Читать онлайн Если бы юность знала..., автора - Скулер Кэндес, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если бы юность знала... - Скулер Кэндес бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если бы юность знала... - Скулер Кэндес - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если бы юность знала... - Скулер Кэндес - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скулер Кэндес

Если бы юность знала...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Ужин будет немного раньше, чем ты привык, папа, – предупредила Кэмерон несколько дней спустя, поймав его по телефону.
– Насколько раньше?
– В шесть. Родители Майкла должны будут уехать до темноты. И у Майкла до конца месяца ночные дежурства в больнице. Он взял две смены, чтобы заработать двухнедельный отпуск на наш медовый месяц. Значит, ему тоже нужно уехать раньше. Мама велела передать всем, что она подаст закуски точно в пять тридцать.
– Точно? – кисло произнес Зик.
– Точно, – передразнила Кэмерон его тон. – Так что не опаздывай!
– Черт возьми, стоит один раз чуть опоздать, и…
В трубке раздались два щелчка.
– Это заработала моя вторая линия, – сказала Кэмерон. – Приезжай, папа. Увидимся вечером. Пока.
Зик не мог не улыбнуться, когда вешал трубку. Его дочь уже с детства просто фонтанировала энергией. В этом она была похожа на него: он тоже всегда имел по несколько неотложных дел. Из внешних черт Кэм унаследовала его глаза, а также решительный изгиб подбородка, но все остальное было от Ариэль: светлые золотистые волосы, тонкая кость, инстинктивный такт и дипломатичность. «Мама велела передать всем, что она подаст закуски точно в пять тридцать…»
Он готов был поставить на кон успех своей следующей картины, что Ариэль не говорила ничего подобного! «Скажи своему отцу, чтобы он не опаздывал снова!» – вот что было ближе к истине.
Он едва не собрался перезвонить своей бывшей жене и попросить ее лично повторить то, что она сказала, но решил, что этот его шаг ни к чему хорошему не приведет. Она будет изысканно вежлива, исключительно любезна и утонченно презрительна, как метрдотель в роскошном ресторане.
За последние двадцать пять лет их разговоры с Ариэль можно пересчитать по пальцам одной руки – включая и тот момент, когда они обменивались клятвами на собственной свадьбе. Сообщение о рождении дочери доставил ему высокооплачиваемый адвокат через три дня после свершившегося факта. В том же конверте лежали бумаги на развод. И там же, среди прочей юридической казуистики, имелась запись, что он отказывается от всех попечительских прав на свою новорожденную дочь. От него требовалось только одно – подписать бумаги.
– Об этом не может быть и речи! Абсолютно! Черт возьми, я не откажусь от моей дочери! – кричал Зик, стуча, для убедительности, кулаком по стене. – За кого вы, черт возьми, меня держите? – гневно вопрошал он у сохранявшего невозмутимый вид адвоката.
– За того, очевидно, – терпеливо объяснял тот, – кто не раздумывая откажется от попечительства над дочерью, которой ни разу не видел. Здесь записано, – он указал на лежавшие на столе документы, – что вы ни разу не виделись со своим ребенком.
– Это вина Ариэль, а не моя! Ариэль и ее матери! – с горечью добавил Зик.
– Я бы согласился с ней от начала до конца, если бы говорил что-либо подобное!.. И я пытался увидеть ребенка, как только узнал о рождении, но меня не пустили дальше порога. Они держали ее в частной клинике, и мое имя не значилось в списке разрешенных посетителей. Я ее отец, черт возьми, и я имею право видеть свою дочь! Имею ведь? – спросил он адвоката.
– Да, конечно. Как отец ребенка, вы имеете законное право видеть ее.
– Но?.. – Зик со страхом смотрел на него.
– Вы и ваша жена, как сказал ваш агент, когда назначал эту встречу, состоите в раздельном проживании почти с момента свадьбы. Это так?
Зик неохотно кивнул. Раздельное проживание началось задолго до свадьбы, но, если Ариэль и ее мать хотят сделать вид, что после, он не будет возражать. Если только это не ущемит его право видеть дочь.
– Тогда справедливо предположить, что вы женились на мисс Ариэль Кэмерон лишь для того, чтобы узаконить ребенка, которого она носила.
