Читать онлайн Сумеречная роза, автора - Скотт Аманда, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сумеречная роза - Скотт Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сумеречная роза - Скотт Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сумеречная роза - Скотт Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Аманда

Сумеречная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Как только они оказались в крошечной спальне наверху, Элис шепотом спросила Джонет:
— Где его светлость? Ему удалось уйти незамеченным?
— Да, — ответила Джонет, — через сад, вместе с Дэйви. Валлиец не должен знать, кто он такой. И Хью тоже.
— Клянусь, они никогда и не узнают! — с жаром согласилась Элис. Сэр Николас или Хью не смогли узнать Ловелла, а теперь он уже далеко, но вдруг она вспомнила, что забыла предупредить Йена ничего не говорить о незнакомце, которого он видел, когда они вернулись из церкви, незнакомце, который таинственным образом исчез.
Теперь уже поздно что-либо предпринимать. Сэр Николас в холле нетерпеливо поджидал их. Он приказал двум солдатам забрать багаж и пригласил женщин снова пройти в гостиную, где как бы ненароком спросил:
— Огонь теперь горит гораздо веселее, правда, мадам? Что-то в его голосе заставило Элис посмотреть на него настороженно.
— Вроде бы да, сэр.
— Вы должны отругать своего слугу за небрежность, когда он вернется, — заявил он. — Когда он придет, как вы думаете?
— Я… я не знаю, сэр.
— Странно, — поморщился он. Пристально посмотрев на Элис, он осведомился:
— Как его зовут, мадам?
Элис замерла от страха, чувствуя, как кровь отлила от щек, надеясь только, что он не заметит ее бледности. Он из тех, кто все замечает. Она выпалила первое имя, которое пришло в голову:
— Его зовут Питер, Питер Фэрберн.
После минутной паузы он спокойно посмотрел ей в глаза:
— Очень неразумно лгать мне, mi geneth.
Она знала, но не могла же она предать Ловелла. И не могла больше подвергать опасности Джонет и ее родных, потому что, позволив Элис встретиться с виконтом под своей крышей, они ужасно рисковали. Наконец, не в силах больше выносить проницательного взгляда сэра Николаса, она пробормотала угрюмо:
— Я признаюсь, сэр, что говорила не правду, но не могу сказать большего.
— ^Известно, что объявленный вне закона Ловелл сейчас в Йоркшире, — произнес он тем же спокойным, зловещим тоном.
Наступила тишина, и когда дверь в гостиную открылась, Элис повернулась, чтобы посмотреть на вошедшего. Хью, который медленно окинул их взглядом, доложил:
— Ребята готовы, Ник.
Когда сэр Николас наконец отвел взгляд от Элис и кивнул, она облегченно вздохнула. Сейчас он отстанет от нее, зная, что она ничего не скажет о Ловелле.
Хью осведомился у Джонет:
— Вы возьмете меня под руку, мистрис Хокинс?
Джонет ответила ему злым взглядом и не пошевелилась, а Элис пролепетала:
— Боюсь, у нас нет лошадей, сэр Николас.
— А как же вы добрались сюда, на север, мадам?
— С актерами, сэр, с теми, что выступали перед королем и леди Элизабет в Вестминстере.
— Принцессой Элизабет, — укоризненно поправил он.
— Да, сэр.
— Ваши актеры — сторонники Йорков?
— Нет, просто актеры. Йен знает одну из женщин. Мы путешествовали с ними, шли пешком или ехали на их мулах или лошадях, даже иногда в их повозке, хотя в ней ехать ужасно неудобно.
— Мне трудно поверить, что вы по своей воле выбрали такой способ передвижения, мадам, и такую низкую компанию. Я должен поговорить с Йеном о его слабости к женским уловкам. Вам не пристало путешествовать таким способом.
