джина вскрикнула от боли, и он наконец осознал истину.
Застыв на месте, Алекс уставился на Джину, словно не веря своим глазам.
— Черт побери, ты девственница! — Его восклицание объединило вопрос, утверждение и обвинение.
— Уже нет, — попыталась пошутить Джина, хотя голос ее дрогнул. — Во всяком случае, мне так кажется.
Алекс уперся рукам в стол.
— Но почему ты…
Что? Позволила ему сделать это?
Джина пожала плечами. Нет смысла искать ответа у нее.
Пришлось Алексу обратиться к собственной совести. Невероятно, но он по-прежнему был возбужден и едва сдерживал желание завершить начатое. Затем Алекс ощутил возникшую в теле Джины дрожь — реакцию на случившееся. Ему захотелось проигнорировать ее, но он не смог. Отстранившись от Джины, он быстро натянул и застегнул брюки.
Наконец он посмотрел Джине в глаза. Их выражение было неопределенным, как будто она все еще пребывала в шоке.
Боже правый, что же это он натворил?
— Все в порядке, — пробормотал Алекс, хотя несуразность фразы была очевидна даже ему самому.
О каком порядке может отныне идти речь?
Джина в свою очередь окинула Алекса непонимающим взглядом.
Почему он? И почему сейчас?
— Вот… — Алекс поднял с пола и протянул Джине блузку.
Та поспешно накинула ее, застегнув несколько пуговиц дрожащими пальцами. Затем смущенно выхватила из его руки свои трусики и соскочила на пол по другую сторону стола, чтобы надеть их. Она чувствовала, как пылают щеки, и осознавала всю абсурдность ситуации: когда Алекс раздевал ее, ей не было стыдно, а сейчас, когда он помогает одеться, конфузу нет предела!
Да и вообще… Сама вспышка страсти совершенно непонятна. Джина желала его неизмеримо больше, чем прежде какого-либо иного мужчину, но в то же время он совершенно ей не нравится.
Мотивация поступков Алекса тоже туманна. Он собирался овладеть Джиной, несмотря на то что считал ее шлюхой, но не сразу прекратил свои действия, удостоверившись в обратном.
— Послушай, — тихо произнес Алекс, подавая ей джинсы, — мне трудно выразить, как я сожалею о случившемся.
— Тогда помолчи. — Жесткая сторона характера Джины начала заявлять о себе. — По-моему, мы и так достаточно сконфужены.
— Уж это точно.
Алекс надел рубашку, но застегнуть не смог, потому что в спешке оторвал добрую половину пуговиц. Отказавшись от мысли привести себя в нормальный вид, он краем глаза взглянул на стройные бедра Джины, которая в эту минуту натягивала джинсы. В тот же миг, притихшее было, желание вновь заявило о себе. Он вспомнил, какая Джина нежная, как приятно целовать ее и как страстно она постанывала под его ласками, и ему немедленно захотелось повторить все.
Усилием воли он заставил себя отвести взгляд и, чтобы как-то отвлечься, принялся собирать разлетевшиеся по всему кабинету бумаги.
Увидев, чем он занимается, Джина поняла, что с небольшим сумасшествием покончено, и все вновь пришло в норму.
А, собственно, чего она ожидала? Клятв в вечной любви? Для мужчин секс — это всего лишь секс, как не раз объясняла ей Вив. Этот акт имеет для них огромный смысл, пока продолжается, но теряет значение сразу же, как только подходит к концу.
А если уж все завершается, не успев толком начаться…
— Джина… — Алекс наконец привел кабинет в порядок и вспомнил, что он здесь не один. — Честно говоря, я понятия не имею, как нам быть. Хотя, разумеется, принимаю на себя ответственность за случившееся. Но мне непонятно, почему ты… не остановила меня?
Джина и сама ломала голову над этой загадкой. На какое-то время ею полностью завладела страсть — это было похоже на помутнение рассудка. И все произошло потому, что мистер Алекс Лэнг — при всем его высокомерии — чертовски хорош в обольщении!
Это объяснение представлялось резонным, однако Джина не могла поделиться им с Лэнгом, поэтому лишь саркастически заметила:
— Тебе придется задать этот вопрос моему психотерапевту.
