Читать онлайн Такое жаркое лето, автора - Скотт Сюзанна, Раздел - Скотт Сюзанна в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такое жаркое лето - Скотт Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такое жаркое лето - Скотт Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такое жаркое лето - Скотт Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Сюзанна

Такое жаркое лето

Читать онлайн

Аннотация

Со своими желаниями следует быть осторожными! Джиллиан Сандерсон поняла это в тот день, когда увидела Кита Мелоуна, мужчину, который перевернул ее мир с ног на голову. А он?.. Он и сам не мог понять, почему всякий раз, когда видит Джиллиан, ему хочется зацеловать ее до бесчувствия...


Скотт Сюзанна
Такое жаркое лето

Сюзанна СКОТТ
ТАКОЕ ЖАРКОЕ ЛЕТО
Анонс
Со своими желаниями следует быть осторожными! Джиллиан Сандерсон поняла это в тот день, когда увидела Кита Мелоуна, мужчину, который перевернул ее мир с ног на голову. А он?.. Он и сам не мог понять, почему всякий раз, когда видит Джиллиан, ему хочется зацеловать ее до бесчувствия...
Пролог
Сияющее апрельское солнце подчеркивало старомодную респектабельность пансиона "Дом влюбленных".
Лавиния Мелоун сидела на затененной веранде и обозревала свои владения. Все было хорошо организовано, очаровательно, опрятно, благопристойно. Но ей было невыносимо скучно, а даже в свои девяносто лет, на пороге вечности, Лавиния ненавидела скуку.
"Дом влюбленных" не всегда был таким тихим. Когда больше шестидесяти лет тому назад они с Сэмом сразу после свадьбы купили его, любовь кружила им головы, переполняла сердца. Дом был эпицентром бурных страстей.
Но Сэм умер, а сама Лавиния состарилась.
Теперь это был просто доходный бизнес, уютная гавань для солидных постояльцев, привлеченных своеобразным очарованием Багамских островов.
Но Лавинию не интересовали солидные постояльцы. Качаясь в кресле, она думала, что единственным, последним для нее желанием было бы вновь наполнить этот дом любовью.
Это будет ее последняя воля, наследство, памятник.
Лавиния поднялась из кресла и осторожно вошла в дом. Надо позвонить адвокату Бенджамину Ноулесу и попросить внести в ее завещание необходимые изменения. У нее созрел план, который, она не сомневалась, поможет омолодить гостиницу, привлечет новых клиентов и даст работу нескольким местным жителям. И, возможно, вытряхнет из упрямых голов двух самых дорогих для нее людей дурацкие мысли о том, чего они хотят от жизни.
Глава 1
Джиллиан Сандерсон с хмурым видом стояла посреди своего антикварного магазина.
Она любила свой магазин. Бизнес процветал. Но ей все надоело.
Встав на колени, она осторожно вытащила из-под прилавка ящик со старинным серебряным сервизом. Когда женщине нужно с пользой потратить избыток энергии, нет лучшего занятия, чем чистка потемневшего серебра.
Из груды вышитых подушек высунулась коричневая меховая голова, и на Джилли уставилась пара больших желто-зеленых глаз. Кошка привыкла, что с ней советуются.
- Панкхерст, сделай так, чтобы случилось что-нибудь возбуждающее, прямо сейчас, - тоном заклинания произнесла Джилли. Кошка посмотрела на нее ободряюще.
- Джилли, - прозвучал от дверей веселый голос, - если хочешь возбудиться, надо говорить не с кошкой.
Джилли покраснела.
- Очень забавно. Заходила бы почаще, я бы не болтала с кошкой или с самой собой.
Маргарет Грир улыбалась. При ходьбе деревянные серьги у нее щелкали, как кастаньеты, серебряные браслеты звенели, бусы постукивали, а длинное, свободного покроя платье из батика нежно шелестело.
"Ну просто ходячая симфония", - подумала Джилли о лучшей подруге.
Маргарет устроилась в кресле около стола.
Это была умная, энергичная женщина пятидесяти лет, двадцать из которых она проработала менеджером "Дома влюбленных".
- На, съешь лучше пончик. - Она поставила перед Джилли объемистый пакет.
- Как дела в "Доме влюбленных"? - Джилли выудила из пакета первый пончик.
- Паршиво, - вздохнула Маргарет. - Мне безумно не хватает Лавинии. Похороны были всего шесть дней назад, а мне кажется, что я уже сто лет мечусь по гостинице одна.
- Я тебя понимаю, - проговорила Джилли, передавая ей пакет обратно. Я тоже ужасно по ней скучаю. Что же теперь будет с гостиницей?
- Лавиния оговорила в завещании, что должность за мной сохранится, посему я не беспокоюсь. Однако какие-то перемены будут.
Как раз сейчас ее внук знакомится у адвоката с завещанием.
- Ты имеешь в виду деловитого толстосума, не успевшего на похороны бабушки?
- Его. Не будь такой категоричной, детка, он очень занятой человек, выуживая последний пончик, назидательно сказала Маргарет. Хочешь половинку? Мне надо следить за фигурой.
Джилли усмехнулась, взглянув на дородную и величественную фигуру подруги.
- Он - болван.
- Но ты даже не встречалась с ним.
- Все равно болван.
- Лавиния его очень любила. - Маргарет вытерла салфеткой липкие пальцы.
- Верно. За это я накину ему несколько баллов. У тебя сейчас лицо как у Моны Лизы или у Дельфийского оракула. Ты знаешь что-нибудь, чего не знаю я?
- Угадала, - Маргарет довольно улыбнулась.
- Рассказывай.
- Извини, но сейчас не скажу ни слова. Маргарет покачала головой. Скоро сама узнаешь.
- Ах, вот как! Решила меня дразнить?
- Я принесла тебе пончиков, не будь неблагодарной. - Маргарет плавно направилась к выходу. - Кстати, о возбуждении, - она взглянула на Джилли через плечо. - Не беспокойся, грядут перемены.
- Не сомневаюсь. - Джилли встала, чтобы отпереть дверь.
- Почему это ты не сомневаешься?
- Потому что Панкхерст еще никогда меня не обманывала.
- Что? - Кит Мелоун повысил голос. Ножки старинного кресла, на котором он непринужденно раскачивался, глухо стукнули по персидскому ковру. Повторите, пожалуйста.
Бенджамин Ноулес неприязненно посмотрел на посетителя: в адвокатской конторе "Бентон и Ноулес" редко повышали голос и никогда не качались на ножках кресел. Тот факт, что тридцатисемилетний Кит был внуком старейшего клиента Бена и членом одного из лучших семейств острова, в некоторой мере позволял ему отклоняться от общепринятых правил, однако в конторе существовали свои нормы поведения. Даже для Кита.
- Позвольте объяснить более подробно. Ваша бабушка оставила всю свою недвижимость вам как единственному близкому родственнику. Однако в условиях наследования есть несколько особенностей. В частности, доля в пятьдесят процентов от гостиницы отходит местному дизайнеру-декоратору и антиквару Джиллиан Мейбл Сандерсон. Вы с мисс Сандерсон станете совладельцами "Дома влюбленных" и будете поровну делить все доходы.
Вы меня слушаете?
- Продолжайте, Бен, - ответил Кит, не переставая раскачивать кресло.
- Права на наследство вступают в силу при одном условии. Вы с мисс Сандерсон, используя оставленный для этого капитал, должны отремонтировать гостиницу и полностью изменить ее убранство. Работы должны быть завершены к шестидесятипятилетней годовщине свадьбы ваших бабушки и дедушки, то есть к 12 ноября текущего года. В противном случае гостиницу придется продать, а вырученную сумму поделить между вами и Сандерсон.
Прочие подробности вы сможете прочесть в завещании, которое я вам вручаю.
Кит прикрыл глаза и стиснул зубы.
- Я выслушал текст дважды и все равно не могу поверить. Впрочем, я должен был предвидеть нечто в этом роде. В последнее время Лавиния притворялась уж слишком покладистой даже для слабой девяностолетней старушки. - Он нахмурился. - Если бы она не умерла, я бы ее убил.
Бен Ноулес был шокирован.
- Это совершенно неуместное замечание.
- Мы часто не сходились во взглядах.
- Дело в том, что странные условия завещания не наносят вам финансового ущерба, - сурово сказал Бен. - Сумма, специально выделенная на переоборудование отеля, весьма велика, стоимость прочей недвижимости тоже значительна, и доля мисс Сандерсон составляет лишь малую часть наследства.
- Беда в том, - резко возразил Кит, - что у меня много денег, но совсем немного времени.
Дела требуют моего постоянного присутствия в Майами. Но поскольку Лавиния была мне единственным родным человеком, а этот старый отель воплощал для нее целую жизнь, я согласен, чтобы мадам Сандерсон занялась его переустройством. Даже если мне придется подгонять ее кнутом.
- Уверен, что не придется, - возразил Бен.
- Жаль, - заметил Кит. - Я настроен агрессивно и не собираюсь ни с кем церемониться.
Даже с маленькой пожилой леди.
- Почему вы решили, что мисс Сандерсон в возрасте? - Бен начал приводить в порядок бумаги на столе.
Проклятье. Да хотя бы потому, что уже с полсотни лет никто не называет девочек Мейбл. Она, конечно, стара, элегантна, самоуверенна, обладает хорошим здоровьем и эксцентричными привычками, как и его бабушка.
И так же дьявольски упряма и неуступчива.
- Я с удовольствием сообщу мисс Сандерсон о завещании.
- Не надо, Бен, я сам. - Кит уже смирился с неизбежностью. Он не сделал бы карьеры на Уолл-стрит, если бы не умел принимать неприятные решения.
Он бросил взгляд на свои золотые часы еще не было десяти. Час на дорогу до магазина и обратно, еще час - на разведку и час - на беседу с бабушкиной подругой. Он успеет уладить все дела в Ки-Уэсте и вернуться в Майами до закрытия фондовой биржи.
Через пару часов жаркое островное солнце уже пекло немилосердно. Веселые группы загорелых отдыхающих разгуливали под цветущими деревьями, сидели в ресторанах на открытом воздухе, наслаждаясь тенью и прохладительными напитками.
Кит Мелоун ненавидел курортные города, не исключая и родного для бабушки Ки-Уэста. Он презирал эту ленивую расслабленность, пестроту сувенирных лавочек, кучки болтающих туристов, даже соблазнительно ласкающий бриз.
Бездельники, никчемные гуляки.
Преодолевая широкими шагами путь к антикварному магазину, Кит проклинал свое безрассудное решение отправиться к мисс Сандерсон. Брюки приклеились к бедрам, а рубашка прилипла к спине. Ему это было неприятно, его это унижало. "Я не знаю, где ты сейчас, Лавиния, но надеюсь, ты оценишь мои усилия. Струйки пота стекали по его шее и лицу. - Надеюсь также, что у тебя есть кондиционер.
Хоть один из нас должен ощущать комфорт".
Вот и Оливия-стрит. Вопреки ожиданиям магазин оказался не мрачным и не старомодным. В витрине старинный секретер был уставлен разноцветными керамическими кувшинами и вазами, рядом стояла пара деревянных кресел того же стиля. Кит фыркнул: может, в Ки-Уэсте это и считается антиквариатом, но в Майами это назовут просто хламом. Он толкнул дверь и вошел в прохладное помещение.
Колокольчик над дверью глухо звякнул, и Джилли, говорившая по телефону, бросила взгляд на посетителя. Незнакомый, самоуверенный, заметно раздраженный мужчина. Он нервно кружил по ее крошечному, тесно заставленному магазину, словно лев в клетке.
Джилли подумала, что посетитель довольно сексуален: прекрасная атлетичная фигура, непокорные черные волосы, проницательные и красивые серые глаза, чувственный рот. Вероятно, очень недурен в постели.
"Ну, милая, ты дошла". Она мысленно дала себе пинок. Что за мысли? С одним из таких учтивых, в высшей степени элегантных субъектов - Клодом Хендерсоном - она развелась, промучившись четыре года в браке. На всю жизнь запомнит.
Кроме того, этот наверняка предпочитает молоденьких пышных блондинок или тоненьких жгучих брюнеток, а не тридцатидвухлетнюю веснушчатую шатенку с руками в пасте для чистки серебра, которое она не переставала чистить, прижав телефонную трубку к уху плечом.
Кит наконец обратил внимание на женщину за блестящим дубовым столом-конторкой.
Жаль, что не она хозяйка. Привлекательна и оригинальна, хоть и не в его вкусе. К тому же выглядит какой-то беззащитной. Лет тридцать, блестящие рыже-каштановые волосы, подстриженные "под мальчика", выразительный рот, нежно очерченный подбородок, маленький упрямый нос, щедро усыпанный веснушками, и самые красивые золотисто-карие глаза, какие только Киту приходилось видеть. Она напомнила ему очаровательного, игривого, озорного котенка с блестящей шерсткой.
Впрочем, она - не в его вкусе. К тому же у него аллергия на кошек.
Женщина наконец кончила разговаривать и, отложив трубку и серебряную чашку, встала.
- Благодарю вас, что подождали. Чем могу быть полезна?
Она оказалась выше, чем он предполагал, и стройнее, с длинными, красивыми, загорелыми босыми ногами. На ней было короткое, свободного покроя платье с завышенной талией и большими желтыми пуговицами. Он вдруг подумал, что увидит, если платье расстегнется.
- Я ищу Джиллиан Сандерсон, - сказал Кит.
- Это я, но меня чаще зовут Джилли.
- Нет, мне нужна Джиллиан Мейбл Сандерсон, - нахмурившись, пояснил он.
- Это все-таки я, - растерявшись от его тона, ответила она. Простите, вы из Торговой инспекции?
- Бог с вами! - оскорбленно воскликнул он. Разве я похож на торгового инспектора?
- Я думала, что только служащие государственных учреждений могут в жару носить костюмы и знать, что мое имя Мейбл. Вообще-то я представления не имею, как выглядят люди из инспекции.
- Они носят рубашки из синтетики, спортивные туфли и костюмы. Но отнюдь не такие, как мой.
"О, Господи, - удивленно подумала Джилли, - какой грандиозный болван".
- Благодарю за разъяснение. Теперь я знаю, как выглядят типичные бюрократы. Чем могу быть полезна?
Кит в бешенстве прикрыл глаза - нет, он не готов излагать условия завещания этой мерзкой кошке. Ему нужно время на моральную подготовку и мобилизацию сил.
- Я ищу подарок, - смело сымпровизировал он.
- Для женщины?
- Разумеется, - выпалил Кит и тут же пожалел об этом. Знать бы еще, какой из своих многочисленных женщин он собирается что-то дарить. Ведет себя как мальчишка. Теперь вот выкручивайся. - Именно так. Подарок со значением.
- Как она выглядит? - спросила Джилли.
- Как? Я не знаю. - Кит совсем растерялся.
- Вы собираетесь купить подарок для вашей дамы и не знаете, как она выглядит? - Джилли вскинула брови: нет, он не болван, он болван в квадрате.
- Да... Нет. Ну, конечно, знаю! Ей нравятся путешествия, предметы искусства, цветы. Она красива, горда, нежна, - проклиная себя, бормотал Кит.
Джилли на миг отвернулась. Господи, дай силы!
- Как видите, - она обвела рукой магазин, у нас большой выбор разнообразных подарков.
Раз ей нравятся цветы, вы могли бы посмотреть викторианские вышитые подушки или акварели. Может быть, подарочную корзиночку с английскими солями для ванны. А если предпочитаете более экстравагантные вещи, то вот прелестный старинный письменный прибор, - предложила Джилли, открывая глянцевый деревянный ларец с набором настольных чернильниц, деревянных ручек с перьями и массивных подставок. - Мне самой нравится эта вещь, а роспись цветами должна понравиться вашей подруге. В старину элегантные женщины обычно пользовались подобными приборами. Очень нестандартный и романтичный подарок.
А она отлично работает, подумал Кит. Он уже готов приобрести подарок для несуществующей подружки. Это его огорчило.
- Мне нравится. Сколько это стоит?
- Двести тридцать долларов.
Кит медленно, нарочито снисходительно повторил сумму.
- Не слишком ли дорого за пару старых ручек в коробке?
- Нет. Мне очень жаль. Это выгодная покупка, - соврала Джилли. Тупой болван. Вспыхнув, она отбросила такт. - Мне казалось, вы ищете нечто очаровательное и, судя по роскошному костюму, можете себе это позволить. Но я могу показать вам подарок и поскромнее. И за весьма умеренную плату.
- Благодарю, письменный прибор будет предпочтительнее, - холодно парировал Кит.
Он лишится двухсот баксов, но поставит эту нахалку на место. - Вещь элегантная, утонченная, великолепно украшена. Она необычная женщина, ей должно понравиться.
- Я очень рада, что к вам вернулась память.
- Жалко, что этому не соответствуют ваши дурные манеры.
- Они улучшатся немедленно после вашего ухода, - не выдержала Джилли. Как не хочется отдавать ему эту оригинальную вещицу. - Как вы собираетесь оплачивать: чеком, кредитной карточкой или звериными шкурами?
Кит достал из бумажника кредитную карточку и протянул ей. Джилли проверила ее подлинность по телефону и взяла со стола квитанционную книжку для выписывания счета.
- Так. Дата - двенадцатое августа, наименование - антикварный письменный прибор, форма оплаты - "Виза Голд". - Ну, разумеется, у нас ведь все самое лучшее. - Покупатель Кристофер Мелоун. - Джилли замерла, закрыла глаза и постаралась досчитать до десяти.
Удалось лишь до пяти. - Кристофер Кит Мелоун, внук Лавинии? переспросила она.
- Именно так, - ответил клиент. - Извините, мне следовало представиться раньше. На самом деле я пришел не за подарком, а по гораздо более важному делу.
Джилли обхватила голову руками и застонала. Она должна была догадаться.
Ну что ж, Маргарет и Панкхерст, я тоже как-нибудь испорчу вам жизнь.
Глава 2
Теперь Джилли видела, что это - внук Лавинии. Сходство было и в продолговатом лице, и в сильном подбородке, и, особенно, в широко расставленных глазах - светло-серых, как воды норвежского фьорда.
- Хорошо, прежде всего дела. Вы возвращаете письменный прибор?
- Нет, я его забираю.
- Но вы его недостойны.
- Зато Бранди достойна.
- Бранди? Ваш образец женской элегантности носит такое имя? Сколько этой даме лет?
Восемь?
- Двадцать три, - ответил Кит, шокированный собственной наглостью, - и у нее множество всевозможных достоинств. - Он с удовольствием наблюдал, как покраснел хорошенький носик Джилли Сандерсон. Теперь, когда парадом вновь командовал он, можно было и не отказать себе в маленькой радости.
Кит не спеша вынул из кармана пиджака завещание Лавинии и протянул его Джилли. - Прочтите это. Думаю, что вы лучше воспримете содержание по тексту, а не с моих слов.
Джилли читала, а Кит смотрел, как все больше краснеет у нее нос. Когда она подняла глаза, в них стояли слезы.
- Не могу поверить в такую щедрость Лавинии. Как будто я - член ее семьи.
- Ради Бога, не плачьте, - смущенно попросил Кит. Это уж слишком даже для его самолюбия. Он вытащил из коробки на столе салфетку, протянул ее Джилли и тут же чихнул сам.
- Спасибо. Себе тоже возьмите, - всхлипывая, сказала она.
- Благодарю. Так о чем вы говорили? Что вам не нравится?
- То, что Лавиния завещала мне часть вашего дурацкого наследства, чем сильно вас обездолила. Ведь из-за этого вы срывали на мне досаду последние полчаса?
- Я злился на вас вовсе не потому, что вы отобрали у меня часть денег. - Кит снова оглушительно чихнул и вдруг подозрительно оглянулся:
- А нет ли у вас здесь кошки?
Джилли заметила, что его красивые серые глаза стали такими же красными, как у нее, а надменный нос - пунцовым. Это несколько подняло ей настроение.
- Конечно. В любом магазине обязательно есть кошка. Вы, собственно, на ней сидите.
Она наклонилась и, пошарив рукой под креслом, выудила нечто, похожее на огромный комок коричневого меха.
- Боже мой! - воскликнул Кит, снова чихая. Если вы действительно хотите, чтобы я перестал чихать, будьте любезны, уберите подальше от меня этот комок шерсти.
- Как пожелаете. - Джилли величественно поднесла кошку к окну и выпустила в крошечный садик.
Усаживаясь обратно в кресло, она вдруг сообразила, что на ней нет бюстгальтера.
Закинув ногу на ногу, Джилли одернула юбку и, для большей уверенности, скрестила на груди руки.
"Лучше бы она этого не делала, - подумал Кит. - Определенно на ней нет бюстгальтера.
Может, она вообще не носит нижнего белья?
Прекрати, Мелоун, не будь мальчишкой. Какое тебе дело до ее белья?"
Расстроившись, Кит откинул голову на спинку кресла. Феминистка, разумеется. Сумасбродка, чудачка. Вполне естественно, что она не носит нижнего белья.
Их глаза встретились, и оба разразились хохотом.
- Я приготовлю чай, - сказала Джилли, успокоившись.
- Я помогу.
- Ни в коем случае, - встревоженно ответила она. - Вы начнете меня критиковать, и мы вспомним, что не выносим друг друга. Предлагаю перемирие на три минуты, а потом возобновим перестрелку.
- Ладно, Сандерсон, - сказал Кит, ставя на блюдце опустевшую чашку, конец перемирию, приступим к делу.
- Прекрасно, - отозвалась Джилли. - Мир был слишком хорош, чтобы длиться долго. Чем именно, по вашему предположению, должна заниматься я?
- По моему предположению, вы должны заняться переустройством интерьеров "Дома влюбленных". А мне надо заниматься финансовыми делами.
- Но это не совсем то, что сказано в завещании, - возразила Джилли. Предполагается, что оформлением гостиницы мы займемся вместе.
Кит вздохнул - ей явно не понравится то, что он собирался сказать.
- Дело в том, что моя работа находится за двести миль отсюда. Даже если бы я захотел а, честно говоря, я не хочу, - то просто не смог бы проводить все время в Ки-Уэсте, попивая чай со льдом и болтая о качестве обоев. - Кит спокойно смотрел на нее. - Мне все равно, голубыми или розовыми будут стены, хотя дизайнеру в это трудно поверить. Я уверен, что Лавиния, выбрав вас, поступила разумно.
- А если я превышу смету или обдеру вас как липку?
