Читать онлайн Если бы юность знала..., автора - Скулер Кэндес, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если бы юность знала... - Скулер Кэндес бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если бы юность знала... - Скулер Кэндес - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если бы юность знала... - Скулер Кэндес - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скулер Кэндес

Если бы юность знала...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Зик посмотрел на Ариэль, потом на стопку чашек и блюдец у себя в руках.
– Убираю со стола, – ответил он.
– Я вижу, – проговорила Ариэль голосом, в котором чувствовалась едва сдерживаемая ярость. – Зачем?
– Ну… – Он пожал плечами. – Я слышал, что ты отпустила Элеонору после того, как она подала десерт, и вот решил помочь с уборкой. Это меньшее, что я могу сделать после твоего прекрасного приема.
– Я не нуждаюсь в помощи и не собираюсь убирать. Элеонора сама все сделает завтра утром. Так что можешь идти, – проговорила она с ледяной надменностью королевы. – Я вообще не понимаю, почему ты остался, когда все благовоспитанные люди ушли домой, – произнесла она, пока он перемещался вокруг стола, собирая десертные тарелки и ложки. – И мне все равно. Я… Пожалуйста, поставь все и послушай меня. – Она выхватила хрустальный графин с бренди из его рук и с силой грохнула им о стол, не заботясь о ценности хрупкого предмета. Серебряные десертные ложечки, тихо звякнув, разлетелись по столу. – Я хочу, чтобы ты ушел, Зик! Сейчас же!
Он покачал головой, – Нам нужно поговорить.
– Нам не о чем говорить!
– У нас дочь. Которая планирует свадьбу. Я бы сказал, это дает нам обилие тем для разговоров. – Для этого существуют встречи со свадебными консультантами, – оборвала Ариэль. – И поскольку она уже запланирована и обсуждена сто раз, я не вижу, что еще обсуждать.
– Ариэль… – Он подался вперед, будто желая коснуться ее;
Она отступила назад.
– Не пора ли нам заключить мир?
– Мы его уже заключили.
Зик покачал головой.
– Лишь временное перемирие до окончания свадьбы. А я говорю о настоящем мире. Потому что свадьбой дело не кончится. Года через три-четыре появятся внуки. Крестины. Дни рождения. Рождественские праздники. Кэмерон не пожелает делить их жизни между нами, как мы разделили ее. И мы не имеем права просить об этом.
Ариэль долгим взглядом посмотрела на Зика, понимая, что он прав, но по-прежнему не желая соглашаться.
– Я знаю, – наконец проговорила она. – Я тоже думала об этом.
– Значит, заключаем мир?
Ариэль вздохнула и неохотно кивнула.
– Думаю, пришло время попытаться установить мир. Ради Кэмерон.
– Для начала можешь посмотреть на меня. А не куда-то за мое левое плечо.
– Я смотрю на тебя.
– Нет, – произнес Зик, взявшись за ее подбородок и поворачивая лицо к себе. – Вот так смотрят на меня, – прибавил он, когда она наконец подняла взгляд.
Они смотрели друг на друга долгие пять секунд.
У нее по-прежнему самые голубые глаза, подумал Зик. И самые сладкие, зовущие к поцелуям губы. И самая мягкая кожа. Он всегда любил чувствовать ее кожу, подобную теплому, живому шелку, кончиками пальцев. Он не изменился, подумала Ариэль. Его взгляд по-прежнему способен расплавить полярные льды. А от его губ женщины, наверное, по-прежнему сходят с ума. И эти его сильные, нежные руки… Она всегда любила чувствовать его руки на своей коже. Руки, поглаживающие ее, словно ребенка, и вызывающие эротический отклик.
Она слегка качнулась навстречу ему. И он наклонился навстречу ей. А затем оба вскрикнули и отскочили, словно слишком приблизившись к огню.
– Отлично. Заключаем мир, – проговорила Ариэль. – Возьми этот графин и захвати пару чистых бокалов с полки в гостиной. Я тем временем отнесу остатки посуды на кухню. Встретимся через пять минут у бассейна и утвердим условия мирного договора.