— У тебя он в самом деле есть? — с надеждой спросил Алекс.
— Нет, — криво усмехнулась она. — Это шутка.
— Ясно… — Алексу явно было не до смеха. Помолчав, он добавил: — Сам я не очень верю в психоанализ, но признаю, что некоторым людям он помогает обрести душевное спокойствие. Возможно, тебе стоит об этом подумать?
— Благодарю за совет, — поморщилась Джина. — Наверное, ты думаешь, что любая женщина, которая готова переспать с тобой, нуждается в психиатрической помощи? Что ж может, ты и прав…
Алекса ее ответ явно обескуражил, но он решил, что сам напросился на грубость.
— Кажется, я уже вообще ничего не думаю, — заметил он, тряхнув головой. — Но хочу, чтобы ты знала: если бы мне было известно, что ты никогда не имела интимной связи с мужчиной, я не посягнул бы на тебя.
Джину непременно смутила бы и высокопарность подобного заявления, и его смысл, если бы она не увидела во фразе Алекса забавной стороны.
— Иными словами, узнав, что я не шлюха, ты потерял ко мне интерес?
— Да. То есть нет! Я вовсе не это имел в виду… — Алекс мысленно напомнил себе, что не должен забывать, с кем беседует. Эта девчонка кого угодно сведет с ума! — Похоже, что бы я ни сказал, ситуации это не улучшит, верно? — сдержанно произнес он.
— Скорее всего, — кивнула Джина. — Не подашь мне тапочки?
— Что? — Алекс не сразу воспринял суть простой просьбы. — Ах да, разумеется…
Наклонившись, он извлек из-под стола шлепанцы и протянул их Джине, не переставая втайне удивляться тому, как спокойно она держится. Ему казалось это странным.
Впрочем, что он вообще о ней знает?
Надев тапки, Джина направилась к телефону. Номера службы вызова такси она не запомнила, поэтому пришлось снова открыть справочник. У нее были опасения, что Лэнг захлопнет книжку, однако тот молча наблюдал за происходящим. Вероятно, ему самому хотелось поскорее избавиться от гостьи.
Джина набрала номер. Когда диспетчер спросил адрес, ей пришлось прибегнуть к помощи Алекса, и тот продиктовал его.
— Сейчас свободных машин нет, но мне пообещали, что в течение часа за мной заедут.
Алекс кивнул.
— Я бы отвез тебя, но Остин, наверное, уже лег спать. И, кроме того… не думаю, что ты приняла бы это предложение.
По его тону она поняла, что он чувствует себя виноватым. Она могла бы потешиться, подсыпав соли на рану, однако в ней заговорила совесть.
В конце концов, он ведь не изнасиловал ее. Когда Алекс ласкал ее, ей было приятно. Вплоть до последнего момента.
— Послушай, Алекс. Вижу, тебе кажется, что ты сделал со мной что-то ужасное. Но в действительности не произошло ничего особенного. И если ты думаешь, что я начну биться в истерике, то напрасно. Со мной все в порядке.
— Хотелось бы верить, — тихо произнес Алекс.
— Даже не сомневайся, — заверила она его, хотя, конечно, о полном порядке речи нет.
Джина все еще не могла отделаться от смущения. И ее по-прежнему мучил вопрос: почему Лэнг?
Алекса заявление Джины убедило не до конца, но он не видел возможности задерживать девушку у себя вопреки ее желанию. Подойдя к двери, он отпер замок и держал дверь распахнутой, пока Джина не прошла мимо него в коридор.
— Почему бы тебе не посидеть пока в гостиной, — предложил Алекс. — А я приготовлю кофе, идет?
— Спасибо, — вежливо ответила она.
Когда Алекс ушел на кухню, Джина села в гостиной на диван. С этого места была видна калитка.
Прежде ей не приходилось переживать ситуацию под названием «утро после бурной ночи», но она догадывалась, что ее случай является из ряда вон выходящим.
Интересно, что сказала бы Вив? Наверняка отпустила бы какую-нибудь шуточку или колкость. Она никогда не была излишне романтичной.