- Вы этого не сделаете, - развеселившись, ответил Кит.
- Почему вы так уверены?
- Во-первых, я навел о вас справки. Во-вторых, не сомневайтесь: как только я заподозрю, что ваши действия являются, скажем, несоответствующими, я немедленно появлюсь здесь и в случае необходимости использую все доступные мне средства вплоть до преследования в судебном порядке. Я понятно объяснил?
- Вполне. - Джилли резко поднялась. Почему ей показалось, что, несмотря на его манеры крупного дельца, с ним будет приятно работать? Почему она вечно ошибается в людях? Не смею задерживать. Вас, вероятно, ждут деловые обязанности, - проговорила она, убирая его покупку в полосатую фирменную сумку магазина. - Не забудьте подарок для прелестной Бранди.
- Благодарю вас, Сандерсон, - ровным голосом ответил Кит.
- Желаю вам удачи в пути, Мелоун. Она вам будет очень нужна.
- Удачи? - Кит удивленно посмотрел на нее.
- Именно, - подтвердила Джилли, распахнув дверь магазина. То, что час тому назад было тихой солнечной улицей, превратилось в бушующую реку. С изящного навеса сплошной стеной лились потоки дождевой воды. Сверкнула молния, и мощный раскат грома потряс здание.
- Я знал, что это место проклято, я ненавижу Ки-Уэст, - пробормотал Кит.
Улыбка Джилли источала чистый мед.
- Это чувство взаимно, - сказала она. - У меня нет мужского зонта, но, возможно, вас устроит дамский? Или он оскорбит ваше достоинство?
- Спасибо, не надо, - мрачно ответил Кит, шагнув на тротуар. - На вашем месте я бы воздержался насчет достоинства.
- Это почему же?
Неожиданно Кит оказался в нескольких дюймах от Джилли. Ливень отгораживал их от остального мира прозрачной мерцающей стеной.
Он стоял неподвижно, и на миг Джилли показалось, что он собирается ее поцеловать.
- Я бы не шутил о достоинстве, Сандерсон, мягко повторил он, глядя ей в глаза, - если бы мой нос был вымазан пастой для чистки серебра. - И, повернувшись, зашагал прочь.
Джилли вошла в спальню, сбросила туфли и бухнулась на кровать.
Кит перезвонил ей из гостиницы и пригласил на обед. Джилли была так изумлена, что согласилась прежде, чем успела опомниться. Своим высокомерным, безотчетно чарующим голосом он заявил, что поскольку застрял в Ки-Уэсте, то хотел бы услышать ее предложения по дизайну гостиницы за обедом. Джилли назначила ему встречу в ресторане "У Эрнеста". Ресторан маленький, не из шикарных.
- Надеюсь, он вызовет у него отвращение, счастливым голосом сказала сама себе Джилли.
Кит бросил кейс на пол единственной свободной комнаты "Дома влюбленных", скинул туфли, плюхнулся на кровать и позвонил Джилли Сандерсон. Он не понимал толком, почему ему хочется снова ее увидеть. Она сумела вызвать в нем сильнейшее раздражение, разозлить и унизить его. Больше того: заставила его почувствовать себя бездушным сукиным сыном, повесой и, самое плохое, болваном.
Учитывая, что большинство женщин, с которыми он встречался раньше, были ненамного оживленнее торшера, нрав Джилли был ему в новинку. "Вот именно, - подумал он, - это новизна. Она пройдет, всегда так бывает. Надейся".
Договорившись с Джилли, Кит позвонил своему партнеру Хенку Вейнстейну. Он был ровесником Кита, но ниже ростом, а также худеньким и чувствительным. У него был скрипучий, писклявый голос. Когда Кит отсутствовал, Хенк всегда очень нервничал.
- Хенк? Это Кит.
- Привет, наконец-то. Уже четыре тридцать.
Ты где был?
- Занимался бабушкиным завещанием, ты же знаешь. Макферсон звонил? Что происходит на бирже?
- Макферсон не звонил. Несомненно, неотразимая логика твоих сделок ему недоступна.
Ходят слухи, что он общается со шпионами конкурентов. А что происходит на рынке, ты и сам знаешь, - верещал Хенк.
- Нет, не знаю.
- Все превосходно. Индекс Доу упал на шестьдесят пунктов. Акции "Объединенных Технологий" упали на двенадцать пунктов. У нас появляются проблемы, Мелоун.
- Хенк, - терпеливо сказал Кит, - не вопи.
Совсем не обязательно, чтобы весь штат Флорида узнал, что ты остался один. Пользуйся преимуществами телефона.
- Я досконально оценил преимущества телефона, проведя весь этот треклятый день с прижатой к уху трубкой и убеждая твоих клиентов, что они не окажутся в долговой тюрьме.
- Наших клиентов, Хенк, наших! Мы - компаньоны. Я делаю им деньги, а ты заговариваешь им зубы. Так что давай, успокаивай и убеждай. Мы уже большие мальчики и можем выдержать маленький риск.
- Кит, - плачущим голосом проблеял Хенк, я ведь недавно напоминал тебе, как мне не нравится, когда ты так действуешь.
- Хенк, - ответил Кит, - я ведь недавно напоминал тебе, что у тебя очень дорогой автомобиль, шикарная яхта, фешенебельный дом и прекрасная невеста только благодаря тому, что я так действую.
- У меня также язва желудка, а скоро заведется еще болезнь сердца. Когда "Уолл-стрит джорнэл" дал тебе прозвище Киллер, журналисты даже не подозревали, как близки к истине.
Кит усмехнулся: когда к Хенку возвращалось чувство юмора, это означало, что худшее позади.
- Я вернусь завтра к десяти утра.
- Лучше к восьми тридцати.
- Девять тридцать, и точка. Кстати, когда ты виделся с Брендой?
- Моей невестой? Вчера. А почему ты спрашиваешь?
- Потому что всякий раз после встреч с Брендой ты выговариваешь мне за азартность.
- Мои отношения с Брендой тут ни при чем.
У меня, по крайней мере, есть девушка, а ты не умеешь ладить с женщинами. Бренда помогает мне справиться с мыслями о том, что мне уже почти сорок лет, а я еще не получил Нобелевской премии, но зато обзавелся лысиной размером с тарелку. Моя невеста удерживает меня от необоснованного риска с целью самоутверждения.
- Мне нравится, когда ты говоришь так искренне.
- Валяй, вышучивай.
- Хенк, я понимаю, что ты имеешь в виду.
Но что делать, если мне еще не повстречалась женщина, которая значила бы для меня...
- Да ты и не ищешь такой женщины, а довольствуешься сексом.
- Ты прав. Тем не менее, если тебя это порадует, сегодня вечером у меня назначено свидание с очень толковой и преуспевающей женщиной, к тому же привлекательной и остроумной.
- Кто же она?
- Совладелица бабушкиного пансиона. Лавиния завещала одну половину гостиницы мне, а другую - своей давней приятельнице.
- Совладелица? Это плохо. Начнутся разногласия, склоки, возможно, дело зайдет в тупик.
Слишком много сложностей.
- Дружище, ты даже половины проблем не перечислил.
Глава 3
Как обычно, приятели Джилли из местной волейбольной команды что-то оживленно обсуждали в баре ресторанчика "У Эрнеста".
- Привет, Джилли, - окликнул ее Ларри.
- Не хочешь сесть с нами? - пронзительно завопил Нед.
- Поглядите, братцы, да это наш мастер подачи Джилли. Что ты здесь делаешь? По вторникам ты вроде никогда в барах не тусовалась, проговорил Джефф.
Она с нежностью посмотрела на своих крепких приятелей. Волейбольная лига Ки-Уэста обеспечивала ей не только тренинг для поддержания хорошей физической формы, но и моральную опору, заменяла семью.
Джиллиан так любила этих ребят, что ради них даже готова была отказаться от своего недоверия к мужчинам.
- Приветствую вас, любители спорта. Я пришла, потому что собираюсь пообедать с одним господином.
- По делу или для удовольствия? - спросил Ларри.
- Разумеется, по делу. Этот субъект носит темно-голубой деловой костюм и шелковый галстук в темно-бордовую полоску с золотой булавкой.
- Пижон, - рассудительно промолвил Нед.
- Тип из большого города? - спросил Джефф.
- Ага, из Майами.
- Ну и ну! - в унисон протянули все три парня.
- Серьезно, ребята, - произнесла Джилли, если дело обернется плохо, мне понадобится ваша помощь. Я буду очень признательна, если в нужный момент вы вмешаетесь и разрядите обстановку.
Получив воодушевленное согласие парней, Джилли медленно двинулась к своему столу, с удовольствием оглядывая ресторанчик. Свое название он получил в честь Эрнеста Хемингуэя, когда-то жившего в Ки-Уэсте. По старым деревянным стенам были развешаны афиши и выцветшие суперобложки книг. Из кухни выплывали соблазнительные ароматы. Самые эксцентричные и сомнительные обитатели Ки-Уэста восседали, оживленно болтая, на высоких табуретах в баре. Туристов не было - здесь собирались исключительно местные.
Мелоун взбесится.
Он, конечно, наденет галстук. Сама Джилли была прекрасно одета для вечера в Ки-Уэсте.
На ней были поношенные джинсы с огромной дырой на колене. Ее любимая изрядно потрепанная ярко-розовая майка с эмблемой волейбольной команды была размера на четыре больше, чем нужно, и соблазнительно обнажала плечо. Единственной уступкой женственности были золотые серьги в виде обруча и прекрасный аромат духов.
Джилли удовлетворенно откинулась в плетеном кресле. Она пришла на десять минут раньше, чтобы морально подготовиться, больше он не поймает ее врасплох.
- Привет, Джилли, - в двух шагах от нее раздался знакомый глубокий голос.
- Привет, Кит, - вяло отозвалась она.
Этого она не ожидала: где он раздобыл черную рубашку-поло с длинными рукавами и маленькими пуговичками, а также пару поношенных черных джинсов? Они были чрезвычайно тесны, но зато отлично подчеркивали стройность и красоту бедер. Просторная рубашка великолепно обтекала широкие плечи, а закатанные до локтей рукава открывали мускулистые руки.
Мелоун смотрелся "У Эрнеста" вполне на своем месте. Он выглядел ленивым и уверенным, беззаботным и опасным одновременно. И к тому же невероятно сексапильным.
- Славная сегодня погода, - произнес Кит.
Эти несколько часов, прошедших после их знакомства, он неотвязно думал о Джилли. Она заставила его почувствовать себя едва ли не хищником, но при этом - что удивительно покровителем. Киту вдруг захотелось избить до бесчувствия любовно поглядывающих на Джилли парней из бара. А потом впиться поцелуем в ее прелестный рот, пока у нее не распухнут губы, скользнуть пальцами через порванные джинсы и гладить шелковистую кожу бедра, стянуть с плеча смешную непомерную майку и ласкать теплую загорелую спину.
"Потрясающе, Мелоун, - подумал он, - еще пара минут, и ты начнешь целовать ей грудь".
- Вы великолепно выглядите, Джилли, произнес он, усаживаясь.
Джилли покраснела.
- Это не смешно. Не издевайтесь надо мной.
- Почему вы думаете, что я над вами издеваюсь? - Кит был ошеломлен.
- Салют, Джилли, свидание с костюмом отменяется? - к ним приближался улыбающийся Нед.
- Да, - нехотя ответила Джилли. Такой помехи она не предусмотрела. - В последнюю минуту изменились планы. Знакомьтесь: Нед Уинстон - Кит Мелоун.
- Рад познакомиться, - сказал Нед. - Не играете ли вы в волейбол?
- В колледже играл прилично, но уже давно этим не занимаюсь.
- Кит здесь только на один вечер, - торопливо вставила Джилли. Обед и без вмешательства ребят получался нелегким. - Кажется, Ларри тебя зовет. Смотри, машет.
- В самом деле? Ладно, приятно было познакомиться, Кит. Пока, детка, протянул Нед и побрел назад.
- На сегодняшний вечер у вас назначена еще одна встреча?
- Да, но он ее отменил. Вам бы он понравился, - ответила Джилли.
Кит кивнул.
- Вы очень красивая женщина, Джилли. Я не могу поверить, что вы этого не знали.
- Не будем спорить. Расскажите лучше о себе.
- Особенно рассказывать и нечего, - спокойно произнес Кит. - Мой отец Чарли, сын Лавинии, вырос в Ки-Уэсте, а я провел детство, переезжая из города в город на Восточном побережье. Поступил в Йельский университет, провел год с небольшим в Лагуна-Бич и наконец переехал в Майами. У меня квартира недалеко от офиса, очень современная, с минимумом мебели. Из нее открывается прекрасный вид. - Он поднял свой стакан и лениво усмехнулся. Хотя вам бы, наверное, она не понравилась.
- Вероятно, - согласилась Джилли. - Я не поклонница модерна. И не хотела бы жить в большом городе.
- А вы пытались?
- Большую часть жизни я прожила в Атланте и переехала в Ки-Уэст только четыре года тому назад. - (Через неделю после завершения мучительного развода с Клодом Хендерсоном.) К счастью, в этот миг появился Джефф.
- Привет, Джилли, рад тебя видеть, - сияя, произнес он.
- Я тоже рада, - ответила она без энтузиазма. - Знакомьтесь: Джефф Дэвисон - Кит Мелоун.
- Привет, Джефф, - вежливо приветствовал его Кит. - В колледже я прилично играл в волейбол. Ты ведь тоже играешь ?
- Ага, - подтвердил Джефф, - вместе с Сандерсон. У нее лучшая подача в команде. Она заставляет противников попотеть.
- Готов биться об заклад, что она отлично это делает, - ухмыльнулся Кит.
- Ну ладно, вы хорошо сидите, увидимся позже, ребятки.
- И сколько еще таких огромных парней собирается подходить к нам, чтобы меня проверить?
- Думаю, еще один. Они стараются меня защищать. Я могу пойти в бар и преградить дорогу Посмешищу номер три.
- Только не это.
- Почему? Потому что они заставляют тебя нервничать?
- Потому что они мне нравятся. Они вас любят. Они славные парни.
- Ларри - почтальон, Джефф - рыбак, Нед работает с трубами и клапанами. Все вместе они зарабатывают меньше денег, чем вы тратите на деловой костюм.
- Я всего лишь сказал, что они мне нравятся. - Кит ласково улыбнулся. Пожалуй, она заслуживала передышку. - Так что вас позвало в Ки-Уэст? спросил он.
- Ки-Уэст - прекрасное место для моего бизнеса. Здесь много туристов для успешной торговли и достаточно обеспеченных жителей, которым нужны услуги дизайнера. Да вы и сами все это знаете - вы же часто навещали Лавинию.
- Не совсем так. Да, приезжал я часто, но места вроде Багамских островов мне не по вкусу. Жизнь здесь слишком свободная, беспечная. К ней трудно приспособиться такому увлеченному делами субъекту, как я.
- Беззаботная жизнь на островах - это заблуждение, - сказала Джилли. Еще в семнадцатом веке здесь было пристанище пиратов, испанских авантюристов и всякого рода проходимцев.
- Ну вот вы и возбудили мой меркантильный интерес.
- Да, думаю, пират фондовой биржи Кит Мелоун должен чувствовать себя здесь как дома, - поддразнила Джилли. Обед прошел относительно мирно, и она позволила себе пошутить.
- Верно, наша профессия - электронный грабеж, - отшутился Кит. - Как насчет чая или десерта? Я не имею в виду мороженое.
- Я тоже. Лучше чай.
Джилли замялась, не зная, что сказать. Ей не хотелось нарушать с трудом установившуюся приятную, непринужденную атмосферу, но пора было поднимать вопрос о "Доме влюбленных".
- Ну вот, к нам опять кто-то пожаловал, - сказал Кит прежде, чем его собеседница успела открыть рот.
- Привет, Джилли, - сияя улыбкой, пропел Ларри, - давно не виделись.
- Ларри Делла Гуардия - Кит Мелоун, представила их друг другу Джилли, безнадежно вздыхая. - Кит - неплохой волейболист.
- Серьезно? - обрадовался Ларри. - А сейчас вы играете? Нам в команде нужен высокий парень.
- Я давно не практиковался, но несколько тренировок помогут мне восстановить навыки.
Возможно, вернувшись сюда, я вам позвоню.
- Отлично, надеюсь на это. Пока.
Ларри поплыл к бару. Обернувшись за спиной Кита, он показал Джилли большой палец.
Она бросила на него холодный взгляд.
- Ого, таким взглядом можно заморозить лаву, - сказал Кит.
- Кажется, вы ему понравились. Когда это вы собираетесь вернуться в Ки-Уэст и тем более играть в волейбол?
- Кто знает. Ведь у меня теперь здесь есть подруга, разве не так? Ведь вы...
- Нет, - отрезала Джилли.
- Но почему?
- У меня встреча не с поклонником, а с партнером по гостиничному бизнесу.
- Гостиница, гостиница - только об этом и думаешь, - разраженно парировал Кит, незаметно для себя перейдя на "ты".
- Остынь. Пять часов тому назад ты так жаждал покончить с нашими делами и убраться отсюда, что чуть не прошелся по мне ногами.
- Все меняется, - глядя ей в глаза, ответил он.
- Тот факт, что я тебя раздражаю, останется навсегда, - огрызнулась Джилли.
Кит отставил кофейную чашку и поднял обе руки.
- Ладно, сдаюсь, только не стреляй. Поговорим о гостинице. Так что ты хочешь сделать?
Место с легким намеком на английский сельский дом? Или бунгало, замаскированное под французский провинциальный замок?
Джилли долго смотрела на него молча.
- Вот поэтому я и не хочу быть твоей подружкой: когда дело касается моей профессии, ты отпускаешь какое-нибудь обескураживающее, унизительное замечание.
Кит нахмурился.
- В самом деле? Но это не так. Напротив, у меня сложилось отличное впечатление о том, как ты ведешь дела.
Кит посмотрел на ее серьезное лицо и подумал, что еще ни разу не получал такого ответа на свое предложение. Она была рассержена и обижена, но не казалась жалкой. Она не была ни язвительной, ни слабой. Она была просто... права.
- Я очень сожалею, Джилли. - Он протянул руку и легонько коснулся ее руки. - Мне стыдно. Я ничего не смыслю в дизайнерском деле.
Просто самонадеянный остолоп. Видимо, неосознанно я старался унизить тебя, чтобы тобой легче было управлять.
- Я понимаю, тебе хочется взять верх. Но Лавиния оставила нам по половине гостиницы, а при равном партнерстве не может быть верховодящего. И нам придется научиться с этим жить.
- Хорошо, - согласился Кит, - должен признать, мне это не по душе. Вероятно, бабушка замыслила этот план, чтобы преподать мне урок. Но я постараюсь.
- Отлично, займемся гостиницей. - Джилли взяла Кита за кисть руки и повернула ее, чтобы посмотреть на часы. - Мой предварительный план займет всего десять минут.
Она уложилась в девять.
Кит откинулся в кресле. Наконец он заговорил:
- Мне все это кажется ясным и реалистичным. У тебя творческий подход к делу. Однако ты не сможешь одна проделать такую объемную работу. У нас достаточно денег, чтобы кого-нибудь нанять.
- Нет. Этот проект имеет для меня особое значение, как и для Лавинии. Я хочу сама его воплотить, а не наблюдать со стороны в роли верховного главнокомандующего. К сожалению, у нас очень мало времени, придется срочно искать мастеров.
- Отлично. Я переговорю с Беном Ноулесом о выделении нужной суммы.
Они молча вышли из ресторана.
Дождь перестал. Над гаванью висела тяжелая желтая луна, а влажные ветви мимоз наполняли ароматом прохладный воздух.
- Я провожу тебя, - сказал Кит.
- Не надо, я живу в соседнем квартале, - поспешно отозвалась Джилли.
- Неважно. Я хочу убедиться, что ты в целости и сохранности добралась до дома. - Его голос прозвучал резко. Киту не хотелось расставаться с Джилли.
Они дошли до дома молча. Джилли не заметила, как Кит взял ее под руку. У каменного столба ворот Джилли остановилась.
- Это здесь, - с облегчением произнесла она.
Кит быстро оглядел небольшой домик. Над красивой розовой дверью висел изящный фонарь из гравированного стекла. Крошечный дворик был покрыт цветами.
- Очаровательно! - одобрил он.
- Это охотничий домик, построенный первыми горожанами, - нервно пояснила Джилли. Он не очень удобный, но зато у меня добрые соседи, я их очень люблю. - "Господи, Джилли, перестань болтать", - подумала она.
- Очаровательно! - повторил Кит и подумал: "Господи, Мелоун, скажи что-нибудь еще!"
- Ну, доброй ночи, - сказала Джилли. - Мы будем поддерживать контакт я имею в виду, насчет гостиницы. И спасибо за приятный обед.
В глазах у Кита сверкнул прежний дьявольский огонек. К черту приличия! Прежде чем Джилли успела опомниться, он нежно обнял ее за талию, поднял и посадил на верхушку столба, доходившего ему до пояса. Джилли оказалась вровень с ним. Кит начал целовать ей подбородок, щеки, рот, вдыхая аромат духов, ощущая нежность кожи.
Джилли почувствовала силу его мускулов и быстрое биение сердца. Майка соскользнула с ее плеч, но Джилли не стала поправлять. Инстинктивно она обхватила Кита и начала гладить ладонями плечи, спину. Она наслаждалась красотой его мускулистого тела.
И вдруг Джилли опомнилась. Что это с ней?
И как он посмел? почувствовав себя оскорбленной, одним движением она оттолкнула Кита и изо всех сил ударила его кулаком в живот.
Кит едва почувствовал удар, скользнувший по крепким мышцам живота, но происшедшее вызвало почти шок.
- Боже, Джилли, - выдохнул он, - за что?
- Будь ты проклят, Мелоун! - дрожащим голосом проговорила она, натягивая на плечи майку. - Ты являешься ко мне в магазин, даже не удостоив предварительным звонком. Ты просишь у меня совета, что купить своей девушке, которая намного моложе меня. Ты неоднократно подчеркиваешь свою чрезвычайную занятость, затем оплачиваешь мне дешевый обед, преисполняешься нежных чувств и ждешь, что я упаду в твои объятия. Возможно, именно так случается в изысканном Майами, но со мной такие штучки не проходят.
- Джилли... - Кит ругнул себя - он забыл про свою утреннюю ложь. Джилли, послушай...
- Ничего я не хочу слушать.
Кит схватил ее за руку, пытаясь задержать, но Джилли соскользнула со столба и высвободила руку.
- Оставь меня! - выдохнула она. - Я сделаю для гостиницы все, что обещала, потому что это последняя воля Лавинии. И не позволю тебе помешать. И буду разговаривать с тобой только на деловые темы. И вообще не хочу тебя видеть. -Джилли направилась к дверям, шаря в кармане в поисках ключа. - И больше никогда не прикасайся ко мне.
Кит беспомощно смотрел, как она закрыла за собой розовую дверь.

