Читать онлайн Обрученная с мечтой, автора - Скотт Тереза, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обрученная с мечтой - Скотт Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обрученная с мечтой - Скотт Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обрученная с мечтой - Скотт Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Тереза

Обрученная с мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Бренд провел бессонную ночь на корабле. Несколько раз он всматривался в море и лес, хотя поставил людей нести вахту. Неустанно шагая по палубе, он смотрел в темноту, но так ничего и не увидел. Откуда же эта странная тревога, непонятное беспокойство? Он непрестанно искал причины и не находил. Может, дело в скрелингах? Он ведь знал только Уинсом и Зовущего Птиц, но в лесу жили и другие, те, кто не задумается напасть на корабль и перебить людей.
Однако в лесу было все спокойно. И тихо. Бренд еще раз обернулся к морю, и сердце его упало. Кажется, на горизонте мелькнул огонек. Бренд мигнул, и все исчезло. Сердце снова забилось ровнее, но Бренд, не двигаясь, продолжал глядеть во мрак. Шло время. Ничего. Должно быть, просто показалось. Бренд постоял еще немного и наконец, зевнув, улегся на палубе, между громко храпевшими матросами, забрался поглубже под одеяло и смотрел на мерцающие звезды, пока глаза не начали сами собой закрываться. Но даже сны были тревожными. Он все время видел мириады цветных огней в море, хотя твердо знал, что там их быть не может.
Уже на рассвете ему приснилась Фрейда, смеющаяся ему в лицо, и Бренд, мгновенно пробудившись, потряс головой, чтобы немного прийти в себя и стряхнуть остатки кошмара. Постепенно ему удалось успокоиться, но на душе по-прежнему было тяжело.
Чтобы заняться чем-то, Бренд сел в лодку, добрался до берега, вырыл в песке яму для костра, наловил рыбы и приготовил плотный завтрак для команды. Скоро появятся Уинсом и Зовущий Птиц, чтобы отвести его в свою деревню. После этого он, наконец, сможет отправиться на поиски Торхолла Храброго и забудет скрелингов и те странные чувства, которые они будили в нем.


– Тихо, – прошипела Фрейда. – Нельзя, чтобы они нас услышали!
Свен, Ульф и несколько других поселенцев Стромфьорда прятались за деревьями на гребне скалы. Далеко внизу лежала индейская деревня, с ее странными высокими жилищами. Восходящее солнце окрасило в розовый цвет островерхие крыши. Фрейда злорадно хмыкнула при виде мирного поселения и, вытерев со лба пот, неловко повернулась, оберегая выступающий живот. Как надоела эта беременность! Одни неприятности от нее. Фрейда не ожидала, что этот набег обернется такими трудностями. Конечно, можно было предвидеть, что она уже не сумеет сражаться с былой ловкостью, но почему-то каждый шаг давался с трудом.
Судорога боли скрутила живот. Нет, подумала она, проклятье! Только не сейчас! Погоди еще немного. Позволь снести эту жалкую деревушку с лица земли, а потом можешь появиться на свет!
Но что, если она зря волнуется? Это ее первый ребенок, и, когда он родится, она будет точно знать, как это бывает. Скорее всего, она зря тревожится.
– Торвальд, – прошипела она. – Торвальд!
Где муж? С тех пор, как она задумала этот набег, он вел себя как-то странно. Пришлось заставить Торвальда идти с ними. Он хотел лишь одного – лежать на постели и строгать никому не нужные деревяшки. Но муж был нужен Фрейде, и она настояла на своем. Правда, он отказался подняться на борт, и Фрейда приказала воинам нести его. Муж думал таким способом принудить жену оставить его в Стромфьорде. Ну что же, он ошибся. Фрейда велела Свену и Ульфу тащить Торвальда на борт, не обращая внимания на вопли и стоны.
Идея последовать за этим глупцом Бьорнсоном поистине оказалась блестящей! Фрейда, не выпуская из виду яркий парус «Победителя Драконов», не могла поверить собственной удаче. Бьорнсон поплыл на юг, а не на север, как должен был, если бы намеревался отправиться в Гренландию. Значит, решил сначала отвезти скрелингов в деревню. На такое она даже надеяться не смела! Какой же дурак этот Бьорнсон, красив, но безнадежно лишен разума. Ему следовало бы взять женщину с собой в Гренландию, выбросив ее брата за борт и покончив с ним раз и навсегда. Но нет, никчемное благородство заставило викинга отвезти ее и ее упрямого братца в деревню. Что же, тем лучше для Фрейды. Она покончит со всеми разом.
Вскоре после отплытия Бренда Фрейда со своими людьми последовала за ним на другом корабле, стараясь не попасть в поле зрения викинга. Заметив, в каком месте «Победитель Драконов» бросил якорь, Фрейда велела сделать то же самое. Она и ее воины пробрались по лесу к тому месту, где расположилась лагерем команда Бренда. Они не успели выследить, куда делись скрелинги, но Фрейда приказала Свену и Ульфу идти на разведку. Не зря судно Бьорнсона пришвартовалось именно в этой маленькой бухте, должна быть какая-то важная причина!
Свен и Ульф вернулись с радостной вестью: деревня скрелингов совсем недалеко. Люди Фрейды хотели напасть на нее немедленно, и потребовалась вся власть и сила великанши, чтобы убедить их не делать этого. Когда наступили сумерки – в этих местах летние ночи были совсем коротки, – Ульф повел Фрейду и остальных воинов через лес, к гребню скалы, где они и стали выжидать подходящего момента.
Фрейда любовно провела кончиком пальца по острию топора, топора, унесшего жизни шестерых мужчин и троих женщин за все то время, пока он находился в ее владении. По руке Фрейды поползла тонкая красная струйка. Ну что ж, верное оружие сегодня вдоволь напьется крови, возбужденно подумала Фрейда и позвала мужа:
– Торвальд!