Она улыбнулась:
— Воистину, сэр, я могу приспособиться к чему угодно, если сильно чего-то хочу. И говоря по правде, актерам со мной пришлось несладко, потому что мне, к сожалению, не хватает умений, необходимых для такой жизни. Но они проявляли ко мне доброту и услужливость, хотя наверняка часто желали, чтобы дьявол, который принес меня на их голову, унес меня обратно.
Сэр Николас отвернулся, скрывая внезапную усмешку в глазах, затем вышел.
Хью опять обратился к Джонет:
— Ты слишком молчалива, моя маленькая мисс. Я бы предпочел слышать мелодичное щебетание твоего чарующего голоса.
— Если тебе нужен шум, Хью Гауэр, — огрызнулась Джонет, поворачиваясь к нему спиной, — тогда сунь голову в котел и попроси кухарку колотить по нему ложкой.
Выйдя за Джонет в холл, Элис позвала:
— Сэр Николас!
Он обернулся. Смешинки исчезли из его глаз.
— Что еще?
— Лошади, сэр. Я же вам сказала, у нас их нет.
— Лошадей для вас, мадам, у нас в изобилии. Я позаботился о них заранее, чтобы не оставить вам шанса волноваться. — Он резко повернулся и пошел вперед.
Путешествие на юг нельзя было назвать приятным. Ни плохая погода, ни ужасное состояние дорог не могли улучшить настроение сэра Николаса. Ночи они проводили на церковных подворьях. Снег больше не шел, но температура оставалась низкой, и лошади либо скользили на льду, либо чавкали по грязи.
Джонет не любила путешествовать, и Элис знала, что только преданность госпоже удерживает ее от высказывания своего недовольства вслух. Лишь четки успокаивали ее. Элис начинала чувствовать себя виноватой каждый раз, видя, как Джонет тянется за ними. Хью ехал рядом, стараясь предупреждать возможные трудности, но Джонет продолжала давать отповедь его нахальным комплиментам, а то и просто не обращала на него внимания.
Элис часто ловила себя на том, что вспоминает их прошлую поездку с сэром Николасом. Она значительно отличалась от нынешней. Интересные разговоры, которые она вели по дороге, рассказы сэра Николаса о себе и об Уэльсе приходили ей сейчас на память. Тогда Мерион казался человечным, не таким отстраненным и раздражительным, как сейчас. Время от времени она ловила на себе его задумчиво-печальный взгляд, и перед ней возникала короткая вспышка веселья, которую она видела в его глазах совсем недавно. Сейчас его невеселый и задумчивый взгляд становился резким и неприветливым, когда он замечал, что она наблюдает за ним. Он крайне редко ехал рядом с ней, а поскольку Джонет ясно дала понять, что не желает ехать рядом с Хью, им пришлось ограничиться разговорами друг с другом и иногда с Йеном.
Во дворце в Гринвиче Элис сразу же отослали на дамскую половину, где их с Джонет встретила леди Эмлин Лейси.
В резкой высокомерной форме пышнотелая дама сообщила Элис, что она должна оставаться в своей спальне, пока король не захочет увидеть ее.
— Я проведу вас туда и прослежу, чтобы вам в помощь назначили горничную. Я рада видеть, что вы привезли с собой хотя бы одну собственную служанку.
— Это Джонет Хокинс, леди Эмлин, — представила Элис свою Джонет. — Я не должна прислуживать ее высочеству?
— Нет, пока король не поговорит с вами, — ответила леди Эмлин. В ее голосе слышалась нотка, которую Элис не смогла разгадать и испугалась, подумав, что ей, вероятно, предстоят более серьезные неприятности. Однако она не решилась задавать вопросы. Сразу после ухода леди Эмлин в крошечную спальню проскользнула Мэдлин. Элис бросилась к ней.
— Мэдлин, я в такой немилости! Может, лучше, чтобы тебя не видели в моем обществе?
— Напротив, — улыбаясь, ответила Мэдлин. При виде Элис в полном замешательстве эта улыбка исчезла. — Ты же не знаешь!
— Не знаю чего? Что случилось?