***

На следующее утро, когда Джилли проснулась, сияло солнце. Она с трудом заставила себя встать и спустилась по лестнице в холл.
Стучало в висках, после беспокойной ночи болела голова.
"Это послужит тебе уроком, - подумала она. - Нечего ввязываться в авантюры и терять голову".
По щеке скатилась слезинка. Сейчас надо принять горячий душ, затем съесть свежий круассан и выпить чашку крепкого кофе. Потом посидеть в садике с газетой, разгадать кроссворд и погреться на солнце. Стирая еще одну слезу с подбородка, она открыла дверь чтобы забрать газету.
Газета лежала на темно-зеленом полу веранды. Рядом с ней стоял знакомый подарочный пакет из ее магазина, к ручкам которого был привязан фирменный ярлычок.
Сверху в пакет был впихнут туго завязанный букет - нет, даже куст прекрасных нежно-розовых роз, еще влажных от росы. Стебли цветов были не срезаны, а обломаны, на некоторых даже оставались корешки.
В букет была вложена записка, торопливо нацарапанная на фирменной почтовой бумаге гостиницы "Дом влюбленных".
"Дорогая Джилли!
Я очень сожалею о своей вчерашней бестактности. Сейчас мне надо уезжать. Возможно, как ты говорила, я самовлюбленный и бессердечный тип, но, пожалуйста, поверь - у меня нет девушки. Когда я прочел завещание Лавинии, мне захотелось узнать, как ты ведешь свой бизнес. Мне был нужен предлог, и я придумал идиотскую сказку про Бранди. Это было глупо и, как оказалось, жестоко с моей стороны. Во всяком случае, когда я целовал тебя прошлым вечером, ни в моей жизни, ни в моих мыслях другой женщины не было. Это чистая правда. Кит.
P.S. Пожалуйста, прими подарок, он идеально тебе подходит. Если ты вновь выставишь его в магазине, я об этом узнаю.
Р.P.S. Уже пять часов утра, мне пора ехать.
Все цветочные магазины закрыты, поэтому я нарвал букет во дворе у твоих соседей, живущих через два дома. Надеюсь, что они действительно окажутся добрыми".
Джилли перечитала записку. Классический Кристофер Мелоун: высокомерный, самоуверенный, несносный, забавный и.., честный. Совершенно неожиданно он признал свою не правоту.
- Прощай, Бранди! В это трудно поверить, но мне будет тебя не хватать. - Джилли подхватила газету, пакет и цветы и вошла в дом. - Что касается тебя, Лавипия, - продолжила она, - то я очень надеюсь, что ты понимала, какие последствия повлечет за собой твое завещание.
Глава 4
- Не хотите ли салат из маринованных овощей с тертыми грецкими орехами, сэр? спросил официант. - Может быть, козьего сыра? Или маринованных креветок? Они очень вкусные.
- Я так не думаю, - сказал Кит, хмуро глядя на полированный серебряный поднос с закусками. - Я хотел бы пиццы с анчоусами.
- Извините, сэр, кажется, мы забыли включить ее в меню, пренебрежительно ответил официант, ускользая прочь.
- Очень плохо. Догадываюсь, что жареную рыбу здесь тоже не подают, раздраженно заметил Кит.
Был вечер пятницы, и Кит проводил его на коктейле у своих клиентов, Ларри и Мэфет Коул.
После возвращения из Ки-Уэста он чувствовал себя странно. Джилли и ее друзья в Ки-Уэсте что-то всколыхнули у него в душе, заставили тосковать о юности, о приятных днях досуга на пляже в компании приятелей, о простой, вкусной и острой пище, которая ему тогда так нравилась. Мексиканские пирожки с начинкой из мяса и перца, пицца. Уже много лет Кит ничего подобного не ел, а сейчас вдруг захотелось.
Он взял бокал шампанского с подноса проходившего мимо официанта и заметил испытующий взгляд Хенка Вейнстейна, направленный на него из противоположного угла многолюдного зала. Кит сделал тупое лицо. Хенк хочет сказать, что апартаменты набиты кандидатами в клиенты, а это означает открытие новых счетов, новые денежные поступления - надо только устанавливать контакты и очаровывать публику. Кит отпил шампанского и приступил к работе. Заверив троих клиентов в блистательном будущем "Объединенных технологий", он дал интервью репортеру "Майами геральд" и, заметив, что толпа вокруг хозяев дома наконец поредела, пошел их поприветствовать.
- Ларри, Мэфет, прелестная вечеринка, пропел он, притворно улыбаясь.
- Кит, приятно вас видеть. Вы ведь не были у нас после обновления интерьера? - промурлыкала Мэфет, протягивая загорелую руку.
- Нет. Выглядит великолепно, - опять солгал Кит. "Господи, как глупо".
- Мы рады, что вы пришли, Мелоун. Нам очень хотелось познакомить вас с нашей дочерью, - вмешался Ларри. - Она вернулась после окончания частной школы в Швейцарии. Бранди, дорогая, представляю тебе Кристофера Мелоуна.
Бранди улыбнулась. Ей было года двадцать три, и она обладала привлекательной внешностью.
Пораженный Кит попытался подавить Смешок и неожиданно фыркнул. Краснея, он глубоко вдохнул и машинально отхлебнул шампанского. И тут не выдержал и захохотал. Изо рта вылетела струя шампанского и попала прямо на роскошное платье Бранди.
Ларри обернулся, вытаращив глаза, Мэфет спешно промокала грудь дочери салфеткой, а взбешенная Бранди закатила истерику. Кит опять конвульсивно поперхнулся и собирался было извиниться, но тут на помощь подоспел Хенк Вейнстейн. Он пробормотал извинения и, подталкивая Кита в спину, вывел его на балкон.
Бесцеремонно пихнув друга на один из стальных кованых стульев, Хенк прошипел:
- Сиди, не двигайся. Если шевельнешься, я тебя убью.
Через несколько минут он вернулся с двумя высокими стаканами.
- Джин с тоником? - пустил пробный шар Кит.
- Мышьяк с медом, - ответил Хенк. - Ты забрызгал клиента.
- Я обрызгал только Бранди, а клиенты - ее родители, - резонно возразил Кит, смакуя холодный напиток.
- У нее персональный трастовый фонд в два миллиона долларов, для которого ты покупаешь акции. Даже этого не знаешь. Заткнись на минутку. Я вне себя, - сказал Хенк и поджал губы.
Кит уперся ногами в балконную решетку и начал раскачиваться на задних ножках своего стула. Солнце опускалось в залив, огни множества кораблей сверкали под серебристым небом. Кит всегда думал, что это - самое прекрасное зрелище на свете. Сейчас ему было все равно.
- Папочка, - проговорил он наконец, прерывая длинную паузу, - я очень-очень сожалею.
Обещаю, что больше никогда так не сделаю.
Теперь мне можно выйти из угла?
Хенк повернулся на своем стуле и посмотрел на Кита.
- Если бы Коулы не были в таком замешательстве, нас уже давно вышвырнули бы вон.
Что на тебя нашло?
- Это долгая история. Мне действительно жаль, поверь. Если коротко, то это было что-то вроде игры между мной и Джилли.
Хенк закрыл глаза. Голос у него стал скрипучим.
- Джилли? Это еще кто?
- Совладелица гостиницы, оставленной нам Лавинией. - Кит сделал еще глоток. Горло по-прежнему саднило, но он уже чувствовал себя лучше. - Она антиквар в Ки-Уэсте. Да я же говорил тебе по телефону.
- Ты не сказал мне ни слова.
- Да ну? Не может быть! Я уверен, что говорил.
- Ни слова, - повторил Хенк. - Я все хотел спросить, как прошла твоя встреча, но ты был так озабочен своими проблемами...
- Ох, встреча, - Кит улыбнулся. Ему уже было почти хорошо. - Встреча прошла неважно. Вернее, только конец был мерзким. Это было просто ужасно. Но сама Джилли - привлекательна и умна.
- Привлекательна и умна, - повторил Хенк.
- Да, - мечтательно продолжал Кит, - и она очень похожа на свою кошку.
- Похожа на кошку, - снова повторил Вейнстейн и захлопал глазами.
- Да-да, - сказал Кит, - у нее блестящие пышные волосы, а когда сердится - шипит. Что ты на меня так смотришь?
- Мелоун, - произнес Хенк, - эта женщина превратила в мусор один из наших лучших счетов и погубила один из острейших финансовых умов Юга Штатов. Я ожидал услышать, что у нее лицо Греты Гарбо или сексапильность Софи Лорен. Вместо этого ты рассказываешь, что она привлекательна, как почти девяносто восемь процентов женщин в Америке, и потрясающе похожа на свою кошку.
Кит ухмыльнулся и закинул руки за голову, любуясь звездами.
Хенк смотрел на друга с изумлением.
- Это так серьезно, амиго?
- Мне кажется, я без ума от нее. Может, если я недельку погляжу на Джилли без макияжа, меня это излечит? Не злись, но, по-моему, мне надо поехать в Ки-Уэст. Чтобы разобраться и справиться со всем этим. Через недельку я все возьму под контроль.
- Да, как же! За один день она тебя взвинтила, и ты начал плеваться в людей, а за неделю ты просто дойдешь до комы.
- Я счастлив, Хенк, - серьезно сказал Кит. Понимаю, что это смешно и патетично, но мне хочется во что бы то ни стало быть счастливым.
- Я тоже счастлив, малыш. Действительно.
Прими мои поздравления. - Хенк вздохнул и потряс кубики льда в опустевшем стакане. Но в Майами около миллиона женщин, и ты встречался почти с половиной из них. Почему же ты должен был найти женщину своей мечты на задворках цивилизации? И, наконец, почему бы тебе не пригласить ее сюда и не показать ей город?
- Ты не понимаешь. Она не пожелает перейти улицу, чтобы спасти меня от смерти, не то что приехать в Майами. Именно поэтому ехать надо мне. Возможно, она даже не захочет вновь со мной пообедать, но не сможет запретить мне срезать розы в моем собственном саду.
-Ты собираешься срезать розы? - Брови у Хенка полезли вверх.
- Это просто оборот речи, не придирайся.
- А как насчет пяти миллионов долларов, вложенных в наши акции?
- А что? Возьму мобильник и буду постоянно звонить на биржу. Люблю работать, где бы я ни находился. Знаю, тебе нравится, когда я в офисе.
- Не обязательно, - быстро ответил Хенк. Твой интеллект ведь находится не в офисе.
- А что, моя неспособность сосредоточиться в последние дни была очень заметна?
- Очень, еще до фокуса с шампанским. Вчера и сегодня у тебя случилось несколько проколов. Поэтому поезжай в Ки-Уэст и повидайся с Джилли. Когда отправишься?
- Думаю, сегодня ночью, - ответил Кит.
- Мне кажется, что посетить женщину, которая тебя терпеть не может, поздно ночью не очень мудро. Не хочу поучать, но я - почти женатый человек, а ты - помешанный на сексе дикарь.
- Так я и не собираюсь встречаться с ней ночью. Просто думаю, что мне будет приятно спать в том же городе, что и она. - Кит вскочил на ноги.
Хенк, улыбаясь, покачал головой и заглянул через стеклянную дверь в пентхаус Коулов.
- Нет, это не увлечение, это серьезно. Кит - покоритель женщин ушел в историю.
- Хенк, ты забыл - эта дама ненавидит меня.
- Это неважно. Ты не человек, а стихия. Хенк быстро провел Кита через квартиру и вывел в пустой холл прежде, чем хозяева заметили их уход. - У нее нет шансов на спасение.
Может, я позвоню и предупрежу ее?
- Скажи ей, что я ее люблю и скоро приеду. Кит, усмехаясь, пошел к своей машине.
- Все отлично. - Маргарет Грир сняла верхнюю папку с аккуратной стопки. - Я расселила наших постояльцев по другим гостиницам, все довольны. "Дом влюбленных" пуст и готов к ремонту и обустройству. - Она протянула Джилли папку. - Если что понадобится, всегда можешь позвонить мне в гостиницу в Вермонте. - Маргарет выключила настольную лампу. Ты действительно собираешься жить здесь, в гостинице, пока я буду в отпуске?
- Да. Надо делать эскизы. Кроме того, мне хочется погрузиться в атмосферу "Дома влюбленных". Вместе с прошлым и Лавинией.
- Ладно. Но тебе здесь будет одиноко. Можешь позвонить Киту Мелоуну?
- Конечно. А еще Саддаму Хусейну. Это тоже будет очень забавно.
- То, что ты клянчишь у своей чертовой кошки чего-нибудь необычного, а сама воротишь нос, когда в твоей жизни что-то меняется, - не мое дело. Я совершенно счастлива, что улетаю в прохладный Вермонт. Но скажи мне одну вещь, пожалуйста.
- Что? - спросила Джилли.
- Разве Кит Мелоун не кажется тебе хоть немного привлекательным?
- Красивым - да. Привлекательным, то есть чтоб от его взгляда я теряла дар речи, - нет.
- Ну, хорошо. Ты не могла бы донести один из моих чемоданов? Такси подъедет через несколько минут.
- Что в нем? - спросила Джилли, волоча чемодан по лестнице в холл. Золотые слитки?
- Моя одежда, косметика, бижутерия, - ответила Маргарет. - Кто знает, вдруг там, на отдыхе, я встречу доброго, симпатичного вдовца это хорошая партия. Будет кому утешить меня в старости.
Она положила сумочку на чемодан и потерла лоб.
- Боже, как жарко. Жду не дождусь горной прохлады. Кстати, когда будешь говорить с Китом, напомни ему, что он обещал мне объяснить, как пользоваться программой "Лотус 12-3".
- Если ты собираешься продать душу дьяволу за пару уроков компьютерной грамотности - это твое дело. Меня не вмешивай. Я не собираюсь разговаривать с мистером Мелоуном.
Перед воротами бесшумно остановился черный лимузин. Маргарет указала молодому красивому шоферу на свои чемоданы.
- До свидания, детка. Не работай слишком много.
- До свидания, - сказала Джилли, открывая для подруги дверцу. - Желаю хорошо провести время.
Маргарет нежно поцеловала Джилли и села в лимузин.
Кит вел свой "ягуар" по пустынному шоссе и думал, что наилучшим способом завоевать доверие Джилли будет доброжелательное, но сдержанное поведение. Ведь он набросился на нее, как необузданный сексуальный маньяк, не считая идиотской байки про Бранди. Неудивительно, что она обижена и возмущена.
Джилли открыла кран, легла в ванну и с наслаждением вытянулась. После отъезда подруги она весь вечер составляла подробную инвентаризационную опись гостиницы, и теперь у нее было двадцать страниц набросков, сотни идей и ноющая боль в спине. Самое время отдохнуть.
Чистая и полусонная, Джилли вытерлась и надела старый шелковый халат. Она медленно и тихо прошлась по гостинице, заперла парадную дверь, включила охранную сигнализацию и зажгла в холле маленькую лампу. Потом поднялась по лестнице и вошла в свою комнату.
Натянула длинную белую майку вместо ночной рубашки и легла в постель.
В полночь ее разбудил звук осторожных шагов. Джилли затаила дыхание и прислушалась.
Это не снаружи, а в доме, около лестницы.
Слышались легкое звяканье и глухой стук поднятых и поставленных предметов, тихий кашель. У Джилли сильнее застучало сердце.
Она бесшумно соскользнула с кровати, позвонила в полицию и опять прислушалась. Шаги стали громче, приблизившись к лестнице.
Джилли бесшумно открыла дверь спальни и на цыпочках прокралась в холл второго этажа.
Схватив из кучи наваленного в углу хлама ближайший предмет, она прошмыгнула к верхним ступенькам лестницы и приказала себе сохранять выдержку.
- Мое ружье нацелено в вашу голову, и, если вы сделаете еще шаг, я выстрелю, - громко сказала она. - Я уже позвонила по номеру девятьсот одиннадцать, полиция будет с минуты на минуту.
- Джилли, - прозвучал глубокий голос снизу.
- Кто это? Не двигаться! - в замешательстве завопила она.
- Джилли, все в порядке, это Кит Мелоун. Я не знал, что здесь кто-то есть. Маргарет мне сказала, что гостиница пуста. Не паникуй! Я сейчас отойду подальше, чтобы ты могла меня видеть. Не стреляй, ладно? Умница.
Джилли увидела в слабо освещенном нижнем холле знакомую голову Кита и с облегчением прислонилась к перилам. Ее охватило бешенство.
- Как ты посмел! Ты представляешь, до чего я испугалась? Как ты смеешь являться в мой дом и пугать меня до смерти!
- Если быть точным, то это не твой дом, - с невозмутимым видом произнес Кит, глядя на нее с нижних ступенек лестницы. - Джилли, извини. Я действительно не знал, что ты здесь. Он взглянул на предмет, который она все еще сжимала в руке. - А это что за штуковина?
- Кронштейн для полки, - пробормотала Джилли.
- Кронштейн? А где ружье? - недоуменно спросил он, поднимаясь к ней.
- Нет у меня ружья и никогда не было! - Джилли взглянула на него. - А ты опять кричишь на меня!
- Ох, черт, - прошептал Кит. Он почувствовал прилив нежности и обнял Джилли.
Она была такой нежной и теплой после сна.
- Все хорошо, моя дорогая, - шептал Кит, гладя ей волосы. - Ты в безопасности. Здесь больше нет безмозглых придурков, шарящих в потемках по комнатам и пугающих тебя. Можешь все это забыть.
Успокоенная теплотой его рук и тихим голосом, Джилли залилась слезами.
Через пятнадцать минут, когда уехала полиция, на овальном обеденном столе стоял большой чайник со свежим чаем "Эрл Грей". У Джилли еще немного дрожали ноги, но сердце билось ровно. Ей хотелось спать, и она корила себя за то, что расплакалась как дурочка и теперь, наверно, ужасно выглядит. Кит, вероятно, считает ее идиоткой.
Она попыталась начать разговор о практических проблемах:
- Итак, что ты здесь делаешь?
- Я решил, что ты была права, - мягко сказал Кит, наливая ей вторую чашку чая. - Это особый проект, и мы оба должны принимать в нем участие.
- Предполагается, что я должна быть тронута? - ехидно спросила Джилли, действительно приятно удивленная.
- Никто из знающих тебя не ждет таких скучных эмоций, крошка.
- Мелоун, если ты станешь называть меня крошкой, я возьму вот этот кронштейн для полки и засуну его...
- Джиллиан Мейбл, - Кит всплеснул руками в притворном ужасе, - как вульгарно. От таких разговоров можно получить шок. По-моему, ты озябла. Позволь мне принести тебе плед или еще что-нибудь.
- Мой халат висит на стуле в спальне, прямо напротив лестницы. - Она натянула подол майки на колени. - Я бы его сама взяла, но боялась, что кто-нибудь прыгнет на меня из темноты.
- Не беспокойся, кро.., то есть Джилли. Гостиница освещена как рождественская елка. Кит старался не смотреть на ее соблазнительно стройные длинные бедра и не думать, что под майкой больше ничего нет. В неопределенном будущем, когда он и эта прелестная наивная идиотка смогут нормально беседовать, он объяснит ей, какой эффект могут произвести на мужчину скудость одежды и красивое тело.
Видимо, еще не скоро.
- Вот твой халат, - бодро произнес он через несколько минут, протягивая ей старинное шелковое одеяние. - Он действительно твой?
А я нашел себе прекрасную комнату. Небольшая голубая спальня в конце коридора.
- Ты останешься здесь? - ошеломленно спросила Джилли.
- Конечно. Где же мне еще остановиться?
"Лучше всего в отеле "Хилтон" в Гонконге", - подумала Джилли.
- Не знаю. Мне ничего не приходит в голову.
- Очевидно, поэтому имеет смысл остановиться здесь. Кроме того, я могу защитить тебя от нападения. Мне не нравится, что ты ночуешь одна в пустом доме.
- А мне не нравится, что мы будем ночевать вдвоем в пустом доме, возразила Джилли. Что подумают люди?
- Сейчас не девятнадцатый век, - усмехнулся Кит. - Это никого не интересует. Кроме того, ты в полной безопасности. Не пойми меня превратно, ты действительно очень привлекательна, но я намерен вести себя прилично. Это будет трудно, но я обещаю. - "Через недельку-другую ты сама начнешь бросаться мне на шею".
- Я не боюсь твоих приставаний, Мелоун. Она начала убирать со стола чашки. - Я просто не хочу тебя здесь видеть. Мне хочется, чтобы гостиница была только в моем распоряжении.
И я не нуждаюсь ни в твоей, ни в чьей-либо помощи.
- Это скверно, - быстро сказал Кит, - ведь половина этой собственности принадлежит мне, а Лавиния была моей бабушкой, поэтому я остаюсь. - Он проницательно глянул в ее упрямое лицо. - Конечно, ты всегда можешь уйти к себе домой. В отличие от меня у тебя здесь есть уютный домик. Но я никогда не считал тебя трусливой.
Он был прав. Джилли лихорадочно обдумывала ответ.
- Как раз сейчас ремонтируется крыша моего дома, - соврала она, отдавая себе приказ утром же вызвать работников, - так что мне придется остаться здесь. Гостиница достаточно велика, мы просто будем встречаться друг с другом.
- Отлично, - спокойно ответил Кит.
- Все, я пошла спать.
- Отлично, - повторил Кит. - Эй, Джилли!
- В чем дело? - откликнулась она из дверей.
- Тебе не нужно оружие, тебя буду защищать я. Можешь оставить кронштейн для полки здесь.
- Ой, спасибо, Мелоун, - саркастически бросила она через плечо, - ты очень полезен.
Так здорово - иметь мужчину в доме.
- Держу пари, что так и будет, - тихо пробормотал Кит.
- Ты помнишь название столицы Техаса?
- Остин, - ответил Кит, тяжело усевшись на металлический стул на веранде гостиницы.
Было чудесное ясное и прохладное утро.
Джилли уткнулась носом в газету.
- Утренний кроссворд, - объяснила она, выводя ручкой слово. - Вот кофе и круассаны.
- Спасибо, - усмехнулся Кит, исподтишка быстро ее оглядев.
До чего же она прелестна, даже утром!
- А здесь случайно не найдется какой-нибудь яичницы с беконом или овсяной каши? спросил он, чтобы привлечь ее внимание.
Джилли подняла голову от газеты и посмотрела на него, подняв брови.
- Хочешь остаться на неделю - оставайся.
Это твое дело. Но не рассчитывай, что я буду готовить обеды. А вообще кухня, - она старалась не обращать внимания на его дразняще-задиристый взгляд и ослепительную улыбку, находится в задней части дома. Иди прямо до конца коридора. Если пройдешь мимо плиты, значит, ты в нужной комнате. Однако в кладовке нет ни яиц, ни бекона.
- Они там скоро будут, - игриво ответил Кит. - Чтобы выполнять мужскую работу, надо хорошо заправляться.
- Знаменитый король зулусов, четыре буквы. Мужскую работу? Ты что, собираешься захватить Гренаду? Какую именно мужскую работу ты запланировал на эту неделю?
- Чака Зулу, король. А я собираюсь помогать в любой физической работе, которая потребуется. Двигать мебель. Вносить изменения и дополнения в компьютерную систему. Перепланировать сад.
- Сад? - Джилли подняла голову и бросила на него скептический взгляд. Можно себе представить, что он натворит с парой садовых ножниц в руках. Через три дня пышный сад будет выглядеть как поле для гольфа. - Я не понимаю, почему ты хочешь заняться ландшафтным планированием.
- Я объясню. Мне не хочется вмешиваться в твою часть проекта внутри гостиницы, но у меня есть идеи относительно сада. Уж позволь мне тоже получить удовольствие. - Кит взял свою чашку и пустую корзинку из-под круассанов. - Сейчас я отнесу это на кухню и проверю содержимое , кладовой. Если хочешь пообедать, я все приготовлю к семи часам. Теперь, прежде чем я начну вырывать с корнями дубы, нет ли у тебя вопросов?
- Есть. Слово из трех букв, означающее несносного зануду, начинается на К.
Глава 5
Телефон зазвонил, когда Джилли наносила узор по трафарету в одной из маленьких ванных комнат. Выругавшись, она схватила трубку запачканной в краске рукой.
- Джилли, девочка, - прогудел веселый голос Неда Уинстона, - как ты поживаешь?
- Отлично, Нед, - улыбнулась Джилли. Гостиница выглядит прекрасно. Работа, которую ты с ребятами сделал в прошлые выходные, буквально преобразила ее.
- Хорошо. В любое время в твоем распоряжении. Ты знаешь: наши мускулы - это твои мускулы. Послушай, Киллер там?
- Киллер? Это кто?
- Очень смешно. Ладно, это Кит. Кристофер. Мистер Мелоун. Называй как хочешь. Он там? Нам нужна его помощь по работе с системой поливки газонов, а у меня как раз сейчас есть свободное время. Кит сможет прийти?
- Я ему передам. - Джилли положила трубку и спустилась по лестнице.
"Поздравляю, Джилли, - кисло подумала она, - неприятель теперь превосходит тебя числом".
С тех пор как две недели тому назад Кит вернулся в Ки-Уэст, жизнь в "Доме влюбленных" изменилась самым драматическим образом. Ушли в небытие тихие одинокие вечера с мыслями о Лавинии и прошлом. Теперь Джилли обитала в городе, населенном исключительно мужчинами. Дикий Запад.
Не только Кит прилип к гостинице, как ракушка к днищу корабля, но и ребята из волейбольной команды. Они помогали в обустройстве, весело обдирали выцветшие обои, отскабливали старую краску и грузили в машину строительный мусор. А также вместе играли в волейбол, удили рыбу и пили пиво.
Джилли чувствовала себя кошкой в собачьей своре. Она оказалась единственной женщиной в настоящей оргии мужской солидарности.
Этого было достаточно, чтобы вызвать у нее феминистское возмущение.
- Маргарет! - закричала Джилли на следующий день и замахала малярной кистью.
Подруга помахала в ответ и вошла в гостиницу. Через минуту они встретились в кабинете Маргарет.
- Ты фантастически хорошо выглядишь, проговорила Джилли, - отдых пошел тебе на пользу.
- Это был волшебный отпуск, - согласилась та, улыбаясь.
- Рассказывай обо всем. Начни с любовных приключений, если они были.
- Я встретила там одного чудесного человека, - осторожно сказала Маргарет. - Привлекательного и очень внимательного. Он живет в Чикаго, но мы будем видеться. А что у тебя?
- Все отлично. Без сюрпризов, - ответила Джилли. - Готово пока немного, но мы сильно продвигаемся в работе.
- Кстати, - спросила Маргарет, - что за странности происходят в саду?
Как нарочно, дверь кабинета отворилась, и в офис заглянул Кит, по обыкновению в грязной одежде и с садовыми ножницами в руках.
- Куда запропастились большие ножницы для толстых веток, Сандерсон? Сколько раз я должен повторять тебе, что они не предназначены для нарезания этих проклятых обоев? Если ты их тронешь еще раз, я тебе... Ой, Маргарет, удивленно воскликнул он, - извини, я не знал, что ты уже здесь. Добро пожаловать домой.
- Благодарю, - спокойно ответила Маргарет, переводя взгляд с одного на другого и ожидая объяснений.
Джилли пристально посмотрела на Кита, но тот только ухмыльнулся и надменно поднял бровь.
- Видишь ли, Маргарет, - выдохнула она. Мелоун пока помогает в работах по обновлению гостиницы. Он живет в комнате номер шесть, которая теперь представляет собой как бы продолжение сада...
- Верно, Маргарет, - вставил Кит, сияя одной из своих ослепительных улыбок. - Джилли пытается сказать, что когда я прихожу к себе в комнату, то бросаю носки на пол. Настоящее преступление.
- Дай мне вставить словечко, - перебила Джилли, усиленно избегая его иронического взгляда. - У него на полу куча грязной одежды, часть этих тряпок осталась, видимо, еще со времен Гражданской войны. Если он когда-нибудь решится отдать их в стирку, Америке наконец посчастливится найти снежного человека.
- Конечно, - улыбнулся Кит Маргарет. - Непонятно только: почему моя комната так ее тревожит? Она все время сует туда свой нос.
Джилли вздернула подбородок.
- Напротив, Маргарет, ты же понимаешь, что тот, кто весь день работает внутри дома, должен беспокоиться о состоянии комнат; в то время как тот, кто слоняется снаружи, никогда не обращает на это внимания. Ах, да. Кит решил привести в порядок сад. Поэтому он такой разоренный. Ты можешь оказать мне услугу и убедить Кита, что перед верандой прекрасно будет выглядеть плюмбаго. Я старалась ему это объяснить, но он упорно этого не понимает.
- Не утруждай себя, Маргарет, не трать впустую время, - раздраженно бросил Мелоун. - Даже идиот со скудными представленими о растениях поймет, что для нормального развития плюмбаго необходимо много солнечного света, а площадка перед верандой сильно затенена. Раз уж мы об этом заговорили, то следует напомнить нашей прелестной дизайнерше, что это гостиница, а не частный дом. Половина всех этих дурацких безделушек, которыми она наводнила дом, в конце концов в чьем-то чемодане уедет куда-нибудь в Преторию.
Джилли подбоченилась.
- Маргарет вам ответит, мистер Циник, что постояльцы нашей гостиницы не крадут вещей.
Кит скрестил на груди руки и смерил Джилли холодным взглядом.
- Маргарет вам скажет, мисс Всезнайка, что для фасадной части отеля подойдут тенелюбивые растения.
Маргарет со всей силы стукнула по столу машинкой для скрепок.
- Прекратите это немедленно, вы оба! И прошу вас немедленно выйти, у меня много работы.
Усмехнувшись, Кит повернул к выходу.
Джилли неохотно пошла за ним.
- Перед фасадом отеля должно расти что-нибудь голубое, и плюмбаго подходит идеально. - Джилли толкнула Кита локтем, едва они повернули в коридор.
- Постояльцы будут тащить по-черному твои побрякушки, которых ты не приклеишь намертво, - пробубнил он.
- А вот и нет, - возразила Джилли.
- А вот и да, - ответил он и вышел через заднюю дверь.
- Кретин! - завопила Джилли ему вслед.
- Дурочка-идеалистка, - отозвался из сада Кит.
Маргарет Грир включила настольную лампу, надела очки и улыбнулась.
- Знаешь, Лавиния, - сказала она, - твоя затея с наследством может сработать.
Через день после возвращения Маргарет Джилли обедала в ресторане "У Эрнеста" со своей подругой Белл Линкольн.
Белл немного поговорила о детях и муже, а потом обратилась к Джилли:
- Расскажи лучше, что происходит у тебя?
- Ну, ремонт идет чудесно, - признала Джилли. - Конечно, благодаря твоей и Линка помощи и, разумеется, участию ребят из волейбольной команды.
- И благодаря Киту Мелоуну, как я полагаю. Белл отхлебнула минеральной воды.