– Нет, не справедливо, – твердо сказал Зик. Он заметил, куда уводят все эти вопросы, и это ему не понравилось. – Я просил Ариэль выйти за меня замуж прежде, чем узнал о ее беременности. И повторил предложение, когда узнал о будущем ребенке. Именно она… – Тут он остановился.
Даже сейчас, после всего случившегося, он не может предать Ариэль или сказать что-то, что выставит ее в дурном свете. Он не меньше виноват в их разрушенной жизни, чем она. Фактически больше. Он на четыре года старше и, надо полагать, мудрее. Ему следовало с большими терпимостью и пониманием относиться к ее страхам и колебаниям. Меньше горячиться и требовать. Возможно, все пошло бы по-другому.
– Наш разговор носит конфиденциальный характер, не так ли? – спросил Зик.
– Вы не станете повторять ничего из сказанного мною без моего разрешения, правильно?
– Все, что вы говорите мне, защищено от разглашения по закону. Ничто не выйдет из этой комнаты.
– Хорошо. – Зик вздохнул и пригладил обеими руками волосы, обдумывая, как лучше объяснить то, что и сам он, по правде говоря, не совсем понимает. – Мы с Ариэль встретились прошлым летом на съемках фильма «Дикие сердца» и… – влюбились друг в друга, хотелось сказать ему, но он произнес более нейтральное, – стали встречаться. Как оказалось, мы ошиблись в своих чувствах. – Зик совсем не весело усмехнулся. – Приходится признать, мать Ариэль была в этом права. Но перед тем, как все рухнуло, Ариэль обнаружила, что беременна. Она почувствовала себя… в ловушке, так, думаю, лучше всего можно описать ее состояние. – По крайней мере именно так говорила ему мать Ариэль – сама она отказывалась с ним разговаривать. – И в конце концов она согласилась на брак, решив, что это единственный способ избежать большого скандала.
– Скандал по поводу внебрачной беременности? Сегодня? В Голливуде?
– Да, конечно… Но можем ли мы видеть любимицу Америки незамужней матерью? – саркастически произнес Зик. – Послушать ее мать, люди бы стали судачить и подсчитывать месяцы, но как только мы поженимся – кому какое дело? Тогда это будет старой новостью. Ребенок получит имя, и карьера Ариэль не пострадает от дурной славы, потому что она уже замужем за отцом ребенка. – Он пожал плечами. – Множество людей спят вместе до дня свадьбы, так что невелико дело. И мы согласились… – на самом деле Ариэль и ее мать настояли на этом, и он согласился, потому что не видел другого выхода, – что после свадьбы будем жить раздельно, а после рождения ребенка Ариэль возбудит дело о разводе.
– И что же, при составлении этого соглашения вы отказались от родительских прав или их части?
– Нет, разумеется. Мы никогда не обсуждали вопрос о том, что я откажусь от права быть отцом моего ребенка. Наоборот: я отчетливо помню, что сказал матери Ариэль… – не самой Ариэль, потому что та избегала прямого общения с ним, – что я намерен участвовать в воспитании моего ребенка.
Адвокат кивнул и сделал заметку в лежавшем перед ним блокноте.
– Есть ли что-нибудь в вашем прошлом, что ваша жена могла бы объявить неприемлемым или опасным для ребенка? Например, алкоголь, наркотики? Случаи насилия? Сексуальные извращения?
– Нет, ничего, – твердо сказал Зик. Потом добавил:
– Правда, я курил «травку» несколько раз. А кто не курил? Но Ариэль не…
Он в ужасе остановился: Ариэль, может быть, не использует это против него, но Констанс – непременно! А Ариэль настолько под каблуком у матери, что позволит ей. Нет, это у них не пройдет!
– Я отец малышки и намерен им остаться! – страстно произнес Зик. – И если Ариэль или ее мать будут травить меня, я устрою скандал. Я превращу маленькую любимицу Америки в продажную женщину, если понадобится…
Ариэль не стала травить его. Вместо этого адвокаты составили и подписали соглашение о совместной опеке. Первое время, пока Кэмерон была совсем младенцем, Зику разрешалось посещать ее в особняке Ариэль на Беверли-Хиллз по часу три раза в неделю.