— Твой брат, Элис. Он… — Она умолкла и заглянула в лицо Элис, как будто хотела по нему прочесть ее чувства. — Ты очень сильно любила лорда Вулвестона?
— Да я почти не знала его, — ответила Элис. — А после того как он отнесся ко мне более чем равнодушно, у меня вообще не осталось любви. Но почему ты сказала «любила», как будто он… Господи помилуй! Ты хочешь сказать…
— Он умер, Элис, умер. Неизвестно как, но некоторые подозревают убийство. Он был жив-здоров и вдруг умер, как будто заразился той лихорадкой, но за прошедшие месяцы больше никто не умер, и у него тоже не обнаружилось никаких симптомов той болезни.
— А какие у него были симптомы?
— Да никаких. Говорят, он упал где стоял, в зале среди других придворных, его кружка эля упала рядом с ним, а он стонал и корчился, пока не умер.
Элис открыла рот от изумления.
— Яд?
— Говорят, нет, потому что змеиный язык, помещенный в кружку, из которой он пил, ничуть не изменился.
Элис больше доверяла жабьему камню, который изменяет цвет и становится горячим при соприкосновении с ядом. Кусочек рога единорога, на самом деле рога нарвала, употребить, пожалуй, даже лучше, потому что нейтрализует любой яд, но она знала, что в настоящее время в моде змеиный язык. Один такой, оправленный в серебро, украшал солонку, которая всегда стояла на столе короля.
Она долго молчала, пытаясь почувствовать скорбь о родном брате. Внезапность смерти Роджера оглушила ее. По характеру холодный и сдержанный, он больше походил на ее родителей. Она никогда не видела, чтобы он хлопал друга по плечу или смеялся, как часто делали мужчины рода Плантагенетов. Роджер никогда не обнимал и не целовал женщин своей семьи, да и вообще никаких женщин. Она не могла сказать, что любила его, но он был последним из ее близких родственников. Теперь она одна во всем мире, лишенная всего.
— Что же будет со мной? — произнесла она вслух. — Теперь я просто превратилась в пешку Стэнли, и больше ничего. Мэдлин покачала головой:
— Не знаю, что король собирается делать, но знаю точно, что Стэнли недовольны таким поворотом событий. Ты теперь богатая наследница, Элис.
— Наследница?
— Да, всего имения Вулвестон и богатств твоего отца к тому же. Король вернул все твоему брату, а ты его ближайшая родственница. Титул передать некому, но состояние твое, и говорят, оно очень большое.
Элис изумленно уставилась на нее. Она никогда особенно не задумывалась о материальной ценности своего отца или брата. А если и думала, то только об имении Вулвестон и рентах, которые должны замку его арендаторы.
— Разве Вулвестон такой доходный? — осведомилась она. Мэдлин пожала плечами:
— Похоже, наш покойный король сделал твоего отца смотрителем восточных портов, и доходы от его должности текут прямо в сундуки Вулвестона. Ты не знала? А еще говорят о множестве деревень, которые стали частью имения во время правления короля Ричарда. Известие о ценности поместья очень удивило многих. Забавно, слухи начали распространяться буквально за день или два до смерти лорда Вулвестона.
— Я не знала. Деньги были всегда, но я никогда не задумывалась об их источнике. И никогда не подозревала, что их так много.
Глаза Мэдлин блеснули.
— Тебе будет интересно узнать, что сэр Лайонел Эверингем возобновил свои притязания на твою руку.
— Но меня должны обручить с…
Мэдлин развела руками.
— Я же говорила тебе, все Стэнли ворчат, как будто черт насыпал им золы в кашу. Говорят, что король не хочет, чтобы богатства собирались всего в нескольких семьях, как раньше. По его мнению — по крайней мере так говорят дамы, получившие сведения от своих мужей, — Ричард совершил роковую ошибку, позволив Перси, Стэнли и другим набрать такую силу. Генрих намеревается рассеять состояния, наградив своих самых верных последователей. Многие удивлены, что он просто не конфисковал полностью земли йоркистов и не раздал их своим фаворитам. Однако говорят, что он очень практичный и не хочет обидеть северян. Таким образом, — она помолчала с многозначительным видом, — он хочет использовать институт брака, чтобы внедрить своих валлийских фаворитов и лордов-южан на север, тем самым они получат свои награды, не вызвав ничьего возмущения.