- Кит Мелоун! Как же, дождешься от него помощи.
- Джилли, но Эд Парке из питомника растений в Тавернье сказал, что Кит как помешанный возится с землей.
- Да, - мрачно ответила Джилли, - Кит Мелоун работает как помешанный.
Она пошевелила вилкой оливки на тарелке.
Действительно, Кит оказался способным, веселым и удивительно легким в общении. Если не обращать внимания на беспорядок у него в комнате и упрямство, Кит отличный компаньон. Дружок-приятель, что-то вроде веселого старшего брата, которого у нее никогда не было.
Если бы только ее чувства были более.., сестринскими.
Но когда она думала о Мелоуне, в воображении представал прекрасно сложенный, сексуально притягательный мужчина. Вот он вытянулся с поднятыми руками, чтобы установить потолочный вентилятор: рубашка-поло задралась, обнажив полоску мускулистого живота...
А теперь Кит выходит из прибоя: черные волосы и напряженные мускулы блестят от морской воды... Сейчас он развалился на викторианской софе в гостиной "Дома влюбленных": его мужественность и ленивая непринужденность разительно контрастируют с вычурной элегантностью софы.
- Джилли, вернись на землю! - Белл помахала перед открытыми глазами подруги пластиковой палочкой для смешивания коктейлей. - Что с тобой?
- Ты будешь смеяться.
- Не буду. - Белл протянула руку, чтобы взять кусочек цыпленка по-дижонски с тарелки подруги.
Джилли кивнула.
- Я очень увлечена Китом.
- Тоже мне великое открытие! Все женщины на этом острове увлечены Китом. В чем же дело?
- Все женщины острова не живут с ним под одной крышей. Кроме того, я ему безразлична.
- Почему ты думаешь, что ты ему не нравишься? Малыш, этот цыпленок оказался вкусным. Можно взять еще кусочек?
- Да. Я не голодна. С тех пор как Кит здесь, он не подал ни малейшего намека на интерес ко мне.
- За исключением того, что остался здесь, в Ки-Уэсте, на несколько недель.
- Дней. Подумаешь, устроил себе отпуск.
- У парня шикарный "ягуар", Кит совладелец процветающей финансовой фирмы. Думаю, если бы речь шла только об отпуске, он мог бы позволить себе нечто более расслабляющее, чем ковыряние в саду.
- Ладно, тогда скажи мне: если Кит мною интересуется, то почему ничего не предпринимает?
Белл недоверчиво покачала головой.
- Джилли, ты разумная женщина, подумай.
Неужели твой бывший муж привез бы тебе в багажнике дорогой спортивной машины три мешка удобрений для сада? Соизволил бы копать ямы, даже если там зарыты сокровища? Смог бы вступить в волейбольную команду? Даже если бы и смог, то ребята не полюбили бы его, как Кита. Прости, ты не можешь еще раз помахать нашей официантке? Я собираюсь заказать десерт.
Джилли с подозрением посмотрела на подругу.
- Ох, Белл, ты что, опять беременна?
- Нет. Мы с Линком больше не хотим заводить детей. Мы стали очень осторожны.
- Надеюсь на это. Но ты ешь с таким аппетитом.
- Никоим образом.
Вздохнув, Джилли наконец сдалась:
- Ну ладно, ты победила. Но даже если я уступлю и признаю, что Кит нормальный, надежный и порядочный парень, который приехал в Ки-Уэст из-за меня, хотя я вовсе в этом не уверена, то когда же этот образец сдержанности проявит хоть какие-то чувства?
- Понятия не имею, - ответила Белл. - Почему бы тебе первой не начать?
- Потому что это его дело. Кроме того, я не хочу унижаться.
- Тебе никто не говорил, что сейчас не пятидесятые годы? Ты - позор всех эмансипированных женщин мира, Сандерсон. - Смеющиеся глаза Белл вдруг стали серьезными. - Ты знаешь, в чем разница между тобой и мной?
- Дай я угадаю: четверо детей и муж. Правильно? - поддразнила Джилли.
- Шути сколько угодно. Разница в том, что я не боюсь выглядеть влюбленной дурочкой. Белл подняла палец вверх. - А ты боишься.
Когда речь заходит о любви, ты так боишься совершить ошибку, что это тебя парализует.
Ну, если ты собираешься завернуть свое сердце в вату на всю оставшуюся жизнь, то это подходит. Но ты не можешь так себя вести и одновременно думать о Ките Мелоуне. Тебе придется пересилить себя и притворяться дурочкой, как делают другие женщины, - закончила Белл.
Глаза у Джилли наполнились слезами. Она подумала, что Белл права. Любая женщина на ее месте, будучи в здравом уме, уже давно бы прыгнула к парню в объятия, и к черту последствия.
- Ты права, надо меняться. Начиная с завтрашнего дня, - сказала Джилли. - Я начну романтический поединок, и мне нужна твоя помощь. Походи со мной по магазинам. Конечно, мое тело - это высшая цель для Кита, но пока, чтобы его соблазнить, надо приобрести одежду.
- Отлично. Завтра после обеда, ладно? сказала Белл и помахала официантке.
- Ладно, ребята, сосредоточьтесь, - проговорил Кит, стукнув пивной бутылкой по стойке бара для привлечения внимания волейбольной команды. Что я должен сделать ради Джилли?
- А что там с Джилли? - спросил Нед.
- Только чтобы ничего дурного для Джилли, добавил Джефф.
- Она замечательная и хорошая, - сказал Ларри.
Было время заката. Сначала четверо мужчин поиграли в волейбол, затем пошли в бар Джимми Баффета. Воздух был теплым, бриз свежим, а пиво холодным. Все размякли. Если он собирается посвятить парней в свои трудные отношения с Джилли, то это должно произойти сейчас или никогда.
В отношениях с женщинами Кит не проявлял серьезности. Если женщина не желала исполнять его капризов, он поворачивался и уходил. Причем было неважно, насколько привлекательной она ему казалась, равно как для него ничего не значили ее чувства и ее дальнейшая судьба.
Но Джилли... Джилли значила для него слишком много.
- Я тоже так думаю, - отозвался он. - Джилли - хорошая. Джилли - самая лучшая. А поскольку вы не воспользовались возможностью поухаживать за ней, то заняться этим намерен я. Но мне понадобится ваша помощь.
- Что ты имеешь в виду? - спросил Нед.
- Как вы могли заметить, - начал он, Джилли.., как бы сказать.., застенчивая. Она не представляет себе, как хороша, и не понимает, что я схожу из-за нее с ума. Думаю, виноват в этом ее бывший муж, негодяй Клод. Мне нужно поскорее что-то предпринять, а для этого необходимо как можно больше узнать про него. Чем он занимается, какая у него профессия?
- Сначала о главном, - перебил его Джефф. Мелоун, терпеть не могу спрашивать об этом, но ты знаешь, как мы любим Джилли, и я, например, не буду тебе помогать, пока не узнаю, каковы твои намерения. Ты понимаешь...
- Насколько серьезные? - подозрительно спросил Ларри.
- Очень серьезные, - в отчаянии ответил Кит. - Настолько серьезные, что собираюсь жениться. Может быть, завести детей, хотя я пока не могу за это поручиться. Все серьезно и навсегда. - Он почувствовал, что покраснел, и остановился.
Джефф похлопал Кита по спине.
- Ладно, не волнуйся ты так.
- Мои поздравления, ты настоящий мужик, сказал Нед.
- Давайте поднимем тост за Киллера и Джиллера, - добавил пьяный Ларри с отрешенным видом. - Я хотел сказать, Килли и Джилли. Эй, кто-нибудь! Эл! Подай еще четыре пива!
- Клод унижал ее все время, - внезапно серьезным тоном сказал Джефф. Считал ее поступки чересчур ребячливыми. Джилли слишком много думала, не правильно одевалась, не так разговаривала. Возможно, он даже говорил ей, что у нее в голове не хватает винтиков. Она никогда об этом не рассказывала, но это трудно было скрыть.
- Ну, ты знаешь такого рода вещи, - вставил Нед. - Мы все иногда так делаем. Но Клод делал это постоянно.
- Киллер, есть еще одна вещь. Семейство Джилли считало себя сливками местного общества. Сандерсоны из Атланты. Капризные.
Чопорные. Теперь понимаешь? Джилли никогда не соответствовала их требованиям, и они ей этого не могли простить. Поэтому когда она вышла замуж за Клода, то подумала, что наконец у нее будет любовь, взаимопонимание и одобрение ее семьи. То есть Джилли вышла замуж за мечту о совершенном парне. Только все обернулось против нее: что бы она ни делала и ни говорила, ничего и никогда ему не нравилось. И сколько мы ни пытались разубедить ее, Джилли до сих пор винит саму себя. Что в ней что-то не так. Конец истории, - утомленно выдохнул Ларри.
- Да, конец истории. - Кит был доволен ребята правильно поняли проблему.
У Джилли развился комплекс неполноценности. Неудивительно, что в качестве друзей мужского пола она выбрала этих троих добродушных и безобидных лунатиков. Большинство же мужчин она считает жестокими, эгоистичными и высокомерными.
"Ладно, Мелоун, - думал он, двигаясь нетвердыми шагами по Симонтон-стрит, - сегодня вечером ты заставишь ее изменить свое мнение".
Джилли возвращалась домой после обеда с Белл, когда на небе уже светила полная луна.
Она быстро дошла до гостиницы. "Ягуар"
Кита стоял на дорожке под мимозой, а гостиная светилась огнями.
- Кит, - позвала Джилли, шагая по коридору. Никакого ответа. Пока она поднималась по лестнице, ее тревога росла.
Кит спал на полу напротив двери в ее спальню, вытянув длинные ноги поперек разноцветной ковровой дорожки. В правой руке у него был зажат тугой бутон розы, судя по капелькам воды и остаткам корней недавно украденный из чьего-то сада.
Она бесшумно опустилась около него на колени и нежно окликнула:
- Кит, а Кит!
- Джилли, - прохрипел он, открывая мутные глаза.
- Да, Кит, - повторила она, погладив его руку.
- Джилли, - встрепенулся он, - ты.., должна.., знать.
- Что, глупыш? Все в порядке. Ну, скажи мне.
- Джилли, - торжественно произнес он, я.., очень серьезно.
И тут же завалился на бок, тяжело дыша.
Она больше ничего не смогла от него добиться.
Вытащив розу из его пальцев, Джилли поднялась. Потом нашла в одной из спален мягкое стеганое одеяло, подсунула его Киту под бедро и укрыла его. Она поцеловала его влажный лоб и пошла к себе в спальню, где осторожно поставила розу в вазочку на свой ночной столик.
Она любила его.
Это не увлечение и не вожделение. Это настоящая любовь.
Для радости и для печали. Для наслаждения или возможного унижения.
Джиллиан любила его безнадежно, беспомощно, возможно, даже глупо.
Глава 6
На следующее утро Джилли проснулась в восемь часов. Она чувствовала себя полной жизни и надежд, чего не случалось уже несколько последних лет. Теперь можно совершить что-нибудь возбуждающее, например выпрыгнуть с парашютом из летящего самолета, или съездить в Непал, или с головой окунуться в секс с Китом Мелоуном.
Джилли завязала на талии пояс шелкового халата и осторожно вышла из комнаты. Кита на полу в коридоре уже не было. Она заглянула к нему в комнату. Ставни были закрыты. В полумраке с трудом угадывалась распростертая фигура.
Кит, раскинув руки, лежал на спине, тяжело дыша. Шевелюра была дико всклокочена, глаза закрыты.
- Уходи, - прохрипел он.
- Ты в порядке? - спросила Джилли.
- Нет. Убирайся.
- Почему ты лежишь на полу?
- Потому что с него я не могу упасть. Уходи.
- Я хочу тебе помочь.
- Иди спасать тонущего щенка.
- Нет. Я хочу помочь именно тебе.
Джилли немного приоткрыла створки ставней, поставила на пол принесенный поднос и уселась на полу по-турецки.
- Завтрак, - сообщила она.
- Пощади меня, - простонал Кит. Он шмыгнул носом и учуял аромат кофе.
- Вот свежий кофе, - сказала Джилли.
- Благодарю. - Он обхватил ладонями чашку. - Не обижайся, если я отползу в ванную комнату и меня вырвет.
- Конечно, такое часто случается. Однако расскажи мне, сколько именно бутылок пива надо выпить, чтобы дойти до такого состояния?
- Джилли, - вздохнул Кит, - давай просто сидеть молча.
Через несколько минут он решил, что кофе ему помог.
Внезапно, как будто щелкнул какой-то выключатель, Кит почувствовал, что безумно желает Джилли, сидящую рядом с ним.
Мучительно борясь с собой, он отодвинулся.
Сначала надо поспать и хорошенько вымыться. Прийти домой вечером, устроить ей обед и обращаться с ней как с принцессой.
А потом уже заниматься с ней любовью до потери сознания.
А пока ему лучше вежливо выпроводить ее отсюда.
- Я плохо себя чувствую, - жалобно сказал он, стараясь выглядеть слабым.
- Очень скверно, - ответила Джилли.
- У меня ужасная, просто жуткая головная боль. Мне станет легче, если ты один раз поцелуешь меня в лоб.
- Ни в коем случае, - ответила Джилли, вставая и забирая из его рук пустую чашку. Ты привлекательный парень, но в данный момент твоя кожа покрыта липким потом, а аромат изо рта испугает даже твою машину.
- Так я и думал, - сказал потерпевший поражение Кит и закрыл глаза.
В три часа пополудни затрезвонил телефон.
Именно в тот момент, когда Кит размышлял, что больше понравится Джилли на обед: мясо бургиньон или цыпленок под острым соусом.
- "Дом влюбленных", - произнес он в трубку.
- Мелоун?
- Да.
- Когда ты, черт побери, собираешься возвращаться? - спросил писклявый мужской голос.
- Ох, Хенк, не говори так громко, - поморщившись, попросил Кит. Он уже чувствовал себя получше, но вопли из трубки были совсем некстати. - Что случилось? Как там в офисе?
Не звонил ли Ангус Макферсон?
- Ты когда-нибудь перестанешь носиться с этим Макферсоном? - немного тише спросил Хенк. - Ты дал ему наш номер три недели тому назад. Он не звонил и, вероятнее всего, звонить не собирается. Вывод очевиден. Ангус-не-хочет-чтобы-ты-находился-поблизости-от-его-денег. Точка. Я тебя убедил?
- Отнюдь. Чем труднее поймать на крючок этого хитрого старого пройдоху, тем больше мне хочется заполучить его бизнес. - Кит в эту минуту искал в кухонном шкафчике лавровый лист - решил приготовить мясо. - А, черт! Извини, это не тебе, я тут уронил луковицу. А куда запропастился этот паршивый нож? Ага, вот он, под мойкой!
- Кит, - продолжал Хенк, - ты отсутствуешь уже две недели. Наш офис похож на морг, а клиенты стали странно на меня поглядывать, когда я изобретаю очередную байку о местонахождении моего партнера. Я тут веду себя как брошенная жена, которая старается вернуть сбежавшего мужа к домашнему очагу.
- Очень похоже, - поддразнил Кит, нарезая мясо. -Я вернусь в понедельник, восьмого сентября, идет? Четыре недели отпуска - это не так плохо для партнера фирмы, а?
- Это у тебя не отпуск, Мелоун. Свой отпуск ты использовал в декабре. А потом ты брал еще неделю в феврале, когда должен был съездить в Нью-Йорк.
- В тот раз была рабочая поездка. А я сейчас беру отпуск за будущий год, - сымпровизировал Кит.
Хенк фыркнул.
- Так вот, восьмое сентября - это слишком поздно. Даю тебе время до четвертого. Приезжай в четверг, не позднее.
Кит вытер руки о джинсы. Четвертое. Рановато, честно говоря, учитывая сложности с Джилли. Но непривычная мрачность голоса Хенка подсказывала ему, что у него нет выбора.
- Хорошо. Четвертого. Я буду в офисе в девять ноль-ноль. Ты лучше приготовь мне для работы что-нибудь дьявольски важное и интересное.
- Не беспокойся, уже припас. - Кит даже по телефону услышал, как расслабился Хенк. Итак, - продолжал Хенк, - не стесняйся. Расскажи мне о девушке с кошкой.
- Что ж, постараюсь. Сначала Джилли попыталась напасть на меня с кронштейном от полки в руке. Потом я впал в пьяный ступор перед дверью ее спальни. Потом мы спорили, каким должен быть интерьер и что сажать в саду перед фасадом. Свидетелем наших ссор был весь Ки-Уэст, но зато эта женщина чертовски очаровательна в шелковом халате, и мы развлекались, вместе разгадывая кроссворд.
- Ну надо же, - выдохнул Хенк. - Ты не сообщал мне, что женился.
- Очень смешно, - буркнул Кит.
- Ты знаешь, какое слово приходит в голову после такого рассказа?
- И какое же? - спросил Кит.
- Проигравший, - ответил Хенк. - Мелоун, ты закоренелый холостяк. Когда ты всерьез занимаешься делом, твои биржевые операции ошеломляют. Но когда ты выступаешь в качестве соревнующейся стороны в области серьезных личных отношений и обязательств, ты всегда проигрываешь.
- Я очень ценю твою откровенность. Неудивительно, ведь ты мой лучший друг, - сказал Кит.
- Ну, это не только мое мнение, - радостно продолжал Хенк, видимо наслаждаясь своим реваншем. - Бренда тоже так думает, и моя мать, и весь персонал конторы.
Расстроенный Кит закрыл глаза. Обычно его забавляло, когда Хенк довольно едко его" поддразнивал, но сейчас это задело его до глубины души. А что, если Хенк прав? Почему он воображает, что длинная вереница бессмысленных сексуальных связей придала ему те качества, которые необходимы для серьезных взаимоотношений?
- Есть ли хоть кто-нибудь во всем огромном Майами, кто бы верил в меня?
- Мэтти. Позавчера, когда она пришла поливать и опрыскивать растения, она сказала мне, что вышла бы за тебя замуж не раздумывая, хотя у нее патологический страх перед интимными отношениями и все такое прочее.
- Хорошо, это уже что-то. Если Джилли не решится выйти за меня замуж, я всегда смогу утешиться с шестидесятилетней вдовой в цветастых ковровых домашних тапочках. Я уже могу повесить трубку, Хенк?
- Да, мы все обговорили. Желаю удачи. Серьезно. Я думаю, что хотя ты и неудачник в личных делах, но все же заслуживаешь самого лучшего. - Кит услышал, что Хенк смеется.
- Я так признателен тебе за поддержку, сказал Кит. - И не забудь, Хенк.
- Что?
- Позвони мне в ту же минуту, когда объявится Ангус Макферсон. И поверь мне, хоть я и неудачник, он объявится.
- Очаровательно, - сказала Белл, поглядев на Джилли в примерочной.
- Слишком откровенное. Я хочу выглядеть привлекательной женщиной, а не особой легкого поведения.
- А ты вовсе не выглядишь особой легкого поведения.
Джилли открывала молнию на платье и бросила на подругу насмешливый взгляд.
- Ну что, на сегодня довольно?
- Однако ты изрядная привереда, - улыбнулась Белл.
- Я выбираю нужное платье. Но пока не видела ничего стоящего.
- Мы уже обошли все магазины Ки-Уэста.
Ты идешь обедать с парнем, а не получать премию в Академии изящных искусств.
- Терпеть не могу ходить по магазинам. Я тебе это уже говорила? Джилли рывком стащила с себя платье.
- Часто. И очень громко.
- Извини. Ну ладно, пошли в следующий, а если и там ничего подходящего не найдем, то двинем в "Океанский гриль", где я выпью бокал холодного шампанского, а ты - лимонада, на тот случай, если ты все-таки беременна.
- Не напоминай мне, - малодушно прошептала Белл, вслед за Джилли выходя из магазина. - Я не могу справиться не только с твоим платьем, но и с мыслями о том, что мне опять придется рожать.
В половине шестого Кит стоял посреди кухни и любовался своими успехами.
Очень аппетитного вида тушеное мясо готовилось в горшочке на маленьком огне. Аромат был потрясающим.
Приятное красное полусладкое вино оставалось только откупорить.
Стол накрыт. Не совсем элегантно, но уютно, со свечами для создания настроения. И, наконец, он даже сбегал в цветочный магазин и честно купил свежесрезанных цветов для вазы в центре стола.
Тихая музыка. Классическая гитара, записанная на ленту, ждала своего часа в магнитофоне, включенном в розетку позади кухонной стойки.
Аккуратно прибранная гостиная освещена несколькими небольшими лампами. Его спальня приведена в опрятный вид, что Джилли, он надеялся, тоже оценит. В ванной комнате висели чистые полотенца. Теперь все проверено.
Тихо напевая песенку в предвкушении праздника, Кит убавил огонь под горшочком с мясом и тихо прикрыл за собой кухонную дверь.
Он уселся на пол в гостиной, чтобы разобрать упакованные в ящик старинные светильники, купленные им сегодня на аукционе. Возможно, Хенк ошибается. Может быть, все получится?
Уже шесть. Вероятно, она будет дома с минуты на минуту. Эта простая мысль доставила ему радость.
Около половины седьмого он стал беспокоиться, что мясо подсохнет. Нервно выключил пламя под горшочком и плотнее прикрыл салатницу.
Около семи он начал беспокоиться о Джилли. Такое опоздание было не похоже на нее, а около восьми беспокойство сменилось раздражением.
Около девяти Кит был уже в бешенстве. Он вывалил содержимое горшочка в мусорный контейнера и поставил бутылку назад в винный шкаф. Потом передумал, достал бутылку и налил себе стакан вина. Снова передумал и вылил вино в кухонную мойку. Что бы ни случилось, мрачно подумал Кит, но напиваться он больше не будет. Захлопнув за собой кухонную дверь, он прошагал в гостиную и уселся на стул. Скрестив на груди руки, Кит сосредоточился на ожидании.
Через пятнадцать минут вернулась Джилли.
На ней была коричневато-медного цвета свободная шелковая блуза, открывавшая ее красивые плечи, и тоненькая черная юбка, облегавшая бедра и не доходившая до загорелых коленей. На ногах красовались маленькие черные босоножки из переплетенных ремешков, а в ушах - большие черные серьги в виде обруча. Пышные волосы непринужденно спадали на лицо. Ее щеки горели румянцем, а губы были розовыми. Она выглядела счастливой, оживленной, сияющей. Словно ее много целовали. Словно у нее было любовное свидание. ;
"Невозможно. Это все от ветра", - в панике думал Кит.
"Конечно, глупец, - немедленно ответил он сам себе, - ветер. Не будь смешным".
- Эй, Мелоун, - весело сказала Джилли, бросая сумки с покупками на стул. - Чувствуешь себя лучше?
- Ты просто красотка. Хорошо провела вечер? - мрачно отозвался он.
- Отлично. Превосходно. А это что такое?
Кит поглядел на свои вечерние приготовления безо всякого энтузиазма.
- Так, всякие старые светильники. Я думал, что мы сможем их использовать для коридоров.
- Они просто замечательные, Кит!
Джилли сбросила босоножки и, встав на колени, запустила руки в кучу сваленных в беспорядке металлических изделий. Она нарочно повернулась к Киту спиной, стараясь скрыть восхищение.
- Где ты их нашел?
- Я купил их на аукционе в Тавернье, - сказал он, неимоверным усилием придав своему голосу спокойствие. - В духовке есть немного тушеного мяса.
- Спасибо, - весело сказала Джилли, - я уже поела, но мы можем оставить его на ланч.
- Куда ты ходила? - Кит облокотился о каминную доску, стараясь выглядеть непринужденно.
- В "Чалфонт". - Джилли все еще была поглощена разглядыванием светильников.
"Чалфонт", - подумал Кит. Отлично. Живописнейшие океанские виды, чувственная атмосфера, космические цены. Такого рода место могла выбрать только женщина, идущая на любовную встречу.
- Мусс из белого шоколада был восхитителен, - наивно добавила она.
"Спорим, что его поцелуи были еще восхитительнее, будь он проклят", думал Кит.
- Ладно, - сказал он, не в силах больше сдерживать чувство обиды. Жалкое извинение за обед, над которым я трудился полдня: он, конечно, не идет ни в какое сравнение с яствами, подаваемыми в "Чалфонте".
- Я не знала, что ты собираешься готовить обед, - сказала Джилли. Она взглянула ему в лицо с тем невинным выражением, которое его почему-то очень сердило.
- Я не знал, что ты собираешься обедать на стороне, - ответил он.
- Вообще-то это не твое дело, но я ходила по магазинам с Белл, а потом пообедала одна и прогулялась по дороге домой. Я была в хорошем настроении. Заметь, была. Господи, Кит, что с тобой? Почему мои щеки зарумянились?
Потому что погода ветреная.
- Конечно, у нас здесь задул настоящий ураган, - огрызнулся он. Впрочем, я не знаю. Я сидел в доме, готовил обед и ждал тебя.
Джилли открыла было рот, чтобы возразить, но вместо этого холодно посмотрела на него.
- Все, хватит, - сказала она, повернулась и направилась к двери. Он слышал ее легкие шаги, когда она поднималась по лестнице.
"Хорошо, по крайней мере, что у нее никого нет", - подумал он.
Это почему-то не принесло облегчения.
Выругавшись сквозь зубы, Кит подошел к самому большому окну гостиной и открыл его.
Он яростно и методично начал вышвыривать старинные светильники в сад, стараясь забросить как можно дальше.
Выбросив последний, Кит резко захлопнул окно.
Если у нее нет любовника, то его обвинения жалкая бессмыслица.
"Хенк прав, - подумал он. - Я - неудачник".
Он зашел на кухню, вытащил из мусора несколько уцелевших стеблей с бутонами и поставил их в вазу, а потом собрал поднос. Поднявшись по лестнице, Кит деликатно постучал Джилли в дверь.
- Это я. Можно войти?
Последовало долгое молчание, затем она разрешила ему войти. Джилли сидела на кровати в одной из своих просторных белых маек и опасливо смотрела на него.
- Гм, - произнес Кит, - я подумал, может, ты хочешь чаю?
- Спасибо, - спокойно сказала она, - ты присядешь?
Кит неуверенно присел на краешек кровати.
- Тебе что-нибудь нужно? - спросила она, взяв чайник. Он покачал головой. - Ты уже закончил.., мм.., не знаю, как это назвать.., сажать в саду лампы?
- Да. - Он глядел на ее спокойное лицо, не находя слов.
- Я думаю, что если ты оставишь их там на несколько дней, то, возможно, из них вырастут канделябры, - сказала она, улыбаясь.
- Джилли, - беспомощно пробормотал Кит, Джилли, я очень сожалею о том, что вел себя как болван. Но у меня была причина. Допускаю, что дурацкая. Но была.
Джилли взяла его за руку.
- Я знаю. Все в порядке.
- Ты не хочешь узнать, в чем причина?
- В конечном счете хочу. Но не сейчас. Сейчас это не очень важно. Она улыбнулась. Ты прощен. Оправдан. Помилован. Послушай, продолжила она. В субботу мне исполнится тридцать три года. Терпеть не могу дней рождения, поэтому о своем я никогда никому не говорила. Но я подумала, не захочешь ли ты прийти ко мне домой. Я приготовлю обед. Ну, знаешь, можно отметить вдвоем. Если у тебя нет других планов.
- Твой день рождения? В субботу? - удивленно сказал Кит. - Я мог бы поклясться, что ты весенний младенец.
- А вот и нет. Двадцать третье августа. Она украдкой скрестила указательный и средний пальцы. - Впрочем, неважно. Ты, вероятно, занят.
- Нет. Конечно, я не занят, - ответил Кит. Но ты точно хочешь остаться дома и сама готовить? Почему бы мне не пригласить тебя куда-нибудь?
- Нет, у меня это что-то вроде традиции.
Понимаешь? - заикаясь, проговорила она, мысленно приказав себе сейчас же заткнуться.
- Ладно, о'кей, - ответил Кит. - Чем я могу помочь? Хоть разреши мне что-нибудь принести.
- Я не знаю, - сказала она. - Нет, знаю. Принеси розы для стола. Но не воруй их у парня, живущего через два дома от меня. В тот раз он на меня очень странно посмотрел.
Кит улыбнулся ей. На минуту они замолчали застенчиво и неуверенно, как подростки.
- Ну, хорошо, - неловко от растерянности сказал Кит.
- Хорошо, - машинально отозвалась Джилли. - Полагаю, нам следует немного поспать.
Не переживай больше, ладно?
Кит встал. Она простила его и, вероятно, права, что не стоит на ночь глядя снова это обсуждать, но ему стало так.., скучно. Он ощущал какую-то незавершенность.
- Да, - сказал он, стараясь, чтобы голос звучал весело. - Лучше я встану пораньше, чтобы собрать все эти светильники, пока их кто-нибудь не стащил.
- Да, - ответила Джилли. Ее сердце наполнилось нежностью к нему. - Гм, Кит...
- Что?
- У меня жуткая головная боль. Мне станет легче, если ты поцелуешь меня в лоб, очень легко, только один раз.
У Кита от облегчения и радости даже подпрыгнуло сердце. Он опять осторожно сел на кровать. Обхватив ее голову руками, Кит наклонился и нежно прикоснулся губами ко лбу.
Затем поцеловал кончик носа, потом щеку. Целуя ее рот, он на мгновение замер, вдыхая аромат ее волос и ощущая гладкость кожи. У него закружилась голова. Кит чувствовал, как она расслабляется, и это необычайно его возбудило. Обняв руками за плечи, он придвинул ее поближе к себе, а Джилли откинулась назад, обхватив руками его шею и приоткрыв рот.
Под тонким хлопком ночной рубашки Кит ощущал упругость ее грудей, слышал стук сердца. Ее рот был теплым и нежным, с легким привкусом белого шоколада.
"В субботу", - сказал он ей взглядом.
"В субботу", - ответили ее глаза.
- Спасибо, Кит, - хрипловатым голосом сказала она. - Доброй ночи.
- Доброй ночи, Джилли, - отозвался он и, сделав неимоверное усилие, заставил себя покинуть комнату.
Глава 7
Часы, остававшиеся до субботнего вечера, Джилли провела как в тумане рассеянная и одновременно взвинченная, однако к назначенному дню ее мятущееся беспокойство уступило место чему-то вроде обреченного оцепенения. Ей было плохо, но не физически: давило ощущение пустоты и предчувствие чего-то страшного.
Вздохнув, она посмотрела на себя в зеркало и призналась себе, что выглядит неплохо. Платье было сказочно красивым, а влажные волосы высушены и уложены феном. Идя на жертвы, она надела туфли на высоком каблуке, что, по ее мнению, выражало желание дам очаровывать даже ценой добровольных мучений.
Возможно, Кит и не испытывает к ней настоящего интереса, но никто не сможет упрекнуть ее в том, что она не сделала все от нее зависящее.