Уинсом, сонно потягиваясь, выбралась из меховых покрывал, оделась и, все еще не в силах прийти в себя, вышла из вигвама и направилась к реке. Может, холодная вода освежит ее.
Она подошла к кромке песка и протянула руку, чтобы коснуться зеркальной глади, но неожиданно замерла. Что-то было не так.
Подняв голову, девушка осмотрелась. На первый взгляд, все выглядело как обычно. Во всех семи вигвамах, составляющих поселок, было тихо. Конечно, еще слишком рано, никто не проснулся, но не это было причиной неприятного чувства, внезапно овладевшего Уинсом. И тут она поняла, в чем дело. Птицы молчали. Она всегда просыпалась от их песен. Но не сегодняшним утром.
Уинсом еще раз осторожно огляделась. Лес стоял спокойный и молчаливый. В деревне не было видно ни одного человека.
Она вышла на берег и бесшумно пересекла лужайку между рекой и деревней. И тут же ужасные оглушительные крики, от которых кровь застыла в жилах, приковали ее к земле. Из лесу высыпали именно те, единственные, кого она боялась больше всего на свете. Стормфьордцы!
Нет, взмолилась она про себя. Этого не может быть!
Но невозможное случилось. Вопящая орда белокурых насильников в шлемах и кольчугах ринулась с холма на мирную деревню и на глазах у ошеломленной Уинсом начала рубить топорами жилища из веток и коры. Крики женщин и детей, стоны умирающих мужчин звенели в чистом утреннем воздухе. Уинсом в панике озиралась, не зная, что делать. Северяне были повсюду.
Индейцы вырывались из жилищ и бежали к реке. Уинсом наконец поняла, что происходит, и какая-то холодная рассудительная частичка ее разума взяла верх.
– Сюда! – позвала она, и маленькая группа до смерти перепуганных женщин и детей последовала за девушкой. Уинсом мчалась под спасительное прикрытие леса, не обращая внимания на хлеставшие по лицу ветви, остальные немного отстали.
Думай! Думай! – приказывал этот спокойный голос в голове. Пещеры! Веди их в пещеры!
Уинсом никогда в жизни не неслась так быстро. Ноги почти не касались земли, словно она не была калекой. Наконец, задыхаясь, пугливо оглядываясь в страхе перед погоней, она привела женщин и детей в самую большую темную пещеру и забралась в самую глубь, моля богов о защите. Если кто-то из преследователей проследил, где индейцы нашли убежище, несчастных ждет ужасная смерть, потому что из пещеры не было другого выхода. Плачущие матери, наспех успокаивая хныкавших малышей, окружили Уинсом. Она посадила на колени маленькую девочку, погладила по голове, пытаясь хоть немного утешить остальных. Постепенно все стихло, некоторые дети уснули, женщины перестали обмениваться тревожными взглядами, хотя до деревни было довольно близко, и сюда доносились крики и шум битвы.
Только сейчас Уинсом сообразила, что среди собравшихся в пещере не было матери. Зовущий Птиц, конечно, помогает оборонять деревню. Уинсом, вне себя от тревоги, могла только ждать и молиться Великому Духу за любимых мать и брата.
Сколько еще им придется здесь пробыть, без воды и еды? Детей покормить нечем…
Девочка, сидевшая у нее на коленях, обмякла, и Уинсом осторожно положила спящего ребенка на землю, рядом с матерью, а сама села рядом, прислушиваясь к лихорадочному стуку своего сердца.
Шум постепенно стих, и пещера наполнилась запахом дыма. Пожар! Враги подожгли деревню! Все запасы на зиму сгорят! Как они теперь будут жить? От любовно украшенных жилищ остался лишь пепел! Все, все уничтожено!
Чувство полной безнадежности охватило Уинсом, и девушка разрыдалась. Но в это мгновение свет померк – вход в пещеру загородила чья-то гигантская фигура. Уинсом подняла голову и осознала, что все кончено. Сейчас она умрет. Смерть, наконец, настигла ее, и теперь она встретится с Великим Таинственным Духом. О, как ужасно, что именно она привела к своему народу безжалостных убийц-чужеземцев.