Элис задумчиво молчала. Она взглянула на Джонет, но ее лицо ничего не выражало. Вспомнив замечание Мэдлин о сэре Лайонеле, Элис заверила:
— Тюдор никогда не выдаст меня за йоркиста, такого, как Эверингем.
— Нет, — согласилась Мэдлин, — но, послушав, что говорит сэр Лайонел, никто бы и не подумал о его сочувствии йоркистам. Он теперь, по его собственному утверждению, самый верный сторонник короля.
— Он не кто иной, как очередной перевертыш, и я откажусь даже слово сказать с ним, — твердо уведомила Элис.
— Я уверена, что тебе не позволят выбирать, — предположила Мэдлин. — Король не ищет чужих советов в политических делах, но ты можешь не бояться брака с сэром Лайонелом Эверингемом. Он не ходит в королевских фаворитах.
Образ одного из фаворитов короля промелькнул в голове Элис, вызвав незнакомые ощущения, которые она не хотела анализировать и постаралась поскорее забыть. Раз Тюдор мог приказывать все, что пожелает, она не сможет противодействовать ему, и никто ее не поддержит. Жаль, подумала она, что, будучи такой богатой, как утверждала Мэдлин, она не имела ни денег в кошельке, ни власти, которую огромное богатство дает любому, но только не незамужней девушке. Иметь право решать самой свое будущее — чувство такое же пьянящее, как крепкое вино или свобода, хотя она и понятия не имела, что делала бы с ним.
Приказание явиться к королю пришло после обеда, и к тому времени ее любопытство еще больше возросло. Мэдлин в свободное время собирала все сплетни двора. Одну из них она поведала Элис, и заключалась новость в том, что Элизабет носит ребенка Тюдора. Другая новость сообщала, что в качестве жениха рассматривается каждый из ближайших сподвижников Тюдора. Комментарии Мэдлин, содержательные и забавные, не вызывали у Элис желания узнать больше. В любом случае ей все равно, какого мужа выберут для нее, по крайней мере так она говорила своей подруге. Но когда леди Эмлин пришла к ней с приказом немедленно собираться на аудиенцию к королю, ей вдруг стало трудно дышать и говорить.
— Не стой с открытым ртом, дитя, — резко приказала придворная дама. — У тебя едва хватит времени. Эй там, женщина, принеси лучшее платье своей госпоже, а вы, мистрис Фенлорд, пошевеливайтесь-ка и помогите нам. Последние два часа я все гадала, где вы скрываетесь.
Мэдлин проигнорировала ее и с тревогой обратилась к Элис:
— Может, мне послать за элем или вином? Ты побелела как снег.
— Ей нужно не вино, а румяна, — заявила леди Эмлин. — Принесите их скорее, потому что она не должна показываться такой бледной перед его королевским величеством, а то он сочтет ее больной. — Леди Эмлин отвергла как неподходящее первое платье из розового бархата, вышитое золотой нитью, которое ей показала Джонет. — Лучше бы, мистрис Хокинс, напомнить его величеству о ее недавней тяжелой утрате, — подсказала она. — У нее нет ничего более темного, но в то же время элегантного?
— Есть, — ответила Джонет, возвращаясь к гардеробу с платьями Элис и доставая темно-серое парчовое платье с неаполитанскими кружевами. — Такое подойдет, миледи?
Леди Эмлин кивнула:
— Есть у нее серебряный пояс, чтобы надеть вместо золотого с камнями, что на ней сейчас?