Именно там, в веселенькой желто-белой комнате, под неусыпным взором сиделки в униформе он впервые взял дочь на руки. Она была крошечной, без волосиков, с огромными серьезными темными глазами и розовыми губками. Малышка с интересом разглядывала его, словно пытаясь вычислить, кто же этот новый человек в ее жизни. А затем, очевидно удовлетворенная увиденным, доверчиво закрыла глаза и уснула. И Зик окончательно и бесповоротно влюбился в нее.
Когда Кэмерон подросла и стала менее зависима от матери, Зик получил возможность проводить с ней больше времени. Теперь они могли быть вместе целый день, потом – уик-энд, а затем – в течение недели. После успеха «Диких сердец» его кинокарьера пошла в гору, и Зик купил домик в Малибу и перестроил его в соответствии с потребностями ребенка. Он учил дочь плавать, кататься на серфинге по волнам Тихого океана. Он заплетал ей косы, помогал с уроками, знакомился с ее мальчиками, а при необходимости бывал и строг с ней. Зик удивлялся тому, что им с Ариэль удалось воспитать счастливого, уравновешенного, уверенного в себе ребенка – несмотря на то, что они никогда не оказывались вместе в одной комнате и редко разговаривали, даже по телефону.
Кэмерон, очевидно, восприняла эти странные отношения между ее родителями как совершенно нормальные. Ее, кажется, никогда не беспокоило, что мать и отец по очереди ходят на родительские собрания или что меняются по праздникам или что у нее два дома, с разным распорядком. Она не нервничала из-за того, что в подобранном матерью выпускном платье ей надо было ехать на другой конец города, чтобы и отец мог сфотографировать ее в нем. Она не выражала ни протеста, ни несогласия, когда родители приехали порознь на выпускной вечер в школе, сидели в противоположных концах зала и уехали, не обменявшись ни словом.
Кэмерон никогда не устраивала истерик. Никогда не скулила, не капризничала и не пыталась заставить родителей чувствовать свою вину за то, что все так получилось. Единственный раз она попросила их сотрудничать по совершенно особенному случаю.
По случаю ее свадьбы.
Именно поэтому, подумал Зик, ему лучше перестать упрямиться и начать готовиться к вечеру заранее. В конце концов, что плохого там может случиться? Рядом с ним все время будут Кэмерон и Майкл. И родители Майкла. И Элеонора, снующая туда-сюда с посудой. Ему придется выдержать три, максимум четыре часа вежливого презрения своей бывшей жены. Конечно, он сможет сдерживать себя столько времени. Хотя не совсем ясно, от чего.
Зик уже почти убедил себя, что чувство, которое он испытал в офисе свадебных консультантов, совсем не то, что он подумал. Не может он по-прежнему любить Ариэль после двадцати пяти лет разлуки. Если вообще любил когда-нибудь… Его чувства тогда были сильны и неистовы, но не были ли это чувства горячего двадцатидвухлетнего самца, дорвавшегося до женщины и секса? Тем более до запретной женщины и тайного секса? Нет, он не влюблен в нее. Во всяком случае, сейчас.
Он нервно провел рукой по волосам.
Нет, определенно не влюблен.
Скорее всего, был просто шок от встречи с ней, говорил он себе. Шок и сладко-горькие воспоминания… В конце концов, Ариэль не просто одна из самых красивых женщин, каких он только видел, но и тот тип женщин, который больше всего нравился ему.
Даже тогда, в 1970-м, Ариэль, будучи еще девочкой, уже соответствовала этому типу. А название ему – шикарная дама.
Он часто подумывал, что его жизнь была бы намного легче, довольствуйся он какой-нибудь простой, смешливой, доброй и приятной женщиной, которая жила бы лишь для удовольствия мужа. Видит Бог, таких женщин множество в Голливуде. И, честно говоря, он пробовал заводить отношения именно с ними, но длились они недолго. Простушки скоро надоедали ему до слез. Подобно сценической роли или сделке – или самой жизни, – женщина интересовала его, пока представляла загадку.
Но дело все в том, что Ариэль оставалась для него загадкой – эта самая шикарная из шикарных дам; холодная, неприступная леди. И удар, который он ощутил при виде нее, был не в сердце, а по его гордости.