– Спасибо, крошка, – бросил Зик и смачно поцеловал ручку юной парикмахерше, которая только что уложила его волосы в тщательно продуманном беспорядке под его красной повязкой. – Можешь запускать свои талантливые пальчики в мои волосы в любое время.
Девица захихикала и отдернула руку, слегка шлепнув его по руке. С того места, где сидела Ариэль, которую тоже причесывали перед следующей сценой, этот игривый шлепок выглядел скорее лаской. Женские пальчики, казалось, с удовольствием задержались на бицепсе Зика. В следующее мгновение он поймал девицу за талию и усадил к себе на колени.
– Ну, ущипни меня, – услышала Ариэль его голос, прежде чем он наклонил голову к шейке парикмахерши. Девица взвизгнула и завертелась на его коленях, не особенно, как показалось Ариэль, стремясь освободиться. Но тут высокий табурет накренился назад, и Зик подался вперед и поставил ее на ноги. – Будешь знать, как иметь дело со звездами. – Он чмокнул губами ей вслед. Девица повернулась и погрозила пальчиком.
Зик улыбнулся еще раз и обернулся посмотреть на Ариэль.
Она быстро перевела взгляд с отражения Зика в зеркале на парикмахершу, стоящую сзади и причесывающую ее длинные светлые волосы.
– Ты уже готова? – спросил он, соскальзывая с табурета. – Похоже, Ханс злится на нас. – Он положил руку на плечо Ариэль и слегка погладил его. Она напряглась, совсем немного, но достаточно, чтобы показать ему, что ласка неуместна. Зик убрал руку и посмотрел на нее. – В чем дело, милая?
Она покачала головой и значительно посмотрела на парикмахершу.
– Не оставите ли нас на минутку, Марша? – учтиво попросил Зик и дождался, пока парикмахерша отойдет. Затем встал перед креслом Ариэль, положив руки на подлокотники. – Итак, милая, в чем дело?
– Послушай, Зик, – строго начала она, – это не очень осмотрительно. Я думала, мы договорились держать нашу… – она поколебалась, чувствуя себя не слишком уютно от их близости и не зная, как назвать ее, – наши отношения в тайне.
– Нет, мы не договаривались, – напомнил Зик. – Ты настаивала, и я уступал. До сих пор. Но только до сих пор, – уточнил он, наклоняясь почти нос к носу. – Я не намерен соблюдать эту секретность слишком долго. Я хочу, чтобы весь мир знал о нас и наших чувствах друг к другу.
Ариэль непроизвольно взглянула на разговаривающих в стороне парикмахерш.
– И каковы же наши чувства? – ехидно спросила она.
– Ах, вот ты о чем, – пробормотал он, проследив за ее взглядом. – Ты отдернула плечо не из-за того, что боишься, как бы не стало известно твоей матери. Ты ревнуешь! – воскликнул он, явно в восторге от этого открытия.
– Я не ревную.
– Ревнуешь, ревнуешь, – радостно повторил Зик и кончиками пальцев приподнял ее подбородок. – Но у тебя нет повода ревновать, милая, неужели ты не понимаешь? Я лишь поддразнивал ее. Как поддразниваю других женщин.
Она знала, что это правда. Он флиртовал со всеми особами женского пола на съемках, начиная от пятидесятидвухлетней костюмерши и заканчивая девятилетней актрисой, игравшей младшую сестренку Лауры. И все флиртовали с ним, очарованные его вниманием.
– Такова моя натура, – серьезно проговорил он. – Мне нравятся женщины, и я нравлюсь им. Но это ничего не значит. Честно.
И он был прав, думала Ариэль, стоя перед раковиной и глядя на мыльные пузыри, вздувавшиеся вокруг тарелок. Такова его натура. И это действительно ничего не значит. Во всяком случае, для него.
Но для нее значило много, как, подозревала она, и для всех других женщин, которые оказывались такими дурами, что отдавали ему сердца. Разбивал он их ненамеренно. Она поняла это только сейчас, а не двадцать пять лет назад. Зик не жесток, он просто беспечен. Нельзя, весьма великодушно признала Ариэль, возложить всю вину за разбитые сердца на одного лишь Зика. Он настолько очарователен – без всяких усилий с его стороны – и настолько явно и неприкрыто мужествен, что женщины добровольно отдают ему сердца, просит он этого или нет. И не его вина, что они бегут за ним, по-щенячьи высунув язык, готовые подраться за малейший проблеск его внимания и любви.