Джонет хотела кивнуть, но Элис, достаточно наслушавшись разговоров о себе как о пустом месте, твердо заявила:
— Я надену золотой — подарок от очень дорогого мне человека. Принеси мое жемчужное ожерелье, Джонет, — быстро добавила она, боясь, что леди Эмлин начнет допытываться, кто подарил ей пояс, а потом, узнав, что Анна, категорически запретит надеть его.
Леди Эмлин, однако, поджала губы, посчитав ниже своего достоинства спорить. Пока Элис одевалась, она больше не сказала ни слова. Но когда Джонет заплела ее волосы, чтобы спрятать их под вуаль, леди Эмлин вмешалась снова.
— Оставь их свободными, — посоветовала она. — Его величество предпочитает видеть волосы девушек распущенными. Черного кружевного чепца под цвет отделки ее платья будет достаточно.
Наконец Элис последовала за пышной дамой в аудиенц-зал. Ее сердце билось сильнее с каждым шагом. Что-то ее ждет при встрече с королем?! Хотя он и изменил мнение насчет ее обручения с лордом Брайерли, но наверняка будет недоволен ею и может, если захочет, сделать ее жизнь бесконечным страданием.
Когда стражники открыли двери, в покоях короля она увидела много людей, все в богатых одеждах, болтающих и смеющихся. Рядом с королевским помостом играл квартет скрипачей, тут же слышался женский смех и раздавались мужские голоса, требующие вина. Везде сновали слуги, разливая вино в золотые кубки и разнося на золотых тарелках засахаренные фрукты. Трубы герольдов возвещали, что готовится сервировка ужина.
Ковровая дорожка от дверей к помосту в самом центре длинного прямоугольного зала оставалась свободной, и леди Эмлин, задержавшись на пороге, приказала Элис:
— Идите впереди меня, пожалуйста. Король ждет.
Сделав глубокий вдох, Элис повиновалась и пошла, глядя сначала себе под ноги, пока не поняла, что шум в зале стихает. Взглянув по сторонам, она увидела, что люди вокруг прекращают свои разговоры, чтобы посмотреть на нее. С каждым ее шагом окружающие замолкали. Тогда она подняла глаза, чтобы посмотреть прямо на короля, едва сдерживая страх. И тут она увидела, что рядом с Тюдором сидит Элизабет.
Как обычно, красивое лицо принцессы оставалось спокойным, но Элис взглянула ей в глаза и увидела в них триумф. Был ли ее взгляд вызван мыслью Элизабет, что она носит королевского ребенка, или тем, что она знает и одобряет решение короля относительно ее судьбы, Элис не знала. Но одно было ясно: такой взгляд Элизабет не предвещал ничего хорошего. В зале воцарилась тишина. Она слышала звон позолоченного зеркальца на поясе леди Эмлин, которая подошла и встала рядом с ней.
Королевский шут в пестрой одежде и шляпе с колокольчиками, нахлобученной поверх его выкрашенных в оранжевый цвет кудрей, сидел на краю помоста у ног своего хозяина. При приближении Элис он вскочил, прошелся колесом и, указывая на нее, расхохотался и пропел насмешливо:
Тра-ля, тра-ля-ля!
Крошка Элис удрала.
А куда сбежала Элис?
Она убежала на север.
Улыбаясь в ответ на смешки присутствующих, он приставил палец к носу и продолжал в том же духе:
Тра-ля, тирли-бом!
Крошка Элис воротилась.
Поклонится или нет
Йоркистка пред Тюдором?
Элис, почувствовав предательский румянец на щеках, постаралась не обращать внимания на него и на смешки вокруг и присела в глубоком реверансе. Когда шут расхохотался снова, она подняла глаза, чтобы встретиться с взглядом короля. Не смея долго смотреть ему в глаза, чтобы он не счел ее взгляд вызовом, она снова опустила глаза.
Тут шут продекламировал нараспев:
Простофиля-воробей
Уселся на шест.
Вправо-влево
Кланялся,
Без головы остался.