Ну хорошо, он не собирается ничего делать, чтобы успокоить ущемленную гордость, говорил он себе. Попыток очаровать свою бывшую жену и затащить ее к себе в постель, просто чтобы доказать, что оба они еще что-то могут, не будет.
С такой твердой мыслью Зик взглянул на часы и снова потянулся к телефону. Еще есть время для нескольких звонков, решил он. Погрузившись в работу, он всегда забывал о неприятностях. Или избегал неприятностей. Связанных, как правило, с женщинами.
Спустя два дня после их свадьбы с Ариэль (настоящего фарса!) он начал работать над своей второй картиной. Премьера фильма состоялась в ту же неделю, когда он получил «Оскара» за «Дикие сердца» в номинации «Лучшая мужская роль». За Зиком Блэкстоуном закрепилась репутация горячего молодого киногероя. Первый опыт режиссуры он предпринял, когда его второй брак – с блестящей красавицей адвокатом – начал разваливаться, всего через два года после свадьбы. Он проглотил эту горькую пилюлю и организовал собственную кинокомпанию. Успешная карьера, конечно, не восполняла его ущербной семейной жизни, и Зик это понимал.
Так, похоже, он опаздывает…
Было без четверти пять, когда он закончил с делами. Ругаясь на себя, Зик бросился в ванную, принял душ, побрился и оделся в рекордно короткое время. Из квартиры он выбежал, как школьник, проспавший первый звонок.
Родители Майкла были врачами. Отец вел частную практику, а мать работала научным сотрудником в медицинском институте. Оба были в восторге от будущей невестки – и слегка нервничали из-за встречи с ее знаменитыми родителями. Но добродушная, свойская улыбка Зика и гостеприимство Ариэль сразу же успокоили их. Вскоре все сидели за обеденным столом и разговаривали как добрые старые друзья.
– Майкл рассказывал, как вы познакомились, – сказала, обращаясь к Кэмерон, ее будущая свекровь.
Та улыбнулась.
– Да, мне пришлось везти в «Скорую помощь» одну из секретарш, которая едва не отрезала себе палец ножом. Майкл в тот день дежурил. И он попросил меня о свидании, пока зашивал рану. Я была столь потрясена, что согласилась не раздумывая.
Отец Майкла подмигнул сыну и похлопал его по плечу.
– Быстрая работа, сынок.
– Мне не оставалось ничего другого, – внес свою лепту в рассказ Майкл. – Пока я шил палец той девочке, Кэми стояла рядом вся перепачканная кровью, но спокойная, как бывалая хирургическая сестра. – Он слегка улыбнулся и накрыл рукой руку Кэмерон. – Уж точно, не попроси я о свидании, опередил бы один из этих клоунов на станции. Вы даже не представляете, как трудно найти подругу, которая не валится в обморок при виде крови и игл…
– Кстати, об обмороках, – засмеялась его мать, – посмотрел бы ты на своего отца, когда он впервые резал труп в анатомичке.
– Сондра! – возмущенно откликнулся Дэн Эверетт. – Майкл слышал эту историю раз десять.
– Глаза закатились, и он рухнул, где стоял…
– Так вы и познакомились? – спросила Кэмерон.
Сондра покачала головой.
– Нет, мы были назначены в пару еще на лабораторных занятиях по биологии в медицинской школе.
– И остаемся парой с тех пор, – нежно прибавил ее муж.
Вот она, настоящая любовь! – подумал Зик, глядя на будущих родственников. Глубокая, спокойная и преданная любовь – такая, какой она и должна быть, без сцен и истерик. Их же отношения с Ариэль сразу осложнились проблемами. Его проблемами. Ее проблемами. Их проблемами.
Да они и сошлись-то, мало что зная друг о друге. Просто классический случай легкомыслия. Он – молодой актер из Нью-Йорка без большого сценического опыта, и она – юная телевизионная звезда со списком обязательств, длинным, как ее руки. Он был задирист и самонадеян, полон бравады, чтобы скрыть собственную неуверенность. Она – мила, застенчива и любопытна. Вот вам Ромео и Джульетта, да еще стерегущий дракон в виде ее матери… Черт возьми, почему они решили, что влюблены?! И удивился ли кто-нибудь, когда они расстались, едва была отснята последняя часть фильма?.. – А как вы встретились? – спросил Дэн, глядя то на Зика, то на Ариэль.