В свое время Джина лишь одной Вив рассказала о том, что произошло между ней и Стивом Бьюфортом. И хотя Вив посоветовала ей просто жить со всем этим дальше, она понимала желание младшей подружки каким-то образом возместить нанесенный ей моральный ущерб.
Примерно дней через десять, после возвращения Джины в приют, Вив предложила нанести супругам Бьюфортам визит. Разумеется, неофициальный и в отсутствие хозяев дома. Девчонки воспользовались ключом, все еще находившимся у Джины.
До того дня она ни разу не помышляла о нарушении закона, но, когда оказалась в доме бывших опекунов, ею словно овладело сумасшествие. Она с остервенением раздирала одежду Мэри и Стива, топтала сдернутые с окон гардины, ломала картины, била посуду. Вив, анархистка по природе, с удовольствием помогала подружке, поэтому они изрядно попортили обстановку в доме.
Затем девчонки недели две провели в бегах, ночуя, где придется, и столуясь в благотворительных пунктах питания. В конце концов, их задержала полиция. Вив предупредила Джину, что за содеянное они вполне могут угодить за решетку, однако все ограничилось возвращением в приют и выговором. Уголовное дело не завели. Ни словом также не упоминалось о Бьюфортах, хотя было совершенно очевидно, кто разбойничал в их доме. Вероятно, супруги предпочли не обращаться в полицию.
С тех пор Джина никогда не виделась с бывшими опекунами. Но попытка изнасилования со стороны Стива Бьюфорта наложила отпечаток на всю ее дальнейшую жизнь, сделав невозможными нормальные отношения с мужчинами.
Даже сегодня Джина не могла сказать с уверенностью, нормально то, что произошло между ней и Лэнгом, или нет. Зато знала, что ей не хотелось останавливать его. Свои действия прекратил он сам — когда узнал, что Джина не та, кем представлялась ему.
Возможно, он понял, что зашел слишком далеко. Ведь ему просто нужно было узнать правду о гибели Эдди, а может, и отомстить. Как бы то ни было, сейчас Алекс торопится избавиться от Джины. Вероятно, он не считает такой уж лестной честь быть первым любовником вокалистки группы «Спаут».
Сейчас, например, он явно избегает ее. Пятнадцать минут прошло, но до сих пор нет ни его, ни кофе.
Зевнув, Джина устроилась на диване с ногами. У нее слипались глаза. И немудрено: день был долгим и насыщенным событиями…
Вернувшись с кофе, Алекс обнаружил ее спящей, но будить не стал. Пусть спит до прибытия такси. Так будет меньше разговоров. Да и обсуждать фактически нечего.
Некоторое время Алекс сидел, глядя на лицо Джины, казавшейся сейчас особенно юной. Но подобное впечатление обманчиво — теперь он уже знает это. Джина обладает опытом, хотя не того свойства, что думал Алекс. Возможно, если бы они поговорили по душам, правда обнаружилась бы раньше…
И что тогда? Остановило бы это меня или я все равно попытался бы добиться от Джины близости?
Даже сейчас он не был ни в чем уверен.
Прибыло такси, и водитель позвонил в дверь. Алекс тронул Джину за плечо. Та пошевелилась, но просыпаться не спешила. Пришлось тряхнуть сильнее. Джина возмущенно пробормотала нечто невнятное, разобрать можно было лишь имя Вив.
Так вот кого она видит во сне…
Оставив ее в покое, Алекс расплатился с водителем такси и вернулся обратно. Некоторое время он размышлял, не отнести ли Джину наверх, но потом принес подушку и одеяло.
Устроив девушку поудобнее, он на всякий случай прикоснулся к ее лбу, проверяя температуру. Ведь Джина только вчера выписалась из больницы.
Но лоб был прохладным.
Может, лихорадка у меня? — подумал Алекс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самая упрямая - Слоун Зора

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Самая упрямая - Слоун Зора



Neploho,korotko i emko
Самая упрямая - Слоун ЗораTanja
17.02.2012, 12.34





Простенько, на один раз: 3/10.
Самая упрямая - Слоун Зораязвочка
4.10.2012, 21.24





Миленький романчик. Концовка слегка подкачала, но герои мне понравились. 9 из 10
Самая упрямая - Слоун ЗораВарёна
11.05.2016, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100