Тут раздался звонок. Она открыла дверь, и Кит шагнул в ее гостиную, словно прожил здесь миллион лет.
- Привет, Джилли, - произнес он своим глубоким, звучным голосом.
- Здравствуй, Кит, - сказала Джилли, обратив на него взор.
Он был свежевыбрит, а волосы, как она заметила, все еще оставались влажными. На нем были черные брюки со складкой и черный льняной пиджак, а под ним - водолазка из плотной шелковой ткани цвета слоновой кости. Как обычно, Кит выглядел потрясающе красивым, супермужественным и угрожающе сексуальным. Одну руку он с ленивой элегантностью сунул в карман пиджака, а в другой держал маленький букет кремовых чайных роз, который протянул Джилли.
- Розы, - машинально произнесла она, принимая букет.
- Мне пришлось купить их в цветочном магазине, - объяснил Кит. - Ни у кого из соседей ничего красивого не нашлось.
- Они изумительны. - Внезапно Джилли ощутила, что на нее волной накатила томящая чувственность, лицо запылало. Она сделала вид, что вдыхает аромат цветов, смущаясь и надеясь, что ее густой румянец остался незамеченным.
Кит смотрел на нежную щеку Джилли, видневшуюся за бархатистыми розами, и изо всех сил старался не потерять благоразумие.
Женщина, стоявшая перед ним, была вовсе не сорванцом. Это была богиня, маленькая и стройная, с царственной осанкой, грациозная и гордая.
На ней было черное платье с длинными рукавами, высоким воротом и узкой прямой юбкой, доходившей до точеных коленей. На тонких запястьях виднелись маленькие бантики из черного атласа, хорошо сочетавшиеся с точно такими же на черных туфлях.
- С днем рождения, Джилли, - сказал он.
На мгновение испугавшись, Джиллиан посмотрела на него, затем опомнилась.
- О, спасибо. - Она моргнула. - Я поставлю их в воду. Почему ты не садишься? Не хочешь ли стакан вина?
Кит кивнул головой. Джилли повернулась, чтобы пойти на кухню, и Кит увидел сзади у нее на шее аккуратный черный атласный бантик, такой же, как и на поясе платья на спине.
Больше не было ничего, кроме шелковистой, гладкой, загорелой кожи, соблазнительно орнаментированной изящной линией позвоночника и округлыми треугольниками лопаток.
"Вот это спина, дружок, - восхищенно подумал Кит. - Где прежде ты видал такую спину?"
- Я принес тебе подарок, - выпалил он, когда Джилли вернулась. - На день рождения. Он протянул ей коробочку и отпил глоток вина из своего стакана, чтобы смочить пересохший рот.
Джилли поставила свой стакан на журнальный столик и открыла маленькую бархатную коробочку. Внутри на синем бархате лежали две сережки: небольшие круглые опалы, окруженные тонкой каймой из бриллиантов. Она молча посмотрела на Кита.
- Они принадлежали Лавинии, - сказал он. Они тебе нравятся?
- Я люблю их.
- Тогда подойди ко мне, любимая, - нежно сказал Кит. - Я вдену их в твои уши.
Она неуверенно приблизилась и протянула ему коробочку. Его горячие пальцы ласкали ее, когда он осторожно снимал жемчужную сережку, а потом вдевал в ухо опаловую. - Я никогда раньше не делал этого для женщины, сказал он вдруг осипшим голосом.
- Почему же у тебя так ловко это получается?
- Я довольно долго сам носил в ухе серьгу. Кит продел вторую сережку. - Они на тебе великолепно смотрятся.
Джилли потерлась щекой об его ладонь и улыбнулась.
- Ты носил серьгу? - почти шепотом дразняще произнесла она. Их лица были так близко друг к другу, что она чувствовала его горячее дыхание.
- Маленький серебряный обруч. Давно, в те дни, когда я почти все время проводил на пляжах. Тогда я мечтал о золотой серьге, но к тому времени, когда смог ее купить, я уже не носить серьги. Видишь? Вот здесь. - Кит взял ее ладонь и поднес к левой мочке своего уха. Действительно, на мочке был виден маленький прокол. Джилли с любопытством потрогала это место указательным пальцем.
- Мне кажется, что небольшая золотая сережка в ухе привлекательного мужчины прибавляет ему сексуальности, - очень тихо сказала она.
- Мм, что еще ты считаешь сексуальным?
Джилли помолчала.
- Длинные ноги в облегающих джинсах.
Широкие плечи. Волнистые темные волосы. Она глубоко вздохнула. Сильный характер. Она опять вздохнула. - Ты. Я нахожу тебя очень сексуальным, Мелоун.
Серые глаза Кита долго вглядывались в ее карие. Без осуждения и без притворства.
- Сандерсон, - прошептал он, - я тоже нахожу тебя сексуальной. Очень сексуальной.
- Правда? Но ты вел себя со мной так.., непринужденно-небрежно. Без намека на секс.
По-дружески.
Палец Кита обвел ей ухо, щеку, изгиб губ.
- Поверь мне, красавица, - произнес он странным тоном, - это было нелегко.
- Тогда.., почему?
- Потому что все, что ты сказала мне в тот первый вечер, было правдой. Я высокомерный.
Небрежный. Большой эгоист. - Он глубоко вздохнул. - Потому что мне требовалось время, чтобы доказать тебе - черт, не знаю, как выразить, - что я не такой парень, который думает только о сексе. Что, если ты захочешь, я останусь здесь надолго. - Кит замолчал, и Джилли заметила, как по его лицу прошла волна глубокой грусти. Он опустил глаза и беспомощно пожал плечами. - Я хотел тебя так, как никогда не хотел ни одну женщину. Но мне не хочется обижать тебя.
- Я уже большая девочка, Кит. Ты меня не обидел, и я рада, что ты дал мне время. Но давай не будем больше ждать.
- С моей стороны возражений нет. - Он подхватил ее на руки. - Сначала ты должна объяснить мне две вещи, - сказал он. - Первая: где твоя спальня?
Джилли положила голову ему на плечо.
- Вверх по лестнице, первая дверь слева.
Кит без усилия поднял Джилли наверх по старым скрипучим ступенькам. Свет маленького фонаря из витражного цветного стекла обволакивал их теплым розовым полумраком.
- А какая вторая вещь? - шепотом спросила Джилли, уютно прильнув к нему.
- А вторая вещь заключается в том, как мне снять с тебя это великолепное платье.
- Очень просто, глупенький. Надо всего лишь развязать бантики.
Кит сел на край кровати и положил руки ей на бедра. Потом медленно наклонил голову и начал целовать ей спину, затылок, лопатки. Места, которые он целовал, были влажными и теплыми, а когда его горячие губы отдалялись от них, они опять становились холодными, вызывая у Джилли озноб. Никогда она не думала, что мир может уменьшиться только до размеров их тел и неукротимого желания.
- Джилли! - застонал Кит, встал и, рывком подняв ее, поставил перед собой. Он торопливо дернул, развязывая, ленту на ее правом запястье, потом - на левом, а затем потянул за широкую ленту на талии и наконец взялся за бантик на шее. Нежная ткань соскользнула с плеч, мягко сползла с бедер и упала на пол. Он помог Джилли перешагнуть через нее. Она стояла перед ним почти нагая. На ней остались подаренные серьги, черные чулки и трусики.
- Господи, Джилли, - прошептал Кит, лаская взглядом ее прелестные маленькие груди, длинные стройные ноги и плоский живот. - Ты дьявольски прекрасна.
- Кит, - прошептала она, приближаясь к нему, - я очень хочу тебя. Сейчас же.
- Да, красавица, сейчас же. - Он поднял ее на руки, вновь уложил на кровать и начал торопливо срывать с себя одежду. Джилли смотрела на него, не отводя взгляда. Даже в спешке движения Кита были уверенными и сильными, его переполняла мужественная грация.
Она издала тихий стон, изогнулась и протянула к нему руки. Он на мгновение присел на край постели спиной к ней.
- Одну минутку, любимая, - прошептал он. Все в порядке, уже.
И вдруг Джилли оказалась в его сильных жарких объятиях. Обнявшись, они катались по кровати, тесно прижавшись друг к другу. И наконец свершилось то, к чему оба так страстно стремились, о чем мечтали. Джилли порывисто вскрикнула, выражая всю полноту блаженства.
Кит лежал на спине, его загорелая кожа была мокрой от пота. Джилли свернулась калачиком у него под боком, положив голову ему на грудь. Кит легкими движениями поглаживал ей спину и бедро, уставший и немного недоумевающий.
- Никогда ничего подобного не было, - сказал он, закрывая глаза и наклоняясь, чтобы поцеловать Джилли в голову. - Я даже не предполагал, что такое возможно. Никому об этом не говори.
- Знаю. Не буду, - сонно пробормотала Джилли. - Это наш секрет. Кит... - прошептала она.
- Что, любимая?
- Я должна тебе кое в чем признаться. - Она нежно поцеловала вьющиеся влажные волоски у него на груди. - Как ты и думал, я действительно весенний младенец. Я родилась тридцатого марта.
- Ммм? - Он лениво провел рукой по изгибу ее спины.
- Кит, сегодня у меня не день рождения.
Просто я искала случая, чтобы сексапильно одеться специально для тебя. - Она сонно улыбнулась. - Теперь ты можешь забрать назад сережки, если хочешь.
- Ты ведьма. - Он усмехнулся, потом громко засмеялся, довольный ею, собой и всем миром. - Ты великолепная маленькая лгунья. Значит, под всеми этими упрямыми выкрутасами сорванца скрывалась безнравственная, жестокая женщина?
- Ммм, кажется, действительно так. Джилли повернулась к нему и прижалась к его теплому телу. Она чувствовала себя в безопасности, очень довольной, но опять возбужденной. - А теперь, когда распутные склонности, скрывавшиеся во мне, выпущены на свободу, она откинула назад голову, чтобы заглянуть ему в глаза, - кто знает, когда они могут снова напомнить о себе?
- В любое время, когда ты пожелаешь, любимая, - сказал Кит. - В самом деле, как насчет сейчас?
- Нет. - Джилли обвила ногами его бедра и засмеялась.
- Нет?
- Нет. Еще слишком рано. Я где-то об этом читала. Мужчинам твоего возраста нужно больше времени для восстановления сил.
- В самом деле? - Кит притянул ее и прижал к себе так, чтобы она почувствовала, что ошибалась.
- Ох, нет. Я имела в виду, да, - прошептала она. - Ты прав, это безумие. Так не может быть.
- Все хорошо, - пробормотал он, придвигая ее поближе. - Это наш секрет. Я никому не расскажу.
Наступило утро. Сильный островной ливень стучал по крыше маленького домика, а ветер раскачивал ветви деревьев. Проснувшись первой, Джилли осторожно села в кровати.
Она удивленно посмотрела на свое тело. На груди, ближе к плечу, виднелся маленький синяк. Проведя по нему пальцем, Джилли радостно вздрогнула, вспоминая прошедшую ночь.
Она накинула на себя простыню, обхватила руками согнутые колени и взглянула на Кита.
Он растянулся на спине поперек кровати, вытянутые ноги торчали над полом, рука закрывала верхнюю часть лица, и были видны лишь покрытый темной щетиной подбородок и рот, не потерявший скульптурной красоты очертаний даже во время сна. Грудь ровно поднималась при дыхании, простыня укрывала его до пояса.
Джилли воровато стянула простыню, всего лишь на дюйм, и остановилась, чтобы удостовериться, что он все еще спит.
Кит лежал неподвижно, мерно дышал и... улыбался.
Густо покраснев, Джилли набросила на него простыню и шлепнула его по бедру.
- Эй! - воскликнул он, перекатился по кровати и поймал ее. - Я почти наслаждался этим.
Она сладострастно провела руками по его бокам, ощущая под ладонями гладкие мускулы.
- Должна сказать тебе, Мелоун, что у тебя потрясающее тело.
- У тебя тоже, Сандерсон, - ,в тон ответил он.
- Но не такое, как у тебя.
- Нет, слава Богу! - рассмеялся Кит. - Скажи, Джилли, ты счастлива?
- Да, - честно ответила она, целуя его в шею. - Абсолютно, безумно счастлива.
- Я тоже, - вдруг осипшим голосом сказал он. - Ты сделала меня счастливым. Даже поверить не могу, насколько счастлив.
Кит наклонил голову, чтобы поцеловать ей грудь. Никогда ничего подобного он раньше не испытывал: ни такой страсти, ни такой нежности, ни такого удовлетворения.
- Кит, - беспомощно окликнула Джилли, уворачиваясь от его прикосновений. Обеспокоенный, он посмотрел на нее. - Я тоже этого хочу, тяжело дыша, сказала она, - и мне вовсе не хочется вставать. Но сегодня в гостиницу должны привезти новые подушки, а транспортная контора всегда посылает машину в "Дом влюбленных" именно к девяти часам утра.
Взгляд Кита переместился с ее прелестной груди на красивое личико. Он прижал ее к себе и нежно поцеловал.
- Все в порядке, любимая. Мы можем подождать.
Успокоившись, Джилли кивнула. Кит сел.
- Итак, мы оденемся, зайдем в гостиницу, сварим кофе, разгадаем кроссворд и, может быть, наговорим друг другу гадостей. А после отъезда людей из транспортной фирмы я собираюсь тебя растерзать в любой из комнат гостиницы, в какой только пожелаешь.
- Где-нибудь поближе к кладовке, - улыбаясь, ответила Джилли и потянула к себе платье.
- Кладовка так кладовка, - ответил Кит. Кто последним оденется, тот готовит завтрак.
На завтрак Кит приготовил французские тосты с ломтиками апельсина, присыпанными сахарной пудрой, а Джилли сварила кофе.
Отодвинув пустую тарелку, Джилли взглянула на Кита.
- Я все хотела тебя спросить, почему ты не приехал на похороны Лавинии?
Он виновато улыбнулся.
- Я рассчитывал рассказать тебе об этом раньше. Мне казалось, что ты спросишь об этом, до того как мы переспим.
Джилли поиграла вилкой, чувствуя, как краснеют у нее щеки.
- Я не спрашивала, потому что так сильно тебя хотела, что все остальное вылетело из головы.
Кит засмеялся.
- Мне пришлось удалять зубы мудрости.
Все четыре сразу. Прием у врача был назначен на следующий день после смерти Лавинии. Я так мучился от боли, что решил с этим покончить. Физиономия была как воздушный шар.
Три дня мне пришлось безвылазно провести у себя в квартире почти в агонии и пить через соломинку имбирный эль, потому что я так обалдел от болеутоляющих препаратов, что не держался на ногах.
- Ox! - Джилли почувствовала облегчение и, неожиданно, беззаботность. Однако углы рта у нее начали нервно подергиваться, и она закашлялась, чтобы это скрыть.
- Ты слышала, как я сказал, что был в агонии? Я так и знал, что ты будешь смеяться.
Джиллиан, это не смешно. - Кит легонько шлепнул ее по руке.
- Нет, разумеется, нет. - Джилли отчаянно старалась сохранить на лице серьезное выражение. Однако против своей воли громко рассмеялась. - Я просто.., счастлива. У меня кружится голова. Я боялась, что причина могла быть гораздо хуже. А ты такой сильный и красивый и.., изнеженный, добавила она, смеясь. Как маленький ребенок. , - Все, теперь всему конец. Никогда больше я не буду тебе ничего рассказывать. - Он встал и начал убирать со стола, сложив в стопку тарелки и навалив сверху приборы. - И больше никогда не стану заниматься с тобой сексом.
- О-о-о, задета его гордость! - вслед ему выкрикнула Джилли. - Я та-а-ак испугалась.
Больше никогда никакого секса? Даже по особым случаям, как, например, весеннее равноденствие или Рождество?
- По крайней мере не раньше полудня. Какого черта не едет этот парень из транспортной фирмы? - сказал Кит, глядя на часы.
Кит уже вымыл посуду, когда во дворе появился грузовичок-фургон. Мелоун вытер руки о джинсы и побрел в переднюю часть отеля. С удивлением он наблюдал, как из кузова фургона выгрузили двенадцать больших картонных ящиков.
- Мне казалось, ты говорила, что они доставят только подушки, - сказал он, рассматривая ящики, громоздившиеся в гостиной.
- Да. - Джилли протянула ему нож. - Давай, помоги мне распаковать их. Сейчас увидишь.
Кит взял нож и принялся за работу. Первый ящик был набит декоративными подушками с голубым цветочным рисунком, окантованными желтым шнуром, второй - подушками в клетку, третий - длинными подушками типа диванных валиков, с ручной вышивкой и большими шелковыми кистями на концах. В ящиках были квадратные подушки и круглые подушки, подушки причудливые и строгие.
- Ты что, сошла с ума? - спросил он, с ужасом наблюдая, как она распаковывает еще уйму подушек. - Здесь хватит на весь Пакистан, не говоря уже о маленьком отеле.
- На самом деле не так уж и много. Я знаю, что делаю. Займись лучше садом, мальчик, - сказала Джилли, вынимая из нового ящика пару гобеленовых диванных подушек. - Знаешь, умник, несколько лет тому назад был проведен опрос, который выявил, что семидесяти процентам опрошенных мужчин нравятся яркие, веселые цвета и уютная обстановка в гостиничных спальнях.
- В самом деле? - Кит фыркнул. - А что думали по этому поводу их любовники-мужчины?
- Господи, какой же ты непросвещенный. Я повторяю тебе, Мелоун: ограничься садом. Это слишком значимый проект, чтобы позволять тебе его погубить. Кроме того, ты не должен вмешиваться в оформление интерьеров. Джилли подхватила одну из подушек и своей знаменитой волейбольной подачей отправила ее в полет через всю комнату. Подушка довольно сильно стукнула Кита по носу, а затем отскочила в сторону. - Не вмешивайся в мои дела, подлиза, - с усмешкой добавила она и отвернулась от него.
- Недружелюбная феминистка, - покраснев, сказал Кит. Схватив темно-синий гобеленовый валик за шелковую кисточку, он подскочил, размахнулся и звучно шлепнул Джилли.
Пораженная Джилли потеряла равновесие, споткнулась об одну кучу подушек и упала на колени в другую.
- Женоненавистник, - пробурчала она, схватила квадратную подушку с оборками и метнула в него обеими руками.
- Маленькая огнедышащая змея, - прохрипел Кит, хватая подушку за другой край и рывком занося ее назад для нового броска.
- Не рви мои подушки, самодовольный мужлан. - Она подкралась к нему сзади, быстро подставила ногу и сильно дернула. Не ожидавший такой атаки, Кит почувствовал, что поскользнулся, и с глухим стуком ударился об пол.
- Будь все проклято! - выругался он, бестолково шаря вокруг руками, чтобы поймать Джилли за лодыжку. - Это был удар ниже пояса, - пожаловался он, сдаваясь. Затем приподнялся на локтях и внимательно посмотрел на нее с пола. Даже снизу она смотрелась прекрасно.
- Я больше никогда не буду бить тебя ниже пояса, Мелоун, - тяжело дыша, ответила Джилли. - Этот участок слишком ценен для меня. Тогда как твоя голова абсолютно бесполезна. Это была честная игра.
- Чертова кошка, - сказал он.
- Да, я такая, - подтвердила она, садясь на него верхом.
- Сдаюсь, - сказал Кит.
- Лгун.
- Обманщица.
- Жарко, - посетовала Джилли и расстегнула свою пеструю гавайскую рубашку, под которой оказалось кружевное белье. Сквозь тонкое кружево Киту были хорошо видны очертания груди.
- Твое нижнее белье доведет меня до смерти, - простонал он.
- Я на это очень надеялась. - Джилли наклонилась и поцеловала его. Мы пойдем в твою комнату?
- У меня бардак. Давай лучше в твою.
Они понеслись по лестнице через две ступеньки.
- Мы уже почти в раю, - пропел Кит.
- В раю, где слишком много подушек, - ответила Джилли.
- Вероятно, относительно подушек я все-таки ошибался, - уступил он.
- Я вижу тебя насквозь, Мелоун, - сказала Джилли, когда они вошли в ее комнату.
- Ты абсолютно права. У меня нет возражений, - ответил Кит и закрыл за собой дверь спальни.
Глава 8
В последующие дни влюбленные улаживали свои повседневные дела. Кит с утра занимался акциями на бирже, а потом трудился в саду, в то время как Джилли управлялась в магазине и успешно продолжала обустройство "Дома влюбленных". Иногда они выбирались понежиться на прекрасный пляж в Байа-Онда, обедали вместе с друзьями, играли в волейбол, а вечер весело проводили вдвоем. Они рано ложились спать и часто занимались любовью.
Их беседы обычно были недолгими, но регулярными. Джилли рассказала Киту о своих родителях и своей жизни в Атланте, о разводе и первых днях существования ее магазина. Он же рассказал о своей семье, о смерти родителей и о годах, проведенных в Йельском университете.
- Я все еще не могу понять, где же тот Кит, который носил серьгу в ухе?
Они работали в одной из спален отеля.
Джилли торчала на стремянке под наклонным потолком комнаты, а Кит подавал ей бордюр.
- Ox, это мой потерянный год. - Кит смочил полосу бордюра водой, сложил и передал Джилли. - Родители погибли в автокатастрофе, когда я учился на последнем курсе в Йеле, сказал Кит, вытирая ладони о джинсы. - Я закончил учебу, но не решился защищать магистерскую диссертацию, как планировал раньше.
Я поехал сюда, к Лавинии. Она, как и я, была в отчаянии, и мы вместе дотянули до лета. Однако в конце концов я понял, что она боится, что я торчу здесь из-за нее - потому что чувствую себя обязанным заботиться о ней. Бабушка начала говорить, что деньги, потраченные родителями на мое образование, выброшены на ветер, называла меня жалеющим себя наркоманом и даже распутным лентяем. Дать следующий кусок бордюра?
- Да. Спасибо. Продолжай.
- Слушаю, босс. Я уехал на стареньком "фольксвагене" и случайно оказался в Калифорнии.
Там, в Лагуна-Бич, я провел целый год: днями слонялся по пляжу, пил пиво и занимался серфингом.
- Ты? Слонялся?.. По-моему, он перекошен, сказала Джилли, искоса поглядывая на последний кусок бордюра.
- Нет. Подожди. Да, но потолок тоже скошен; видимо, дом немного просел.
- Но я хочу, чтобы он лежал правильно, то есть прямо.
- Он и ложится правильно, насколько это возможно.
- Нет. Я хочу, чтобы он ложился прямо.
- Дорогая, - произнес Кит, - впервые целых два дня подряд мы провели без крупных споров, и мне жалко прерывать этот период мирного сосуществования, но у тебя поразительная способность спорить по пустякам.
- Ну, разумеется, ты у нас мыслишь исключительно глобально. Вчера, например, ты три часа топал ногами, когда на твоей обожаемой бирже на три крошечных пункта упали акции одной паршивой фирмы. - Джилли слезла со стремянки, встала около дверей и посмотрела на бордюр. - Придется заново оклеивать этот участок. Бордюр лежит криво.
- Разница между твоим бордюром, который вовсе не перекошен, и моей биржей, легкомысленная моя, состоит в том, что из-за паршивой фирмы пропала куча денег моих клиентов. И хочу напомнить, что я не топал ногами. И вообще ты хочешь услышать конец моей истории или нет?
- Конечно. Я жду затаив дыхание. Ты остановился на серфинге.
- Да. Вначале все было здорово. Но потом парни, с которыми я снимал квартиру, переругались, а я начал борьбу с Алисией.
Джилли отложила кисть для клейки обоев.
- Какой она была?
- Алисия? Длинные белокурые волосы, хорошенькая, стройная, загорелая. Одна из тысяч милых, хрупких девушек, которые в жизни просто плывут по течению. Она работала в магазине грампластинок и сильно пила. Ужасно много. В основном из-за этого мы и ругались.
Джилли бросила взгляд на Кита - у него было такое же несчастное выражение лица, как в ту ночь, когда они впервые занимались любовью.
- Продолжай, я слушаю.
- Когда я об этом вспоминаю, просто цепенею от ужаса. В конце концов мне все опротивело, стало тошно шататься без дела. К тому же Алисия совсем вышла из-под контроля.
Когда я пытался заговорить с ней о ее пьянстве, она приходила в бешенство. И однажды вечером она сильно напилась и свалилась с чьей-то палубы. Моя подружка здорово покалечилась. Ни у кого из нас не было ни страховки, ни сбережений. К тому же на этой чертовой вечеринке все так упились, что некому было оказать хоть какую-то помощь. Это был кошмар. Я позвонил Лавинии, впервые за несколько месяцев. Она послала мне деньги телеграфом и сама прилетела ближайшим рейсом. Бабушка пообещала, что обеспечит Алисию соответствующей медицинской помощью и уходом, и велела мне паковать чемоданы. Я прилетел вместе с ней домой, а через несколько месяцев получил магистра в Уортоне. Таким образом я превратился в маньяка, помешанного на биржевых компьютерных операциях, и человека, которого ты знаешь и любишь. Конец истории.
- Теперь мне понятно, почему тебя так раздражает Ки-Уэст. - Джилли убрала стремянку и начала выметать обрезки обоев. - Пляжная жизнь вызывает у тебя не лучшие воспоминания.
- Да. Ты тоже поначалу вызывала у меня воспоминания. Я всегда чувствовал себя чертовски виноватым из-за Алисии. После этого я никогда не связывался с чувствительными, ранимыми женщинами. Честно говоря, в действительности я вообще с женщинами не связывался, до тех пор пока не встретил тебя.
Джилли обняла его.
- Я рада, что ты все рассказал мне. Ты славный парень, Мелоун.
Кит прижал ее к себе.
- Не говоря о том, что я фантастический любовник.
- Готова держать пари, что ты даже вспомнил о помидорах, которые нужно было купить кланчу.
- Ладно, - ответил Кит, - три - два в твою пользу.
Когда зазвонил телефон, была глубокая ночь вторника. Кит и Джилли вместе лежали на софе, ели поп-корн, смотрели краем глаза старый фильм по кабельному телевидению и вовсю дурачились.
- Не бери трубку, - пробормотал Кит, уткнувшись лицом в ее теплую шею.
Не обращая на него внимания, Джилли пошарила рукой на журнальном столике.
- Это тебя, - сказала она, передавая ему трубку - Мелоун слушает. Что случилось? - буркнул Кит. Он пристроил трубку на плечо Джилли и попытался вести разговор, не переставая целовать ей шею.
- Ангус Макферсон звонил по телефону, ты, наглый сукин сын, - сообщил Хенк Вейнстейн из Майами.
- Есть! - завопил Кит. - Итак, Мелоун Вейнстейн: один - ноль, прогоготал он. - Я счастлив!
- Терпеть не могу, когда ты счастлив.
- Ты терпеть не можешь, когда я прав. А я всегда говорил, что Макферсон позвонит. Кит поставил босую ступню на пол и задумчиво почесал затылок. - Когда он хочет встретиться с нами? - Он поискал на кофейном столике чем можно писать.
- С тобой. Он хочет встретиться только с тобой. В четверг, в одиннадцать. В штаб-квартире Макферсона в Говард-билдинге, в Нейплзе, а не в офисе в Майами, где мы с ним встречались прежде.
- Не беспокойся, Хенк, - сказал Кит, - я справлюсь.
- Не качайся на задних ножках кресла. Не спорь о политике.
- Есть, сэр.
- Не плюйся в него. Вспомни Коулов.
- Будет сделано. - Сунув исписанную записную книжку в карман. Кит смотрел, как Джилли выбралась из-под его руки и села в кресло перед телевизором. - Мы еще не закончили, не уходи, солнышко, - проговорил он ей вслед.
- Мы уже закончили, и не называй меня солнышком, - озадаченно сказал Хенк. - Мелоун, ты не в своем уме.
- Что ты об этом думаешь? - спросил Кит, держа в руках галстук в красную полоску и разглядывая себя в зеркале.
- Очень красивый галстук, - сказала Джилли, сидя на подоконнике своей комнаты в "Доме влюбленных". Было раннее утро четверга, дня, на который была назначена встреча с Ангусом Макферсоном.
- А красный цвет не покажется Макферсону слишком агрессивным?
- Возможно, - согласилась Джилли.
"Он совершенен, - думала она. - Совершенны плечи, совершенна талия. Как может человек быть таким прекрасным?"
- Желтый цвет более консервативен, - продолжал Кит, - но он какой-то нелепый.
Джилли села по-турецки и потуже затянула пояс халата.
- Не спрашивай меня о галстуках. Лично я отдала бы тебе в доверительное управление последние свои сбережения, даже если бы на твоем единственном галстуке был портрет Элвиса Пресли.
Кит наклонился и быстро поцеловал ее в губы. Потом присел на подоконник рядом с ней.
- Так ты без памяти от меня, а?
- Угу. Только не задавайся.
- Не получится, поскольку я тоже без памяти влюблен в тебя. И проблема, конечно, не в галстуках. Я просто не знаю, чего хочет Макферсон.
Джилли поправила ему воротничок и пригладила торчащие волосы.
- Какой была ваша первая встреча с ним?
Ты его очаровал?
- Конечно, - сказал Кит, поднимая брови. Я излучаю шарм. Разве ты этого не заметила?
- Не совсем, - ответила Джилли, и они оба засмеялись. - Ты нервничаешь?
- Ну-у, - протянул Кит, - да, немножко. Я действительно очень хотел этой встречи.
- Могу я чем-нибудь помочь? В любом случае у тебя все прекрасно получится.
- Хочешь поехать? - сказал Кит небрежно.
- В любое время и всегда, - с серьезным видом ответила Джилли.
- Я имею в виду поездку в Нейплз. Со мной.
Ты можешь составить мне компанию в пути и купить кое-что из антиквариата, пока я в Говард-билдинге буду вымогать деньги у Ангуса Макферсона.
"У меня миллион дел, - думала Джилли, мы независимые люди, у каждого своя жизнь, и я ему ничего не должна. Но я люблю его и вижу, как он нервничает. Все, что мне нужно, я сделаю завтра".
- Хорошая идея, - ответила она. - Как мне одеться?
- Лучше что-нибудь достаточно приличное, потому что я приглашу тебя в какое-нибудь приятное место пообедать.
- Туфли на каблуках?
- Не обязательно. И никаких чулок. Пожалуйста, не надо чулок, иначе я не смогу сосредоточиться.
- Так, - сказала Джилли, - против своих правил я должна быть прилично одетой. Может быть, у меня где-нибудь завалялся костюм монахини?
- Это не сработает. Я уже обдумывал такую возможность. Встречаемся в холле через полчаса?
- Меньше чем через полчаса, - сказала Джилли. - И, кстати, надень красный галстук.
Нахальный человек - это проблема, но нелепый - это явно не ты.