Зик бросил взгляд на другой конец накрытого стола, где восседала его бывшая жена, и безмолвно уступил ей право отвечать.
– Мы познакомились на работе, – ответила Ариэль, стараясь говорить так, будто речь шла об обычной работе в офисе.
– Они снимались в «Диких сердцах», – уточнила Кэмерон. – Это был их самый первый фильм. Папа получил за него «Оскара» в номинации «Лучшая мужская роль».
– «Дикие сердца»?! – воскликнула Сондра. – Боже мой, я видела его на прошлой неделе в телевизионной серии американской киноклассики!.. Он всегда был одним из моих любимых фильмов. Как романтично!.. И какой романтичный способ знакомства!..
– Боюсь вас расстроить, но вся романтика остается на экране, – произнесла Ариэль, элегантно пожав плечами. – Съемки же далеко не так романтичны.
– Осмелюсь не согласиться, – заявил Зик. – Была и романтика… – Он блеснул своей миллионодолларовой улыбкой. – Помните ту сцену, когда Лаура и Джадд впервые целуются? Ту, где она выходит из магазина, а он сидит в стороне на своем «Харлее» и дожидается ее? – Вопрос был адресован Сондре Эверетт, но, безусловно, предназначался бывшей жене. – Это была самая первая сцена, в которой мы снимались. Мы только что познакомились, и Ханс Остфилд, наш режиссер, решил, для большей достоверности, снять ту сцену первой, пока мы с Ариэль еще не узнали друг друга. В общем, ухватить нервозность первого поцелуя и все такое… Ну, мы тогда и понервничали! Помнишь, Ариэль? – Он устремил горящий взгляд на свою бывшую жену. – Получилось так… романтично… – Он поколебался, подбирая точные слова. – Ариэль забыла свою роль… И я тоже… О том, что случилось со мной, вряд ли уместно вообще рассказывать здесь, – прибавил он с плутоватой усмешкой.
Ариэль резко встала.
– Пойдемте выпьем еще у бассейна, – предложила она, бросая на бывшего мужа взгляд, способный заморозить кипящую лаву.
– Ой, нет, нам пора собираться, – проговорила Сондра Эверетт.
– Боюсь, мне тоже пора ехать. – Майкл отодвинул свой стул и встал. – Перед дежурством я должен еще переодеться, – объяснил он с очаровательной улыбкой. – К сожалению, Кэми уедет со мной, поскольку мы приехали на ее машине.
Все быстро засобирались. Буквально через минуту Ариэль, стоя в открытых дверях, уже напутствовала гостей:
– Осторожнее на дороге, и спасибо, что приехали.
Закрыв за ними дверь, она прислонилась к ней головой. Хорошо, что вечер наконец закончился! Но предстоят еще ответный ужин и сама свадьба. А затем прием с демонстрацией семейного единства и сотрудничества. Однако меньше чем через месяц Кэмерон и Майкл поженятся и уедут в свадебное путешествие, и она сможет снова делать вид, что бывшего мужа не существует. До этого времени ей просто нужно найти способ справиться с его… с его неизбежным, но раздражающим присутствием.
Оттолкнувшись от двери, она побрела через дом, автоматически выключая по пути свет в прихожей, гостиной, в коридоре, в небольшой столовой, выходящей окнами на бассейн. Она хотела убрать со стола, поплавать в бассейне и лечь спать. Так легче заснуть.
Иногда.
В других случаях – обычно – Ариэль заканчивала тем, что читала, пока не роняла книгу или рукопись очередного сценария. Она обнаружила, что сценарии могут служить прекрасным снотворным, не вызывающим побочных эффектов. Подойдя к двери столовой, Ариэль услышала тихий звон посуды и ускорила шаг. Придется преодолеть еще одно препятствие, прежде чем она останется наедине со своими мыслями и ночью. Взять еще один барьер и Победить. Расправив плечи для грядущей баталии и выставив вперед подбородок, она шагнула в столовую.
– Хотелось бы мне знать, что ты здесь делаешь? – строго спросила она у бывшего мужа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Если бы юность знала... - Скулер Кэндес

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Если бы юность знала... - Скулер Кэндес


Комментарии к роману "Если бы юность знала... - Скулер Кэндес" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100