Взрывы смеха в толпе придворных оборвались, будто кто-то обрубил их ножом, и Элис, покраснев до корней волос, снова подняла глаза и увидела, что Генрих перевел взгляд на шута. Король не сказал ни слова, только посмотрел на него, но, бешено звеня бубенчиками, шут бросился к царственным ногам.
— Пощади бедного Тома Блэколла, хозяин! Его язык убежал от его мозгов!
— Прочь с наших глаз, Том Блэколл, твои слова докучают нам, — тихо произнес король. Когда шут, не смея больше говорить, убежал, Генрих обратился к Элис:
— Встаньте, леди Элис. Кривлянье Тома Блэколла часто забавляет нас, но он оскорбил наши чувства намеком на вашу недавнюю утрату. Мы молим Господа взглянуть милосердно на вас в вашем горе.
— Благодарю вас, ваше величество, — пробормотала Элис, послушно поднимаясь. Она радовалась, что он отослал шута, но больше всего она хотела, чтобы сам Генрих взглянул на нее так же милосердно, как он просил Бога, и чтобы он говорил с ней в более приватной обстановке.
Король долго задумчиво смотрел на нее, а потом произнес:
— Вы решили не выходить за нашего кузена Стэнли?
Элис вспыхнула:
— Я умоляю вас о прощении, сир! Я поступила ужасно…
— Воистину вы сказали правду. Но обстоятельства изменились, и мы больше не желаем видеть вас замужем за ним. Нас не устраивает видеть имение Вулвестон добавленным к сундукам Стэнли. Ваше будущее лежит в другом месте, леди Элис, и мы уверены, что на сей раз вы не станете сопротивляться нашему приказу.
— Н-нет, сэр, — ответила она, гадая, почему у нее мурашки бегут по спине, если он не угрожает ей и даже не выказывает особого недовольства ее поступком. Само его спокойствие тревожило того, кто знал приступы гнева короля Эдуарда Плантагенета, более спокойное, но не менее зловещее недовольство его брата Ричарда и в равной степени беспокоящие настроения сэра Николаса Мериона. Казалось, в Генрихе не было страсти, только неуловимая напряженность в поведении, которая ставила Элис в тупик и пугала. Она считала его безжалостным человеком, который не позволяет себе ни эмоций, ни иллюзий.
Он встал, и Элис невольно шагнула назад, наступив на свой подол, но удержалась на ногах.
Король улыбнулся. Его улыбка оказалась необыкновенно приятной, она привнесла живость в его орлиные черты и осветила лицо. В его глазах заплясали искорки, в первый раз он выглядел дружелюбным, даже веселым, и Элис начала понимать, почему люди следовали за ним. Мгновение он смотрел мимо, потом снова перевел взгляд на нее.
Элизабет тоже встала, улыбаясь кому-то позади Элис, и Элис захотелось обернуться.
— Леди Элис, — произнес Генрих, — вот один небезызвестный вам человек, который заслуживает нашей благосклонности и покровительства.
Сердце Элис перестало биться. Вдох застрял где-то в горле. Хотя она и слышала движение и любопытный шепот вокруг нее, она осмеливалась смотреть только на ноги короля на покрытом ковром помосте. Она постаралась вдохнуть медленно и спокойно, как ее учила Анна.
Голос короля зазвучал снова, ей показалось, как будто он говорил откуда-то издалека:
— Сэр Николас из валлийского дома Мерионов, выйдите вперед.
Элис покачнулась и упала бы, если бы сильная рука не подхватила ее под локоть. На мгновение она подумала, что это рука сэра Николаса, пока резкий голос леди Эмлин не раздался в ее правом ухе:
— Соберись, девочка! Ты хочешь опозорить себя перед всем двором?
Элис выпрямилась, но не стала оборачиваться, чтобы посмотреть, выполнил ли сэр Николас королевский приказ. Взглянув на короля, она увидела, что тот невероятно доволен собой.
Сэр Николас поклонился.