***

- Приятно вас видеть, мистер Мелоун, сказал Ангус Макферсон. - Хотите кофе?
Кит сидел в офисе Макферсона, стараясь не потеть. А также не качаться на задних ножках стула. И не морщить лицо. Если он не сумеет провернуть дело с Макферсоном после всей похвальбы перед Хенком, ему придется бежать из страны.
"Таити наверняка понравится Джилли больше, чем Майами".
- Да, сэр, благодарю вас. Пожалуйста, черный.
Кит пытался собраться с мыслями. Парень построил конгломерат фирм, стоящий сотни миллионов долларов, практически на пустом месте. Как ему удается казаться таким симпатичным? Надо срочно что-то придумать.
- Итак, мистер Мелоун... - проговорил Ангус, усаживаясь в кресло напротив Кита.
- Да, мистер Макферсон, - отозвался Кит.
- Я знаю о вашей манере делать капиталовложения, теперь мне хотелось бы узнать что-нибудь о вашей жизни. Что вам нравится, чем вы занимаетесь в свободное время, что вы надеетесь совершить? Я думаю, что лучшие деловые отношения можно построить между людьми, которые одинаково воспринимают мир или, по крайней мере, когда их взгляды совместимы.
Кит озадаченно на него посмотрел. Мысли беспорядочно метались в голове.
"Если я совру, я буду выглядеть неискренним. Если буду честным, то буду выглядеть глупо. Господи, не дай мне потерять этого клиента!" взмолился он.
- Недавно я встретил женщину.
- Ах! - сказал Ангус Макферсон.
- Которая много значит для меня. Сначала я думал, что она не относится к моему типу женщин, но она изменила мою жизнь. Я стал совершенно другим человеком.
- Другим?
- Живым, - ответил Кит.
- И каковы ваши планы?
- Я хочу на ней жениться. - Чувствуя себя невероятно глупо. Кит замолчал. - Но она очень независима, и наш образ жизни совсем не совпадает. Я не знаю, что с нами будет дальше.
- Она непредсказуема? - спросил Ангус.
- Как молния, сэр, - сказал Кит. - К тому же умна и упряма.
- Моя Анна была такая же. Она была для меня загадкой в течение тридцати девяти лет.
Это очень полезно для мужчины - иметь рядом с собой сильную женщину, которая его уравновешивает. Эта молодая женщина сегодня приехала вместе с вами?
- Да, сэр. - Кит нерешительно помолчал, Она должна встретиться со мной внизу у лестницы, чтобы пойти пообедать.
Ангус Макферсон встал.
- Может быть, вы оба сегодня составите мне компанию за ланчем? В столовой нашей корпорации, скажем, в двенадцать?
- С удовольствием, сэр, - испуганно пробормотал Кит. Теперь только остается, чтобы порывистая, острая на язык, ненавидящая бизнес Джилли спугнула ему клиента.
Джилли пожала руку Ангусу Макферсону и сразу влюбилась в него. Она хотела бы такого отца. Жизнерадостного. Именно это слово, по ее мнению, лучше всего определяло его. Лет около шестидесяти, волосы с сильной проседью стрижены ежиком, большой орлиный нос и резкие морщины на лице. Светло-голубые глаза смотрели проницательно и насмешливо.
Ангус Макферсон излучал мощь. Джилли бесстрашно ему улыбнулась и достойно ответила на его крепкое рукопожатие.
В столовой корпорации им подали высокие запотевшие бокалы чая со льдом и тарелки со свежим салатом. Джилли осмотрелась. Это было очень впечатляющее помещение с серыми блестящими стенами, по которым были развешаны фотографии. Но что-то здесь казалось не так, чувствовалась какая-то незавершенность.
- Кит тут мне рассказал, что вы дизайнер по интерьерам, - проговорил Ангус, вторгшись в ее фантазии. - Что вы думаете об этой комнате?
- Я ее не понимаю, - не задумываясь, ответила Джилли.
Бросив на нее панический взгляд, Кит уронил вилку на пол. Он молча наклонился, и, когда его лицо вновь появилось над столом, оно было совершенно бесстрастным.
- А что именно вы не понимаете? - спросил Ангус.
"Я постараюсь быть честной, - подумала Джилли, - но, пожалуйста. Господи, не дай мне погубить планы Кита!"
- Это очень впечатляющая комната, и здесь красиво.
- Но?.. - бросил пробный шар Ангус.
Кит дожевал кусочек жареного тунца и послал Джиллиан печальную улыбку человека, приговоренного к смерти.
- Но эта комната не снимает напряжения.
Серый цвет стерилен. Мебель очень строгая, а свет от всех этих светильников придает вам обоим такой вид, словно вы не спали две недели.
- Я действительно не спал благодаря тебе, тихо пробормотал Кит.
- Простите? - сказал Макферсон.
- Ничего, - мрачно ответил Кит. - Прекрасное пюре.
Ангус отпил чая.
- Интересная точка зрения, мисс Сандерсон или можно я буду называть вас Джиллиан? Что бы вы здесь изменили? - с любопытством спросил он. Она бросила взгляд на Кита. Тот с обреченным видом слабо махнул рукой.
- Я бы изменила настроение, создаваемое этим интерьером. Люди расслабляются, когда их окружают теплые оттенки цвета, мягкая текстура ткани, рассеянное освещение, при котором все лучше выглядят.
- Да, я тоже всегда считал, что это место похоже на морг. Может быть, вы возьметесь за него? - спросил Ангус.
- Нет, - ответила Джилли. Кит, побагровев, снова уронил на пол вилку.
- Можно спросить, почему?
- Критиковать легко, мистер Макферсон, а реальное выполнение - совсем другое. Лучшими кандидатурами для переоформления этого интерьера будут люди, которые его создавали.
Расскажите им, о чем мы говорили, и они сами поймут, что надо сделать. Что касается меня, то если у вас есть обычная старая семейная столовая, интерьер которой надо переделать, тогда я ваш человек.
- Вот это другое дело, тут я спорить не буду, - оживился Ангус. - С тех пор как несколько лет тому назад умерла моя жена, дети и внуки не устают твердить, что наш дом выглядит выцветшим и печальным. Может быть, вы согласитесь приехать к нам на выходные, посмотреть и составить себе представление о доме?
- С удовольствием.
- Тогда последний вопрос. Скажите, что вы думаете о Кристофере?
Джилли мгновение помолчала.
- Я думаю, он очень хороший человек, - ответила она.
- Ах, - улыбнулся Макферсон. - Надеюсь, вы не собираетесь сказать, что под его блестящей и довольно агрессивной внешностью бьется сердце плюшевого мишки.
- Нет, не собираюсь. Я только скажу, что под его блестящей и весьма агрессивной внешностью бьется сердце.
- Полезная вещь. - Ангус обернулся к Киту Итак, Кристофер, я испытаю ваши способности для начала семьюдесятью миллионами долларов, там посмотрим. Если завтра вы поговорите в моем офисе с Мелиссой, она оформит все необходимые бумаги.
- Благодарю вас, мистер Макферсон, - сказал Кит, - я хорошо поработаю с вашими деньгами.
- Пожалуйста, называйте меня Ангус. Надеюсь, вы хорошо поработаете. До свидания, Кристофер. До свидания, Джиллиан.
- До свидания, Ангус, - сияя, сказала Джилли.
Глаза у Макферсона весело заблестели.
- У меня нет слов, чтобы тебя поблагодарить, я твой вечный должник, говорил Кит, пропуская Джилли через вертящуюся дверь Говард-билдинга, - но если ты когда-нибудь еще сделаешь что-либо подобное, я побрею твою кошку.
- Мне очень жаль. Кит, - Джилли взяла его за руку, как только они вышли на тротуар и окунулись в полуденную жару, - это получилось неожиданно, я не собиралась ничего говорить.
- Знаю, лапочка. Ты меня до смерти испугала.
- Ты действительно нечаянно уронил вилку или это был предлог, чтобы спрятать лицо?
- Нечаянно. Я потел от страха, и ладони стали совершенно мокрыми.
Джилли стиснула ему руку.
- Кстати, а что ты говорил ему обо мне?
- Это был доверительный разговор между двумя мужчинами. Без комментариев.
Джилли остановилась под навесом магазина женских карнавальных костюмов.
- Кит, куда мы идем?
- Понятия не имею. Не хочешь еще немного побродить по городу, а потом здесь пообедать?
Она в раздумье наклонила голову.
- Честно говоря, мне хочется поехать домой, переодеться в джинсы и пообедать "У Эрнеста". Можно будет угостить парней пивом, чтобы отпраздновать твой успех.
- Не произноси при мне слова пиво. Я сыт им по горло. Но я с радостью поеду домой.
Твое желание - приказ для меня.
- Да, как же, - насмешливо бросила Джилли.
- Ну, иногда, - сказал Кит. - Твое желание для меня приказ время от времени.
- Опять неверно. Мое желание для тебя закон в любое время и в любом месте. Брось, Мелоун, лучше пойдем к машине, хватит с меня городской жизни.
"А как насчет отъезда в Майами в следующий четверг?" - подумал Кит. Почему-то он не мог сказать Джилли, что ему надо возвращаться на работу, а она ни о чем не спрашивала.
Можно было бы, конечно, всю неделю работать в офисе, а на выходные приезжать к Джилли, но он не хотел скучать по ней четыре ночи в неделю, а она, совершенно определенно, не захочет жить в Майами. Внезапно вся эйфория от полуденного успеха исчезла.
В машине Джилли разбудила тряска.
- Где мы? - спросонья спросила она.
- В Дир-Ки, радость моя, - сказал Кит. - Ты очень сладко и долго дремала.
- Мм, извини меня, Кит. Тебе, наверное, было скучно.
Он внимательно смотрел на дорогу, но Джилли заметила, как лукаво приподнялся уголок его рта.
- Не совсем, - возразил Кит. - Когда ты спишь, то выглядишь очень сексуально.
Еще бы! Ей приснилось, что они занимались любовью на переднем сиденье "ягуара".
Щеки у нее горели.
Кит повернул голову, и машина резко вильнула. Он выправил руль, протянул руку и прикоснулся к ее колену.
- К счастью, до Ки-Уэста уже не так далеко, успокоил он Джилли.
- Да. - Джилли выпрямилась и старательно натянула юбку на колени. Ее несколько обескуражила холодноватая реакция Кита. Ну, в конце концов, это ведь она открыла для себя радости секса совсем недавно. Он-то, наверно, за последний десяток лет имел этого предостаточно!
Минутой позднее Кит съехал с дороги, уменьшил обороты мощного двигателя и притормозил под мигающей неоновой вывеской "Айленд мотор курт". Светился знак, указывающий, что есть свободные места. Кит выключил мотор и повернулся к Джилли. Подняв ей подбородок, он жадно и крепко ее поцеловал.
- Закрой за мной дверцу и сиди здесь, леди, торопливо сказал он, - я скоро вернусь.
Джилли только кивнула и подумала, что у него слишком широко открыты глаза.
Через три минуты Кит вернулся с маленьким ключом на пластмассовой цепочке. Он помог Джилли выйти из машины, отпер дверь домика и ввел ее в маленькую, тускло освещенную комнату. Джилли начала было говорить, но Кит остановил ее, приложив пальцы к ее губам.
- Не надо, - прошептал он, - позволь мне это сделать.
В углу комнатенки стоял исцарапанный ореховый шкаф. Кит повернул Джилли спиной к комнате и заставил опереться руками о шкаф.
Она слышала, как он бросил пиджак на кровать. Потом он встал позади нее, и вдруг Джилли почувствовала, как его сильные руки обхватили ее. Впервые их физическая близость не начиналась с нежности, с поцелуев и тонкой ласки. Но Джилли, возбужденная его грубым натиском, застонала от острого наслаждения.
"Это просто безумие. Я готова умереть за него", - мелькало в голове.
"Господи, не дай мне ее потерять. Это настоящая любовь", - думал Кит, овладев ею и одновременно капитулируя перед ней.
Потом он держал Джилли у себя на коленях, качая, как ребенка, и целовал в голову.
- Ты хорошо себя чувствуешь? Мы можем уехать сейчас же? Я не хочу, чтобы ты ощущала себя разбитой, да и это место мне кажется небезопасным.
Джилли подняла голову.
- Все хорошо. - Она улыбнулась. - Я прекрасно себя чувствую.
- Могу я считать это комплиментом?
- Должен. - Джилли с сожалением взяла свое липкое от пота, измятое платье и посмотрела на себя в зеркало. Она была растрепанной, с пылающим румянцем лицом и выглядела очень усталой, но счастливой.
"Сейчас каждый кретин, посмотрев на тебя, скажет, что ты только что занималась любовью", - подумала она.
- Здесь можно принять душ? - спросила Джилли. - Или мы должны сразу же ехать домой?
- Лучше тронуться сейчас же. Потом поплаваем вдвоем в длинной и глубокой ванне на заднем дворе гостиницы. На днях я соорудил там небольшой бассейн. Кроме того, - Кит усмехнулся, - я хотел сказать, что мне очень нравится твой запах.
Джилли кивнула и сунула ноги в туфли.
- Тогда скорее в путь.
Через два часа автомобиль обогнул Дюваль-стрит.
- Дом наш милый, вот и мы, - дурачился Кит. - С расстояния он очень даже ничего, тебе не кажется? Что это за типы там, на веранде?
- Адское пламя и проклятия! - тревожно воскликнула Джилли. - Один из этих типов Клод.
- Клод? - в замешательстве переспросил Кит. - Ох, нет. Тот самый Клод?
- Увы, тот самый, - мрачно ответила Джилли. - Понятия не имею, кто же второй.
- А я имею. - Кит состроил недовольную гримасу. - Это Хенк. Хенк Вейнстейн, мой партнер. Несомненно, приехал выяснить, не выклянчил ли я деньги у Ангуса Макферсона.
- Может, еще не поздно повернуть? Вдруг, они нас не заметили?
- Хенк узнает мою машину за две мили. Похоже, и Клод тебя увидел.
- Ну, тогда вперед. Наше дело - не вопросы задавать. Наше дело побеждать или умирать.
- Черт побери, - буркнул Кит. - Вот проклятье!
- Проклятье! Проклятье в квадрате! Проклятье в кубе! Проклятье по максимуму! - поддержала его Джилли.
Глава 9
- Только не вмешивайся, - сказала Джилли, рассматривая себя в зеркале заднего вида. Фу, я ужасно выгляжу.
- Ты выглядишь великолепно, - успокоил ее Кит.
- Только не вмешивайся. - Джилли отстегнула ремень безопасности и натянула юбку на колени. Кит улыбнулся. - Я знаю, ты хочешь меня защитить, - настойчиво продолжала она, но лучше пойди и поговори со своим партнером, а Клода оставь мне.
- Почему? Он явно собирается тебя обидеть. Тогда я его просто убью.
- Мелоун, - Джилли вздернула подбородок и повернулась к нему, послушайся меня. Немедленно.
Такие горящие глаза Кит видел у нее только в первый день их знакомства, в ее антикварном магазине.
- Отлично. Вероятно, ты права. Даю тебе на выяснение отношений пятнадцать минут, - упрямо заявил он.
- Тридцать минут.
- Двадцать. Это окончательно.
Джилли подняла с пола машины босоножки и сумочку.
- Иногда ты вызываешь у меня желание закричать.
- Хорошо. Это полезно для здоровья. Накричи на Клода. - Он запер дверцу машины. Вперед, Чудо-Женщина, не забудь свой томагавк.
Кит завел "ягуар" на стоянку за отелем и встретился с Хенком на боковой дорожке.
- Приехал меня проверить? - произнес он без всякого энтузиазма, наблюдая через плечо Хенка, как Джилли с Клодом входят в парадную дверь гостиницы.
- Вовсе нет. Мне надо было забрать некоторые документы у одного клиента в Ки-Ларго, поэтому я и надумал заглянуть к тебе. - Хенк обернулся ко входу в отель. - А кто этот парень?
- Бывший муж Джилли, Клод. - Кит резко повернулся и показал рукой на заднюю дверь гостиницы. - Пойдем, выпьем чего-нибудь холодненького.
- Кажется, она совсем не рада его видеть, заметил Хенк, шагая вслед за Китом. - Так что у тебя с Макферсоном?
- Семьдесят миллионов для начала, а позднее - еще. Думаю, нам клянчить не придется.
Документы оформишь в понедельник, - с отсутствующим видом сообщил Кит.
- Это просто фантастика! - изумленно воскликнул Хенк. - Одни только комиссионные чего стоят, не говоря уже о престиже. Я никогда бы не поверил, что тебе это удастся. Как ты сумел его убедить?
- Я рассказал о Джилли, а она ему заявила, что интерьер столовой его компании оформлен не совсем удачно. Почему-то ему это понравилось. Вопрос в другом: что с ним делать?
- С Макферсоном? Что еще надо делать?
Мы и так осыпаны золотом с головы до ног.
- Да не с ним, а с Хендерсоном, с Клодом, дурачок.
- Не понял. Я никогда тебя сразу не понимаю.
- Она просила не вмешиваться, - Кит думал вслух, - но этот подонок Клод - скользкий и хитрый тип. - Вдруг он щелкнул пальцами. Есть, отличная мысль. Так и поступим.
- Я ничего не понимаю, - промямлил Хенк.
- Послушай, Хенк, сегодня вечером мы собирались с Джилли пообедать если, конечно, она придет. Часов так, скажем, в семь. Приезжай сюда. - Кит бросил стакан в мусорный бачок. - Мне надо пойти подготовиться.
Джилли с невозмутимым лицом слушала.
Клода. Он выглядел точно таким же, как прежде. Может быть, чуточку более лысым. Однако физиономия осталась гладкой и красивой. Он все так же носил синий военно-морской блейзер, часы "Ролекс" и золотое кольцо с печаткой, которое Джилли ненавидела. Но в остолбенение ее привело намерение Клода вновь стать ее мужем. По крайней мере так он выразился.
Она глядела на Клода и чувствовала, как немеют и цепенеют у нее тело и душа. Джилли ощутила то, что часто заставлял ее чувствовать Клод, депрессию, апатию, омертвение, и тут же начала объяснять Клоду, что ее возвращение к нему совершенно, ну, абсолютно невозможно, при этом тонко и таинственно улыбалась.
Ровно через семнадцать минут после того, как Джилли повела Клода в гостиную, дверь в нее открылась, и в комнату впорхнул Кит. На нем был дорогой костюм с шикарным желтым галстуком. Влажные блестящие волосы аккуратно зачесаны назад, почти прилизаны. В петлице красовался свежий бутон розы.
- Прости, дорогая, - сказал Кит. - Ах, приношу извинения. Я не знал, что у тебя кто-то с визитом.
Джилли изумленно на него уставилась. Мелоун говорил, как комментатор Би-Би-Си, жеманно и немного в нос. Она попыталась быть вежливой.
- Гм, позвольте вас друг другу представить:
Клод Хендерсон, Кристофер Мелоун. Кит, это мой бывший муж, Клод.
Кит с энтузиазмом пожал Клоду руку. Тот был на пять дюймов ниже его. Мелоун стоял прямо, чтобы подчеркнуть эту разницу. Со своей выгодной позиции он видел, как сильно Клод облысел. "Ты, позор американских мужчин, плешивый зануда, - думал он, - надеюсь, что твои блестящие белые зубы тоже скоро выпадут, как и волосы".
- Клод Хендерсон? Отлично! Наконец-то я удостоился чести с вами познакомиться. Насколько мне известно, один из моих клиентов, Чад Питт-Келтон, ваш приятель. Очень славный парень, и мне приятно сообщить, что мы много для него сделали на бирже. И еще, дайте вспомнить.., кажется, Бифф Пьерпойнт - тоже ваш знакомый? Нет? Тогда кто-то еще. - Кит врал с воодушевлением. - Я был бы рад поболтать, ведь у нас так много общих знакомых, но мы с Джилли сегодня приглашены на обед, а потом идем в оперу. Сами понимаете.
- Опера? - произнес Клод, вытаращив глаза на Джилли. Она только любезно кивнула.
- Паваротти, - увлеченно продолжал Кит, в Доме творчества Ки-Ларго. Конечно, акустика неважная, к тому же у него сейчас не такой великолепный голос, как в сезон 1989 года. И тем не менее люди счастливы, когда мы делаем все, что возможно, для поддержания местной культуры, вы не согласны? А Джилли у них опора местного фонда. Миссис Перриш - вы же знаете, Клод, семейство Перриш, замечательные люди, хоть их юный Макс и женился на этой вульгарной итальянской графине, - так вот, миссис Перрши не далее как вчера пела Джилли дифирамбы в теннисном клубе. И говорила о... О чем, Джилли, дорогая?
Джилли, застыв, смотрела на него широко раскрытыми глазами.
Кит отодвинул манжет, чтобы посмотреть на часы, затем взял ее под руку, гораздо крепче, чем это могло показаться со стороны.
- Я очень не люблю тебя торопить, радость моя, но тебе надо как можно поспешнее переодеться. Наша служанка Розита просила тебе передать, что она приготовила фруктовый компот, который ты просила на завтрак, и забрала из химчистки твое черное платье. Поторопись, дорогая. - Придержав дверь гостиной, он вывел Джилли из комнаты и, улучив момент, шлепнул по заду.
Как только они оказались вне поля зрения Клода, Мелоун положил руку ей на спину и погладил ее, Джилли обернулась и посмотрела на него.
- Ты что, совсем с ума сошел? - прошептала она.
- Вино? Конечно, дорогая, я немного выпил, - громко сказал Кит, подмигивая ей и усмехаясь. - Очень приятное белое вино. Непритязательное, но вкусное. Сиси оно бы очень понравилось. А теперь беги наверх и выкинь из своей прелестной глупой головки все мысли, кроме необходимости быстро надеть твое очаровательное и эротичное черное платье.
Он вошел назад в гостиную, улыбаясь одной из своих сверкающих дежурных улыбок.
- Ох уж эти женщины. Вам тоже они нравятся, правда? Да, Клод, могу я вам предложить что-нибудь выпить, прежде чем мы убежим? Нет? Если у вас нет машины, мы были бы рады по пути подбросить вас, куда вы захотите; правда, наш "ягуар" совсем маленький, но мы ведь одна семья, не так ли?
Клод покачал головой:
- Нет, благодарю вас, у меня машина с шофером. В любом случае мне надо уходить. Вы оба живете здесь?
Кит вскинул брови.
- Разумеется, нет, старина. Эта гостиница принадлежала моей бабушке Лавинии Стентон Мелоун, из бостонской ветви рода. После ночного шторма вся крыша отеля была снесена. И теперь мы делим наше время между гостиницей и коттеджем здесь, и пентхаусом в Бискайне; у нас есть еще вилла в Аспене, но это неважно.
- Могу я спросить, как долго вы и Джиллиан.., вместе?
- О-о-о, достаточно долго, Клод, достаточно долго, - сказал Кит, твердой рукой выводя его из гостиной через парадную дверь. - Иногда между семейными парами не все идет ладно, это общеизвестный факт, но, между нами говоря, старина, вы потеряли настоящее сокровище, когда позволили этой маленькой леди от вас уйти.
Кит летел по лестнице, прыгая через три ступеньки. Он чувствовал себя средневековым рыцарем, успешно защитившим свой замок и в очередной раз спасшим свою принцессу от грабежа и насилия.
- Плохие новости, Джилли, киска моя, сказал он, входя в ее комнату. Концерт Паваротти отменен. Какой удар для местной культуры!
Джилли сидела на кровати, обняв руками колени. Она с каменным лицом смотрела на него.
- Ты совсем спятил.
- Когда дело доходит до Клода Хендерсона, то сказать это можно именно про тебя. Я наблюдал за тобой. Ты была похожа на оленя, попавшего в свет от фар автомобиля. Ты могла отказаться от разговора. Могла позвать меня.
- Это моя проблема. Я не могу обременять тебя Клодом.
- Сандерсон, - сказал Кит, садясь рядом с ней и беря ее за руку, - мне неприятно говорить тебе это, но ты уже обременила меня Клодом. Точно так же, как я обременял тебя Алисией. Таковы сложности любви: приходится платить по счетам за ошибки прошлого.
Джилли посмотрела Киту в глаза, сжав ему руку.
- Наверно, ты прав, Кит. Послушай, я не хочу ранить твои чувства, но мне именно сейчас надо остаться одной.
- Нет, не надо. - Кит хотел, чтобы она его слушала, и Джиллиан повиновалась. - Ты всегда была одна со своей проблемой. Это неверно.
Сейчас ты должна мне подробно рассказать, как этот парень себя вел, когда вы были женаты.
Джилли беспокойно задвигалась.
- Мне не нравится об этом вспоминать и говорить.
- Я хочу это услышать.
Джилли посмотрела на его руки.
- Это трудно объяснить. Это действительно звучит глупо. Он не обижал меня, не обращался со мной дурно. И даже не орал на меня. А просто старался меня обтесать. Все, что я делала, было не правильно, и он всегда мне об этом говорил для моего же собственного блага. Джилли сказала тонким голосом, передразнивая Клода:
- "Джилли, может быть, немножко больше макияжа, мы ведь не хотим, чтобы Морганы подумали, что ты больна. Что за эксцентричное маленькое платье, Джиллиан? Ты что, купила его на дешевой распродаже?" Если я при посторонних говорила что-нибудь, что ему не нравилось, он говорил так: "Наша бедняжка Джиллиан такая импульсивная", а его друзья смотрели на меня с жалостью, как на несмышленого ребенка. Так же Клод вел себя и в постели. А если он вдруг надолго переставал со мной разговаривать, я понимала, что где-то дала маху, но никогда не знала, в чем же именно.
- Это отнюдь не глупо. Это похоже на стремление постоянно тебя контролировать и на проявление садистских наклонностей. И вообще выглядит отвратительно, - подытожил Кит. - Чего он хотел? Зачем он сюда приехал?