С трудом поднявшись, Уинсом гордо взглянула в лицо завоевателя. Луч солнца ударил в лицо, и девушка не сразу узнала резчика по дереву. Вспомнив, как он дрался с Брендом – злобно, грубо, насмерть, – она поняла, что ждать милости нечего. Но, может, он пощадит хотя бы детей? Она уже хотела броситься на колени, умолять, но, еще раз посмотрев на него, онемела и безмолвно склонила голову, ожидая смертельного удара.
– Ты, – выдохнул Торвальд, уставясь на индеанку. Что-то в ней показалось ему знакомым: широкое платье из оленьей кожи, непокорная масса длинных красноватых волос, гордая осанка. Это та женщина, которую Фрейда заточила в каземат.
– Пойдем, – велел он. Какой прекрасный способ насолить Фрейде! Вот разозлится, когда увидит, что эта скрелинг осталась в живых! И он, Торвальд, позаботится о том, чтобы она не погибла! У него на нее виды! Грандиозный план!
Торвальд оглядел изящную фигурку девушки, стоявшей перед ним с опущенной головой.
«Ja, – подумал он, – возьму ее с собой, сделаю наложницей и покажу этой холодной расчетливой суке, называющей себя моей женой, что совсем не нуждаюсь в ней!»
Он улыбнулся Уинсом, и та, не дождавшись смерти, наконец подняла глаза и заметила эту улыбку. Кажется, он не собирается прикончить ее, и детей тоже. Она нерешительно шагнула вперед.
Торвальд кивнул.
– Пойдем, пойдем. Я защищу тебя.
Уинсом оглянулась на замерших женщин. Их расширенные темные глаза, словно зеркала, отражали проникающий в пещеру свет. Показав на них, она умоляюще посмотрела на Торвальда.
– Защитить, ja?
Несмотря на страх, она сама удивилась, что еще способна помнить слова чужого языка.
Раздавшиеся поблизости вопли привели ее в отчаяние.
– Защитить, ja? – настойчиво повторила она, уже громче.
Крики становились все более угрожающими, но Уинсом уже было все равно. Она должна, должна спасти женщин и детей!
Торвальд окинул взглядом прекрасное умоляющее лицо и, самодовольно ухмыльнувшись, почти неуловимо кивнул. Только теперь Уинсом осмелилась перевести дух и, осторожно отняв руку, обернулась к женщинам.
– Нас всех взяли в плен, – объяснила она. Толпа стромфьордцев, ворвавшаяся в пещеру, служила подтверждением ее слов.
– Но не думаю, что они нас убьют. Пойдем.
Индеанки разбудили детей, вытерли глаза и побрели навстречу своей судьбе. Уинсом, прихрамывая, плелась позади, и Торвальд, как ни странно, с удивительной нежностью поддерживал ее под руку.
При виде разрушенной деревни девушке захотелось плакать. Обугленные скелеты тлеющих вигвамов возвышались над ней, повсюду разбросаны вещи, меха, битые горшки. Несколько окровавленных трупов, над которыми вились мухи, лежали поодаль в уродливых позах.
В самом центре деревни стояла Фрейда: обнаженная грудь тяжело вздымалась. Женщина размахивала топором, грозя каждому, кто осмеливался взглянуть в ее сторону. Рядом с ней лежали три безжизненных тела: двое мужчин и женщина.
– Еще! – внезапно испустила она дикий крик. – Еще! Хочу убива-а-а-ть!!
Уинсом вздрогнула при виде обезумевшей великанши. Порванное платье и обнаженная грудь делали ее еще более устрашающей. Но в этот момент Фрейда уронила топор и, согнувшись, схватилась за живот. Девушка поняла, что у нее начались схватки. Но женщина тут же выпрямилась и снова схватила топор, что-то неразборчиво выкрикивая.
Уинсом покачала головой и, отвернувшись, постаралась отойти. Женщины-индеанки жалобно плакали. Казалось, кроме них, в живых никого не осталось. Неужели всех беотаков успели уничтожить? Или кое-кто успел скрыться в лесу?