Но его можно обвинить за ту легкость и небрежность, с которой он принимает их дар, не потрудившись задуматься о последствиях. Она определенно обвинила его в беззаботности, с которой он принял ее юную и наивную любовь, а затем отвернулся и лег в постель с другой женщиной в ту ужасную ночь в Крепости холостяков. Что же, подобной ошибки она больше не совершит. Надо признаться, у нее нет иммунитета к нему, с содроганием подумала Ариэль, но сейчас она уравновешенная, взрослая женщина, а не полуребенок с широко распахнутыми глазами и головой, полной грез.
Она закрыла кран, вытерла руки полотенцем и через заднюю дверь кухни направилась по гладким плиткам дворика к бассейну. Подсветка была включена, и огоньки соблазнительно подмигивали из-под воды. Ночной воздух, теплый и нежный, был напоен ароматом апельсиновых и лимонных деревьев, рассаженных по периметру дворика.
Зик уже дожидался ее, усевшись в одно из плетеных кресел. Он сбросил льняную спортивную куртку и закатал рукава своей шелковой рубашки, обнажив покрытые волосами руки. Правую ногу он небрежно забросил на левое колено. Бокал с бренди балансировал на мощном бедре. Густые черные волосы, всегда немного длинные, завивались за ушами и ниспадали на воротничок рубашки. Сейчас на висках была седина, совсем чуть-чуть, и сам факт, что Зик не считает нужным подкрашивать волосы, лишь прибавлял ему мужественности. Ариэль глубоко вздохнула и напомнила себе, что не должна позволить Зику Блэкстоуну вновь совратить ее – и одной дозы сердечной боли, введенной когда-то, оказалось более чем достаточно.
Он инстинктивно учтиво поднялся ей навстречу, но Ариэль жестом попросила садиться и села сама.
– Говорил ли я, как неотразимо ты выглядела сегодня вечером? – произнес Зик, протягивая ей бокал с бренди.
Ариэль с огромным усилием сдержала волну удовольствия, нахлынувшую на нее при его словах. Да, она немало поработала над своей внешностью для сегодняшнего вечера, но об этом никто не должен знать!
– Нет нужды льстить мне, – сухо проговорила она и поднесла бокал к губам.
– Какая же лесть, если это чистая правда? Ты необыкновенно красивая женщина. И всегда была. – Он приподнял свой бокал в молчаливом тосте и сделал большой глоток. Когда он опустил бокал, в его глазах светилось самоосуждение. – Прежде чем мы начнем мирные переговоры, я хочу принести извинения.
– Извинения? – в испуге переспросила Ариэль. Он что, после стольких лет решил извиняться? – За что?
– За то небольшое представление за ужином. Это дурной вкус, особенно в присутствии собственной дочери.
Ариэль сделала маленький глоток, стараясь спрятать разочарование.
– Да, именно так.
– Но ты сама довела меня до безумия, – продолжал Зик, – делая вид, что тогда у нас ничего не было.
– По большому счету, ничего и не было.
– Но у нас появилась Кэмерон!
– Ты прав, – после небольшого молчания согласилась она. – И я прошу прощения. Не следовало пытаться преуменьшать то, что было. Бесчестно по отношению к нашей дочери показывать, что она зачата не в любви.
Они долго смотрели друг на друга, балансируя на грани… чего-то. Какого-то потрясающего открытия или пугающего признания…
– Любовь была, не так ли? – произнес Зик, и его темные глаза требовали ответа.
Ариэль взглянула на свой бокал, не давая воли внезапно подступившим слезам.
– Тогда я думала так.
– И я. – Зик вздохнул и повторил с жаром:
– Да, черт возьми, и я.
Он залпом опрокинул в себя остаток бренди и со стуком поставил бокал на стол. Ариэль испуганно смотрела на него и ждала, что будет дальше. Зик протянул через стол руку, ладонью вверх.