- Ты не поверишь. Он переехал в Нью-Йорк на престижную новую работу, и ему понадобилась жена и прислуга. Клод честно считал, что я должна быть благодарна ему за его прощение, и очень воодушевлен возможностью развлекать своих закадычных дружков из пентхаусов Парк-авеню, издеваясь надо мной.
- Я надеюсь, ты послала его по верному адресу?
- Конечно. Вернее, я начала, но тут появился один клоун в костюме от Гуччи.
- Иди сюда. - Кит протянул руки и прижал Джилли к себе. Она положила голову ему на плечо.
- Только вообрази: его не соответствующая требованиям старушка Джиллиан уже подцепила другого мужчину, такого же богатого и претенциозного, как он сам, но гораздо более красивого, к тому же с головой, густо покрытой волосами, а не лысого. Однако Бифф Пьерпонт? Паваротти? Сиси? Служанка Розита? Зачем это?
- Давай замнем, - сказал он. - Иногда при защите стен своей крепости приходится выпускать горящие стрелы куда попало.
Кит, Джилли и Хенк вместе пообедали в "Чалфонте". Киту приятно было видеть, что Хенк и Джилли благополучно сошлись характерами. И так достаточно трудно было общаться с обоими одновременно, но если бы они невзлюбили друг друга, то его жизнь стала бы очень кислой.
Кит проводил Джилли до дома и пошел с Хенком к его машине.
- Поздравляю тебя, - сказал Хенк, - она мне действительно понравилась, Мелоун. Твой выбор намного лучше, чем я ожидал. Ну, как у вас идут дела?
- Как? - Рассмеявшись, Кит взглянул на друга. - Надеюсь, ты спрашиваешь не о нашей сексуальной жизни? С моей стороны было бы невероятно вульгарным и неуместным обсуждать это с тобой.
Хенк усмехнулся.
- Конечно.
- Сказочно, - сказал Кит. - Лучше не бывает.
- Серьезно, Кит. Вся твоя история в Ки-Уэсте, которая чуть не сделала меня психом, стоила того?
- Абсолютно. - Мелоун прогулочным шагом шел по улице, смотрел вверх на огромную желтую луну и улыбался. - Здесь не только секс, она для меня все. Она - великолепна.
- Когда вернешься в Майами, приведи ее в гости к Бренде, ладно?
- Да. Знаешь, раньше ты никогда не приглашал меня в гости с моими девушками. Хотелось бы узнать, почему.
- Все твои прежние отношения с женщинами длились по десять минут с каждой, ты, идиот, - объяснил практичный Хенк. - У нас хватило бы времени только на то, чтобы взять в руки бутерброд, а потом - бац - и ее нет.
Мужчины дошли до машины Хенка, стоявшей под деревом.
- Видишь ли, я бы хотел, чтобы Джилли осталась со мной навсегда. Трудность в том, что она терпеть не может большие города, где живу я, а я не могу заниматься бизнесом там, где живет она.
- Но ведь ты все же вернешься в Майами четвертого? Верно, Мелоун?
Кит посмотрел на круглое, измученное заботами лицо своего партнера. Он заметил новые морщины на лбу Хенка и беспокойство, которое тот пытался скрыть.
- Четвертого. Есть, босс, - сказал он. Пока Хенк отъезжал, Кит махал ему рукой, уверенно и весело, как человек, который уже выбрал свою судьбу.
Мелоун сидел в кресле кабинета менеджера отеля солнечным будничным утром, помогая Маргарет Грир разобраться в компьютерных премудростях.
- Гм, - произнесла Маргарет. - Ты мне более или менее объяснил, что такое развернутые таблицы. Кристофер, милый, "Дом влюбленных" существует более пятидесяти лет без компьютерных бухгалтерских программ и прекрасно сможет обойтись без них и в дальнейшем. Почему бы тебе не сходить в магазин навестить Джилли? Уверена, она будет рада тебя видеть.
- Почему бы нам не сходить в магазин вместе? - спросил Кит.
Маргарет выразительно посмотрела на него.
- Если я сейчас явлюсь к Джилли, то буду выглядеть любопытствующей дурой, - сказала она. - Однако если мы зайдем к ней, скажем, по пути в магазин программного компьютерного обеспечения, то я буду выглядеть внимательной подругой.
Через двадцать минут Кит открыл дверь магазина и жестом пригласил Маргарет войти.
Джилли сидела за своей конторкой, лаская кошку.
- Джилли, опять что-нибудь случилось?
- Да. К несчастью, - ответила Джилли, поднимая грустное лицо от пушистой шерстки Панкхерст.
- В чем дело? - Маргарет уселась рядом с ней и взяла ее за руку. Кит стоял позади Джилли и похлопывал ее по плечу.
- Владелец этого дома. Мой договор об аренде истекает в декабре, и он собирается удвоить арендную плату.
- Почему? - Маргарет покопалась в принесенной сумке и протянула Джилли пончик. На, возьми. Сладкое очень помогает при потрясениях.
Кит чихнул.
- Давай я угадаю, - сказал он. - Потому что он жадный подонок?
- Да, он такой. - Джилли в последний раз поцеловала Панкхерст. - Тебе придется уйти, моя киска, иначе этот симпатичный мужчина будет чихать беспрерывно. - Она выпустила кошку за дверь.
- Ты можешь найти другое помещение? Кит придвинул старинный стул поближе к секретеру, еле уместившись на его узеньком сиденье из палисандрового дерева, и нашарил в сумке с пончиками сдобную булочку с корицей и изюмом.
- Вот, возьми салфетку, - сказала Джилли. Я, наверное, смогу найти какое-нибудь другое помещение, если мне придется убираться отсюда, но это уже будет не то. Этот магазин небольших размеров, местоположение удобное, да и мои клиенты уже к нему привыкли.
Какое-то другое место.., я уже не буду воспринимать как свой дом.
- А что говорят владельцы других магазинов? - спросила Маргарет.
- Милейшая миссис Роузен, дама, которая торгует морскими раковинами и самоцветными камнями, получила такое же письмо, как и я. Она была так расстроена, что мне пришлось отвести ее домой. - Глаза Джилли наполнились слезами. - Бедная миссис Роузен. Ей уже восемьдесят один год, и это был магазинчик Ирвина. Она не переживет, если ей придется его закрыть. Это все, что у нее осталось.
- Что ты собираешься делать? - спросил Кит, уплетая булочку.
- Кто такой Ирвин? - спросила Маргарет.
- Ирвин был мужем миссис Роузен. Если она потеряет магазин, то потеряет и последнее, что напоминает ей о муже. Что касается моего магазина, я еще не знаю, как быть.
- Однако ты определенно должна что-нибудь предпринять. - Кит выбрал третий пончик и откусил приличный кусок. - Ты не можешь просто сидеть и ждать. А как насчет иска? Судебное разбирательство должно хорошо всех расшевелить.
- Ради Бога, Кит, я получила письмо три минуты тому назад.
- Я могу связать тебя с моим адвокатом в Майами. Он потрясающий тип. Ты говорила, что любишь этот магазин, так неужели не станешь за него бороться?
- В данный момент я не чувствую никакого желания бороться.
"Хочешь пари? - подумал Кит, разглядывая ее мрачное лицо. - Я сведу тебя с ума за шестьдесят секунд. А факты доказывают, что безумие идет тебе на пользу. Ты слишком легко позволяешь людям брать над тобой верх. Сначала Клод. Потом этот владелец дома. Я, вероятно. Кроме того, я не могу стоять и смотреть, когда ты так печальна".
- Здесь проблема в женщинах, - громко произнес он, скрестив на груди руки и по-королевски опираясь ногой о край большой, сплетенной из прутьев корзины. Маргарет взглянула на него, подняв брови. - По своей природе вы нежные создания. Если какой-нибудь козел попробует удвоить арендную плату мужчине, то обязательно получит от него сдачи.
Джилли сильно ударила его по голени кулаком.
- Убери ноги с мебели, кретин. Правильно, сейчас мужчина может купить даже гранатомет. И ты думаешь, это хорошее решение?
- Не обязательно. Но это лучше, чем зрелище плачущих дам. - "Нет, решил Кит, - это еще не кондиция. Подбородок пока не вздернут к небу". - Вы говорите, что вы феминистки, но совсем не умеете бороться.
- Плачущие феминистки? - Джилли скрипнула зубами. Она вскинула голову и выставила вперед подбородок. - Нет, и я спала с ним!
"В яблочко, - подумал Кит. - Это заставит ее действовать. Отлично".
- Ладно, возможно, я выбрал не самые подходящие слова. Главное в том, что вы - кучка плаксивых трусих, - сказал он, едва сдерживая смех.
- Тогда ты - неандерталец и подлиза. И вообще, это не мужское поведение, а повадки жителя большого города. А типичные представители мегаполисов - просто параноики.
- Пример вульгарный, но точный.
- Прекрасно. Ты без приглашения явился в Ки-Уэст из города, где четырехлетние малыши носят пистолеты, и еще оскорбляешь мой дом мой остров?
- Вот она, моя Джилли, всегда готовая защищать свой маленький остров! Полагаю, некоторая воля к борьбе в тебе еще осталась. - Кит усмехнулся.
Джилли спрыгнула со своего стула и протянула руку, чтобы дать ему подзатыльник.
- Ах! - крикнула она и изо всех сил дернула его за ворот.
Ошеломленный Кит привстал со стула, догадываясь, что сейчас она разорвет ему майку.
Джилли толкала его в плечо до тех пор, пока он не повернулся лицом к двери, потом уперлась обеими руками в его широкую спину и пихнула. Кит споткнулся о старинную скамеечку для ног и чудом удержался от падения на шкафчик, набитый хрустальными флаконами.
- Если бы ты их разбил, мы бы выставили тебе счет, - сказала Джилли. Вон, немедленно!
- Маргарет! - позвал Кит.
- Маргарет не уходит. Уходишь ты и забираешь с собой свои ползучие, вызывающие дрожь женоненавистнические теории.
- Я только старался заставить тебя бороться, - сказал он.
- Ты преуспел. Я уже борюсь.
Такой она Киту нравилась: в этих взрывах эмоций проявлялись и сила характера, и остроумие, и темперамент. Даже когда мишенью был он сам.
- Запомни, - предупредил он, - сегодня мы обедаем с парнями. Сможешь прийти к "Эрнесту" к семи часам?
- Я не намерена обедать ни с какими парнями ни сегодня, ни когда-либо еще. Но не беспокойся - если я не появлюсь, ты всегда сможешь преследовать меня в судебном порядке. Джилли открыла дверь и вытолкнула его.
- Джиллиан, - позвал Кит с тротуара.
- Что? - Джилли застыла, держась за ручку двери. - Ой, знаю. У меня на носу полироль для серебра, трафаретная краска или еще какая-нибудь дрянь.
- Нет, - нежно сказал Кит. - Я тебя люблю, детка. - Он усмехнулся и ушел.
Глава 10
Ежегодно волейбольная лига Ки-Уэста устраивала грандиозную шумную, неистовую вечеринку в честь Дня трудящихся. Это было непринужденное и весьма буйное застолье, рассчитанное на случайных и шумных гостей.
Дети и взрослые слишком много ели, потом все без исключения слишком долго жарились на послеполуденном солнце.
Джилли была не очень большой любительницей подобного рода вечеринок, но любила посидеть в кругу друзей из команды, а в этом году, благодаря присутствию Кита, она надеялась получить еще большее удовольствие. Разумеется, следует хорошенько подумать, как ей одеться.
Джиллиан стояла в спальне, выхватывала из шкафа вещи и кидала их на пол.
- У тебя на полу валяется солидная куча грязной одежды, - произнес Кит за ее спиной. Немножко попрактиковавшись, детка, ты достигнешь истинного величия.
- Здесь нет грязной одежды, только чистая.
Я не могу придумать, что мне надеть на вечеринку.
Кит оценивающе смотрел на нее. На Джилли осталась накрахмаленная белая блузка.
- То, что на тебе сейчас надето, работает на меня.
- Знаю, - ответила Джилли, - но мне надо, чтобы моя одежда впечатляла каждого парня, пришедшего на вечеринку.
- Так, это была плохая идея, забудь о том, что я сказал. - Кит стянул с себя грязную-прегрязную майку, свернул ее в комок и бросил в угол комнаты. - Это за компанию с твоими вещами, - перехватив ее предостерегающий взгляд, сказал он в свою защиту.
Джилли на минуту задумчиво склонила голову, а затем внезапно вскочила.
- Эта рубашка, - сказала она, дернув за край хлопчатобумажной черной рубашки с короткими рукавами, которую он уже начал надевать через голову, она мне нужна.
- Так ты в этом собираешься пойти? - Кит просунул голову в горловину рубашки и скептически посмотрел на Джилли. - Я знаю, что ты любишь мешковатые вещи, но эта на тебе будет просто ночной сорочкой.
- Посмотрим. - Джилли сняла белую блузку, стащила с Кита рубашку и надела на себя.
Из кучи своих вещей она выудила прозрачную черную шифоновую юбку и, встряхнув ее, развернула: на ней оказались сотни тоненьких складочек-гофре. Затем Джилли завязала длинный подол рубашки узлом в форме буквы "Т" на левом бедре, так что он элегантно обтянул талию и бедра. Пошарив под кроватью, она вытащила пару нарядных черных, сплетенных из ремешков босоножек на низком каблуке и надела их на босые ступни. - Ну, что скажешь? Джилли покружилась, и волны прозрачной ткани изящно взлетели вокруг голых ног.
- Когда-нибудь тебе придется объяснить мне, как ты этого добиваешься, - сказал Кит.
- Чего?
- Того, что ты вытворяешь с одеждой. - Кит вздохнул, выбирая в шкафу другую рубашку. Серьезно, ты выглядишь потрясающе. Как думаешь, ошейник с поводком, которые я собираюсь на тебя надеть, не испортят твоего вида?
- Так ты считаешь меня собакой, Мелоун? спросила Джилли, направляясь в ванную комнату, чтобы сделать макияж.
Кит сел на кровать, чтобы зашнуровать туфли.
- Ни в коем случае, Сандерсон. Просто я чувствую себя немножко собственником. Ты же понимаешь, на вечеринке будет много мускулистых парней. Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь из них при виде тебя захлебнулся собственной слюной.
- Ох, не беспокойся. Я все равно не смогу пойти на вечеринку, сказала Джилли, отложив губную помаду. - Мне придется остаться дома и почистить всю эту одежду.
Когда в шесть часов они наконец прибыли на вечеринку, веселье было в самом разгаре.
Лига арендовала комплекс национального парка, расположенный на живописной морской отмели у залива Байа-Онда. Длинные ряды желтых и розовых китайских бумажных фонариков освещали здание клуба, обширную лужайку и прибрежную полосу. Громко играл оркестр, а пары быстро кружились и приседали под музыку. Длинные очереди стояли к большим бочкам пива, еще более длинные очереди протянулись к решеткам, на которых жарилась ароматная еда: свинина на ребрышках, бургеры, рыба и другое угощение. Внизу, ближе к морю, играли в волейбол и веселились. Когда Кит остановил "ягуар", в золотисто-розовом сиянии уже садилось солнце.
Кит взял Джилли за руку и не спеша направился с ней чего-нибудь выпить. Каждый третий из встречавшихся по пути останавливал их, чтобы поприветствовать Джиллиан. Кит подумал, что люди разговаривают с ней так, словно перед ними их лучший друг, а она так же приветливо расспрашивала их о семье, детях, о работе. Он обнял ее, и она доверчиво и радостно прижалась к нему.
- Ты действительно чувствуешь себя здесь как дома, да? - задумчиво спросил он, когда они остались вдвоем.
- Да. В моей жизни это первое место, где я по-настоящему почувствовала себя дома. Джилли улыбнулась ему. - Ты тоже вписываешься в здешнюю жизнь намного лучше, чем тебе кажется.
- Знаю. - Кит помолчал. "Скажи ей, что тебе необходимо в четверг уехать в Майами, понукал его внутренний голос. - Попроси ее поехать с тобой".
"Она уже дала тебе ответ, - пронеслось в голове. - Ее дом здесь. Если бы она хотела поехать в Майами, то сама бы об этом сказала".
"В любом случае надо ей предложить. Уже слишком поздно, говори немедленно".
- Джилли, - начал он, - я хотел кое-что тебе...
- Джилли! - загремело позади них три восторженных голоса. - Киллер! А мы уже думали, что вы, ребята, никогда не придете.
- Вот и прекрасная троица. Очень вовремя появились, - сказал Кит, закрывая глаза. Джилли бросила на него быстрый любопытный взгляд, но он покачал головой и позволил парням подвести их к столу. "Ты опоздал", сказал его внутренний голос.
Джилли наткнулась на Джеффа, выходя из дамской комнаты.
- Эй, красавица. Шикарная юбка, - сказал он. - Сексуально.
- Благодарю. А где остальные?
- Играют, там, на пляже. - Джефф поднял правую руку. - У меня кисть повреждена, поэтому я решил посидеть в сторонке. Прогуляешься вместе со мной к пристани, посмотрим, может, моя девушка, Молли, и твой Мелоун тоже гоняют там мяч?
- Конечно.
Они неспешно побрели к пристани, ветхому деревянному сооружению, выступавшему из морских волн. Джефф положил локти на перила и удовлетворенно вздохнул.
- Как красиво. Посмотри на луну. Значит, детка, собираешься уехать с Мелоуном в Майами? - спросил он.
- В Майами? Когда?
- В четверг. - Джефф всегда выглядел немного сконфуженным. - Ты же знаешь, когда он должен вернуться на работу. В четверг. Я был почти уверен. Может, я ошибся?
- Нет, нет. Я просто не подумала, - быстро ответила Джилли, лихорадочно размышляя.
Четверг? Майами? Либо Джефф лишился рассудка или уже успел напиться, что было весьма возможно; либо существовало нечто, о чем Кит предпочел ей не рассказывать. Нечто очень важное.
- Он вроде бы стал частью нашей жизни здесь. Никогда бы не подумал... Эй, не надо так болезненно все воспринимать. Мы будем часто его видеть.
Джилли старалась, чтобы ее голос звучал спокойно.
- Я тоже так думаю.
- Слушай, детка. Я-то имею в виду, что уж ты точно будешь его видеть. Так заведено у женатых людей: ты должен встречаться с человеком, хочешь ты того или нет. - Джефф грубо захохотал. - Потому-то мы с Молл и не поженились.
- Жениться? - Похоже, все мужчины планеты знают о ее жизни то, чего не знает она. - Я?
- Ну да, кто же еще? Ты и Киллер. Эх! Сегодня вечером ты что-то медленно соображаешь, малыш.
- Ой. - Джилли задумалась над ответом. Ну, женимся! - весело повторила она. - Ведь когда-нибудь это должно было случиться.
Джефф шутливо и мягко коснулся ее плеча.
- Серьезно, милая, это здорово. Ты - замечательная. У тебя будут замечательные дети.
Мне кажется, Мелоун не очень уверен насчет детей, но я думаю, что если он помышлял о женитьбе уже через пару недель после вашего знакомства, то дело в шляпе.
- Конечно. Дети... Это потрясающе, - прошептала Джилли. - И сколько же детей мы заведем, как он решил?
- А? - недоуменно спросил Джефф.
Джилли ласково похлопала его по спине.
- Не обращай внимания, - сказала она. - Просто меня немного удивляет, что он так много об этом говорил.
- Ну, таков уж Мелоун. Он настоящий парень. Одним словом. Кит ни черта не боится.
"А как же, - подумала Джилли. В голове вихрем пронеслось множество мыслей. - Кристофер Мелоун, Мистер Бесстрашие, не сказавший ни слова о поездке в Майами, о том, что собирается жениться на мне, обзавестись детьми или что-нибудь еще. Одно из двух: либо он просто не хочет меня, либо играет со мной в какую-то странную игру. Возможно, Кит считает, что чем дольше он выжидает, тем я буду более благодарной ему. А может, Мелоун думает, что я настолько поражена.., но пока лучше воздержусь от вывода".
- Ты прав, Кит - не робкого десятка. Когда же вы обсуждали это дело?
- Где-то пару недель тому назад. Мы все тогда здорово перебрали с выпивкой, поэтому в голове все смешалось. Мы так разгулялись...
Помню только, что Мелоун был очень потешный, все говорил про женитьбу и про детей, и что ты робкая, и про Клода, и еще что-то.
Джилли заскрипела зубами. Кит выворачивал душу наизнанку перед своими дружками, но у него не нашлось ни одной свободной минутки, чтобы хоть что-нибудь ей сказать.
И тут Джилли почувствовала, как ее охватило спокойствие. Прежде всего, подумала она, надо прекратить беседу с Джеффом, не оскорбив его чувств. Это не его вина. Возможно, он был наивен и болтлив, но у него самые добрые побуждения. Естественно, Джефф считает, что все, что Кит говорил парням, он рассказал и ей.
Кто угодно мог так считать, но только не она.
Они еще немного постояли на пристани, облокотившись на перила и глядя на луну. "Благодарю тебя. Господи, за друзей", - подумала Джилли.
- Ты славный парень, - сказала она Джеффу.
- Ты тоже, детка. Не грусти. - Джефф погладил ей руку. - Ты будешь часто его видеть. Он всего лишь должен уладить дела в Майами.
Это же не на луне.
Джилли поцеловала его в щеку. "Лучше он был бы еще дальше", - подумала она.
- Послушай, я пойду. Увидимся во время игры в четверг, ладно?
- Да, - ответил Джефф. - Играем с командой "Креветок". Кучка слабаков. Мы их просто раздавим.
"Раздавить мне хочется вовсе не их", - подумала Джилли.
- Сильно надеюсь на это, - соврала она.
"А теперь, - подумала Джиллиан, - надо сообразить, как выбраться отсюда, прежде чем я закричу или наброшусь на кого-нибудь". Она чувствовала, что уже не может контролировать себя. Ей не хотелось, чтобы ее кто-нибудь увидел, а сама она не желала увидеть Кита, потому что если встретит его, то врежет ему по носу на глазах у своих друзей. Может быть, ее кто-нибудь подвезет до дома, в крайнем случае можно вызвать такси. К счастью, пока они с Джеффом стояли на пристани, стемнело.
Джилли сняла босоножки и пошла, далеко обходя группки людей около жаровен с едой и волейбольных сеток, стараясь не попасться на глаза кому-то из знакомых.
Когда Джилли пересекала песчаную отмель, она вдруг около одного из больших костров увидела Кита с какой-то блондинкой. Оба смеялись, а женщина засунула руку в карман обтягивающих джинсов и вытащила карточку, которую Кит положил в свой карман. Она тряхнула гривой розовато-белокурых волос, и оба снова засмеялись. Уже выведенная из душевного равновесия, Джилли почувствовала, как от унижения запылало ее лицо. "Около двадцати трех, с отличной фигурой, - огорченно подумала она. - Надо полагать, это Бранди".
- Джилли! - позвал Кит. - Джилли, подожди!
Она пустилась бежать, но через мгновение он догнал ее, задыхающуюся, увязнувшую в песке.
- Ты что делаешь, Сандерсон? Я давно ищу тебя.
- Зачем? - стоя к нему спиной, спросила Джилли.
- Как это зачем? - Кит положил руку ей на плечо, но она ее сбросила.
- Убери руки, - сказала она.
- Джилли, какого черта, что происходит?
- Не знаю, Кит. Может быть, ты мне расскажешь?
- О чем именно?
- Ни о чем. Забудь. Я не собираюсь говорить об этом сейчас.
- О да, собираешься. - Внезапно голос у Кита стал мрачным.
Джилли повернулась к нему лицом.
- В самом деле? Кто это сказал?
Освещенный светом факелов, горевших на отмели. Кит выглядел большим и опасным.
- Я - твой любовник и имею право знать, что тебя беспокоит, - сказал он.
- У меня идея, - вскинулась Джилли. - Я все расскажу своим подругам, и если ты везучий, то узнаешь все у них.
- Пожалуйста, не могла бы ты выражаться пояснее?
- Пожалуйста. Например, половина населения Ки-Уэста знает о твоем намерении вернуться в Майами, о твоих планах в отношении меня, о моей истории с Клодом, о предстоящей нашей с тобой свадьбе и даже, дай Бог памяти, о рождении детей. Причем я обо всем этом ничего не знаю. Теперь ясно?
- Да. - "Проклятье, твой прокол, Мелоун". На самом деле не половина населения, а только несколько парней из команды.
- Что ты говоришь? - Джилли недобро посмотрела на него. - И ты ничего не рассказал этой маленькой белокурой Бранди, там, у костра. Приятно сознавать, что кто-то знает о твоей жизни еще меньше, чем ты сама.
- Ее зовут Черил Уиллис, она консультант по пользованию компьютерными программами. Я подумал, что Черил сможет помочь Маргарет с системами для гостиниц.
- Конечно. За исключением того, что ты вроде бы должен был играть в волейбол.
- Я попросил Неда заменить меня, а сам отправился тебя искать. Перестань, Джилли, успокойся, это никуда нас не приведет.
- Мы уже пришли в никуда.
Джилли опять зашагала по пляжу. Кит упрямо потащился за ней.
- Хорошо. Кто рассказал тебе об этом?
Джилли вздернула подбородок.
- Джефф мне рассказал.
- Ox, - саркастически хмыкнул Кит, -Джефф.
- Да, Джефф.
- Да, Джефф, - передразнил Кит.
- Это смешно, - сказала Джилли. - И не говори таким тоном. Этот парень - один из моих лучших друзей.