Генрих улыбнулся ему.
— Мы рады рекомендовать нашу подопечную как достойную невесту, сэр. Что скажете вы?
Сэр Николас молчал так долго, что Элис, вдруг возмутившись, повернулась и зло посмотрела на него. Он не обратил на нее внимания, но она узнала знакомый блеск в его глазах, когда он сказал королю:
— Подозреваю, что вы делаете мне не большую услугу, сир. Она уже заставила меня прочесать вдоль и поперек всю Англию.
Элис услышала позади испуганный вздох. Кажется, сэр Николас перешел границы, но усилившийся блеск в глазах короля доказал, что он хорошо знает своего господина.
Генрих поддержал своего любимца:
— Хорошо, что она дала вам возможность увидеть просторы Англии, сэр, а брак с ней пойдет вам во благо в других вопросах. Жаль, что мы отослали Тома Блэколла, иначе он мог бы перечислить их для нас.
Среди собравшихся раздались смешки, и Элис почувствовала, что ее щеки пылают огнем. Она не смела ни на кого поднять глаза. Сэр Николас невозмутимо заключил:
— Нужно надеяться, что грядущие блага перевесят проблемы, сир.
— Ручаюсь, вы знаете, как справиться с девицей, — напутствовал Генрих и добавил громче, более официальным тоном:
— Дело здесь не касается близкого родства, но вам обоим требуется особое разрешение венчаться вне вашего прихода, поэтому наше решение таково: вы будете венчаться по особому патенту. Наш королевский священник исполнит обряд обручения перед ужином, а свадьба будет в воскресенье симнелей.
Меньше чем через две недели, осознала Элис. Ее мысли закружились, а колени вдруг стали слишком слабыми, чтобы поддерживать се. Материнское воскресенье с его симнелями — маленькими кексами с изюмом, — которые по обычаю ели в этот день, считалось долгожданным в середине длительного, сурового Великого поста. Однако сейчас она сомневалась, что будет ждать праздника с таким же нетерпением, как раньше. Под шум поднявшихся разговоров священник поспешно вышел вперед. Элис повернулась к сэру Николасу:
— Вы об этом еще пожалеете, сэр.
Склонившись ближе к ней, он возразил:
— Пожалуй, нет, малышка. И благодарите судьбу за то, что я не известил короля о вашей тайной встрече на севере с врагом короля — Ловеллом.
Элис потрясенно уставилась на него. Ей никогда не приходило в голову, что он может воспользоваться своей осведомленностью. Он мило улыбнулся ей в ответ и взял ее руку в свою.
Священник занял место перед ними.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сумеречная роза - Скотт Аманда



обалденный роман, советую почитать.
Сумеречная роза - Скотт Аманданаталья
25.11.2013, 7.04





интересно было читать.но,чего то не хватает,лично для меня.7 баллов.
Сумеречная роза - Скотт Амандачитатель)
14.03.2014, 20.08





У меня возникло двоякое отношение к этому роману. С одной стороны, вроде бы, все закончилось хэппи-эндом, как и положено в любовных романах. А с другой стороны во время чтения меня преследовало чувство разочарования и неудовлетворенности, и даже, может быть, горечи. Хотя, довольно сложно привести конкретные причины. Возможно, дело в том, что на протяжении всего повествования ггерой сердится, а ггероиня все время оправдывается. А еще, вероятно, в том, что героиня, все-таки,предала свои принципы и дочернюю любовь к королю Ричарду третьему. Но что меня привело в недоумение, так это то, что на смену Ричарду Йорку, согласно истории, пришел Генрих седьмой Тюдор, а его в книге, кроме одного раза, все время называли Гарри. Надеюсь это ляп переводчика, а не грубая ошибка автора. И, честно говоря, я в глубоком сомнении, не зная сколько поставить баллов. Думаю, что лучше ничего.
Сумеречная роза - Скотт АмандаНатали О.
15.12.2014, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100