– Ради нашей дочери и прежней любви. Мир?
Ариэль колебалась. Затем и она отставила бренди и протянула руку.
– Мир.
Они сидели молча, крепко держась за руки и разглядывая друг друга. Словно встретились в первый раз. И все же – не совсем как в первый раз.
Она больше не невинность с широко распахнутыми глазами.
Он больше не задиристый молодой герой-любовник.
Сейчас они взрослые, их юношеская страсть умерена опытом и сердечной болью. Но притяжение между ними действует – оба почувствовали это, как удар тока, как искру, пробежавшую между ними и вызвавшую неистовый, быстро воспламенившийся пожар. Оба увидели это в разгорающихся маяках двух пар глаз – в небесно-голубых и карих. Обоих заполнило невысказанное желание, неослабевающая жажда и страсть, не угасшая за двадцать пять лет.
Ариэль попыталась спастись бегством, вырвать свою руку. Пальцы Зика сжались.
– Ариэль, – с болью прошептал он, и голос его звучал мягче и соблазнительнее, чем когда бы то ни было.
– Нет, – сказала она, но слово не более чем движение губ – ее рука по-прежнему послушно лежала в его руке.
– Ариэль, – произнес Зик громче и потянул к себе ее руку.
– О нет, – прошептала она, но, как марионетка, которую хозяин дернул за ниточки, подошла к нему.
– О Боже, Ариэль!.. – простонал он, заключая ее в объятия.
Она прильнула к нему, неосознанно ища тепла, и он крепко прижал ее к себе. Она начала гладить широкую спину Зика, испытывая невыразимое блаженство от его сильного, мужского тела, прижатого к ее мягкому, женскому. Их не мучили никакие воспоминания, сожаления. Все было здесь и сейчас. Жажда и страсть, неукротимый, переполняющий обоих жар.
Он приподнял руками ее голову для поцелуя, но она уже сама тянулась к нему, подставляя губы. Они попробовали друг друга хищным, открытым ртом, а потом их губы, влажные и жаркие одновременно, слились в жадном поцелуе. Ариэль застонала и приподнялась на цыпочки, чтобы крепче прижаться к нему губами.
Руки Зика скользнули по спине и подхватили ее под ягодицы, чтобы приподнять ее тело.
Ариэль вздрогнула, физически ощутив его возбуждение, и в панике уперлась руками в его грудь и оттолкнулась.
– Зик. Зик, стой…
Он же хотел продолжить поцелуй.
Она изогнулась, стараясь выскользнуть из его объятий, но Зик лишь крепче сжал руки. Прошло несколько мгновений, прежде чем он поднял голову.
– Ариэль?
– Пусти меня, Зик. Пожалуйста.
Он скользнул руками по ее талии и ослабил захват.
– Что случилось? – спросил он, уже зная ответ.
Она передумала, хотя он бы предпочел обратное. Мысли только мешают в такой ситуации.
– Это не должно было случиться, – проговорила Ариэль, подтверждая его худшие подозрения.
– Но случилось, – произнес он с неопровержимой мужской логикой.
– Это не должно было, случиться, – повторила она более резко. – И мы оба знаем, как все это глупо и неправильно.
Зик улыбнулся и попытался обнять ее крепче, инстинктивно прибегая к чарам и лести.
– Ну почему ж неправильно? – промурлыкал он.
– Ах, я и забыла, что для тебя нет ничего неправильного, когда доходит до секса! – Ее голос звенел, как колючие льдинки. – Но некоторые из нас более разборчивы. Так что пусти меня!
Уязвленный ее холодностью, Зик подчинился.
– Ты никогда не была такой ледяной, – дрожащим голосом проговорил он.
– Я никогда не была много чем. – Она скрестила на груди руки, поеживаясь, словно от холода. – Но это было до того, как я нашла мужчину, который клялся мне в любви, в постели с другой женщиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Если бы юность знала... - Скулер Кэндес

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Если бы юность знала... - Скулер Кэндес


Комментарии к роману "Если бы юность знала... - Скулер Кэндес" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100