- Мне он тоже друг, - огрызнулся Кит, начиная раздражаться. - У него золотое сердце, а сообразительность - как у дохлой форели. Неужели ты этого не знаешь?
- Знаю, и не это меня волнует. Кит. Мне не нравится, когда мои чувства и сомнения обсуждаются публично. Противно, когда мое прошлое или наши с тобой отношения опошляются. Я не люблю всего этого, будь ты проклят.
- Знаешь что? - сказал разъярившийся Кит.
Глаза у него сверкали от гнева. Даже при тусклом свете Джилли увидела, как исказился его рот и нахмурились брови. - Я тоже этого не люблю, леди. Мне не нравится, когда мои слова перевирает какой-нибудь подвыпивший парень. И я не потерплю в своей жизни женщину, которая даже не желает выслушать мою точку зрения. И уж точно чертовски не люблю, когда меня проклинают, даже не давая возможности объясниться.
- Отлично. - Джилли скрестила на груди руки. - Так в чем же правда?
- Я счастлив тебе сказать, что машина стоит неподалеку.
- Я не поеду на машине.
- Нет, поедешь. Нам надо покончить с этим.
- Хорошо.
Несмотря на теплую ночь, в "ягуаре" было прохладно. Джилли пристегнула ремень безопасности и потерла предплечья. Кит вырулил с парковочной площадки. Находиться с ним в машине ей было ужасно тяжело. Чувствовать рядом его тепло, запах его одеколона - и знать, что они уже чужие.
- Плохо ли, хорошо ли, но я справлюсь с этим, а ты не права, - сказал Кит, когда они ехали по скоростному шоссе. Рядом с ним дрожала Джилли. Было заметно, что она устала и озябла. Она разбила ему сердце. Он вытащил из-за спинки сиденья свою джинсовую куртку и бросил ей на колени. Ему хотелось все объяснить, но будь он проклят, если станет плясать вокруг нее. - Я не унижал тебя и не обманывал.
Я не знал, как к тебе подступиться, и попросил помощи у парней, потому что они хорошо тебя знают и любят. Они спросили, каковы мои намерения, и я ответил, что самые серьезные.
Потом я пришел домой и сказал тебе, что у меня серьезные намерения. Я ни разу не давал тебе повода сомневаться в этом.
- За исключением того, что я оказалась последней, кто узнал о твоем отъезде в Майами в четверг.
- Джилли, я же не покидаю тебя. Ради Бога.
Я собирался поехать поработать в четверг и пятницу, а в ночь на субботу вернуться и провести с тобой выходные. Мне очень жаль, что ты узнала о моей поездке таким образом. Но так уж случилось, что в Майами у меня есть дом, работа и партнер, который имеет право требовать, чтобы я находился на своем рабочем месте. Не вижу причин чувствовать себя виноватым только потому, что работаю в городе, который ты ненавидишь.
- Ты и не должен чувствовать себя виноватым, - бросила Джилли. Она резким движением накинула на плечи его куртку. - Послушай, Кит, я пока не знаю, куда зайдут наши с тобой отношения. Возможно, у нас вообще нет шансов на общее будущее. Ты связан с городом, со своей работой, привык к определенному образу жизни. Я связана с Ки-Уэстом. Мы в самом начале не подходили друг другу и, по правде говоря, не подходим и теперь. Почему бы нам просто не сохранить статус-кво и не разойтись?
- О, это действительно просто, - горько сказал Кит, сворачивая с шоссе в центр Ки-Уэста. Покорно благодарю. И это - твое представление о любви?
- Нет. А каково твое представление о любви? Самому принимать каждое решение, скрывать от меня свои чувства, а потом с друзьями рыться в моем прошлом? Или объяснять мне, как я должна бороться за свой бизнес, и утаивать от меня свои планы до тех пор, пока не сочтешь нужным меня проинформировать? Ты думаешь, что любить означает знать меня и мои планы на жизнь лучше меня самой? Потому что именно так было у нас с Клодом. Без страсти, без смеха, чисто деловое соглашение, сделка. Клод руководил, я повиновалась. И это убивало меня. Я не хочу этого снова - ни с тобой, ни с кем-либо еще.
- Знаешь, ты права. Я пытался контролировать ход событий, утаивал правду, чтобы защитить тебя. Я вообще далеко не совершенство.
Но я уже начал учиться. А чему научилась ты, Джилли?
Кит с пронзительным скрипом затормозил, резко повернув на Парк-авеню. Джилли запоздало сообразила, что машина остановилась перед ее домом. Кит вышел, обогнул машину и распахнул дверцу. Они стояли лицом друг к другу, облитые лунным светом, недалеко от того места, где он поцеловал ее в первый раз.
Кит, кажется, этого не заметил. Его голос звучал равнодушно, взгляд был ледяным.
- Чему ты научилась, общаясь со мной? грубо спросил он. - Ты хоть раз проявила какой-то интерес к моей квартире, моему офису или моему городу? Черт, ни разу. До встречи с тобой моя жизнь была бессодержательной и неполной. Но это тоже часть моей личности. Я не собираюсь это выбрасывать. И женщина, которая действительно меня любит, не станет от меня этого требовать.
- Я тебя люблю и хочу разделить с тобою жизнь, - сказала Джилли. - Я очень нерешительна, я робка, я не могу рисковать еще раз, как с Клодом. Почему ты не можешь этого понять?
- Постараюсь, Джилли. - Кит посмотрел ей в глаза. - Я понимаю, мы всегда возвращаемся туда, откуда начали, - к твоему прошлому. Я откровенно признаюсь в своих собственных ошибках в отношениях с тобой, но я не могу расплачиваться за то, что сделали твои родители или Клод. У меня нет возможности снять ту боль, которую они тебе причинили. Если ты собираешься остаться со мной, то должна мне доверять и забыть прошлое. Нужно двигаться вперед, а не оглядываться на то, что уже ушло.
Настало время нам обоим подумать. - Кит помолчал. - Именно этого ты просто не желаешь делать.
Бросив на нее долгий, прожигающий насквозь взгляд, он вернулся в "ягуар", шумно захлопнул дверцу и уехал. Джилли беспомощно смотрела, как исчезают сигнальные огни машины.
Джилли сидела в своем магазине за секретером, полируя серебряный сервиз, оставшийся недочищенным с того дня, когда в ее жизнь вошел Кит Мелоун.
С отъезда Кита прошло два дня. Его комната в гостинице была пустой и чисто прибранной. Зубная щетка и несколько вещей Кита все еще находились в спальне Джилли. Прошлым вечером она начала было убирать их, но, едва коснувшись его ветхой университетской майки, начала плакать. Она сказала себе, что нелепо и унизительно плакать над мелочами, и решила оставить его вещи в покое.
Потом она полночи просидела в раздумьях.
Проблема была в том, что все остальное вокруг тоже напоминало о Ките. Например, полироль для серебра. Джилли почувствовала, как глаза наполнились слезами, и пошарила по столу в поисках салфетки. Это также напомнило ей о Ките, чихавшем и плакавшем в ее магазине.
Джилли утерла слезы, а затем сунула два пальца в рот и свистнула.
- Иди сюда, Панкхерст.
Кошка вспрыгнула на столешницу секретера, и Джилли потерлась лицом о ее рыжевато-коричневую пушистую шерстку. - Послушай, - прошептала она, все может быть не так уж плохо. Я могу быть старой девой с магазином и кошкой и жить полноценной жизнью.
Панкхерст посмотрела на нее сверкающими зелеными глазами.
- Ты опять беседуешь с этой нелепой представительницей семейства кошачьих? Давно мы этого не делали, - раздался от двери голос Маргарет. Испуганная Панкхерст прыгнула на колени к Джиллиан.
- Не напоминай мне, - сказала Джилли. - А где пончики?
- Никаких пончиков, - отрезала Маргарет, усаживаясь на стул. - Когда ты мне позвонила, то говорила о деловой встрече, поэтому я подумала, что пончики будут означать дурной тон.
- Пончики никогда не означают дурного тона. Что касается дела, Джилли вытерла руки салфеткой и щелкнула пальцами по папкам, лежавшим на столе, - я хотела попросить тебя рассмотреть возможность превращения пустующей квартиры Лавинии в помещение для двух маленьких магазинов: одного - антикварного и второго - для торговли морскими раковинами, самоцветными камнями и минералами: Я подготовила чертежи и изображения интерьеров, а еще даю тебе расчеты и калькуляцию различных цен и годового дохода. Надо будет обсудить это с совладельцем гостиницы, но, думаю, для всех участников сделки она будет выгодной.
- Прекрасная мысль, - сказала Маргарет. Я посмотрю твои расчеты, но мне кажется, это интересно. И очень умно. Однако ты потеряешь несколько квадратных метров. Тебе хватит места для вещей, находящихся здесь?
- Нет. - Джилли робко улыбнулась. - Но мне они не понадобятся. У меня другие планы.
- Намекни хотя бы.
- Я тебе все расскажу, как только буду знать наверняка. А пока еще все в тумане.
- Знаешь, - воскликнула Маргарет, - я ожидала, что ты будешь разбитой и раздавленной переживаниями. А ты бурлишь идеями, делаешь чертежи и расчеты. Все это немного загадочно. Ты поговорила с Китом?
- Нет. Но я запомнила его совет.
- Какой совет?
- Он сказал, что я должна выбросить из памяти прошлое. Тогда я научусь бороться за то, что мне надо. Ну вот, я так и сделала.
- Это отлично. - Маргарет с нежностью посмотрела на подругу. - Лавиния гордилась бы тобой. Я тоже.
- Спасибо. Пожелай мне удачи, - сказала Джилли, касаясь ее руки.
- Кажется, я припоминаю, что твоя кошка исполняет желания, но я буду думать о тебе. Маргарет встала и забрала с секретера папку с деловым предложением Джилли. - Кстати, у тебя на носу полироль для серебра.
Остаток дня Джилли названивала по телефону в риелторские агентства Майами и составляла расписание встреч. Затем она поцеловала Панкхерст, заперла магазин и пошла домой.
На следующее утро она проснулась нервной, но решительной. Надела свой любимый летний костюм (шелковая блуза бежевого цвета и длинный шелковый саронг с набивным рисунком), вдела серьги, наложила макияж и даже немного надушилась. Потом бросила сумочку на заднее сиденье своей машины, которой этим летом почти не пользовалась, и начала длинное путешествие в Майами. Она приехала в район Саут-Бич очень вовремя. Солнце ослепительно сверкало, отражаясь в стеклах стоящих рядами зданий.
"Знаешь, - робко сказала Джиллиан себе, а Майами неплохо выглядит".
- Мне нравится, - сказала она риелтору через пару часов, стоя посередине пустого магазина. - Мне надо еще кое с кем связаться, но будьте уверены, я его беру.
Джилли направилась к телефону-автомату и позвонила Киту в офис. После недолгих пререканий секретарша наконец согласилась соединить ее с мистером Мелоуном.
- Мелоун слушает, - послышалось в трубке, - Кит, это Джилли. Я искренне прошу прощения за беспокойство, но не мог бы ты уделить мне пятнадцать минут?
Последовала пауза. Джилли почти слышала, как он думает.
- Сейчас? - спросил он.
- Да. Я в Майами. В Саут-Бич, на пересечении Пальметто и Четвертой улицы. Это недалеко. - Она подождала, но Кит продолжал молчать. - Это.., в определенной степени срочно.
- Хорошо, - сказал он. Голос был все еще осторожным. Она дала ему адрес и вернулась назад в пустой магазин.
Через несколько минут Кит рывком открыл покрытую грязью входную дверь.
- Джилли! - Его голос эхом отразился от стен голой пыльной комнаты. Он огляделся вокруг, нахмурился, пытаясь сообразить, что он делает в этом явно заброшенном помещении.
- Я здесь, - сказала она, выступая из узкого прохода. - Спасибо, что пришел.
- Что за срочность? Ты в порядке?
- Нет, не в порядке. Я чувствую себя одинокой, Кит.
Его лицо при тусклом свете было бесстрастным и непреклонным.
Джилли глубоко вдохнула.
- Я страдаю от одиночества.
Кит поднял бровь.
Джилли подошла ближе и легонько коснулась его груди.
- Ты был прав, - мягко продолжала она. Ты не можешь ломать из-за меня свою жизнь.
Мы не можем жить в прошлом каждого из нас.
С моей стороны было несправедливо ждать этого от тебя.
- Я рад, что ты это поняла, Джилли. Но как ты отметила раньше, наш образ жизни все еще не совпадает. Куда это нас приведет? - Кит чувствовал, что говорит резко, но не мог ничего поделать. Если он позволит сейчас этим нежным рукам прикасаться к нему, если он посмотрит ей в глаза, то утонет в них, или заплачет, или попросит прощения, или просто убежит. Кит хотел ее больше, чем когда-либо. Несколько последних дней, проведенных без нее, напоминали агонию. Но это было ее решение, и если у них появится хоть какой-то шанс, она должна сделать выбор сама.
- Это привело нас сюда. - Джилли обвела рукой пыльное помещение. - Я собираюсь перевести свой магазин в Ки-Уэсте в пустующее помещение в "Доме влюбленных". Разумеется, с твоего согласия как совладельца. Это помещение меньше и дешевле, чем старое, и мне захотелось использовать сэкономленные деньги и открыть новый магазин здесь, в Майами.
- Здесь?
- Да. Мне понравилось это помещение, хотя я еще не подписала договор об аренде. Когда новый магазин откроется, думаю, я буду проводить половину своего времени здесь. За магазинчиком в Ки-Уэсте будет присматривать миссис Роузен, а здесь я найду кого-нибудь, кто согласится работать неполную неделю.
Джилли остановилась, наблюдая за Китом.
Он не сделал ни одного движения, чтобы к ней прикоснуться, но и не оттолкнул ее. Джилли улыбнулась.
- Даже если мне придется как-то скорректировать свое расписание, например, для выполнения заказов по оформлению интерьера или еще чего-нибудь, я смогу половину недели проводить в Майами. И.., мне бы хотелось проводить каждую минуту свободного времени с тобой.
- Ты хочешь сказать, что собираешься составить свое расписание так, чтобы оно совпадало с моим графиком? - спросил Кит.
- Да, - осторожно ответила Джилли.
- Например, если я буду уезжать в Ки-Уэст ранним вечером каждой пятницы для участия в важных спортивных мероприятиях и оставаться там до воскресного вечера. А тебе нужно будет работать здесь. Это не может быть предметом обсуждения.
- Я справлюсь. - Джилли просунула палец под узел коричневого шелкового галстука Кита.
- Прошу вас, мисс Сандерсон. - Голос у Кита немного потеплел. Теперь он больше походил на голос беспомощно томящегося от любви, трогательно заботящегося о своей даме дурачка. Каковым он и являлся. - У нас деловая беседа, и мы должны обсудить важные вопросы. Прежде всего, я человек занятой. Следующий пункт. У меня для вас есть заказ на дизайнерскую работу по интерьеру, которая не терпит отлагательства. Это пентхаус на крыше высотного здания. Владельцу апартаментов предстоит коренным образом.., изменить стиль жизни. Может быть, вы согласитесь поехать и посмотреть помещение, а потом мы обсудим ваше мнение?
- В этом нет необходимости. Я могу высказать вам свое мнение одним словом.
- И что это за слово?
- Неуместно, - сказала Джилли.
- А-а, - Кит с умным видом кивнул. - Звучит превосходно. Неуместное всегда хорошо и при этом не противоречит закону. Боюсь, что я бы не смог участвовать в каком-либо соглашении, не предусмотренном соответствующим законом. - После этого он ей улыбнулся совсем недавно освоенной им улыбкой - широкой, глуповатой, чрезвычайно искренней, абсолютно непривычной для него.
- Дай мне передышку, глупыш, - сказала Джилли, улыбаясь. - Мне очень хочется признать себя побежденной, но ведь ты надеялся услышать что-нибудь получше этого.
- Я люблю тебя, Джилли. Не могу жить без тебя, даже если бы и захотел - а на самом деле я никогда этого не хотел. Если ты согласишься выйти за меня замуж, то сделаешь меня очень счастливым. Прошу тебя, Джилли. - Кит наклонился и поцеловал ее в губы. Она обвила его шею руками и ответила поцелуем.
- Да, Кит, - сказала она, когда он ее отпустил. - Двойное "да". "Да" в кубе. "Да" по максимуму. Когда?
- Скоро. Когда пожелаешь. Все зависит от тебя. Я немедленно сделаю все необходимое.
- Все о'кей. - Джилли, как при молитве, подняла глаза к потолку. Пошли, я провожу тебя назад, в офис. Кажется, я уже очень давно не встречалась с Хенком.
Кит протянул Джилли ее сумочку и пошел с ней к дверям.
- Этот магазин очень велик. Как ты хочешь его назвать? Лавка "У Джилли номер два"?
Или "Сын и дочка Джилли"?
- Я подумывала назвать его "У Мейбл", ответила она.
- Хорошая мысль. Кстати, это могло бы стать очаровательным именем для нашей дочери. - Кит закрыл за собой дверь пустого магазина и, взяв Джилли за руку, повел ее по улице к своему офису.
- Дочь? - Она пихнула его локтем в бок. Ах да, те знаменитые дети, которых мы то ли собирались заводить, то ли не собирались. - (Кит скорчил ей смешную гримасу.) - Пожалуйста, - сказала она, - давай не будем слишком спешить. - Она наклонила голову набок. Эх! Мейбл - слишком уж странно, таинственно. Все детишки будут ее дразнить. Как насчет Бранди?
- Забавно. - Кит усмехнулся. - Знаешь, начнем, пожалуй, с кошки. Ведь в каждом магазине должна быть кошка.
Он вдруг остановился. На него с ходу налетела одетая в матросский костюмчик женщина с сотовым телефоном.
- Идиот, - громко бросила она, - смотри, куда идешь.
Кит не обращал внимания ни на нее, ни на окружавших их людей, ни на небоскребы, ни на светофоры, ни на движущиеся машины. Он подхватил Джилли на руки и понес, а потом закружил ее так, что у нее перехватило дыхание и все поплыло перед глазами. Она уронила сумочку. Ее левая туфля слетела с ноги. Смеясь, Джилли сбросила вторую туфлю и подняла вверх босые ступни.
Торжествующий, улыбающийся Кит держал ее на руках. Джилли могла поклясться, что на мгновение в его красивых серых глазах блеснула слеза.
Эпилог
Все в Ки-Уэсте сошлись во мнении, что "Дом влюбленных" никогда не был таким красивым, как теперь. И никогда не имел лучших владельцев.
Разве можно выбрать лучший день для своей свадьбы, решили Джилли и Кит, чем дата годовщины свадьбы Лавинии и Сэма и торжественного открытия отремонтированного и обновленного отеля "Дом влюбленных" с завтраком, включенным в стоимость проживания?
Двенадцатого ноября, в сумерки, к блестящей парадной двери гостиницы начали прибывать гости. Стены в доме были расписаны сияющими свежими розами, барвинками и пейзажами с водой. Старинные медные канделябры, водопроводные краны, дверные ручки сверкали зеркальным блеском. В окнах виднелись новые белоснежные кружевные занавеси. В интерьере была воссоздана гармоничная обстановка традиционного респектабельного отеля.
В серебряных ведерках со льдом ждали своего часа бутылки с шампанским. В вазах стояли букеты цветов, а в центре изысканно сервированного свадебного стола стоял только один большой розовый бутон, ради такого случая украденный Китом Мелоуном из сада доброго соседа Джилли, живущего через два дома.
В честь своей деятельности в качестве одного из самых успешных в Майами трастовых менеджеров Кит Мелоун надел безукоризненный черный галстук. А в качестве совладельца отеля в Ки-Уэсте, и, следовательно, пляжного бездельника, он надел широкий шелковый кушак с изображениями пальм и тропических рыб. В левом ухе у него красовалась маленькая золотая сережка.
На Джилли Сандерсон было гипюровое платье, расшитое мелкими жемчужинами, перламутрово-розового цвета. Сережки с опалами и бриллиантами в точности повторяли свадебное кольцо из фамильных драгоценностей Мелоунов.
Ни Джилли, ни Кит вначале не помышляли о пышной, многолюдной свадьбе. Но потом они решили, что проявят неблагодарность, если не позволят сыграть почетные роли на свадебной церемонии всем друзьям, по мере сил помогавшим развитию их романа. Бенджамин Ноулес, удовлетворенный благополучным завершением истории с неортодоксальным завещанием Лавинии, совершил короткое богослужение. Хенк Вейнстейн и трое парней из волейбольной команды исполняли обязанности шаферов, а Белл Линкольн, находившаяся на пятом месяце беременности, и Маргарет Грир были подружками невесты. Миссис Роузен принимала участие как посаженая мать, а сверкающий глазами Ангус Макферсон был посаженым отцом.
Лавиния и Сэм Мелоуны одобрительно улыбались с большого портрета, висевшего над столом в гостиной.
В девять тридцать Кит, поймав взгляд Джилли, многозначительно поднял бровь и мотнул головой в сторону сада.
Воздух Ки-Уэста был влажным и ароматным. Прохладный бриз шевелил ветки с благоухающими цветами. Кит преднамеренно оставил сад немного разросшимся, поэтому он все еще казался романтичным и уединенным.
Кит повел новобрачную к отдаленной скамейке в гуще деревьев и посадил себе на колени. Над их головами испускали нежный аромат ветки мимозы и раздавались трели певчих птиц. Над самыми верхушками деревьев висела круглая желтая луна.
- Привет, муж, - сказала Джилли.
- Привет, жена, - ответил Кит. - Почему-то мне кажется, что я не видел тебя несколько лет.
Джилли прижалась к груди Кита.
- Я не могу решить, который из эпизодов церемонии мне понравился больше: когда Бен Ноулес забыл слова свадебного обряда или когда дети Белл решили на завтрак съесть розовые лепестки.
- Эй, - произнес Кит, - а как насчет того эпизода, когда я сказал, что буду любить и оберегать тебя, пока смерть не разлучит нас?
- Ах, это. - Джилли улыбнулась, глядя в его выразительные серые глаза. - Я думала, что заплачу или упаду в обморок. Я так сильно дрожала, что боялась не удержаться на ногах.;
- Знаю, я и сам начал немного трястись, - согласился Кит. - И очень здорово получилось, что как раз в этот момент Нед начал чихать, иначе я бы не сумел сохранить свое обычное мужское хладнокровие.
- Это хорошо. Как я всегда говорила, мужского хладнокровия бывает ровно столько, сколько может выдержать женщина.
- Я вовсе не призывал тебя выражать это в такой любезной форме. Однако давай поговорим серьезно, душа моя, - сказал Кит, сорвав роскошный цветок китайской розы и заложив его за ухо своей жены. - Помоги мне вспомнить, когда именно мы с тобой решили пригласить на торжество все население южной Флориды?
- Могу тебе намекнуть, - дразнящим тоном сказала Джилли, прильнув к его плечу. Его рука ласково поглаживала ей волосы. - Это было как раз в тот момент, когда моя голова лежала на твоей груди.
- Ага, опять я виноват. Проследи, пожалуйста, чтобы я никогда не принимал важных решений в такие моменты.
Джилли повернула голову и заглянула ему в лицо.
- Я люблю тебя, Кит.
- Я тоже тебя люблю, моя красавица. - Он нежно поцеловал кончик ее носа, подбородок, украшенное цветком ухо. - Я люблю также всех и каждого по отдельности наших гостей, но как ты думаешь, если я дерну за рукоятку сигнала пожарной тревоги, они наконец разойдутся по домам?
- Сомневаюсь. Однако я полагаю, что если мы осторожненько откроем кухонную дверь, проберемся на заднюю лестницу и тихо-тихо по ней проползем наверх, а потом проскользнем в одну из пустых спален, то никто ничего не заметит.
- А Лавиния одобрила бы нас за то, что мы уползаем заниматься любовью в разгар торжественного приема по случаю открытия гостиницы? - Кит смотрел на свою жену, восхищаясь ее красотой. - Ведь это не слишком приличное поведение?
- Разве ты не помнишь, она терпеть не могла приличного поведения. Готова поспорить, она была бы разочарована, если бы мы этого не сделали, сказала Джилли, беря мужа за руку.
Они оглянулись на гостиницу. "Дом влюбленных" искрился светом, окруженный волнующими ароматами южной ночи.
- Знаешь, Джилли, дорогая моя, думаю, ты права, - сказал Кит, и они на цыпочках бесшумно вошли в дом.




Читать онлайн любовный роман - Такое жаркое лето - Скотт Сюзанна

Разделы:
скотт сюзанна

Ваши комментарии
к роману Такое жаркое лето - Скотт Сюзанна



нормальная короткая история
Такое жаркое лето - Скотт СюзаннаМарина
22.10.2013, 8.16





"Амебная" книга. Встретились, полюбили, чуток поссорились, через два дня помирились, поженились. Конец.
Такое жаркое лето - Скотт СюзаннаКсения
21.07.2014, 13.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100