Торвальд гнал пленников, словно скот. Они как раз проходили мимо вигвама Шебоуит, и Уинсом начала лихорадочно осматриваться в поисках матери, но так и не увидела ее. Надежда затеплилась в сердце девушки. Может, Шебоуит удалось спастись? Но Уинсом тут же тяжело вздохнула. Как могла пожилая медлительная женщина убежать от молодых сильных воинов? А Зовущий Птиц? Где он? – Девушка вынудила себя осмотреть каждый труп, и, хотя сердце ее разрывалось от жалости, крошечный огонек надежды вновь вспыхивал в душе каждый раз, когда оказывалось, что это не брат. Но тут она с ужасом увидела тело Зовущего Птиц. Он лежал вверх лицом позади обугленного остова материнского вигвама. Уинсом отвернулась, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Ей хотелось одного – умереть, уйти навсегда, забыться. С таким трудом вымоленная у резчика по дереву жизнь казалась бессмысленной и ненужной.
Она еще раз всмотрелась в Зовущего Птиц, и сердце радостно встрепенулось. Его рука вздрогнула. Еле заметно, но шевельнулась!
Испугавшись, что стромфьордцы могут заметить, куда она смотрит, Уинсом отвернулась и прошла мимо, не оглядываясь. Но искушение было слишком велико. Она повернула голову и изумленно сморгнула. Зовущий Птиц исчез! Что случилось? Неужели смог уползти подальше от убийц?
Торвальд молча подтолкнул девушку, и она поспешно двинулась вперед, вновь гадая, какая участь ее ожидает. Туман боли от потери всего, что она любила, окутал Уинсом, и она ничего не замечала, пока не оказалась среди плачущих пленниц, окруженных завоевателями. Толпа собралась у самого начала тропинки, ведущей к реке.
Фрейда, не обращая внимания на то, что тяжело свисающие полные груди раскачиваются из стороны в сторону, приблизилась к Торвальду.
– Много пленников, муж мой! Хорошо! Что ты хочешь делать с ними?
– Отвезти в Стромфьорд, – коротко ответил он. Фрейда нахмурилась, пренебрежительно оглядывая рыдающих индеанок.
– Думаю, помощь нам не помешает, – неохотно признала она. – В поселке не хватает служанок, и рабы всегда пригодятся.
Но тут пылающие злобой голубые глаза остановились на старавшейся затеряться среди остальных Уинсом.
– Только не эта! – вскрикнула Фрейда и, подняв топор, бросилась на девушку. – Я убью тебя! – с кровожадной радостью воскликнула она и уже хотела было опустить острое лезвие на голову беззащитной пленницы, но Торвальд вырвал у нее окровавленное оружие.
– Nej! Она моя! И принадлежит только мне!
– Что?! – взвизгнула Фрейда, но приступ боли вновь согнул ее.
– Проклятье Тора на моем теле, – вскрикнула она. – Почему он сделал меня женщиной? У этого ребенка разума не больше, чем у его отца, если решил появиться на свет в такое неподходящее время!
Невыносимая мука оледенила глаза женщины, руки судорожно сжимались и разжимались.
Но Торвальд равнодушно пожал плечами.
– Мне нет дела ни до тебя, ни до ребенка, – пробормотал ой. – Я знаю, он все равно не мой.
Фрейда переждала, пока пройдет очередная схватка, и медленно выпрямилась.
– Значит, сообразил все-таки, болван безмозглый? Она оглядела собравшихся поселенцев и, заметив, что Свен и Ульф с любопытством наблюдают за происходящим, торжествующе расхохоталась мужу в лицо.
– Мне нужен настоящий мужчина, не такой, как ты!
Даже Свен охнул, услышав столь невероятное оскорбление. Торвальд мгновенно вскинулся.
– Ты так думаешь? – бешено взревел он. – Слушай меня, бело-голубой дракон: я беру эту женщину в рабыни и никогда – ясно? – никогда и близко не подойду к твоей постели!
– Я убью ее, – засмеялась Фрейда.
– И пальцем не посмеешь тронуть! Она моя! – завопил Торвальд, потрясая кулаком перед лицом жены. – Попробуй только отобрать ее у меня!
Фрейда спокойно выжидала, пока шторм утихнет, зловеще, недобро ухмыльнулась и сдержанно ответила:
– Возьми ее. Она твоя.
Неожиданная капитуляция жены сбила с толку Торвальда. Он повернулся и зашагал прочь, таща за собой пленницу. Толстые пальцы безжалостно впивались в смуглую руку.
– Торвальд! – ласково окликнула Фрейда.
Он остановился, замер и, выждав несколько минут, обернулся, недовольно хмурясь.
– Я обязательно убью ее.
Помрачнев, как туча, Торвальд гневно уставился в улыбающееся лицо жены. Рука, сжимавшая меч, дрожала. Огромным усилием воли он взял себя в руки. Позже. Позже он найдет, как отомстить. Что-то пробурчав, Торвальд продолжил путь.
Уинсом, радуясь, что ее, наконец, уводят подальше от этой странной полураздетой женщины, не сводила глаз с объятых скорбью плачущих индеанок. О чем так горячо спорили муж и жена? Девушка знала, что речь шла о ней, но не могла разобрать смысла быстро произнесенных слов. Уинсом пожала плечами, довольная уже тем, что пока не увидит Фрейду.
– Вперед! Быстрее! – завопил Торвальд, встав во главе толпы пленников. Остальные мародеры уже направились к берегу.
Маленькая процессия двинулась вперед. Уинсом, проходя мимо тонкого деревца, схватилась за ствол. О, только бы отдохнуть несколько минут. Нога нестерпимо болела.
Взглянув на извилистую тропинку, спускавшуюся к реке, Уинсом неожиданно вспомнила о Бренде. Он ждет ее в конце этой самой тропинки.
И только тут ужасное озарение снизошло на измученную, испуганную девушку. Бренд все знал! Бренду Бьорнсону было заранее известно о нападении! Может, он сам все это и задумал!
Уинсом сжала пальцы в кулак и сунула в рот, чтобы не закричать. Ее предал человек, которому она доверяла. Горячая волна ударила в голову, к горлу подступила тошнота.
Бренд вернул ее домой, только чтобы показать дорогу этой кровожадной своре. Она невольно помогла уничтожить свой народ! Невыносимая боль скрутила внутренности, и Уинсом схватилась за живот. Перед глазами все поплыло, и девушка несколько раз споткнулась, с трудом удерживаясь на ногах. Она никак не могла заставить себя идти: оказалось, что переставлять одну ногу за другой слишком трудно, но все меркло перед необъяснимой жестокостью вероломства Бренда.
Наконец выведенный из себя Торвальд схватил ее за руку и потянул за собой.
– Ты, – объявил он, – пойдешь со мной.
И устремился вперед, волоча Уинсом за собой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обрученная с мечтой - Скотт Тереза



Индейцы и викинги! Какая чушь! И читать не хочется!
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаТатьяна
19.07.2012, 10.22





Есть многое, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам... А собствннно не столько чушь, ксколько чрезмерно все затянуто. Нудненько местами. Сократить до 10 глав и драйв появится. Идея -8, исполнение -3.
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаKotyana
28.07.2012, 4.18





очень плохая книга. Даже не дочитала. Индейцы, викинги, варварство какое-то.
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаТатьяна
4.04.2013, 11.02





Неплохо) А викинги действительно были первыми вступившими на землю индейцев европейцами. Правда не пытались углубиться в континент и узурпировать новые территории
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаПупсик
13.04.2013, 16.11





Скучно, неинтересно, совершенно не впечатлило. До того нудно, что не дочитала.
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаЛёля
14.12.2013, 21.11





советую прочитать !!
Обрученная с мечтой - Скотт ТерезаМила
8.01.2014, 23.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100